Об игроке Карма Статистика Персонажи (31) Достижения (6) Сны

Писатель


Локация, где находится персонаж -

Имя:Писатель
Возраст:~24-26
Внешность:Англичанин. Глаза голубые, рост выше среднего - 180.
Дополнительная информация о персонаже:Просто писатель. И ничего другого.
Подпись:Писатель
Владелец: Персонаж принадлежит Люцифер Райзен
Статус: персонажу разрешено публиковать посты

Игровые Посты

Локации, где был персонаж

  Столик у входа  
  Столик у входа  
яой - Кондо Рин

Возраст: 26
Частный журналист, фотограф.

04-01 00:31

Рассуждая честно и без обиняков, Рин успел заскучать за время ожидания пацана и бурбона. Тоску на него наводил абсолютно безвкусный интерьер, а подогревала ее куда более безвкусная музыка. Для места, претендующего на статус элитного, здесь слишком плохой дизайнер и бездарный диджей. Так, по крайней мере, считал сам Кондо. Но он не был ни критиком, ни завсегдатаем подобных мест. Как прежде ему довелось задуматься и понять, он - всего лишь журналист, выполняющий свою работу.

Апрельская духота застигла его и здесь. Едва отложив телефон, Рин снял плащ, аккуратно сложил его рядом с собой, поверх него пристроил фуражку, и только затем расслабленно сел. В этот момент прыткий кельнер выскочил откуда-то со сторны, держа бутыль так цепко, будто она обладала уникальной прыткостью и непреодолимым желанием сбежать из его детских ладошек. Присмотревшись к глянцевой этикетке, Кондо понял, что название бурбона ему ни о чем не говорит. А вот мальчишка, пусть и старался виду не подавать, был переполошен. Даже легкую дрожь трудно скрыть.

- Прошу прощение за ожидание. Желаете еще что-нибудь? - вырвалось из юношейской груди с едва уловимым облегчением.

Первый день всегда тяжелый. Рину было наплевать на все, что могло подкосить паренька. Это ведь не его дело. Сохраняя прежнее хладнокровие и незабвенную улыбку, он пальцами пододвинул стакан к себе, гремя им как бы нарочито, дабы заглушить звуки музыки, собственно, не настолько громкие, насколько ему казалось, а бутыль взял в левую руку.

Заинтересовавшись описанием на обратной стороне бутыли, он кивнул и отпустил ребенка.

- Ступай. Счет принесешь позже.
  Лучший любовник хоста  
яой - Писатель

Возраст: ~24-26
Писатель



Вход в игру

Март был, пожалуй, самым узнаваемым месяцем во всем мире. Даже без подсказок случайный юноша мог ткнуть пальцем и разочарованно воскликнуть: "О, март!". Именно в этот период люди всех стран переживали ту отвратительную гормональную встряску, что постепенно погружала их в депрессию. Она не обошла стороной и вот как месяц прибывшего в Японию Джона Брайена - того, кто ненавидел март всеми швабрами своей души.

Наслышанный о красоте японской весны, он надеялся вновь обрести здесь второе дыхание, казалось, навсегда утраченное полгода назад. Но ни сказка, ни диво февраля и марта в стране вечной красоты не возвратили в его душу то желанное, томное, до безумия прекрасное чувство свободы и вдохновения, что всегда двигало им в работе. Он был словно иссушен, и чувствовал себя неопытным малолеткой, что только создавал иллюзию знания.

Если бы Джон спросил себя, что именно сподвигло его посетить местный квартал Красных Фонарей, в первую очередь он бы сказал: "Поиск". Он по опыту знал, в какие безумные места может привести человека хитрое Вдохновение.

Джон тогда этого не знал, но в квартал Кабуки его привел коварный заговор Вдохновения с Судьбой.

Зная о современной Японии достаточно, чтобы решиться на безумный отчаянный шаг, он первым делом посетил местный хост-клуб.

Как правило, именно в таких местах собиралась вся прекрасная половина мужского рода планеты. Женщины были склонны любить красивых и обольстительных молодых мужчин - именно таких, какие были нужны Джону для работы над очередным эротическим романом. Безусловно, опыта общения с ними у него не было, а Япония - страна, западные традиции в которой толком и не нашли себе места. Японцы не джентльмены, не рыцари и даже не английские кавалеры. Они потомки самураев, императоров и воинов.

Дзынь - отозвался на его прибытие дверной колокольчик.

Джон спустился вниз под кафе-бар. Вопреки его ожиданиям, хост-клуб оказался большим и уютным местом. Уже со входа можно было увидеть несколько частных кабинок в конце зала. Отсюда же он смог разглядеть присутствующих: юных дам и обхаживающих их хостов. Все как на одно лицо: такие же плоские щеки и выпуклые скулы, неестественно большие темные глаза и густые черные волосы. Даже минимальные знаки индивидуальности не дали ему признать местных японцев красавцами.

"Так я же парень. Мне по природе не положено заглядываться на других парней", - как-то неуверенно объяснился с самим собой Джон.

Пока он думал, к нему уже подскочила миниатюрная управляющая.

- Господин, чем мы можем Вам помочь? Позвольте сказать, что мужчины здесь пусть и редкие, но такие же желанные гости, как и женщины, - она максимально вежливо попыталась намекнуть ему на формат заведения, на что Джон лишь отвернулся, выискивая взглядом хоть кого-то, кто мог бы его зацепить:

- Я плачу любые деньги. Только найдите мне того, кто поможет мне найти вдохновение, - сухо ответил он на корявом японском.

Управляющая окинула его оценивающим взглядом, словно бы считывала с его внешнего вида финансы. Джон всегда старался выглядеть комфортно и просто, но не мог отказать себе в дорогой одежде. Даже серебряные швейцарские часы на левой руке смотрелись так же дорого, как и его не по-японски стильный прикид. Он терпеливо ожидал, наблюдая реакцию женщины. Тут она удовлетворено улыбнулась и подозвала к себе кого-то ранее не замеченного Джоном.

Это был мальчишка, ещё совсем ребенок. Едва ли он закончил университет. На порядок младше Джона,и дело было даже не в его азиатской крови. Глаза, которые смотрели на него, не принадлежали взрослому человеку.

"Акселерат?"

- Здравствуйте. Вы не хотели бы выпить… со мной?

Мягкий голос, такая же мягкая улыбка, приятный парфюм, обесцвеченные волосы. Весь вид хоста кричал о том, кто здесь король. Джон таких не любил. У таких альфонсов кроме их милой мордашки не было ничего. Но и выбирать Джон не умел.

- Зовите меня Писатель.