Об игроке Карма Статистика Персонажи (20) Достижения (1) Сны

Курт Миллер


Локация, где находится персонаж -

Имя:Курт Миллер
Возраст:22
Внешность:178. Немного худощавый, мышцы не столь заметны. Глаза голубого цвета, волосы блонд ниже плеч и почти всегда собраны в хвост. Правда часть из них выпускается, чтобы скрыть большой ожог у левого глаза. Брови тонкие, нос чуть длиннее чем у прочих, губы немного пухлые. Одеваясь в положенный строгий костюм на работе, в обычной жизни любит носить яркие и отчасти агрессивные вещи
Дополнительная информация о персонаже:Старается быть максимально неконфликтным, но получается из рук вон плохо из-за взрывного характера. Занимаясь любимым делом, может быть весьма усидчивым, отвлекаясь на что угодно в любом другом случае. Весьма любопытен и любит пробовать что-то новое что в экстриме, что в еде, что в выпивке. В университете начал курить и там же впервые попробовал "синтетику" и подсел на неё. Если от полезного с трудом, но все же смог отказаться (почти), то вот курить продолжает.
Подпись:Программист.
Владелец: Персонаж принадлежит Alan Letto
Статус: персонажу разрешено публиковать посты

Игровые Посты

Локации, где был персонаж

  Из зеркала  
яой - Курт Миллер

Возраст: 22
Программист.

21:10, 26 марта, 2016 года

Вход в игру

Что такое не везет? У каждого это происходит по своему и каждый с этим справляется по разному. И Курт тоже справлялся, даже когда сестра, достав дубликат ключей от ЕГО квартиры, вновь приходила чтоб поесть, поспать, забрать деньги «ведь мы семья», или переспать в каждом уголке квартиры с очередным «принцем». Хотя какой это может быть «принц», если уже стал третьим не то что полгода, а за чертову неделю. Он бесился, сжимал до скрежета зубы, пытаясь оттереть от столешницы на кухне следы любви, но терпел. Ведь эта была правда – у него из семьи осталась лишь сестра. Наверное поэтому он все равно пускал ее, даже если она стучала в 3 часа ночи. Наверное поэтому выслушивал ее почти всегда пьяные исповеди, хотя завтра было важное совещание. Наверное поэтому лишь закатывал глаза, убираясь в заблеванном туалете. Но он никогда не думал, что эта самая семья поступит с ним так и именно в такой момент.

Курт  закрыл лицо руками и стал тупо смотреть в потолок, сидя в пиджаке на полу собственной квартиры, прижимаясь спиной к креслу. Здесь царил хаос. Дверь была открыта на распашку. Пропали его коллекционные уменьшенные копии “Mercedes”, что были выплавлены из металла и расписаны вручную. Пропали старые часы, доставшиеся в наследство от деда. Пропали запасные телефоны. Пропала вся заначка. Но это не было воровство, нет. Это сделал человек, что точно знал, где все это находится. И словно в подтверждение этому с той стороны трубки, стоящей на автодозвоне, доносился сухой, безэмоциональный голос, повторяющий ненавистную фразу – «абонент не доступен». От этого предательства на душе было так погано, что хоть иди и вешайся. Да еще и все остальное. Это ж надо было в один день случиться!

Злобно ударив по спинке нив чем неповинного кресла, парень вцепился рукой в свои длинные блондинистые волосы, и до боли сжал их у висков, вырывая после волосы почти пучками. Встав с места, он не парясь о сохранности, швырнул пиджак на пол, стянул ненавистный галстук, отправив его туда же и пошел на кухню, доставая с заветной полки уже открытую бутылку “Jack Daniel’s”. Вернувшись в гостиную, он лишь теперь запер на все замки дверь в свою квартиру, и снова сел на пол. Правда в этот раз перед ростовым зеркалом, купленным на барахолке. Отсалютовав своему отражению, Курс расстегнул все пуговицы на рубашке и, открыв бутылку, начал пить прям так. Из горла. Да. Уж лучше напиться, чем поддаться соблазну достать порцию «химии», ведь нужно было лишь набрать номерок знакомого дилера.

- Сука, - проговорил он, сделав первый глоток, и закрыл глаза, чувствуя как алкоголь обжигает горло. – Какая же она сука. Причем не  сеструха. О нет. Она просто влюбчивая дурра. ДУ-РА. А вот эта… эта… эта просто сука. Прикинь? Встречалась с другим парнем. Вот уже, блять, 6 гребаных месяцев давала трахать себя другому кабелю. А ведь как маскировалась, а? «Я только тебя люблю», «ты мой единственный». А ведь я дурак верил. Может эта дурость у нас семейное, а?

Скзав последнее, блондин совершенно по глупому заржал, снимая резинку с волосы и запуская руки в грязные патлы. Если не дурость, то начальные признаки сумасшествия у него точно есть. А как еще объяснит его привычку говорить все, стоя перед зеркалом? Причем так искренне, будто на приеме у психолога. Хотя тут дело пахнет уже психотерпевтом. Однако ему нужно было выговориться хоть кому-то. Может даже молчаливому себе в отражении, что способен лишь повторять его движения. Другие вон на воду орут. Чем он тогда хуже? Ничем.

- А начальник? – продолжил блондин, после нескольких глотков. – Случайно попался на глаза его любовницы. Так эта шлюха стала мне глазки строить. Ревность видите ли вызвать у босса хотела. Он на нашу новенькую из айтишного отдела стал заглядываться. Хорошенькая она. Чистая и талантливая. Да вот одно плохо – рыжая, а на них у босса просто по щелчку готовность просыпается. Вот и решила удержать. А знаешь что он мне сказал? – спросил Курт о отражения и вновь засмеялся. – Нам уроды в фирме не нужны. А то, что тебе этот урод в прошлом квартале помог так прибыль поднять, что смогли долги закрыть ничего уже не значит да, козлина похотливая. Ненавижу тебя! Только и можешь, что через каждые 20 шагов останавливаться из-за отдышки. Жирдяй тупорылый.

Вновь умолкнув, парень поставил бутылку на пол и убрал волосы назад, смотря на свое отражение. Весьма приятное лицо, тонкие брови, длинный нос, чуть пухлые губы, большие голубые глаза. Его бы можно было назвать красивым и даже привлекательным. Еслиб не этот шрам от ожога, что был над левом глазом. Сморщенная розоватая кожа покрывала почти все пространство от глаза до уха и имела чуть овальную форму. Курт вначале стыдился этого шрама. Из-за этого то и отрастил длинные волосы. А после привык и даже гордился им. Даже девушка после просмотра нашумевшего фильма в шутку называла его «Дедпул». Бывшая девушка.

- А может я и правда просто урод, м? Да все говорят, что шрамы красят мужчину. Только по сути у этих шрамов отбор идет словно на «мисс вселенную». За то, чтоб этот день наконец-то закончился.

Подняв бутылку и снова отсалютовав ею, Курт закрыл глаза, и стал просто пить, не думая о последствиях. Ему просто хотелось нажраться так, что все станет фиалетово. А куда ему спешить? Работы нет. Девушку подвозить до универа не надо. Сестра не позвонит от очередного клуба с просьбой забрать. Вот она – Свобода. Живи и радуйся. Только вот эта свобода кончиться, стоит последнему центу пропасть из кошелька. Но все это после. Может завтра, а может и послезавтра он и подумает о том, где можно устроиться. Только вот на сегодня явно хватит черных мыслей. А то еще и руку на себя наложит.
  Из зеркала   
яой - Курт Миллер

Возраст: 22
Программист.

21:10, 26 марта, 2016 года

Вход в игру

Что такое не везет? У каждого это происходит по своему и каждый с этим справляется по разному. И Курт тоже справлялся, даже когда сестра, достав дубликат ключей от ЕГО квартиры, вновь приходила чтоб поесть, поспать, забрать деньги «ведь мы семья», или переспать в каждом уголке квартиры с очередным «принцем». Хотя какой это может быть «принц», если уже стал третьим не то что полгода, а за чертову неделю. Он бесился, сжимал до скрежета зубы, пытаясь оттереть от столешницы на кухне следы любви, но терпел. Ведь эта была правда – у него из семьи осталась лишь сестра. Наверное поэтому он все равно пускал ее, даже если она стучала в 3 часа ночи. Наверное поэтому выслушивал ее почти всегда пьяные исповеди, хотя завтра было важное совещание. Наверное поэтому лишь закатывал глаза, убираясь в заблеванном туалете. Но он никогда не думал, что эта самая семья поступит с ним так и именно в такой момент.

Курт  закрыл лицо руками и стал тупо смотреть в потолок, сидя в пиджаке на полу собственной квартиры, прижимаясь спиной к креслу. Здесь царил хаос. Дверь была открыта на распашку. Пропали его коллекционные уменьшенные копии “Mercedes”, что были выплавлены из металла и расписаны вручную. Пропали старые часы, доставшиеся в наследство от деда. Пропали запасные телефоны. Пропала вся заначка. Но это не было воровство, нет. Это сделал человек, что точно знал, где все это находится. И словно в подтверждение этому с той стороны трубки, стоящей на автодозвоне, доносился сухой, безэмоциональный голос, повторяющий ненавистную фразу – «абонент не доступен». От этого предательства на душе было так погано, что хоть иди и вешайся. Да еще и все остальное. Это ж надо было в один день случиться!

Злобно ударив по спинке нив чем неповинного кресла, парень вцепился рукой в свои длинные блондинистые волосы, и до боли сжал их у висков, вырывая после волосы почти пучками. Встав с места, он не парясь о сохранности, швырнул пиджак на пол, стянул ненавистный галстук, отправив его туда же и пошел на кухню, доставая с заветной полки уже открытую бутылку “Jack Daniel’s”. Вернувшись в гостиную, он лишь теперь запер на все замки дверь в свою квартиру, и снова сел на пол. Правда в этот раз перед ростовым зеркалом, купленным на барахолке. Отсалютовав своему отражению, Курс расстегнул все пуговицы на рубашке и, открыв бутылку, начал пить прям так. Из горла. Да. Уж лучше напиться, чем поддаться соблазну достать порцию «химии», ведь нужно было лишь набрать номерок знакомого дилера.

- Сука, - проговорил он, сделав первый глоток, и закрыл глаза, чувствуя как алкоголь обжигает горло. – Какая же она сука. Причем не  сеструха. О нет. Она просто влюбчивая дурра. ДУ-РА. А вот эта… эта… эта просто сука. Прикинь? Встречалась с другим парнем. Вот уже, блять, 6 гребаных месяцев давала трахать себя другому кабелю. А ведь как маскировалась, а? «Я только тебя люблю», «ты мой единственный». А ведь я дурак верил. Может эта дурость у нас семейное, а?

Скзав последнее, блондин совершенно по глупому заржал, снимая резинку с волосы и запуская руки в грязные патлы. Если не дурость, то начальные признаки сумасшествия у него точно есть. А как еще объяснит его привычку говорить все, стоя перед зеркалом? Причем так искренне, будто на приеме у психолога. Хотя тут дело пахнет уже психотерпевтом. Однако ему нужно было выговориться хоть кому-то. Может даже молчаливому себе в отражении, что способен лишь повторять его движения. Другие вон на воду орут. Чем он тогда хуже? Ничем.

- А начальник? – продолжил блондин, после нескольких глотков. – Случайно попался на глаза его любовницы. Так эта шлюха стала мне глазки строить. Ревность видите ли вызвать у босса хотела. Он на нашу новенькую из айтишного отдела стал заглядываться. Хорошенькая она. Чистая и талантливая. Да вот одно плохо – рыжая, а на них у босса просто по щелчку готовность просыпается. Вот и решила удержать. А знаешь что он мне сказал? – спросил Курт о отражения и вновь засмеялся. – Нам уроды в фирме не нужны. А то, что тебе этот урод в прошлом квартале помог так прибыль поднять, что смогли долги закрыть ничего уже не значит да, козлина похотливая. Ненавижу тебя! Только и можешь, что через каждые 20 шагов останавливаться из-за отдышки. Жирдяй тупорылый.

Вновь умолкнув, парень поставил бутылку на пол и убрал волосы назад, смотря на свое отражение. Весьма приятное лицо, тонкие брови, длинный нос, чуть пухлые губы, большие голубые глаза. Его бы можно было назвать красивым и даже привлекательным. Еслиб не этот шрам от ожога, что был над левом глазом. Сморщенная розоватая кожа покрывала почти все пространство от глаза до уха и имела чуть овальную форму. Курт вначале стыдился этого шрама. Из-за этого то и отрастил длинные волосы. А после привык и даже гордился им. Даже девушка после просмотра нашумевшего фильма в шутку называла его «Дедпул». Бывшая девушка.

- А может я и правда просто урод, м? Да все говорят, что шрамы красят мужчину. Только по сути у этих шрамов отбор идет словно на «мисс вселенную». За то, чтоб этот день наконец-то закончился.

Подняв бутылку и снова отсалютовав ею, Курт закрыл глаза, и стал просто пить, не думая о последствиях. Ему просто хотелось нажраться так, что все станет фиалетово. А куда ему спешить? Работы нет. Девушку подвозить до универа не надо. Сестра не позвонит от очередного клуба с просьбой забрать. Вот она – Свобода. Живи и радуйся. Только вот эта свобода кончиться, стоит последнему центу пропасть из кошелька. Но все это после. Может завтра, а может и послезавтра он и подумает о том, где можно устроиться. Только вот на сегодня явно хватит черных мыслей. А то еще и руку на себя наложит.