Об игроке Карма Статистика Персонажи (18) Галерея Достижения (4) Сны

Сириль Д. Аделард


Локация, где находится персонаж -

Имя:Сириль Д. Аделард
Возраст:24
Внешность:Рост 183см. Вес 76кг. Размер ноги 42. Длинные чёрные волосы с золотым отливом. Прямой нос. Светло-голубые глаза. Стройное подтянутое, отлично физически развитое тело. Цвета в одежде предпочитает тёмные: чёрные, фиолетовые, коричневые. Не расстаётся с меховой накидкой даже в тёплое время года. Любит рубины.
Дополнительная информация о персонаже:Лорд. Молод, горяч, красив, богат, садист, деспот
Подпись:???
Владелец: Персонаж принадлежит Фай
Статус: персонажу разрешено публиковать посты

Игровые Посты

Локации, где был персонаж

  Исповедь   
яой - Курт Реньяр

Возраст: 24

Замок лорда/вечер

Надежда. Сколь странное слово. И сколь странное у него значение. Эту самую надежду нельзя потрогать и увидеть. Но она живет в каждом человеке, скрашивая его жизнь. Даже его собственную. Пожалуй, лишь надежда на лучшее будущее и избавление от такого "подданства" помогала оставаться быть собой. Кем бы он был без этой надежды? Никем. Просто исполнителем, который живет этой жизнью просто потому, что жил и раньше. Черт, да он бы волочил совершенно жалкое существование. Поэтому... поэтому так не хотелось рушить тот воздушный замок, что был построен заключенным здесь юношей.

Реньяр чуть ли не сбился, когда услышал голос, подпевающий ему. Не спит, глупый. Чего же он боится? Неужели... того, что все пропадет? Немного улыбнувшись, мужчина коснулся одной руки двери, словно чувствуя, что юноша находиться именно там. Начав петь медленнее,Курт вскоре стал вставлять слова.
- Кузнецы своего счастья только мы. В наших силах воплотить в реальность сны. И не стоит забывать про те холсты Где пишем красками мы. Это небо бесконечно, но жизнь моя. Словно радуга сияет и любя Я дарю всем яркий свет своей души. Блеск моих глаз удержи. Живу, дышу, смотрю. Я радуюсь тому что я могу найти среди теней себя. И я хочу взлететь. А все кружит вокруг и жизнью пестрит планеты круг. Мне все говорит о том, что мир мой лучший друг.

Умолкнув, он отчасти усмехнулся. Эта песня... Такая светлая и по своему простая, но слишком много значащая для него. Ее Курт впервые услышал еще ребенком от барда в одной таверне. То был странный мужчина с изуродованным шрамами и ожогами лицом и очень грустными и холодными глазами. Уже позже он узнал, что игравший бард был долгое время в плену у врага. Это страшно, но он сохранил себя. Песней и надеждой. Пожалуй это и дало импульс Реньяру стать таким, какой он есть сейчас.

Отпустив мальчишку, Курт прислонился к двери и стал ждать. Он был готов к совершенно разным звукам но никак не к этому шепоту. Нахмурившись, он стал прислушиваться, но... понял, что не чувствует страха. Этот шепот... он был похож не шелест листвы на ветру, но никак не на змеиное угрожающее шипение. Его было приятно слушать. Он не отталкивал. Даже как то наоборот становилось... легче и спокойнее. У него не было интуиции, но зато было чутье. И оно сейчас молчало. Хотя может лучше сказать, что жалось к демону, как кот жмется к ноге и ластиться. Что за странные мысли? А что это за жест? Почему он... подумал об этом именно так?


Заслышав голос юноши, Курт удивленно посмотрел на букетик лаванды. Живой лаванды, что пахла слаще, чем когда-либо. Переборов свои страхи и предрассудки, он взял дрожащей рукой букет в руке, сделал первый вдох, и не сдержал улыбки. Этот аромат. Он возвращал в светлые времена, когда все ещё было хорошо и спокойно. Большой дом, смеющаяся сестренка, добрая ненечка, довольные улыбки родителей. Как давно это было.

- Спасибо, - прошептал мужчина одними губами и мягко провел пальцами по ленте, что связывала эти цветы.

Он уже знал, кому их подарит. Бель. Эй это нужно будет больше, чем кому либо. Только бы спрятать его нужно, а то еще и ее ведьмой признают. Этого он никак не мог пожелать своей сестре. Но если соблюдать осторожность, то все будет хорошо. Об их обоюдном пристрастию к этому цветку знали все и уже привыкли к запаху что от белья, что из комнаты. Это не выходило из нормы. Да черт, уже последняя собака в том монастыре знала о том, что он отсылает ей такие букеты. Но вот ленту он оставит себе. Странное желание.

- Жан... Это... твоя особенность?

Спросив это он, сглотнул и спрятал цветы под курткой. Назвать произошедшее магией было нельзя. Это было... что-то другое. Все же это слово имеет обычно отрицательную оценку. Здесь же был только свет. Сейчас Курт лишь больше согласился со славами своего приемного отца. У Демона и впрямь было большое сердце.
  Исповедь   
яой - Сириль Д. Аделард

Возраст: 24

Замок лорда

Страх. Он так схож с восхищением. Он сковывает, приводя каждый нерв в трепет, не давая шелохнуться. Становится тяжело дышать. Кажется, перед глазами опускается чёрная завеса, не пропускающая сквозь себя совершенно ничего, как перед слепым. А чужой голос звучит громко, разносясь эхом. Но также есть различия. Тому кем восхищаешься хочется довериться, без колебаний отдаться целиком и полностью, не жалея ни о чём. Тот же кого боишься предстаёт чудовищем, от которого хочется бежать и прятаться, но нет шанса спастись, как этого не желай.

Посреди рабочего кабинета лорда стоял веснушчатый мальчишка лет двенадцати в простой рабоче-крестьянской одежде. Он весь так и дрожал от ужаса, не смея поднять головы, поминутно умываясь собственными слезами, хоть к нему пока что даже пальцем не притронулись. Аделард сидел прямо напротив за письменным столом, заканчивая подписывать бумаги, даже не замечая ревущего ребёнка.

-Только рукавами не утирайся, это отвратительно,- прокомментировал Сириль, наконец, оторвавшись от документов. В этот момент мальчишка, кажется, лишь сильней заплакал, но кто б его утешал,- Заканчивай хлюпать носом и говори уже.

-Я... я не отлынивал от работы.., правда,- начал оправдываться служка,- я лишь.., мне велели сходить проверить псарню, собаки... расшумелись. Я отошёл... всего на минуту, честно!- пытался говорить он сквозь слёзы.

-Отлынивал? Псарня? Что за вздор!?- начал сердиться лорд, отчего ребёнок рефлекторно сделал пару шагов назад.

-Н-но...

Сириль снисходительно вздохнул. Преодолев расстояние до мальчишки за несколько движений, грозно глянул на него с высоты всего своего роста, но резко сменил тактику, предварительно усмехнувшись. Достав шёлковый платок цвета слоновой кости из кармана рубашки, поднял за подбородок голову служки чуть вверх и принялся аккуратно вытирать его слёзы. Когда тот вскоре успокоился, продолжил разговор:

-Не переживай так. Я не стану ругать тебя из-за такой ерунды,- фальшивая тёплая улыбка расплылась по фарфоровому лицу Аделарда,- скажи, кто велел тебе проверить псарню?

-Тенвор.., о... эм-м... он работает там.

-Хороший мальчик,- обронил Сириль, потрепав ребёнка по голове,- Пойдём со мной,- с этими словами они вышли из кабинета по направлению в спальню лорда.

Огромная комната со столь же огромным окном и кроватью. Всё в чёрно-серых тонах: занавески, шелка, меха, другие ткани. Мебель отделана искусным серебряным орнаментом. Несколько зеркал, расположившиеся на стенах, отражали словно не только внешний облик, но и самое глубинное, будто висели здесь как напоминание, а не для прямого использования. Пол - холодный серый камень, не покрытый ни одним ковром. Даже свечи горят, словно, сине-серым огнём. Место наводит ужас, но Сириль здесь, в этой комнате, рос и прожил уже двадцать четыре года, можно сказать привык, а может ему и не нужно было привыкать.

-Располагайся,- негромко сказал Аделард, чуть толкая мальчишку внутрь,- Эту ночь ты проведёшь здесь.

Сняв с себя накидку и положив её на край кровати, сел рядом, внимательно разглядывая ребёнка. Он явно плохо понимал, что конкретно от него хотят и сейчас чувствовал себя потерянно. А вот свои мотивы лорд понимал чётко и ясно, также он осознавал, что есть множество способов достичь этих целей, но предпочёл наиболее простой. Это подло и мерзко? Да, кто посмеет судить лорда Аделарда? Если он этого пожелал, то это неотвратимо. И не важно какого статуса его партнёр, не важно сколько ему лет, даже не имеет значения какого он пола, если это доставляет Сирилю удовольствие.

-Давай же, подойди ко мне,- протянул господин руку мальчишке,- не бойся.

Стоило рукам соприкоснуться, как юное тело оказалось на коленях лорда, а губы соединились в нечто целое. Языки переплелись, но сразу же более опытный взял верх и большие карие глаза, до этого не сводящие взгляда с чужого лица, уже не могли не закрыться. Оторвавшись от маленького рта, губы сразу переключились на тонкую шею, так и манившую сломать себя. Большая, по сравнению с детской, рука скользнула по хрупкому позвоночнику, спускаясь в штаны, не замедлившись ни на секунду. Вторая же рука поглаживала бедро юноши через ткань штанин. Маленькое тело содрогалось от прикосновений. Для собственного удобства Сириль опрокинул мальчишку на лопатки, нависая сверху. Никакого труда не составило снять штаны с не сопротивляющегося тела и углубиться в своих ласках.

-Н-нет.., это... Так странно,- проскулил ребёнок так, будто вот-вот заплачет. Но то, что он сейчас чувствовал лорд прекрасно знал. Он чувствовал то же, что и сотни партнёров до него. Никак иначе.

-Это нормально. Так должно быть,- говорил Аделард с коварной ухмылкой, ведь этой ночью он определённо съест этого мальчишку, нельзя его пугать сейчас.

За короткими, обрывистыми разговорами, аккуратными и плавными движениями Сириля, нежными прикосновениями, поцелуями, громкими мальчишескими стонами и влажными звуками пролетела ночь. Они остановились лишь за пару часов до рассвета, позволяя себе немного поспать. Но даже после бурной ночи, господин проснулся до того как встало солнце, как и всегда. Приведя себя в порядок, разбудил ребёнка.

-Иди умойся и возвращайся к работе.

-Д-да,- ответил служка, предварительно покраснев, как помидор. Встать ровно на ноги ему удалось далеко не сразу. Еле как натянул штаны, поклонился и пулей вылетел из спальни.

                                                              *****

День прошёл в суете сборов. Охота - это не на один день. Необходимо проконтролировать исправное управление делами за это время. Дать поручения управляющему. А главное свыкнуться с мыслью, что придётся провести несколько суток в более чем неприятной компании графа Кэрсола. Нельзя сказать, что он был отвратительным человеком. Скорее раздражающим. Он много говорил в пустоту, не о чём, постоянно терял нить разговора. А что больше всего выводило Аделарда из равновесия, так это нежелание и, откровенно, неумение графа вести разговор о работе. Этому он предпочитал разговор о своих дочерях. Это можно было бы понять, будь ему за пятьдесят, но ведь он был всего на девять лет старше Сириля. Но, к сожалению, отказаться от его предложения было бы  отчасти опасно. У владений графа были преимущества в экономических аспектах. Иметь такую личность выгодней в союзниках.

К вечеру лорд таки смог дойти до взлетевшей в цене комнаты. Настроение было хорошим, но очень уж он устал.

-Вольно,- чуть ли не смеясь бросил в охранника словом. Прислонившись спиной к стене начал говорить,- Смотрю тебе скамейку принесли. Удобно?- ухмыльнувшись продолжил,- Чего я тебе не говорил... Меня не будет по плану семь дней, не больше. За это время от двери надолго не отходить. Я ясно выражаюсь?

Услышав всё что хотел, Сириль прикоснулся ладонью к двери.

-Не скучай,- неожиданно искренне улыбнулся он и неторопливым шагом ушёл к себе.
  Исповедь   
яой - Жан Батист Лурье

Возраст: 20

Замок лорда

- Жан... Это... твоя особенность?

Голс стражника не дрожал в испуге или наполненный гневом. Юноша уже даже начал привыкать к нему, такому теплому и приятному его звучанию.

- Это всего лишь та малость, что я могу сделать для тебя. Я так давно ни с кем не разговаривал. Вот так, как с тобой. С тех самых пор, как попал в подвал церкви. Там ни у кого не возникало желания заговорить с дьявольским отродьем. Люди не понимают очень много, а того что не могут понять боятся и ненавидят. Это не особенность и не дар, это моя суть. Я пришел в этот мир для того, чтобы помочь людям избавится от скверны, но она не в тех ведьмах или чудовищах, которых все так боятся. Она в ваших сердцах. Я могу избавить человечество от воплощенного зла, но от черноты, что разъедает души увы, я бессилен.

Ведьмак никогда еще не был так откровенен, но почему то говорил и говорил. Он хотел рассказывать и слышать голос Курта, его истории, о том что было, о разном, обо всем на свете. За этими речами и прошел остаток дня. Утром же, как только это стало возможным, тут же вновь вернулся к двери, за корой, знал точно, по прежнему находился его страж.

Жан Батист сел на пол у двери и прислонился к ней спиной. Так, он словно чувствовал тепло Курта. Оно проникало в пористое старое дерево и пробираясь через природный материал согревало ведьмака. Он поднял руку, разглядывая манжет чистой рубахи.

- Лорд Аделард дал мне красивую и чистую одежду. Если бы ты меня только видел. Я наверно похож на высокородного, - легкая, еле заметная улыбка появилась на бледном лице пленника, - и пахну приятно. Как думаешь, - юноша запнулся и продолжил через пару секунд, так тихо, почти шепотом, - когда он выпустит меня от сюда?

Страж так и не успел ответить, раздался голос лорда. Даже через дверь, было слышно, что у него приподнятое настроение. «Быть может, сейчас самое время попросить открыть дверь?» Как только Жан Батист набрался решимости, он услышал «не скучай», похоже адресованное ему и мерные шаги удаляющегося лорда.

- Семь дней, - грустно вздохнул ведьмак. - Значит мне точно не выйти от сюда еще как минимум неделю. Но это не так много, по сравнению с тем, что я провел в подвале церкви.
  Исповедь   
яой - Курт Реньяр

Возраст: 24

Замок лорда

Лишь задав этот вопрос, Курт понял, что он мог прозвучат несколько грубо. Более того, мог вернуть к не самым приятным воспоминаниям. Но подобные подозрения слава Богу были не верны. Мужчина не видел собеседника, но чувствовал,  что тот словно немного улыбается.

- Людям свойственно бояться того, что непонятно. Когда я впервые увидел старуху, что жила в деревне недалеко от мое… замка Лебежье перо, то был очень напуган. Она в лесу собирала ягоды и говорила с ними на странном языке. Лес словно отвечал ей. Тогда я чуть ли не побежал к отцу, чтоб сказать о ведьме, но меня вовремя остановили. Та женщина была не из наших краев. Ее родина – Греция. Точнее сейчас Османская империя. Она пела тогда песни на своем родном языке, чтоб не забыть его.

Выдохну, Реньяр провел рукой по своим волосам. Тогда он и вправду повел себя, словно глупец. Но незнакомые слова так напугали его, что воображение уже дорисовало то, как шелест листвы отвечает ведьме. А ведь старуха просто пела. Пела о теплом море, оливах и горах, что уже начала забывать, но хранила в своем сердце. Интересно, а как скоро он забудет витражи, что были в их семейной часовне, пристроенной в родном замке?

- Лорд… может быть обходительным. Но будь с ним осторожнее. Он уже многим заморочил голову.

Умолкнув на мгновение, невольный страж вновь стал вести разговоры ни о чем. Книги, музыка, стихи, живопись… Курт боялся начать вести разговор о чем-то, чего не знал собеседник. Однако… это помогало узнать о узнике чуть больше. А заодно и отвлесь от неприятных и тягостных воспоминаний.

Перерывы в этих речах они почти не делали. Разве что удовлетворить определённые потребности и дать отдохнуть горлу. Реньяр уже отвык говорить столь много, а оттого это было отчасти неприятно и даже больно. К вечеру в голосе даже стали слышны хрипы, о чем немого обеспокоенно спросили знакомые, принесшие широкую крестьянскую лавку и верный гетерн, хотя об этом он не сказал и слова. Лишь отшутившись от всех этих шепотков о том, что демон пьет его силы, мужчина более менее обустроил себе место и прилег на скамью, продолжая вести беседу до тех пор, пока не смог разомкнуть глаз от навалившейся усталости. Да и тело нуждалось в отдыхе.

Проснувшись с первыми лучами, мужчина, в этот раз уже выспавшийся, тихой поступью прошел на кухню, где вновь взял себе поесть, а после вернулся на пост, начав тихо перебирать струны верного  инструмента. Курт играл простые мелодии и то и дело тихо подпевал. Чтобы после извиниться, когда Жан проснулся.

И снова разговоры, которые почти поглотили его. Только в этот раз были еще и песни. Даже Эвиз ненадолго задержался рядом и спел с ним пару песен. Наверное оттого вечер подкрался внезапно. И от этого появление лорда была еще более резким.

- Милорд, - резко сказал Курт и встал по стойке смирно. Выучка, черт бы ее побрали. – Неплохо. Лучше, чем на полу. Вы… собирайтесь на охоту? Будет исполнено.

Опустив ненадолго взгляд, Реньяр проводил фигуру Сириля и прислонился к стене, выдыхая. Ему теперь еще молиться за то, чтоб охота прошла успешно. Без каких-либо последствий для лорда.

- Да… я знал мужчину, которого для пытки держали в гробу. Он им все выболтал. Быть погребенным заживо страшно. Я не хотел бы испытать подобного. И мне жаль, что ты находишься в таком положении. Но я ничего не смогу сделать. Прости.

Сжав кулаки, страж взял гетерн и стал наигрывать новую мелодию. Она была очень сырой и простой. Только эти звуки были ему бесконечно ценны, ведь эту мелодию создала его сестра. Еще тогда, когда все было хорошо.
  Исповедь   
яой - Сириль Д. Аделард

Возраст: 24



Наступило утро нового дня. Погода была самой располагающей для погоды: влажно и безветренно. Все приготовления были закончены ещё вчера, можно было смело садиться на коня и отправляться на встречу с графом.

Лорд проснулся по своему обыкновению – до восхода солнца. Как и стоило ожидать, его настроение было отвратительным. Хотя, Аделард имел некоторые соображения, как это исправить. Встав с огромной комфортной кровати, Сириль прогнулся в спине, потянулся и размял плечевой сустав. Он успел расчесать и собрать волосы в высокий хвост, а также умыть руки и лицо, до того, как в дверь спальни постучала служанка. Войдя и низко поклонившись, девушка и ещё две других преступили к своей работе. Та, что была с грязно-серыми волосами, почти моментально скрылась из виду, занявшись уборкой постели; вторая, с чёрной в пол юбкой принесла одежду, специально сшитую для поездок на природу, и на охоту в том числе, и начала помогать с переодеванием; третья с плотно забранными в пучок на затылке волосами и в тонких очках, ещё раз поклонившись, предложила чашку дорогого китайского красного чая, привезённого герцогом Буйрле из-за границы в качестве подарка.

По завершению всех утренних процедур, лорд надел свою излюбленную накидку и вышел во двор замка. Там его ждали гончие псы и лошади, несколько слуг, охрана, оруженосец, повар, конюх, лекарь и ещё пара сопровождающих. С лёгкостью и всем своим профессионализмом Сириль сел на коня – статного чёрного, как смоль жеребца с длинной ухоженной гривой, столь же дымчато-чёрной, как и он сам. Этот вороной по праву был достоин своего хозяина. А когда Аделард садился верхом, Жнец с гордостью поднимал голову высоко в небо. Он любил своего хозяина и уважал его. Это и не удивляло, всего лишь конь, а внимания и заботы ему уделялось больше, чем любому человеку в этом замке. Да и как наездник, Сириль был необычайно хорош.

Можно было выдвигаться. Оставалось одно незначительное и в то же время очень важное дело. Отдан приказ. Спустя минуты три, во дворе появляются Сивэнт и Тенвор. На пришедших смотрят грозным взглядом. Раздаётся холодный и непоколебимый голос:

-Выпороть и бросить в подземелье. Я не потерплю халатного отношения к работе, тем более от слуги.

Как прелестно! Неповторимо и очаровательно лицо искажённое страхом. Сколько боли и отчаянья отобразилось на человеческом лице всего за пару мгновений. Приговор. Лишь несколько слов, а слуга уже смог показать столько восхитительных эмоций. Одного его лица было достаточно, чтобы значительно поднять настроение лорда Аделарда. Сирилю даже не нужно было наблюдать за процессом наказания. Он и так знал, что дворецкий безупречно выполнит этот приказ, как и любой другой. Это бесповоротно и надолго улучшило душевное состояние лорда. Теперь он мог с чистой совестью расслабиться на ненавистной охоте.

                                                              *****

Встреча была назначена на полдень, на небольшой поляне перед лесом. Как раз там находилась одна из границ территорий лорда Аделарда и начинались владения прочих мелких лордов. В своём лесу Сириль охотиться не желал. Там слишком всё знакомо. А тогда будет уж совсем не интересно, хоть с коня падай.

Граф Кэрсол уже ждал Сириля с распростёртыми объятьями, когда тот въехал на поляну, так ясно освещённую солнцем. Первым делом, усатого мужчину одарили полным отвращения взглядом, но почти сразу голубые глаза улыбнулись, отгоняя рабочую суровость.

-Приветствую вас, граф. Полагаю, вы добрались без происшествий.

-Благодарю, лорд Аделард. Дорога Вас не затруднила?

Обменявшись любезностями, Сириль всё же слез с коня, в знак уважения к человеку старше себя. Короткий приказ, и слуги преступили к работе. Лорд же, пожав руку Кэрсолу, решил чуть пройтись, размяться. Граф составил ему компанию, пройдя следом вглубь поляны.

-Вы должно быть голодны, путь как-никак долгий. Мои повара уже должны заканчивать все приготовления. Не присоединитесь ли Вы ко мне за обедом?

-Разумеется. Буду рад. Но прошу вас, избавьтесь от этой излишней вычурности в вашей речи. Расслабьтесь. Ведь мы за этим выбрались на природу. Так к чему все эти формальности?

Конечно, просьба Сириля была принята к сведению, но даже так, говорить с ним не достаточно почтительно граф позволить себе не мог. Характер Кэрсола позволял вести себя со своим оппонентом максимально раскрепощённо и свободно. Но одно дело дружески поддеть собеседника, и совсем другое говорить на равных с лордом Аделардом – любимчиком самого Короля! Хотя, иногда, он позволял себе некоторую вольность. Он граф, как-никак, а ни какая-нибудь челядь.

После обеда собравшаяся толпа вошла в лес. Охотиться с наступлением сумерек будет бесполезно, но можно хотя бы осмотреть территорию, да расставить пару ловушек.

Слуги затерялись в листве. Разминувшись с графом, Сириль вышел не на ту поляну. Темнело и становилось всё холоднее. Опасность, конечно, не велика, однако, чего сейчас не хватало, так это потеряться среди всех этих деревьев.