Об игроке Карма Статистика Персонажи (20) Достижения (1) Сны

Курт Реньяр


Локация, где находится персонаж - Исповедь

Имя:Курт Реньяр
Возраст:24
Внешность:Рост 1,80. Выше прочих людей, а оттого часто привлекает к себе внимание. Аристократические черты лица, глаза голубые с зеленоватым отливом, что делает их грязными, чёрные чуть вьющиеся волосы до плеч. Не меня возможности обратится к специалисту, начал отпускать бороду. Широкое плечи, на шее висит небольшое женское кольцо на веревке - подарок сестры. Силён физически, двигается плавно, словно хищник, а ступает очень осторожно и тихо. Имеет приятный и красивый голос.
Дополнительная информация о персонаже:Курт по своему романтичный человек. Любит петь, наигрывая себе что-то на гитерне сочиняет стихи. Если бы судьба сложилась иначе, то он бы сбежал из дома и стал бы странствовать, став менестрелем. Однако, будучи старшим сыном в обедневшем дворянском роде, тогда ещё совсем юный парнишка, нёс ответственность за свою младшую сестру, что была одной из самых красивых девушек Парижа, а может и Франции. Желая попробовать вернуть былое величие рода и дать надежду девушке на светлое будущее, родители отправили ее на обучение в монастырь, а сына отдали в услужение старым друзьям семьи - роду де Аделарда. Курт вначале был лакеем, но, заметив в мальчишке интерес к бою на мечах, его отдают на обучение в паре с Сирилем, для коего Реньяр был постоянным партнером во время боев. Эта жизнь вполне устраивала их, ведь мальчику неплохо платили за службу. У них появилась надежда на светлое будущее. Все изменилось после того, как родители, отправившиеся в монастырь повидать дочь, погибли из-за того, что карета упала с размытого дождем серпантина. Оставшись сиротками, Реньяры перешли под полное попечительство графа Аделарда. Тот же, видя в этом прекрасную возможность получить верного слугу для своего сына, поставил условие: до тех пор, пока Курт не сможет собрать средств достаточных для того, чтоб обеспечить сестру приданным достойным аристократки, граф будет иметь право за любую оплошность распоряжаться жизнью и дальнейшей судьбою девушки так, как ему вздумается. Да, теперь уже это не старик, а его красивый сын, Сириль, коего Курт отлично знал и продолжал ненавидеть, ведь тот, даже в память их детской дружбы, не освободил, а лишь сильнее урезал жалованье. Чтобы хоть как-то обеспечить себя и сестру средствами, молодой человек то и дело соглашается на самую грязную работу, что ему даёт Де Аделаид, устраняя угрозу для продвижения Сирила вверх к власти. На фоне это пристрастился к курению трубки, что хоть немного помогает сбросить напряжение.
Подпись:???
Владелец: Персонаж принадлежит Alan Letto
Статус: персонажу разрешено публиковать посты

Игровые Посты

Локации, где был персонаж

  Исповедь   
яой - Жан Батист Лурье

Возраст: 20

Замок лорда

- Жан... Это... твоя особенность?

Голс стражника не дрожал в испуге или наполненный гневом. Юноша уже даже начал привыкать к нему, такому теплому и приятному его звучанию.

- Это всего лишь та малость, что я могу сделать для тебя. Я так давно ни с кем не разговаривал. Вот так, как с тобой. С тех самых пор, как попал в подвал церкви. Там ни у кого не возникало желания заговорить с дьявольским отродьем. Люди не понимают очень много, а того что не могут понять боятся и ненавидят. Это не особенность и не дар, это моя суть. Я пришел в этот мир для того, чтобы помочь людям избавится от скверны, но она не в тех ведьмах или чудовищах, которых все так боятся. Она в ваших сердцах. Я могу избавить человечество от воплощенного зла, но от черноты, что разъедает души увы, я бессилен.

Ведьмак никогда еще не был так откровенен, но почему то говорил и говорил. Он хотел рассказывать и слышать голос Курта, его истории, о том что было, о разном, обо всем на свете. За этими речами и прошел остаток дня. Утром же, как только это стало возможным, тут же вновь вернулся к двери, за корой, знал точно, по прежнему находился его страж.

Жан Батист сел на пол у двери и прислонился к ней спиной. Так, он словно чувствовал тепло Курта. Оно проникало в пористое старое дерево и пробираясь через природный материал согревало ведьмака. Он поднял руку, разглядывая манжет чистой рубахи.

- Лорд Аделард дал мне красивую и чистую одежду. Если бы ты меня только видел. Я наверно похож на высокородного, - легкая, еле заметная улыбка появилась на бледном лице пленника, - и пахну приятно. Как думаешь, - юноша запнулся и продолжил через пару секунд, так тихо, почти шепотом, - когда он выпустит меня от сюда?

Страж так и не успел ответить, раздался голос лорда. Даже через дверь, было слышно, что у него приподнятое настроение. «Быть может, сейчас самое время попросить открыть дверь?» Как только Жан Батист набрался решимости, он услышал «не скучай», похоже адресованное ему и мерные шаги удаляющегося лорда.

- Семь дней, - грустно вздохнул ведьмак. - Значит мне точно не выйти от сюда еще как минимум неделю. Но это не так много, по сравнению с тем, что я провел в подвале церкви.
  Исповедь   
яой - Курт Реньяр

Возраст: 24

Замок лорда

Лишь задав этот вопрос, Курт понял, что он мог прозвучат несколько грубо. Более того, мог вернуть к не самым приятным воспоминаниям. Но подобные подозрения слава Богу были не верны. Мужчина не видел собеседника, но чувствовал,  что тот словно немного улыбается.

- Людям свойственно бояться того, что непонятно. Когда я впервые увидел старуху, что жила в деревне недалеко от мое… замка Лебежье перо, то был очень напуган. Она в лесу собирала ягоды и говорила с ними на странном языке. Лес словно отвечал ей. Тогда я чуть ли не побежал к отцу, чтоб сказать о ведьме, но меня вовремя остановили. Та женщина была не из наших краев. Ее родина – Греция. Точнее сейчас Османская империя. Она пела тогда песни на своем родном языке, чтоб не забыть его.

Выдохну, Реньяр провел рукой по своим волосам. Тогда он и вправду повел себя, словно глупец. Но незнакомые слова так напугали его, что воображение уже дорисовало то, как шелест листвы отвечает ведьме. А ведь старуха просто пела. Пела о теплом море, оливах и горах, что уже начала забывать, но хранила в своем сердце. Интересно, а как скоро он забудет витражи, что были в их семейной часовне, пристроенной в родном замке?

- Лорд… может быть обходительным. Но будь с ним осторожнее. Он уже многим заморочил голову.

Умолкнув на мгновение, невольный страж вновь стал вести разговоры ни о чем. Книги, музыка, стихи, живопись… Курт боялся начать вести разговор о чем-то, чего не знал собеседник. Однако… это помогало узнать о узнике чуть больше. А заодно и отвлесь от неприятных и тягостных воспоминаний.

Перерывы в этих речах они почти не делали. Разве что удовлетворить определённые потребности и дать отдохнуть горлу. Реньяр уже отвык говорить столь много, а оттого это было отчасти неприятно и даже больно. К вечеру в голосе даже стали слышны хрипы, о чем немого обеспокоенно спросили знакомые, принесшие широкую крестьянскую лавку и верный гетерн, хотя об этом он не сказал и слова. Лишь отшутившись от всех этих шепотков о том, что демон пьет его силы, мужчина более менее обустроил себе место и прилег на скамью, продолжая вести беседу до тех пор, пока не смог разомкнуть глаз от навалившейся усталости. Да и тело нуждалось в отдыхе.

Проснувшись с первыми лучами, мужчина, в этот раз уже выспавшийся, тихой поступью прошел на кухню, где вновь взял себе поесть, а после вернулся на пост, начав тихо перебирать струны верного  инструмента. Курт играл простые мелодии и то и дело тихо подпевал. Чтобы после извиниться, когда Жан проснулся.

И снова разговоры, которые почти поглотили его. Только в этот раз были еще и песни. Даже Эвиз ненадолго задержался рядом и спел с ним пару песен. Наверное оттого вечер подкрался внезапно. И от этого появление лорда была еще более резким.

- Милорд, - резко сказал Курт и встал по стойке смирно. Выучка, черт бы ее побрали. – Неплохо. Лучше, чем на полу. Вы… собирайтесь на охоту? Будет исполнено.

Опустив ненадолго взгляд, Реньяр проводил фигуру Сириля и прислонился к стене, выдыхая. Ему теперь еще молиться за то, чтоб охота прошла успешно. Без каких-либо последствий для лорда.

- Да… я знал мужчину, которого для пытки держали в гробу. Он им все выболтал. Быть погребенным заживо страшно. Я не хотел бы испытать подобного. И мне жаль, что ты находишься в таком положении. Но я ничего не смогу сделать. Прости.

Сжав кулаки, страж взял гетерн и стал наигрывать новую мелодию. Она была очень сырой и простой. Только эти звуки были ему бесконечно ценны, ведь эту мелодию создала его сестра. Еще тогда, когда все было хорошо.