Об игроке Карма Статистика Персонажи (1) Сны

Фудо Игараси


Локация, где находится персонаж -

Имя:Фудо Игараси
Возраст:22 года
Внешность:Рост 193 см.Глаза грязно-зелёного оттенка.Волосы выкрашеныв фиолетовый, этот цвет его фетиш. На правой руке, чуть выше локтя шрамы от укуса собаки.
Дополнительная информация о персонаже:Дата рождения, 4 апреля 1992 год. Место рождения, город Тама префектуры Токио.Отец, Тэцуя Иида, чистокровный японец. Мать, Анна Б***ова, еврейка русского происхождения. Семья, в которой родился Даичи, была фикцией, брак был сфабрикован для прикрытия подпольной организации, специализирующейся торговлей, а так же транспортировкой запрещённых препаратов и нелицензированного оружия. Поэтому его появлению на свет особо никто не обрадовался. Фудо рос взаперти за глухими стенами, наблюдая каждый день одни и те же лица людей, которые относились к нему с пренебрежением. Только два человека были действительно всем сердцем привязаны к нему: мать и один из охранников склада, в свободное время заботившийся о нём. Так тянулась его жизнь вплоть до двенадцатого дня рождения, пока босс организации не проиграл в карты одному из своих клиентов и не задолжал большую сумму денег, отдав тому мальчика с экзотичной внешностью, как выкуп. Но, к счастью для Фудо, тот, кто его забрал, Осаму Игараси, оказался человеком чести. Не имея ни жены, ни детей, он усыновил ребёнка и взял на себя ответственность обеспечить ему образование и родительскую опеку. В течение шести лет Фудо смог наилучшим образом усвоить полноценные начальное и среднее образования, занимаясь с репетиторами, приходившими на дом. Обязательно надо отметить особую атмосферу того, где и как он воспитывался, чтобы понять, какой вкус жизни ему прививали. Осаму Араки, совладелец одного доходного предприятия, питал огромную любовь к эстетической красоте, японским традициям и европейской культуре. Поэтому в доме на каждой стене можно было заметить репродукции картин известных художников, профессиональные фотографии или просто полку с чайными сервизами. Так же там находилась библиотека, гостевая с кабинетным роялем, где иногда устраивались званые вечера, и маленький клочок сада с деревьями сакуры и груши. Рядом располагались дома соседей, обнесённые забором, и Фудо, хоть и часто выходил на свежий воздух, но всё же ни разу никого из живущих там не увидел. Более того, он за все эти годы не нашёл себе ни одного друга своего возраста. Единственным существом, которому Фудо мог доверять всецело, был кот по имени Мьюби, которого он подобрал во время прогулки. Мьюби оказался очень преданным спутником, всегда следовавшим за хозяином. По трагичному обстоятельству, их дружбе пришёл печальный конец. Во время одной из прогулок за пределами внутреннего сада на них напала бродячая собака. Она вгрызлась в плечо Фудо, и от боли тот потерял сознание. Как только он очнулся у себя в комнате, ему сказали, что Мьюби больше нет. После этого случая вся его рука выше локтя осталась изуродованной, а сердце стало жестоким. Спустя два месяца после смерти Мьюби, Осаму Игараси становится банкротом. Ещё через неделю он повесится в пустом холле, когда продаст последнюю фарфоровую статуэтку. Незначительный оставшийся долг, Фудо закроет без проблем. Дом, хоть и пустой, перейдёт в полное его распоряжение. Последующие действия были направлены на поступление в самое престижное высшее учебное заведение Японии - Токио дайгаку, сокращённо Тодай. Сейчас Фудо учится в Тодай на юридическом и культуроведческом факультетах, одновременно делая всё возможное для достижения одной, поставленной выше всего, цели.
Подпись:???
Владелец: Персонаж принадлежит Витовт
Статус: персонажу разрешено публиковать посты

Игровые Посты

Локации, где был персонаж

  Барная стойка Кенсаку  
яой - Осаму Чиё

10 ноября вечер, около 8 часов

Осаму был на пределе, хотя очень старался не подать виду. Легко злиться, беситься, когда это - не по настоящему. А если внутри все сжалось и трясет так, что мысли скачут с одной на другую, только что сказанное или произошедшее произвольно стирается из памяти, которая вдруг подкидывает ничего не значащие воспоминания или слух улавливает обычные звуки, а разум придает им какие-то необычные значения... то все становится очень зыбким, почти воздушным.

Осаму лихорадило и отвлекать самого себя выходило все менее убедительно. Через несколько часов полночь. А до этого момента их наверняка почтут своим присутствием жаждущие вернуть своего наследничка назад. Вот и вчерашний парень появился, но почему-то один.

Почему?

-  … У меня закончились салфетки,… и ещё кое-что, моё личное пространство имеет радиус два метра влево и два метра вправо…- жужжало рядом. Противно и мешая думать. О том, что первым задал вопрос, Осаму уже забыл. "Два влево, два вправо", - повторил про себя, а взгляд послушный мыслям коснулся правого окна, потом перетек влево от входа. Опять остановился на члене Ямагучи. И тут совершенно откуда ни возьмись перед носом возникло размытое зеленоватое пятно.

- Сделай мне Древнегреческий коктейль без вина.

Это было настолько не в тему его мыслям, что Осаму сначала послушно переключился в предложенное русло. В мозгу щелкнуло, что коктейля такого он не знает. Потом осознание, что перед ним Сого. Ну и в конце до якудза дошло - парень дал понять, что лучше него подходит на роль бармена.

Ничего не оставалось, как изобразить обещающую ухмылку. Дальше могло последовать все, что угодно - от предложения пойти примерить форму, до банального избиения где-нибудь в коридоре или на стоянке. Но...

- Как-то у вас тут скучно, не находите?

Желтые глаза, неестественно желтые. Стоило задуматься об этом и Осаму почувствовал, что ничего кроме них больше и не существует в этом мире. Он послушно кивнул, хотя сознание уже отключилось и только тело следовало какой-то навязанной ему цели. Выйдя из-за стойки, мужчина бросил взгляд на вход в бар, потом развернулся и вышел в коридор. Здание он покинул через служебный выход.

← Камера 2
  Барная стойка Кенсаку  
яой - Сого Окита
Кагема 03 (По рекомендации информатора)

10 ноября вечер, около 8 часов

Окита еще смутно улыбался, когда почувствовал давление на плечи. На свое существо, а даже не на тело. Если бы его спросили, на что это было похоже – он бы не задумываясь, привел свою ассоциацию: «Пожар».

Он тогда был ребенком, слишком маленьким, чтобы что-либо достаточно понять, но именно это чувство пробудило в нем тень тех воспоминаний. И силуэт отца, который спас его. От отца тоже веяло этим странным чувством, которое отталкивало и манило одновременно.

- Оте… - слова застыли на губах, когда он понял, что не  в состоянии говорить. Не в состоянии мыслить. Только в груди проснулось желание идти куда-то, куда он не знал. Даже не осознавал и не видел.

Вывернувшись из-под руки, которая неудержимым весом давила на плечо, парень заправил руки в карманы и спокойно отправился к входной двери, совершенно не беспокоясь о том, что персонал должен выходить через черный вход.


← Камера 2
  Барная стойка Кенсаку  
яой - Фудо Игараси

10 ноября вечер, около 8 часов

         Если уж как-либо комментировать мирно протекающий вечер, с  условием, что говорить можно только правду, тогда направленные на это слова должны содержать в себе только положительный намёк. Попробовать отвергнуть этот факт, и ты с собой уже не честен. Фудо это прекрасно понимал, и отрицать, что удовлетворён и местом, где расположился, и людьми, которых там встретил, не стал, даже не попытался. Всевозможные варианты того, с каким намерением в поиске он наткнулся на сей суши-бар, сводились к одному по-человечески простому. То было целенаправленное желание расслабиться в уединённой, интимной обстановке и почувствовать равномерное биение своей сердечной мышцы.

         Получению дозы счастья, в виде спокойно продвигающегося к ночи времени, не помешало и непредвиденное общение с  показавшимся сверх меры подозрительным человеком. Но более внимательно к нему приглядевшись, Фудо сделал вывод, что интересует его чуть меньше, чем остальных посетителей. Такой расклад  дел успокоил нервы, и привёл их в исходное положение.
 
         Фудо, сделав огромный глоток воздуха, поправил рукав рубашки и на выдохе улыбнулся,

          «.. Хорошо, всё само собой разрешилось»

          Закончив свою  мысль, он повернул голову к окну, но там не было видно совершенно ничего достойного внимания. Тогда, за неимением более сытного для логики, подняв брови, Фудо сначала уставился в потолок, а потом,  медленно опуская взгляд по направлению к барной стойке, поймал глазами точку на стене, и мог бы ещё сутки, ссутулившись,  держать её на мушке, если бы этому не мешали. Собственно говоря, всё шло именно к такой развязке и не ожидалось иного поворота событий в этот простой день, в этом обычном месте.

             Фудо поддался спиной назад, намереваясь сесть поудобнее, но  внезапно почувствовал себя пойманным чьей-то рукой в невероятно тяжёлое объятие, от которого разум оказался парализован, а  душа мгновенно сжалась в комочек и с размаху бухнулась  в пятки.

-Как-то у вас тут скучно, не находите?

             От тембра этого медового, тягучего  властного голоса, сознание полностью отключилось, в памяти образовался провал, и тело Фудо, без его ведома, самостоятельно встало на ватные ноги и, шатаясь по пути, поплелось в сторону выхода. А дальше только пустота…
                   


← Камера 1
  Камера 1  
яой - Фудо Игараси



→ Камера 1

               
          « Опять… возвращаться… в тот тёмный угол…

               Зачем снова… видеть, осязать,…

                  Мьюби, я не хочу этого,… не хочу, пережить ещё раз….

             Почему я не могу проснуться…»

     Каждый раз, если Фудо не примет на ночь  нужную дозу препарата, сон оборачивается пыткой, засасывает в самую глубину его воспоминаний, кошмаров  и страхов детства, становится слишком реальным, до крайности, и беспощадно длинным…

          «Опять этот чёрный омут,… я погружаю туда руки, не знаю, что ищу…

                В этой липкой, вязкой массе…  Может дно? ... Да, я пытаюсь найти дно…     ….

                     Но его нет…

             Что, что это… не могу вздохнуть,… не могу двинуться…    
                   
                     Тянет вниз,… медленно…

                                 Опять…»

      Всё течение времени  этих снов, его  постоянно срывает на крики, все мышцы сокращаются, он бледнеет и горит, как во время лихорадки.

            «Здесь… Мьюби, мы опять здесь,…  надо бежать, пока он нас не нашёл…

                     Нет!!…  Мьюби!!!...  

                             Вернись!…   туда нельзя...

      Где ты… пожалуйста,… вернись…  

                  Я снова потерял тебя!...  Я снова потерял тебя !!... Я снова тебя потерял!!!

Я снова  беру  твой разодранный труп,  руками, которыми не смог защитить…

Снова везде твоя кровь, её вкус, её запах…

        Эта тварь… эта тварь, что убила тебя,… она сзади…  она дышит прямо мне в спину…

 Я снова пытаюсь бежать,…  но это чудовище вгрызается в моё плечо…  

        Кричу,…  пока меня рвут…

               Нет, я ни за что не отпущу тебя, пусть хоть  до смерти загрызут…»

   -Не-е-е-ет!!!

    С этим истошным криком Фудо выпрыгивает из своего сна прямо на ледяной бетонный пол камеры. Приходя в себя, он перевернулся лицом вниз, всё ещё не вставая, опираясь на локти, усиленно стал тереть свои  глаза и ушибленный затылок.

  -Моя голова,.. -  перенеся одну руку с затылка, постучал по поверхности, на которую упал, – когда это у меня в комнате успели поменять ламинат на каменные плиты?

   Потом, приняв положение  полусидя, Фудо открыл глаза и стал фокусировать взгляд на ближайшем предмете. Это оказалась решётка. На всякий случай, он протёр глаза ещё раз.

  -Не понял, а где это я?

   Окончательно проснувшись и поднимаясь с пола, осматриваясь вокруг себя, Фудо заметил рядом с собой молодого человека с пепельными волосами, а напротив такую же решётку, за которой находилось ещё два человека. Он помахал им рукой.

 -Привет! А где это мы?
   
 
 

  Камера 1  
яой - Даичи Анке



Даичи успел построить ещё много идиотских теорий по поводу того, как он загремел за решётку, прежде чем сквозь истеричный хор его  мыслей пробились звуки из вне. Тут сразу же выяснились две вещи: во-первых, он в камере не один - его соседом оказался тот самый парень, чуть не вдохновивший Даичи на акт насилия над цветом своих волос - а во-вторых, в соседней камере тоже маячили знакомые рожи.

"Значит что-то случилось в том долбаном баре, чёрт бы побрал эту забегаловку. И какого хрена меня туда понесло?"

Пока блондин продолжал внутренний монолог, его сокамерник задал вполне актуальный вопрос. Хотя будничное приветствие соседа совсем не вписывалось в ситуацию и обстановку, но Анке всё равно коротко кивнул в ответ, скорее по привычке, чем осознанно.

- Ага... И как, чёрт побери, мы сюда попали?
Вопрос был адресован обитателям соседней камеры. Их поведение... Даичи показалось, что эта парочка вела себя более уверено. То ли они находились в курсе ситуации, то ли им просто было не в первой попадать за решётку...
  Камера 1  
яой - Фудо Игараси



→ Камера 1

  Не получив ни от одного из присутствующих хоть какое-то подобие вразумительного ответа и окончательно разбудив мыслительный аппарат, Фудо решил перейти к незамедлительным  рассуждениям и немедленным действиям. Напрягаясь всеми извилинами, неспешно обходя круг по камере, он постарался вспомнить все подробности происходившего с ним за последний год, вплоть до пробуждения в этом странном месте, на предмет причины своего заточения. Хорошенько взвесив всевозможные варианты, он пришёл к выводу, что ни в чём не виноват, и что подобное похищение нескольких человек из одного места, друг другу не очень хорошо знакомых, в другое место, за решёткой, похоже на те случаи, когда из заложников делали фасованные органы на продажу. Такой расклад не очень обрадовал Фудо, и поскольку, больше всего в жизни он ненавидел голые серые стены сырых, затхлых помещений в подвалах. И особенно, если эти стены нависали над ним. А место нынешнего нахождения было именно с таким реквизитом, то это значит, что отсюда надо было выбираться, причём, как только можно расторопнее. Первым делом он подошёл к решётке и посмотрел замок.    

   - Здесь всё заперто. – немного меняя голос, - Как вы догадались, Холмс?
     -Элементарно, Ватсон. Дверь не открывается.

   "Чего я ещё ожидал?"

    Проверив все прутья решётки, Фудо стал простукивать и прощупывать стены в попытке обнаружить какую-нибудь  полость или трещину. Безрезультатно. Измотавшись, он сел посередине камеры и стал шарить у себя в карманах. Оттуда он достал мятый чек, ключи, билет на концерт, немного денег, телефон, фантик и барбарисовую карамельку.

  -Мьюби, мы попали…

   Потом обратился к  пепельноволосому сокамернику.

   -Будешь конфетку?
  Камера 1  
яой - Фудо Игараси

ночь с 10 на 11 ноября, около полуночи

    Всё начиналось сегодня, как и всегда каждый раз новым днём, обыкновенное утро и привычки,  четыре минуты до звонка будильника, стакан жирного кефира. Второпях одеть и обуть первое, попавшееся на глаза, ни в коем случае не забыть булавку. Остальное не важно. На лекции спешить не хочется, совсем  не охота, куда приятнее больше времени  провести в дороге, разглядывать машины, фонари и объявления на остановках, светофоры, витрины кондитерских и кафетериев, задыхаться запахами выпечки, асфальта и выхлопных газов. В этом есть что-то, но всё со временем приедается. Постоянно приходить вовремя  или  постоянно опаздывать - на успеваемость не влияет, так что разницы нет никакой. К вечеру вновь становиться свободной птицей. Возвращаться домой? Дома только кактусы. Остаётся одно, гулять по просторам  бесконечных улиц Токио. И следующий день копия предыдущего.  Конечно, такая жизнь вскоре опостылела,  невозможно захотелось перемен, новых впечатлений, и захотелось  прямо сейчас. Казалось бы, такое простое желание, но судьба любит предоставлять выбор, пошутить с иронией и пожёстче.  Уже выбравшись однажды из комнаты в четыре стены, не пропускающей ни света, ни шума, Фудо вновь оказался взаперти. Правда, на этот раз с компанией.

      Спустя пять минут он всё ещё вопросительно смотрел на сокамерника, держа в руках карамельку. Тот ничего не отвечал, только стал бледнее, хотя  куда, казалось бы, больше, и внезапно закашлялся. Фудо вздохнул и провёл пальцем по полу - « Не так и много пыли,…  ».  Но кашель лишь усилился и  постепенно перерос в одышку со стрёмными сиплыми хрипами.

     -Ой, вэй.… - подойдя ближе и слегка прихватив за плечи пепельноволосого,  -  У тебя астма что ли,… ты… - не успел Фудо закончить своей мысли, как новый знакомый потерял сознание и обмяк. Его грудная клетка вновь свободно поднималась и опускалась, но хрипы ещё можно было услышать.  Аккуратно уложив сокамерника на нары  Фудо сел обратно, погружаясь  в раздумья о насущном.  
                                                               
      Довольно много всего произошло за сегодняшний вечер, а главная проблема остаётся не решённой, причины непонятны, место заточения неизвестно, кто похитил - загадка. И самое главное – как теперь отсюда выбираться. Фудо сидел в центре камеры и пытался сосредоточиться, но то, что происходило вокруг,  действовало, как  включенный старый, испорченный телевизор с помехами – раздражало до слёз и нервного тика. Процессы  лимбической системы  мозга и так протекали нестабильно, а эта парочка напротив  только расстраивала и без того  расшатанные нервы . Нет, чтобы сесть спокойно и подумать, они решили попетушиться. Фудо закрыл уши и поскрежетал зубами.  

      «Что за,… неконструктивная  взаимная агрессия. Ладно, подросток, один в поле воин против всего мира…. Но второй, ну взрослый ведь человек, как же жизненный опыт и снисхождение к младшим? Зачем надо было демонстративно оголять  свой торс? Угу, боюсь и восхищаюсь!»

     Спустя ещё пару непонятных реплик, направленных в адрес друг друга, нарастающее напряжение в соседней камере можно было уже потрогать. Где-то в голове выключилась лампочка. Стадия взбешённости Фудо достигла степени всепоглощающего чёрного вселенского спокойствия. Жутко лыбясь, он подошёл ближе к решётке, закатив рукава, просунул руки наружу и повис на прутьях. Сохранять статус-кво не было никакого смысла и никакого терпения. Конечно, можно было  дать им возможность поубивать и покалечить, но такой привилегии они не заслуживали. Тем более в связи со сложившимися обстоятельствами. Сейчас первоочередная задача – разобраться с глобальной проблемой заточения, а не доказывать, кто прав, а кто виноват. Ещё и таким вульгарным способом.

       Окончательно вознамерившись  подтолкнуть разговор в русло обсуждения,  Фудо мгновенно поменялся в лице. Слегка опуская веки, придав своему голосу самый жгучий и приторно-сладкий  звуковой оттенок, он наклонил голову на бок  и, манерно вздёрнув бровь, страстно прикусил губу, привлекая внимание красноволосого, Осаму, кажется.    
 
   -Ау…. Надо поговорить…

     Прерывисто дыша, запустил одну руку себе под  рубашку,  по  другой тем временем  очень медленно проведя языком  от запястья до кончика указательного пальца.

    -  А тебе нравятся морковные букеты?

     Потом резко отстранился от решётки, схватившись за сердце, и бросил  жутким  громким шёпотом.

    - Или ты импотент?!

      И, прокрутившись вокруг своей оси, уже серьёзно спросил.

    -  Что там было  сказано по поводу якудза?  
   
  Камера 1  
яой - Фудо Игараси

ночь с 10 на 11 ноября, около полуночи


         Полное разочарование, зато теперь картина маслом писана.  И очевидно, и радует душу то, как двое полуголых мужчин устраивают сначала жестокий  вербальный мордобой,  а затем,  пафосно гарцуя, применяют друг на друге пассивные умения испепеляющего взгляда и устрашающих поз. И не надо никуда идти, всё здесь, всё для тебя, искушённый  зритель. Сиди и наслаждайся зрелищем.  Твоё нежное терпение, так расточительно потраченное  на выходки двух некомплексующих мужей за решёткой напротив, вскоре  будет вознаграждено созерцанием  их  бессмысленного надругательства над  телом и логикой.

           «… Глухая  жопа с ручкой.…           И эта недоросль туда же,…         какой вы там головой думаете, той, что снизу что ли…?»

           Фудо, коротко зевнув  и подперев рукой подбородок, встал в ожидании разрешения конфликта. Желание во всём разобраться подавляло лишние эмоции, здесь от них и так не будет  никаких толку, проку или выгоды. Значит, надо ждать и смириться с правилами игры,  стремление  к получению ответа  оправдает все средства. Поэтому  он не терял надежды  на возможность добиться от  негативно настроенных к нему   противоборствующих объектов и лежащего рядом полутрупа подобие вразумительных диалогов.

              -Мьюби, ставлю фантик на силу юности. А ты?

           Досадная трата времени. В голове мысли всплывают и путаются между собой, но есть одна, не дающая успокоиться  - без таблеток он не сможет нормально спать. Ну почему они остались дома, эти таблетки,… эти долбаные таблетки,…  долбаные….  

               От тяготеющего раздумья  внезапно отвлекло кряхтение и шорох за соседней стенкой слева, появилась некая интрига. Чудное чувство. Фудо подошёл ближе и старательно, с усилием постучал по перегородке, сверху посыпалась  мелкая бетонная пыль, покрывая  волосы и плечи слоем серой пудры и забиваясь в нос,… чешется.

                -Апчхи!!! – отряхиваясь и кашляя, отстранился от стены и вновь повис на решётке  –  Привет всем, кто там! Как самочувствие?