Об игроке Карма Статистика Персонажи (35) Галерея Достижения (4) Сны

Хитоши


Локация, где находится персонаж - Я хочу...

Имя:Хитоши
Возраст:???
Внешность:Красные длинные волосы и зеленые мерцающие глаза, словно стеклянные. Кукольная миловидная внешность. Хрупкое телосложение и белая кожа
Дополнительная информация о персонаже:???
Подпись:???
Владелец: Персонаж принадлежит NEKO
Статус: персонажу разрешено публиковать посты

Игровые Посты

Локации, где был персонаж

  Я хочу...  
яой - Хитоши

Начало лета, дом Ноктиса, 13:00

Старые круглые часы в металлической рамке, которые уже много лет висели на стене напротив подоконника отмерили очередной час. Но что такое шестьдесят минут в потоке вечности? Лишь миг. Стеклянные зеленые глаза видели тонкие стрелки уже много лет, наблюдая за течением времени. Кукла, что так давно пылится за пожелтевшей от старости занавеской, не могла обернуться и выглянуть в окно, она не могла повернуть голову и осмотреть комнату, восстанавливая ее обстановку по памяти. В тот день, когда ее впервые принесли сюда, она видела чуть больше, чем сейчас и с тех пор мало что изменилось. Мальчик, чьей игрушкой она стала, так ни разу и не коснулся ее, лишь передвигая с места на место, для того чтобы вытереть пыль с подоконника, но никогда не собирался выбросить ненужную игрушку. Быть может потому, что просто забывал о ней или храня таким образом воспоминания о покойной старушке-бабушке, которая и вручила малышу столь странный подарок. Сколько раз стрелки настенных часов совершили свой оборот прежде, чем этот ребенок превратился в подроста, а затем и мужчину? Глаза куклы пристально наблюдали за этой вполне естественной метаморфозой живого тела своего хозяина и с тоской, и с грустью.  За чудом настоящей жизни. Душа билась внутри фарфорового тельца, металась, рыдала, съедаемая завистью, словно птица в клетке, ломая крылья о непробиваемые стены. Безумие уже давно бы поглотило ее, если бы не те короткие минуты счастья, когда хозяин возвращался домой в свою комнату. Иногда он был один, иногда в компании своих возлюбленных или друзей. Испытывал ли он к ним какие-то чувства, кукла, не могла знать, но в те моменты близости, когда она не могла отвернуться или закрыть глаза, внутри нее все трепетало. Если бы живая игрушка знала название своих чувств, они бы назывались ревностью, завистью, любопытством и даже стыдом.

Сегодня в доме было оживленно. В комнату Нотикса ни кто не заходил, от чего кукла была сильно расстроена, но до ее слуха долетали отголоски чужих фраз. Все они принадлежали разным людям и душа игрушки трепетала в ожидании праздника. Она с нетерпением ждала. Когда же увидит новые лица, быть может повезет и в комнате ее хозяина появятся гости, с подарками, ведь сегодня был необычный день. День рождения мужчины, которому принадлежала  кукла. Собрались родственники и друзья. Даже на улице, где-то за окном, было оживленно. Быть может все не поместились в дом или кто-то выходил подышать свежим воздухом, покурить. Фарфоровые ушки, которые были сделаны очень реалистично пытались уловить каждый звук, боясь пропустить что-то интересное, но веселье и гомон вдруг прекратились. Сначала тишина накрыла тех, кто стоял у порога, а затем голоса смолкли и внизу, доносился лишь отчетливый звук поскрипывающих досок, под тяжестью чьих-то неспешных шагов. Ручка медленно повернулась и не смазанные петли засвистели открывая старенькую дверь. Маленькие, глубоко посаженные глаза, окруженные морщинистой кожей смотрели прямо на куклу. Это было заметно даже через узор покачивающейся тюли. Что-то неуловимо знакомое в лице старухи появившейся в дверном проеме. Она двинулась прямо к окну, опираясь на свою облупившуюся трость, не отрывая взгляда от весьма удивленной куклы. Быть может когда-то, очень давно, зеленые стеклянные глаза видели эту женщину, но с течением времени эти воспоминания стали размытыми и почти забылись. Старуха обернулась и поманила пальцем хозяина комнаты, указывая жестом на то, чтобы тот вошел и закрыл за собой дверь. Женщина, чье появление заставило замолчать десятки голосов, отдернув занавеску, вдруг касается холодной фарфоровой щеки, а кукла рыдает от счастья, ощутив тепло человеческой кожи. Звон наполняет комнату, или его слышит лишь игрушка? Свет меркнет, словно вдруг на мир опускается пелена ночи, сотрясается стекло в старом окне, а поблескивающие неживые глаза накрывают веки. Взмах ресниц, и еще и еще. Губы вытягиваются в тонкую полоску, а затем чуть приоткрываются, произнося первые в своей жизни слова.

- Что это Ноктис? Что со мной? - фарфоровая кукла... Нет живой юноша сидящий на подоконнике и свесивший вниз ноги делает вдох. Ему трудно дышать и трудно говорить, но он обращается к единственному человеку которого знает, к своему хозяину. Тело вдруг ставшее живым подрагивает от страха и холода, а тонкие белые руки обхватывают собственные плечи, в попытке закрыться и согреться.

- Что это, что это? - Повторяет напуганный парень. Его длинные красные волосы, как багровый водопад спадают на грудь, прикрывая оголенный торс. Он подтягивает свои длинные стройные ноги, ставя их на подоконник, а старуха расплывается в мягкой улыбке, все еще держа руку на щеке изменившейся куклы. Женщина наконец-то прерывает молчание и поворачивается к застывшему в оцепенении мужчине.

- Я сделала тебе такой дар, когда ты был совсем маленьким, внук, но ты не воспользовался им. Я вижу, что мужчина стоящий предо мной стал не тем человеком, о котором могла бы мечтать твоя бабушка. То, что эта кукла по прежнему оставалась обездвиженной тому подтверждение. Ты погряз в распутстве, собственном эгоизме и желаниях. Быть может теперь, я смогу исправить это.

Старушка печально смотрела на своего уже совсем взрослого внука, которого не видела с самого детства. Ее сухие и кривые пальцы сжимали трость, а белые волосы собранные в низкий хвост еле колыхались от сквозняка.

- Если этот юноша, - палец женщины указал, на все еще сидящего на подоконнике молодого человека, - проронит хоть одну слезинку, ты станешь таким же, каким был он все эти годы. Твоя душа будет в заточении в хрупкой фарфоровой оболочке, навсегда.

С этими словами бабушка ошарашенного мужчины вышла за дверь, осторожно ступая своими дрожащими под собственным весом ногами. В ту же секунду, деревянное полотно вновь распахнулось,  показывая пустоту длинного коридора за ним. Женщина исчезла так же неожиданно, как появилась в этом доме.