Об игроке Карма Статистика Персонажи (20) Достижения (1) Сны

Адриан Скотт


Локация, где находится персонаж -

Имя:Адриан Скотт
Возраст:24
Внешность:???
Дополнительная информация о персонаже:???
Подпись:???
Владелец: Персонаж принадлежит Alan Letto
Статус: персонажу разрешено публиковать посты

Игровые Посты

Локации, где был персонаж

  Sexy nights  
яой - Адриан Скотт

Возраст: 24

Вечер/Середина мая/ Синдзюку, Токио

Этот госпиталь Адриан знал уже хорошо. Эл кажется один раз помог главному врачу здесь, и они стали здесь частыми клиентами. По сути, это то и дело забавно. Их профессии такие разные, но они дают им возможность заводить полезные знакомства. Своими способами, но даю же? Уже не один раз что Скотт, что Джей приводили в их круг людей, которые после помогали доставать необычные вещи, билеты и услуги. Помниться они раньше даже хвастали друг перед другом такими знакомыми. Это было так весела. Целоваться и, оказываясь сверху, называть имя и должность, а после снова целоваться и оказываться теперь уже снизу, выслушивая грозный ответ. Он всегда проигрывал. Хотя толком то и не хотел выигрывать в подобном. Ему нравилось смотреть на Эла снизу вверх, отмечая, как на его лице появляется самодовольная улыбка. Ведь от нее щемило что-то внутри.

Никаких чувств... Это правило было главным. Их отношения держались только на этом. Они не были друг другу ни в чем обязаны. Просто учились целоваться, просто обнимались, просто ласкали друг-друга, просто трахались. Только вот в один момент этих просто стало слишком много и они дали ростки чему-то совершенно иному. Отчасти ненасытность в плотских утехах, поглотившая его, стоило сбежать из дома, уступила место потребности в чем-то ином.  В том, что ему давали открыто сейчас. Даже конкретно сейчас. Просто обнимая.

Стоило рукам обнять его, как Скотт вначале просто растаял, а после не сдержался и даже дал волю слезам. Он даже толком не мог сейчас говорить. Просто все волнение и вся вина сейчас собрались в один комок и не давали ничего сделать. Обнимая и почти плача в плечо, парень просто то и дело сильнее сжимал руками тела возлюбленного и делал глубокие вдохи. Возлюбленного. Он наконец-то может это сказать. Более того, жаждет этого. Как и еще многое. Помниться друзья шутили про то, когда же у них будет свадьба. Забавные малые.  К сожалению это уже было невозможным.

- Но...

Ему не дали и слово сказать. Заместо это стало литься столько информации, что не было сил на все сразу отреагировать. Смотря на Джея, Скотт отчего-то теперь уже с трудом сдерживал слезы. Европа? Уехать? Закончить карьеру? Не хватает уверенности? Боги, о чем он говорит? К чему слова про романтику? А что это за коробка? Что? Что он только что сказал?

Адриан не верил свои ушам. Снова. Но... но кольцо в руке Эла заставляло думать об обратном. Ему сделали предложение. Не ради шутки. Настоящее. Самое настоящее, как во всех этих бесполезных мелодрамах. Раньше Адриан смеялся над тем, как ведут себя в таком случае герои. Но... но в этот раз все было иначе. Он и сам незаметно доя себя перестал думать о чем либо другом. Смотрел только на Эла и кольцо. Разве что не стал прикрывать трогательно рот рукой. Это уж совсем по бабски было. Однако не смог сдержать слезинки. Хотя глаза были на мокром месте и хотел снова позорно разревется. Снова. Не уж то он по воскресеньям теперь все время такой будет? Черт. Надо отшутиться. Хотя как шутить после таких слов? Ему предложили выйти замуж. Это уже не в любви признаться. Это серьезнее. Да это чуть ли не важнейший вопрос в жизни! И его задали сейчас. После самой отвратительной недели в его жизни! И... и он... Боги. Как все сложно! Готов ли он согласиться? И может ли он отказать? Нет. Не может. Не сможет как бы сильно не хотел. А он и не хочет говорить нет. Никогда бы не смог это сказать. Но боялся и помыслить о таком. Просто... Эл всегда казался таким... холодным и не способным к такому предложению. Потому что он никогда не был романтиком.

А пауза затягивалась. Скотт словно рыба, то открывал, то закрывал рот и изредка смеялся. Утонув в размышлениях, он очнулся, когда увидел, как подрагивают руки Джея. Он... так переживает? Похожий сейчас польше на сжавшуюся при виде кошки мышку, чем на льва, он казался таким милым. Не надо его мучить.

- Эл... самым романтичным из того, что ты сказал, было слово «Париж». И я искренне надеюсь, что там то ты хоть немного расшевелишься, офисный ты мой планктон, - Адриан позволил себе хохотнуть, а после, забив на то, что рядом есть другие люди и даже дети, поцеловал любимые губы. - Дааа.

Прошептав это в губы, Скотт уперся носом в шею и закрыл глаза. Он не стал больше говорить и слова. На его губах была счастливая улыбка и оттого он ее прятал. Она была только для Джея. Как и весь он. И скоро уже официально.
  Sexy nights  
яой - Эл Джей

Возраст: 26

Вечер/Середина мая/ Синдзюку, Токио

Всю радость, все смятение и все счастье, что переживал Адриан, пока думал и говорил, Джей ощутил на себе в тот момент, когда он прилюдно поцеловал его, а после бросился на шею и сказал заветное: "Да". Все неловкие слова, сказанные им до этого, Эл моментально забыл. Он утонул лицом в его рыжих волосах, ощущая, как они намокают от слез, и понял, что бояться уже нечего. Нервы, казалось, готовы были сдать после напряженной недели, постоянной боли и тяжелой разлуки. Даже радость от выигранного процесса, скатившаяся тяжким грузом с усталых плеч, была не такой яркой и волнующей, как та, что пришла вместе с согласием Адриана. Эл в самом деле думал, что получит отказ, ведь в характере его избранника все было непредсказуемым. Учтя это, он не учел и того, что возможен даже другой вариант.

Лишь осознав, что с этого момента они перестанут скрывать свои чувства друг от друга и от окружающих, Эл поддался чувству радости и безмятежной влюбленности, и засыпал Адриана поцелуями: от солоноватой слезами шеи до пропахших табаком и краской рук.  Пусть на них смотрят - любить так, как любил Эл Адриана, никто из этих черствых японцев, чьи сердца напрочь проел патриархат, не способен даже в мыслях. Какое им дело до счастья двух влюбленных мужчин?

- Я... - между поцелуями выдавил Эл. - Прошу...

Едва убедив себя остановиться, Эл Джей кое-как оправился от пережитого мгновения стресса, и поднял уроненную на колени шкатулку. Теперь он должен сделать то, чего так хотел вот уже месяц. Эл вытащил кольцо с уютного насеста, поднял кисть левой руки Адриана и, вопрошающе заглянув ему в глаза, надел кольцо на законный палец, лишь после заметив, что оно ему впору.

Золотой ободок на длинном пальце возлюбленного моментально охладил весь его пыл и оставил только приятный, волнующий привкус счастья. Эл с той редкой улыбкой, что появлялась на его губах лишь в такие минуты блаженства, поднял взгляд на теперь уже жениха, и, полюбовавшись его полными восторга глазами, уткнулся своим лбом в его.

- Спасибо.

Он бы вечность просидел так, держа его за руки и прислонившись лбом к нему. Его бы не смущали взгляды и шепот со стороны, время и сама торопливая жизнь. Но только время подошло к семи часам и оповестило о себе звонком в колонках громкоговорителя. Сбоку открылась дверь и в коридоре показался доктор Юкио Сибата. Буквально за секунду до этого Эл напряженно повернулся назад. Встретившись с глазами старого клиента, Эл Джей понял, что тот обо всем догадался, но терпеливо и понимающе кивнул в сторону двери.

- Элрой Дженнингс, - позвал он, - пора готовиться.

Эл, помедлив, кивнул, и повернулся к Адриану. Тот все понимал, а это главное. Он обхватил его лицо руками и посмотрел в глаза.

- Езжай домой, выспись и приведи себя в порядок. Хорошо? Обещай, что поедешь. А потом привезешь мне некоторые вещи. Я тут на несколько дней задержусь, - прошептал он. - Незачем сидеть тут и ждать меня, это надолго. Договорились?

Брать подобные обещания с Адриана - все равно, что со стенкой в "города" играть. Но Эл надеялся, что его жених войдет в его положение. Если Адриан и в самом деле хорошо его изучил за все эти годы, то он знает, что Эл себе места не найдет и даже проснется посреди операции, гадая, поел или поспал ли его нерадивый друг. А ведь так и будет, если у него не будет уверенности в том, что Адриан дома, в теплой постели, ждет, когда им наконец-то можно будет встретиться.
  Sexy nights  
яой - Адриан Скотт

Возраст: 24

Вечер/Середина мая/ Синдзюку, Токио

Он уже очень давно не видел Эла таким. Он казался таким неуверенным в себе и... напуганным. Нет. Именно таким он видел его один раз. Когда он предложил «встречаться». Это было уже после поцелуя под звуки салюта. И нет. Даже тогда он не переживал так, как сейчас. Пожалуй именно из-за этой трогательности Адриан и не стал задерживать ответ. Он отомстит за эту неделю... когда-нибудь отомстит.  Не сейчас. Вовсе не сейчас. И вовсе не пожалел о своем решении.

Обняв его и уткнувшись лицом в волосы, Эл... плакал. И это настолько растрогало, что и Скотт не стал сдерживать следы счастья. Крепко сжав любимого в объятиях, он даже несколько раз позорно всхлипнул. Но после взял себя в руки. Хотя и до этого улыбался. Да и Джей помог, начав расцеловывать лицо, шею, руки. С губ невольно сорвался смех. Закрыв глаза, Адриан наслаждался происходящим и гладил Джею плечи и спину. И плевал он на призывы быть тише и культурнее. Они не орут и не трахаются, так что остальное катиться лесом. Пусть смотрят и... завидуют. Потому что только они могли любить друг друга так по разному, но бесконечно сильно и долго. Ведь Адриан влюбился в Эла уже тогда, когда он похвалил его рисунки. Жаль только понял это лишь сейчас. Он же дурачок.

- Да, ты, - говорил на несвязанные слова Скотт и после теперь уже сам, перехватил подбородок мужчины заставив посмотреть на себя. - Проси о чем хочешь.

Задержав дыхание, стоило увидеть коробочку, он забыл как дышать, когда увидел кольцо. Золотой кольцо красиво поблескивало в свете медицинских ламп, в то время как алмазная пыль сверкала, словно звезды. Оно же... такое дорогое и красивое. Нн раздумывая кивнув, Адриан позволил перехватить свою руку и одеть кольцо, что село, как влитое. Так, словно уже давно было на пальце, но до сели было незаметно. Теперь уже две вещи кричали о том, что он не принадлежит только себе. А после будет и третья.

Подняв восторженный взгляд,  Адриан сам потянулся на встречу, утыкаясь в лоб Эла своими и трогательно переплел их пальцы. Словно они снова в школе и тайком, прогуливая уроки, лежат на крыше, любуясь небом и переплетая руки точно так же. А больше ничего и не хотелось. Разве что то и дело порывался кинуть взгляд на кольцо.

Жаль только они не смогли посидеть так еще дольше. Звонок, и вот отчасти страшные слова «Элрой Дженнингс, пора готовиться». Поймав взгляд теперь уже даже почти мужа, Адриан все же не удержался и погладил его по лицу, оставляя поцелуй близ уголка губ. Потому что ему снова было стыдно за то, что он сотворил с ним подобное. А после стало бесконечно обидно за то, что его почти пинком отправили домой.

- Хорошо, - сказал через паузу парень и, опустив голову, встал со своего места. И все же не сдержался и крепко обнял напоследок. - Я люблю тебя.

После этих слов он ушел. Просто знал, что иначе не сможет сдержаться и все же просидит у двери до последнего.  Элу не нужны сейчас хлопоты. А Скотту нужно время осознать все то, что произошло. Наверное оттого он и пошел пешком, вспоминая университет, когда они считали каждую йену. И после тратили это на мороженное или пиццу. В этом была своя романтика. Только их романтика.

Квартира встретила пустотой и холодом. Правда он вскоре пропал, ведь Адриан внутри горел. Энергии было столько, что он сделал немыслимое - провел капитальную уборку и стирку. Сделав себе не то обед, не то ужин, Адриан быстро перекусил и... свалил из дома, расталкивать все ту же подругу из кондитерской. Та, конечно, была готова всыпать за столь поздний визит, но растаяла, стоило увидеть кольцо. От ее визга у парня после в ушах долго все звенело. И все по новой. Вернувшись домой лишь заполночь, Скотт уснул в комнате Эла и встал ни свет ни заря, что было для него подвигов.

Приводя себя в порядок, он чувствовал себя девицей перед свидание, которая не довольна всем и вся сразу. И все же сразу рванул в госпиталь, как получил заветное смс со списком. Эл такой Эл. Не хотел будить звонком. Знает же, какой Скотт соня. Собрав все необходимые вещи, он положил на самое дно сумки две коробки. В одной было два немного криво украшенных, но все еще невероятно вкусных капкейка, а в другой уже тот самый подарок. Уже в такси, Адриан не удержался и снова открыл заветную коробку. Первыми в глаза бросались часы. Черный кожаный ремень, круглый циферблат за сапфировым стеклом. Дизайн был классическим, ничего лишнего и сверх навороченного. Ведь именно таким Эл и казался для прочих. И лишь приглядевшись можно было заметить блеск небольших бриллиантов, которые держали стрелки. Такими же простыми казались черные же запонки в серебряной окантовке. Да вот только и это было белое золото. Эл Джей был загадкой. Он не был таким, каким кажется на первый взгляд.

Спрятав все обратно, Адриан дождался приезда в госпиталь и широким шагом дошел до нужной палаты. Замерев лишь на секунду, он после постучал и, собравшись с силами, постучал, дожидаясь заветного разрешения. Была не была.

- Доброе утро, Элли. Как ты?

Спросив это, Скотт снова опустил взгляд, ощущая себя виноватым. Джей был таким... уставшим. Нет. Надо было притащить больше сладкого. Хоть что-то. Приставив стул ближе к кровати, парень передал пакет с одеждой и подарками.

- Держи. Проверь, все ли я взял.

Сказав это максимально «беспалевно», Адриан замер и... стал сгорать от нетерпение, постоянно оглаживая большим пальцем левой руки кольцо. Чтобы снова и снова убеждаться, что это правда.


  Sexy nights  
яой - Эл Джей

Возраст: 26

Утро/Начало июня/Париж, Франция

После того, как дверь кабинета доктора Сибаты закрылась, из памяти Эла напрочь исчезло все, что было после. Вот они ведут краткую беседу, вот он уже готовится к операции, вот он на столе, смотрит на лампу и постепенно погружается в воспоминания. Они перенесли его в частную школу Канто, в летний день, на крышу, где были только Эл и Адриан. Иностранцы, которым в те годы не было места среди местных, всегда держались вместе. Почти без друзей, сами по себе. Эл тогда почти не разговаривал. Ему тяжело дался переезд из Манчестера в Токио, еще тяжелее - язык. Ныне он мог использовать его на уровне, необходимом для комфортной жизни в Японии, а дома, в неформальной обстановке, по-прежнему говорил на английском. Адриан понимал его, а больше никто и не нужен был.

Те дни были полны счастья и покоя. О таких вещах, как гомосексуальная любовь, они даже не подозревали. Да и о том, что мужчины тоже могут заниматься сексом, Эл узнал от школьного врача. Он был по уши влюблен него - до сих пор вспоминает. Сенсей все понимал, но через месяц-другой после признания мальчишки, просто уволился. Не зная, что делать с этим, Эл просто не стал ничего делать. Адриан же вошел в его жизнь намного позже. Такой яркий, популярный, красивый иностранец - на его фоне Эл был мрачным грибом в чужом углу. А еще он помнил, что совратил Адриана намеренно, когда дал своей темной стороне волю. Он всего-то хотел наказать его за его натуру, что не давала ему покоя дни и ночи, а в итоге привязался настолько, что вскоре... Попросту влюбился.

Так, как сейчас, было не всегда. У Эла были девушки, но с ходом времени они стали ему надоедать. Женское тело перестало его возбуждать, в один момент его начало тошнить только от одного вида обнаженной женщины. Они казались ему такими же доступными и грязными, как его шлюха-мать. Он ненавидел их природу и тела, но по-прежнему оставался мужчиной, который любит женщин такими, какие они есть, без всяких сексуальных и любовных подтекстов. А после того, как пьяный Адриан делал ему минет в туалете, Эл понял, в чем его проблема. Она была в Адриане.

Не появись он в его жизни, все было бы иначе? Даже если так... Эл желал того, что имел, и большего, из того, что мог получить.

***

Он проснулся в своей палате, полный размышлений о своем прошлом. Боль в причинном месте едва ощущалась. Запах стерильного белья и хлорки в палате больно ударил по ноздрям, отрезвив ум. Наркоз сошел на нет, но голова побаливала от яркого утреннего света, звуков за стенами и запахов.

Едва он успел прийти в себя, как к нему нагрянул доктор Сибата. Уладив все формальности, он вновь оставил Эла одного. Зная, что в ближайшую пару дней его ждет больничный ад, он попытался заставить себя заснуть, но дверь вслед за Сибатой открылась, и в палате появился Адриан. В еще не прозревших ослепленных глазах Эла он казался слишком ярким, притягательным пятном. Эл слабо улыбнулся этому пятну.

- Доброе утро, Элли. Как ты? - услышал он любимый голос.

Приложив те силы, что у него остались, Эл чуть приподнялся на подушках, чтобы лучше видеть его лицо. Адриан уже не был так изможден, как вчера. И выглядел свежее.

- Задница болит, но... Всего лишь последствия наркоза, - осипшим от безделья голосом ответил Эл и покрутил головой по сторонам в поисках часов.

Адриан зашуршал, Эл повернулся к нему. Он протянул ему пакет с вещами и чем-то сладко пахнущим. Скользнув взглядом по его лицу, Эл ощутил неприятный укол в совесть. Заставил же поволноваться!

- Держи. Проверь, все ли я взял.

Эл с улыбкой открыл пакет и порылся в вещах.

- Да, все. О... - обнаружив на дне коробку, Эл потащил ее наружу. Открыв, он приятно удивился. - Как мило... Сразу видно, что старался. Но... Мне нельзя это, - он виновато поморщился и поставил коробку на тумбу. - Уверен, они настолько же вкусные, насколько красивые.

Это были колкие слова, но иначе Эл не умел. Адриан и готовка - разные расы со своим менталитетом. Тем не менее, старания его жениха были приятны молодому мужчине. И он бы с радостью съел кексы. Если бы он только мог!

Чуть посмеявшись, Эл вернул взгляд в пакет и увидел на дне еще одну коробочку. В отличие от той, эта была выполнена из дерева, резной и на вид не дешевой. Бросив на Адри вопросительный взгляд, Эл отложил пакет в сторону, а сам уставился на коробочку, пытаясь припомнить, была ли у него такая.

- Что это? У меня слишком много всяких футляров и шкатулок, чтобы вспо... вспомнить.

Стоило ему откинуть крышку, как все встало на свои места. Так вот оно что...

- Адриан... - не то возмущенно, не то восхищенно, не то неуверенно выдохнул Эл. - Это же... Они же безумных денег стоят.

Эл не знал, радоваться ему или злиться. Адриан... Он же так усердно работал, чтобы купить их Элу, который и сам мог себе позволить такую роскошь. Часы, запонки... Вещи, которые необходимы каждому успешному мужчине. Да и дарить часы - плохая примета. Эл настолько растерялся, что захлопнул коробочку и опустил руки. Он с полминуты смотрел ошалело в стену, прежде чем посмотреть на Адриана. Тот его реакцией явно был расстроен, и, спеша исправить положение, Эл смягчился и протянул руку, чтобы коснуться пальцами его ладони.

- И ты ради этого столько работал? Ради меня? Это безумие, - он как можно крепче сжал пальцы вокруг его запястья и тепло улыбнулся. - Но... Это я в тебе и люблю.

Да... Безумие Адриана - одна из тех вещей, на которые Эл готов был молиться. Если бы не его крышесносная натура, кто знает, где бы он оказался? В конце концов, думая об этом сейчас, Эл Джей понимал, что изначально выбрал нелегкий труд адвоката только ради того, чтобы у Адриана было все, что он захочет. А хотел тот немногого. Его.

Он потянул его на себя, и когда их лица сравнялись, Эл впился в его губы крепким и долгим поцелуем. В нем хотелось забыться и забыть все, что они вместе пережили за эту неделю, и вернуться к моменту, когда переполошенные из-за пожара в студенческой квартире, так крепко уцепились друг за друга, что железная плотина, удерживавшая реку их чувств все эти годы, отчаянно рухнула.

***

- Ты готов?

Эл Джей мог вечно любоваться тремя вещами в этом мире: закатами и восходами, дождем и своим мужем Адрианом. Дождь на закате в Париже, когда они сидели на крыше над своей квартирой в центре города, выглядел прекраснее всего. Привязанный за руки черной хлопковой лентой к прутьям большой даже для двоих людей кровати, с завязанными такой же лентой глазами Адриан же мог затмить собою всю прелесть и романтику Франции. Любуясь его обнаженным и беспомощно связанным телом, Эл Джей рисовал в голове самые невероятные образы. Он мог поставить его тело в любую позу, пользоваться им как манекеном для художника, заставлять кончать снова и снова. Теперь ему не нужно было скрывать своих чувств, а, значит, получившие свободу, они сведут с ума обоих.

Едва последовал ответ, как Эл раздвинул его бедра в стороны, примостился между ними и оценил открывшийся вид. Низ живота тревожно вздрогнул, ощутив призыв проснуться. Томя Адриана в ожидании, Эл вытащил из баночки миниатюрный bluetooth-вибратор для анальных утех, настроил его на телефоне и, не потрудившись смазать предварительно, медленно ввел его в анус друга. Когда мышцы дали слабый отпор, Эл надавил на него пальцем и ввел внутрь, вытащив петлю. Таким он занимался не в первый раз, но опробовать новинку захотелось именно сейчас. Когда Адриан издал сладкий судорожный стон, Эл включил игрушку.
  Sexy nights  
яой - Адриан Скотт

Возраст: 24

Утро/Начало июня/Париж, Франция




Что бы было с его жизнью, если бы они тогда не сблизились? Адриан не хотел то и дело об этом думать, потому что знал, что тогда бы он был Адрианом Скоттом Младшим. Правильным мужчиной с правильной работой, хорошей репутацией и с правильной женой из их христианской коммуны. И не дай бог девушке оказаться протестанткой!  Отец считал его уродцем. Рыжий - цвет дьявола. А еще бил мать за то, что она ему изменила. В ее слова о том, что в ее роду было много рыжих он не верил. Потому что Адри был один такой на всю семью. Может поэтому и смог выбраться из замкнутого круга?

Он любил рисовать. Всегда, всегда, всегда любил. А отец показательно сжигал рисунки за ужином, называя все это дьявольским искусством. Скотт настолько перестал в себя верить, что даже перестал верить в похвалу других. Считал, что его провоцируют. А потом появился Эл...рой. Тогда еще Элрой. Незнакомая тучка, которая была многими воспринята в штыки. Да он и сам не шел на контакт, с трудом связывая слова и злясь от этого лишь больше. Это сохранилось до сих пор. Дома они говорили то на японском, то на английском, то на странном миксе этих языков. Они понимали друг друга, а большего и не надо.

Пожалуй именно с понимания все и нашлось. С момента, когда Элрой вышел в диком смятении из медпункта, когда уволился работавший там до этого мужчина. Не сказав никому и слова после, Адриан тогда просто обнял его. Как друга. И тут началось. Подколы, шутки, прикосновения, что стали становиться немного откровеннее с каждым разом, и все. Он пропал. Пропал и сдался. Эл был у него первым во всем. Объятия, поцелуи, секс. Да, Джей успел урвать его до того, как Скотт признался в симпатии милой и правильной Анне. Потому что это было наркотиком и попробовав его раз, парень не смог слезть с иглы. Так что да - он стал геем так и не «вкусив женской плоти». И в этом был виноват только Эл! Эл, к которому он снова мчался, как незнамо кто.

Вот и сейчас, чувствуя вину, он сидел рядом с ослабевшим Джеем.

- Ты шутишь. Значит дело и впрямь неплохое, -хохотнул Адриан и не удержался, чтоб не убрать прядку черных волос за ухо.

Чуть ли не дрожа от нетерпения, он ждал. Ждал, пока найдут подарки. И почти сразу получил отворот поворот.

- Ээээл! Ну ты даже не попробовал! Они шикарные, но я был слишком криворукий, чтоб сделать красиво шапку. Ладно.  Сам съем.

Сказав это отчасти картинно, Скотт замер и скал ждать. Даже не ответил ничего про футляр. Интересно, а вчера, делая предложения, Эл чувствовал себя так же? Если да, то он герой, потому что сейчас секунды казались вечностью. Но вот шкатулка открыта и на лице Эла целая гамма эмоций. Безумных денег? Для него да. Для Скотта это была невероятная сумма. Но он смог это собрать. Смог купить. Потому что считал, что у достойного и успешного мужчины должны быть хорошие часы и запонки. Да вот только крышка хлопнула внезапно резко... неужели...Не понравилось. Сердце бухнуло вниз, а в голове была пустота. Ну что ж он так... не угадал. Так старался. Может и правда стоило спросить его знакомых? Чтобы наверняка! Неужели?

Прикосновение руки, вопрос, и вот уже все осталось позади. Внутри забилась жизнь и вылилась в счастливую улыбку. Он успел лишь кивнуть и сказать «я тоже тебя люблю», когда его притянули ближе и поцеловали. Так, как он давно хотел.

***

- Да.

Адриан сказал это хриплым голосом и облизнул губы. Он не знал, чего ему ждать. Не знал, но все равно согласился. Иначе он не мог. Потому что полностью доверяет теперь уже своему мужу. И это доверие лишь усилилось сейчас, когда его руки были привязаны к изголовью и он, голый и с завязанными глазами, лежал перед теперь уже своим мужем. Мужем, который был на их свадьбе в тех самых часа и тех самых запонках.

Вздрогнув от прикосновения и послушно шире бедра, Адриан стал прислушиваться к звукам, чувствуя, как усиливается томление. Неизвестность добавляла остроты, но от осознания того, что на него смотрит Эл, он чуть ли не улетал. Наверное оттого прикосновение там было внезапным. Вначале лишь сделав вдох, но после заставив себя расслабиться, застонал. Это был небольшой вибратор, который прямо сейчас начал свою работу. Сжав пальцами ленты, Адриан закусил искусанную губу и чуть выгнулся ненадолго в пояснице. Это было так хорошо. Причем все это сразу. И то, что он связан, и то, что ничего не видит, и то, что в Париже. Но в особенности то, что рядом его муж Эл. Эл, который для него сейчас почти как царь и бог.
  Sexy nights  
яой - Эл Джей

Возраст: 26

Утро/Начало июня/Париж, Франция

Эл Джей любил тело Адриана. Любил и знал настолько, что мог с закрытыми глазами увидеть каждую морщинку, складку, родинку и шрам на нем. Он знал наизусть его особые места и с каждым разом узнавал для себя новые, чувствуя себя своеобразным Колумбом. Джей мог часами лежать рядом с ним спящим и наблюдать, изучать, наслаждаясь каждым движением своей руки по его телу. Адриан сильно вырос с тех пор, как Джей в последний раз обращал внимание на его красоту. Он стал шире в бедрах, его талия стала выше и обрела изящный изгиб. Недавно Эл отметил, что они теперь одного роста, и, к его недовольству, он уступал Адриану в паре сантиметров.

Для него эстетикой было скользить пальцами по мышцам живота и рук, наблюдая за его до безумия красивой улыбкой. Никто в целом мире для Эла не станет столь же откровенным и загадочным, как его муж. Это и нормально, и нет. Он ко всему привык и все принимал спокойно, он научился контролировать свои действия и желания, различая на их фоне реальность. Им с Адрианом ни к чему было спешить, им не нужен был секс настолько, насколько это было нужно каждому "нормальному" мужчине. Им уже давно была важна даже самая призрачная возможность просто быть рядом.

Но сегодня все было другим.

Тело Адриана возбуждающе извивалось. Наблюдая за тем, как он сладко и маняще стонет и вьется в путах не от его рук, Эл напоминал себе наблюдательного кота, которому было просто интересно на это смотреть. Он даже не возбуждался, а получал простое эстетическое удовольствие. В момент, когда ему стало мало этого и захотелось ощутить физическую дрожь, Эл потянулся к телефону и перевел ползунок вверх. Вибратор в Адриане ускорил работу, и его возлюбленный попросту задрожал. По его члену непрерывно полились слизь и сперма. Лишь увидев их, Эл судорожно выдохнул и ощутил, как вслед за вздохом его тело пронзила волна возбуждения. Адриан рефлекторно пытался вырваться, но отпустить Эл его не мог. Еще слишком рано. Он заставит его кончить столько раз, сколько сам того захочет.

Подгадав момент, когда Адри достигнет пика, едва держа себя в руках, а член - без внимания, Эл прополз между его ног, получив удар пяткой по спине, навис над ним тенью и, склонив голову, зажал ему рот поцелуем. Адриан дернулся в судорогах и попытался вырваться. Не дав ему такого удовольствия, Джей обхватил ладонями его голову и еще крепче сжал губы, перекрыв кислород, а когда воздуха стало не хватать, протянул руку к телефону и нажал на кнопку увеличения громкости. Вибратор достиг своей мощи.
  Sexy nights  
яой - Адриан Скотт

Возраст: 24

Утро/Начало июня/Париж, Франция

Художники смотрят на мир иначе. Они то и дело способны увидеть произведение искусства там, где остальные видят нечто обыденное. Но редко кто из них брался возводить это в абсолют. А Скотт возвел. Возвел свою музу в этот самый абсолют со всеми плюсами и минусами. Потому что именно они делали Эла таким, какой он есть. Эта почти одержимость, начавшаяся с простенькой похвалы, разрослась быстрее пожара в жаркий и сухой день. Адриан хранит в памяти день, когда впервые стал рисовать руки тогда еще знакомого. Даже не друга. Осознание подобного напугало и, после почти молитвы об искупление на коленях перед иконой в своей комнате, он чуть не порвал их. Именно что чуть,потому как эти линии рук были... прекрасны. Да, они были нарисованы совсем неумело, коряво, но красота в них сквозила. Именно тогда ему впервые захотелось рассказать об этой красоте всему прочему миру. И он достиг своего. Не раз и не два заказчики после спрашивали о том, кем является его натурщик. Но Скотт никогда на это не отвечал. Многие знали о красоте Эла, но никто не мог знать о самом Эле. Чудное правило, которому он неуклонно следует.

Именно это вначале заставило выучить о теле Джея все. Не отвлекая того от учебы, а после работы, Скотт мог спокойно его рисовать. Лишь то и дело мог отправить смс с просьбой прислать фото рук. Да у него на телефоне под кучей паролей до сих пор есть куча таких фото. И, несмотря на все это, он мог каждый раз словно заново изучать тело теперь уже мужа. Родинки, мелкие мозоли на руках от письма, царапины от листов книг, чешуйки дракона на татуировке, легкая щетина на лице по утрам, ресницы, шрамики после их игр. Он в совершенстве знал каждую такую деталь - слишком часто касался их пальцами, губами, языком. Именно это помогало с закрытыми глазами рисовать эту Музу. Его собственного темного ангела, принёсшего в жизнь вдохновение, свободу и похоть. Нет. Не похоть. И даже не страсть. Теперь это уже была самая настоящая любовь. Может поэтому столь привычные в прошлом игры заставляли сходить сума от неведомых ощущений?

Толком не зная правил, Скотт пытался сдерживать свои стоны. Такое они не раз и не два делали раньше. Черт, да они даже гуляли так. Только тогда все было проще. Тогда все было просто игрой. Теперь же он сгорал как свеча под этим взглядом. И больше именно этот взгляд заставлял его сходить сума. Адриан пытался держаться, но после стоны и неровные выдохи сами стали срываться с искусанных губ. Немного дернув руками, он вцепился в изголовье кровати, чувствуя напряжение веревок. Но этого было мало. Больше. Нужно больше.

- Эл!

Громкое восклицание невольно сорвалось с губ, когда вибратор ускорил свою работу. Он даже слова не сказал. Муж понял все сам. Разве это не счастье? Застонав, парень изогнул поясницу, а после стал дрожать, ерзая и немного глупо дергая своими ногами. Зажмурив глаза, Адриан откинул голову назад, открываю шею, и вновь дернул руками, в попытке вырваться. Нет. Освободить руки, чтобы, стянув повязку, навалиться на Эла, целуя его губы,зарываясь руками в волосы. Но сейчас не хватало слов. Выходили лишь глупые мольбы в перемешку со стонами. О чем он просил Скотт и сам толком не понимал. Не мог уловить суть сказанного. И дело было даже толком не в этом маленьком вибраторе. Конечно он оказался неожиданно мощным, но главное было не в этом. Вся суть была в том, что теперь на него смотрели иначе. Адриан чувствовал некое обожание в этом взгляде. А может так ему казалось сейчас, когда он уже почти сума сходил от ласки. Не хватало любимых рук.

Когда внутри уже сворачивался узел и горело пламя, Скотт шестым чувством уловил как проламывается под весом мужа кровати. Не вовремя прошедшаяся судорога заставила почти ударить Эла по спине, но он не успел ничего сделать и извиниться. Его губы накрыли наглым и дерзким поцелуем.  Открыв глаза, что дали увидеть перед собой лишь темень, парень попытался немного дернуться. Не сделав толком нормального вдоха перед этим, он почти задыхался сейчас. Задыхался, но лишь сильнее сжимал ногами бедра Джея, которые почти сразу обхватил. Он не мог обнять его руками. Эта была лишь замена. Но так он мог то и дело потереться возбужденной плотью о живот мужа, подгоняя себя к столь желанной разрядке. Дав зафиксировать свою голову, он все же невольно то и дело дергался. Тело отчаянно боролось за попытку сделать хоть небольшой глоток воздуха. Правда после все как то померкло.

Когда до пика оставалось совсем немного, Эл превратил все это в нечто невероятное и невозможное. Правильно подобранный момент превратил этот оргазм в яркое безумие. Выгнувшись в руках мужа, Скотт, широко открыв глаза, все же смог вырваться из плена губ, делая вдох, а после упал на кровать с громким и протяжным стоном. Обмякнув, Адриан делал рваные вдохи, чуть дрожа после пережитого оргазма. Руки, вцепившиеся до этого в изголовье, безвольно повисли в путах. Даже ноги теперь толком не сжимали бедра Эла. Только эта передышка была короткой. Вибратор продолжал отменно делать свое дело, посылая приятные волны, разгоняющие жар по телу.

- Ммм...  

Дав довольному мычанию сорваться с губ, Скотт, словно слепой котенок стал вертеть головой в попытках поймать губы мужа. Получилось это не сразу. Пару раз мазнув губами по воздуху, Адриан попал вначале в подбородок, но, почти вцепившись в него после поднялся выше и стал целовать столь желанные и сладкие сейчас уста.

- Элли, - горячо выдохнул парень, а после обмяк и расслабился, показывая свою готовность и покорность. Он слишком хорошо знал Джея, чтобы поверить в то, что это все.