Об игроке Карма Статистика Персонажи (20) Достижения (1) Сны

Кель’Тас Веттин


Локация, где находится персонаж - Baby, don’t cry

Имя:Кель’Тас Веттин
Возраст:23
Внешность:Высокий молодой человек с темной, словно всегда загарелой кожей. Темно-русые волосы и голубые глаза. Атлетическое телосложение, всегда прямая спина. Одежда опрятная, часто сделана из очень дорогих тканей, но вместе с тем не показушные. Любит надевать поверх одежды наплечник и аксельбант, показывающий, что он учиться в Высшей военной академии. То и дело хромает на правую ногу когда расслабляется, так как там уже давно стоит протез.
Дополнительная информация о персонаже:Самоуверенный молодой человек, являющийся представителем золотой молодежи. Родился и вырос в семье аристократов. Все мужчины и даже иногда женщины рода Веттин военные, так что карьера Келя была предрешена. Правда, он все же смог выделиться и пойти в воздушный флот. Легко заводит знакомства и кружит голову девушкам, заводя короткие романы. Раньше это был больше спорт. Сейчас же эти погони за юбками заменила погоня за призами и признанием на гонках.
Подпись:???
Владелец: Персонаж принадлежит Alan Letto
Статус: персонажу разрешено публиковать посты

Игровые Посты

Локации, где был персонаж

  Baby, don’t cry  
яой - Кель’Тас Веттин

Возраст: 23

наше время, полдень

Вокруг была темнота и боль. И сейчас последняя была лучше, чем тот треск и звон, что все еще стоял в ушах. Черт. Он ведь уже почти выиграл. Финиш был уже так близко. Просто вдруг повело руль, и верный мотоцикл полетел словно неуправляемый в кювет. А дальше падение, жесткое приземление, треск конструкции, лязг протеза и удар. теперь была лишь тьма и этот отвратительный звон. Сильно головой приложило.

- Мммм.

Болезненный стон невольно сорвался с губ. И именно этот стон стал с вытаскивать в реальность. Кель’Тас c трудом открыл глаза и почти сразу увидел небо. Красивое голубое небо. Так высоко. Непривычно высоко. Ну да. Они же в трущобах гоняли. Ох, кажется не стоило об этом вспоминать, потому как в нос почти сразу ударила вонь. Машинное масло, мазут, разлагающиеся продукты и ржавчина. Но он уже отчасти привык к такому. Все же не первы год гоняет именно здесь. Правда сегодня все пошло не так. Видимо не случайным был тот стук с начала гонки. Неужели... его хотели убить? Странно все это.

Закрыв глаза от новой почти вспышки боли, парень шикнул и стал осторожно шевелиться, проверяя цел ли. После этого было сделано два вывода. Хороший - Он ничего не сломал и даже недавно купленные гогглы с золоченой оправой и стеклом целы. . Плохой - кажется есть рана на виске и полетел к чертям протез. Черт. Он на одной ноге до Игдраса не допрыгает. Мотоцикл тем более не докатит. Да и было бы что катить. Стоп. А где мотоцикл?

Начав шарить вокруг себя, Веттин подумал о том, что земля стала какой-то слишком ровной и твёрдой. А еще это было больше похоже на яму. Но он же падал на ровное места и...

- Какого хрена!?!?!

Прокричав это, Кель резко сел и уперся взглядом в... водителя непонятного доандулета, который вез его в прицепе. Было дернувшись взять револьвер, он после сжал кулаки. Они сдали оружие перед началом гонки. Ладно. Обойдемся словом. Не зря же у него есть предмет дипломатия. Думай. Думай. Думай. Кто мог его поднять? «Мусорщик». Такие бывают очень разными. Но те, кто подбирают людей либо извращенцы, либо работорговцы, либо простофили. Желательно 2 или 3. С 1 сложнее. Если даже сможет вырваться, то не факт, что доберётся до города. Со вторыми можно договорится. На 3 даже расчитывать не стоит. Мусорщиками становятся охочие до наживы. Они бедняки, цепляющиеся за каждую монетку. А значит стоит договориться. Максимально вежливый тон с неизменным верхним акцентом аристократов, уверенный голос, осторожная улыбка.

- Благодарю, что подобрали. Не подскажите, куда Вы меня везете. И вам что-то скажет фамилия Веттин?

Последнее было сказано больше для того, чтобы прощупать почву. Если это что 2, что 3 категория, то это отпугнет. Или поможет сторговаться. Все же он сын Оделара Веттина - главнокомандующего элитного Асгадийского полка. Уж его имя звучит на каждом параде.
  Baby, don’t cry  
яой - Ануин Кэскэ

Возраст: 20 лет
Механик-самородок

наше время, полдень

В этих нищих бараках существовал закон - «Что нашел первым, то твое». Ануин его запомнил с самого детства. С самого рождения он родился в этих обшарпанных стенах, а отец вкалывал, чтобы хоть какие крохи собрать ради жены и маленького сына. Но все же жизнь бывает жестокой и порой отбирает самое дорогое. Ануину едва ли исполнилось 7 лет, как не стало матери и в тот же момент проснулся Дар. Касаясь вещи, он видел ее дефект и пытался его исправить. А когда не получалось начинал плакать. Отец решил лучше уж раньше, чем позже и подключил сына к своей работе, давая сначала самые простые поручения. Мастерская, как и гараж были забиты различным хламом, техникой, которая разбиралась до винтиков и из этих запасных частей чинились остальные.

Время летело мгновенно, Ануин втянулся так, что сам не заметил, как опережал своих сверстников и прочих охотников за металлоломом. Он поначалу случайно оказывался возле гонок на свалках и по возможности таскал всякие детали, которые вообще были на что-то годны. Таким образом при помощи отца смог собрать свой личный транспорт. Но Судьба нанесла еще один удар, забрав последнего родного человека. Но это не дало ему опустить руки и зарабатывал как мог и где мог помогал с протезами у местных жителей. Жизнь продолжалась. Даже порой помогал патрулю чинить их транспорт, который мог заглохнуть среди этих трущоб. Сначала,  конечно,  были попытки гонения и обвинения в воровстве, хоть этим не думал промышлять. Но после все же заслужил снисхождение и к нему уже сама полиция обращалась в случае проблем с транспортом.

И вот очередная гонка. Подобравшись с удобной стороны, Кэскэ удобно устроился на погибшей развалюхе и принялся наблюдать, невольно подмечая каждый транспорт, что проскакивал на сумасшедшей скорости. Это вызывало улыбку и в какой-то мере зависть. И вот на его глазах что-то пошло не так. Но было слишком далеко, чтобы понять, что произошло. И все вдруг куда-то рассосались. Спрыгнув со своего места, быстро запрыгнул в свой Тракторчик и в наглую въехал на поле, чтобы собрать детали. Где-то он призывал проснувшийся дар к предметам, способность их подтягивать к себе, где-то останавливался сам и все грузил в прицеп. Собрав невольно уцелевшие части, заметил, что кто-то был бес сознания. Хотелось конечно бежать, чтобы его патруль не схватил, но не мог просить пострадавшего.

- Эй, ты в порядке? – попытался привести в чувство парня, но похоже тот был в глубокой отключке. Но ощущалось и наличие протеза, только более качественного и дорогого, но к сожалению, сломанного.

- Ну кто же так с этим сокровищем обращается… Эх… сделать его что ли… Как бы не сломать… - недовольно поворчав, кое-как возгрузил тушу в прицеп и поднял заслонку, чтобы не дай бог, чем-то из запчастей при движении зацепит. Да и на всякий случай прикрыл потрепанным покрывалом. И вот убравшись с места гонок, он петлял на своем тракторе по улочкам, добираясь до мастерской. Внезапно раздался крик сзади, заставив Ануина вздрогнуть, но продолжить дорогу.

- Вот же крикливый… - лишь устало шепотом вздохнул, не отпуская руль. И вновь очередной поворот. Крикливый парень видимо все же включил свой мозг, что немного успокоило. Но напряжение все же не спадало, как и ощущение взгляда в спину, заставляющий нервничать.

- В мастерскую… Или как вы по-вашему думаете идти с таким-то протезом? Вырубят на первом же переулке и стащат… - произнес Кэскэ, бросив мимолетный взгляд через плечо. – Знаком с особой, которая носит эту фамилию. Бывала пару раз в патруле и обращалась ко мне за помощью… А что? Она… Твоя подружка?

По большому счету Ануину было как-то все равно откуда этот отпрыск и кем он там наверху приходится. Да и представляться особо не спешил. Эти безбашенные ведь не первый год гоняются и разбиваются. Для него же полезно то, что они оставляли после себя. Как бы ни прискорбно, но да он был «Мусорщиком». Свернув в переулок и проехав пару метров, Кэскэ остановился и вылез из своей кабинки. Подойдя, пинком распахнул ворота и приказом взглянув на свой трактор, затянул его во внутрь, прежде чем закрыл бы обратно хлипкий забор.

- Приехали, принцесса… Придется слезать, постарайся не растерять запчасти… Не горю желанием его собирать по всему полу… - ударив по выключателю кулаком и зажмурился от яркого цвета, хоть он и слегка мерцал. Подойдя к прицепу, отцепил дверцу и протянул руку. Да он немного выпачкан в саже и в мазуте, а пах маслом и топливом, но руки всегда были чистыми.
  Baby, don’t cry  
яой - Кель’Тас Веттин

Возраст: 23

наше время, полдень

И все же голова нещадно болела. Остается надеяться на то, что он не подцепит какую-нибудь заразу. Все же это свалка. Черт. Ну почему же так произошло?

Прикрыв глаза и помогая себе руками удерживать баланс, Кель’Тас снова стал прокручивать гонку. А также пытался понять кому было выгодно его убрать. О его увлечении подобным знают многие. Очень очень и очень многие. Даже в семье знают. Да, за свое увлечение пришлось чуть ли не сражаться, но в итоге отец разрешил. Понимал, что это лучше, чем посещение борделей и тем более игр с разными дурманами. А это в его  кругах было наиболее популярно. Конечно и он был не без греха, но это были лишь пробы. Эффект был ярким, но после была такая тяжесть, что хоть еще вдыхай. Оттого гонки и полет пленили его сердце целиком и полностью. Впрочем это лирика.

Осторожно раскрыв глаза, парень стал осматриваться по сторонам. Его везли в трущобы по пыльным и невзрачным улицам. А водителю можно отдать должное. Несмотря на громкое восклицание, спокойно продолжил путь и даже не помянул браным словом. Другие бы спокойно обозвали в лучшем случае сукиным сыном. А тут просто крикуном обласкали. Даже как то по детски. Приятный голос. Даже удивительно немного.

- Это и впрямь рационально. В таком состоянии меня бы даже просто в Городе растащили по запчастям. Причем не только протез, - выдохнув Веттин даже чуть ухмыльнулся, заслышав про то, что его вроде спаситель знаком с сестрой. – Ничего. Теперь уже ничего.

Сестренка хороша. У нее была своя сеть глаз, ушей и рук по всему Игдрасу. Должники, надеющиеся смягчить приговор, добровольцы, желающие помочь городу, бродяги, готовые на многое ради еды и ночлега. Некоторые не одобревали подобного, но эта система работала. Да и кто они такие, чтобы спорить с Веттин? Проблем себе никто не желал.

Расслабившись и даже перестав уже морщить нос от неприятных запахов, Кель’Тас даже вздрогну, когда они остановились. Кинув взгляд на водителя, он внимательно смотрел за тем, как тот беспечно открыл ворота ударом ноги и… какого эта посудина сама едет?

- Ручник забыл поставить? -  немного обеспокоенно произнес шатен и даже вцепился в борт.

Но это было лишним. Машина, словно прицепленная тросом, просто заехала во двор, а после и в пристройку, где видимо была мастерская. А этот мусорщик неплохо устроился, раз может позволить себе подобное. Помещение было весьма просторным. Это можно было понять даже в этой полу-тьме.

- М, - зажмурился Кель от вспышки света, а после растянул рот  обольстительной улыбке. – Уж если и причислять меня к королевским особам, то уж точно не к принцессам. Соглашусь на принца, хотя другие то и дело кличут королем, красавчик.

Произнеся это с самодовольно, он без брезгливости взял протянутую руку и осторожно вылез из прицепа. Страшась пока переводить вес на правую ногу, парень даже чуть наклонился, положив руку на «колено». Все же основная проблема была именно там. Этот протез создавал один из лучших мастеров своего дела. Не только функциональный и прочный, он был еще и красивым. Жаль только приличие призывает скрывать подобное. Это сейчас, из-за дырок в штанине все было почти на виду. Правда в этом были и плюсы. Сквозь дыры был заметен легкий свет, идущий от центрального механизма, показывающий, что все не так плохо. Во всяком случае свет не мерцает. Тогда бы дело и впрямь было плохим.

Проковыляв почти что на плече незнакомца до кресла, Веттин сам сел и, достав небольшой засапожный нож, приставил его к штанине. Придержав второй рукой, он не церемонясь разрезал ткань по шву почти до колена. Как раз на это место и пришелся основной урон. Небрежно обрезав ненужное, Кель’Тас дальше уже закатал обрубок, принявшись осматривать протез.

Центральный механизм и впрямь был цел. Едва слышно гудели и работали моторы, отчего под укрепленным алмазной пылью стеклом были заметны голубые и оранжевые переливы. Помниться, когда он сам впервые увидел этот протез, то не поверил свои глазам. А теперь уже привык. Все же уже почти 4 года носит его.  Правда до сих пор не до конца понимал, как он работает. Да, мелкий ремонт и сам сделает, только тут пахло не мелким. «Колено» было сильно покарежено.

- Угораздило ж, - выдохнул парень и посмотрел на незнакомца. – Как думаешь, долго чинить надо будет?

Последнее он сказал уже тише, так как во все глаза смотрел на мусорщика. Нет. Язык не повернётся так назвать такого человека. Аккуратно сложенные черты лица,  каштановые волосы, яркие янтарные глаза, светлая, испачканная сажей кожа. Спаситель был красив. Может даже слишком красив для таких трущоб. Его бы отмыть, да приодеть и выйдет знатным красавцев. Но  это не его дело и не играет никакой особой роли. Только вот удержать свой язык Веттин как всегда не смог.

- Если твои таланты механика соответствуют красоте твоих глаз, то я смогу с уверенностью сказать, что попал к мастеру своего дела. И есть чем обработать рану на голове?

Черт, что за глупость он только что сморозил?  Да, переход в конце немного облегчит происходящее, но это все равно было все…. Слишком. Однако не скажи он такого, то не был бы Кель’Тасом Веттино! Да и было за что. Глаза и впрямь были прекрасными.
  Baby, don’t cry  
яой - Ануин Кэскэ

Возраст: 20 лет
Механик-самородок

наше время, полдень

Не побрезговал и принял помощь. Ануин добавил небольшой плюсик в сторону этого чудного парня. Возможно смогут поладить, если будет меньше этого самодовольства. Помогая выбраться из прицепа, позволил перенести немного вес на свое плечо.

- Ануин Кэскэ, да и не красавчик я… Есть куда красивее... – с легкой горечью произнес механик, помогая ему подойти к нужному столу. Новейших разработок он не видел давно, чаще попадались что-то из старых, в которых уже хромала модернизация и замена шестеренок уже мало чем помогала. Усадив пока что в кресло, чтобы освободить стол. Ануин немного потянулся и щелкнув пальцами, зажег центральный цвет над столом. Он пользовался своими силами лишь отчасти, когда это действительно было необходимо.

Приятный свет позволил рассмотреть стол и убрать все лишнее и ненужное в ящики. Ведь все равно больше не будет клиентов, разве что если у кого-то не сломается протез. Инструменты были всунуты в специальные навесные кармашки у стола, банки скрыты во избежания травматизма. Сама столешница сплошь и рядом покрыта различными уже несмываемыми пятнами. Найдя какую-то чистую материю, он застелил ее и после только нажал на педаль. Раздался тихий рокот и стол медленно опустился ниже.

Манипуляции гостя не остались незамеченными, просто не стал задавать излишних вопросов. Пока что они ни к месту, да и ответы само собой пока еще не знал. Как и то, каким был у него протез. По истине произведение искусства, к которому так и не решался прикоснуться. Обойдя рабочее место Ануин подошел к своему “клиенту” и посмотрел внимательнее на протез. Какие-то недочеты он сразу увидел, но они были больше от падения и можно будет аккуратно все исправить, не напрягаясь, но было что-то еще… И это еще он не видел пока что, потому и не мог дать ответа.

- Будет видно в процессе… Видимое то легко исправить да и особо не так сложны, но мне кажется тут что-то другое… Потому Вам нужно будет перебраться на стол… - взгляд зацепился за место в коленном сгибе. Что-то ему ой как не нравилось, потому и хмурился только сильнее. И оставалось надеяться, что хоть что-то будет на смену из всей этой механики здесь в мастерской.

- Не знаю и знать не хочу… Кто-то боготворит, кто-то проклинает… А кто ведьмаком называет… - равнодушно произнес Кэске и подняв своего клиента, перетянул его на стол и помог устроиться на нем, располагая протез. Обойдя стол, Ануин потер шею и коротко вздохнул. От легкого прикосновения, он уже немного успел считать, но информации все еще было мало. Вспомнив, он поискал аптечку и поставил ящичек с баночками и бинтами рядом. Подняв стол на привычную высоту, осторожно выдохнул, готовясь к работе.

- С головой справишься сам? Вот зеркало… - протянул кусок в странной оправе, напоминающий выбитый осколок в форме кривой звезды. - И предупреждаю, может быть больно… Надеюсь Вы привычны к боли… Раз носите протез…

Положив одну ладонь чуть ниже колена, второй немногим выше коленного сустава и прикрыл глаза. Ни к чему видеть чужаку его способности. Ведь его янтарные глаза тогда засияют странным светом. Отец к ним в своем время привык, но не чужие и те, кто сюда приходил. Да и слишком велик риск Охоты. Один механизм. Другой… Дело дрянь, что-то исправимо, а что-то едва-едва не задела важное.

- Тц… - недовольно цыкнул языком и убрал руки, чтобы опереться на стол. - Еще немного и задел бы центральное… И вся работа этого Великого Мастера была бы коту под хвост. Постарайся не шевелить ногой иначе перережешь центральную линию и вся жидкость будет бить струей как кровь из артерии.  

Чуть отстранившись, отсчитал нужный ящик и вытащил нужные тонкие инструменты. Развернув потрепанный кожаный чехол отца, проверил все ли на месте и вытащил одну особую отвертку и посмотрел на коленную чашечку, ведь сначала придется все исправить там, чтобы не было излишней угрозы.

- Терпи… И надеюсь не будешь реветь как девка… - предупреждающе произнес и принялся за работу, подтянув нужные линзы на ножке. Ануин словно отключился от всего мира, увлекаясь во весь процесс, стараясь не задеть и не выкрутить чего лишнего. Где-то отсутствовал шуруп и теперь он понял, почему деталь оказалась в такой опасной близости. Мысленно чертыхаясь, прикусил губу и найдя нужное в очередном ящике, вставил детальку, возвращая все на свое место. Сам и не заметил как быстро справился с коленной чашечкой, словно этим занимался всю жизнь. Пальцы уже были испачканы в смазке, поскольку важно было обработать каждую шестерню, чтобы она не выскочила при вправлении. Да и не заметил как в ней испачкал собственное лицо. Разом, что пальцы успевал вытирать о тряпку, что лежала под локтем. Смена линз. Вновь проверка все ли крепежи на месте и не угрожает ли что-то важным линиям.

- Худшее теперь позади… Уже радует… Осталось разобраться что же все же мешает полной работоспособности… - чуть устало после напряжения, произнес Ануин и сменил отвертку на специальную машинку, ведь некоторые контакты оторвались от всего механизма коленного сустава. Пару прижатий мысленным приказом, но делая вид, что сделал это пальцами, он закрепил все на место.

Вновь прикосновение. Уже не нужно было такой концентрации, он были видны все неустраненные дефекты. Пот медленно стекал по виску. Было немного душно. Рассматривая это покрытие, под которым скрывались причудливые переливы, он убедился, что действительно на центральной линии проблем нет, но проблема крылась куда глубже. А значит придется поднимать всю верхнюю часть, чтобы добраться.

- Протез совсем не чувствуешь? Что вообще по ощущениям? Просто глухая реакция или что-то иное? - решил просто заранее удостовериться Ануин, посмотрев на своего клиента.
  Baby, don’t cry  
яой - Кель’Тас Веттин

Возраст: 23

наше время, полдень

Кель’Тас редко позволял кому-бы то ни было помогать себе. Он принадлежал к семье высокого ранга и на него всегда смотрели. Особенно после той аварии. Ему пришлось стать сильным духовно, чтобы терпеть шепотки и жалость, когда тогда еще мальчишкой хромал и то и дело падал, не привыкнув к протезу. Веттин отказывался от помощи и поднимался сам. И все же отец смог вдолбить ему в голову одну важную деталь. Порой нужно принять помощь, спасая себя от еще более нелепого положения. Превратившийся в почти что неработающую железяку протез был больше балластом, который скорее поможет потерять равновесии, чем его восстановить. Однако он отчаянно старался не казаться слабым и шутил, улыбался.

Когда незнакомец произнес свое имя, Веттин ненадолго нахмурился, вспоминая прочитанные сводки у сестры, но вспомнить ничего похожего не смог. Видимо и правда один из «крысят». Сестра никогда не давала из имена в сводках. Это часть договора. Такие люди находятся под её прикрытием, ведь иначе от них бы избавились. Очень и очень быстро. Черт, нужно же тоже представиться.

- Кель. Можно просто Кель. И поверь, ты красавчик.

Рассевшись в кресле, шатен стал пытаться оценить повреждения. Но тут он никак не мог стоять рядом со специалистом. То, что колену конец мог понять каждый. Не факт, что не постродало что-то в глубине. Вот это уже проблематичнее. Нефакт даже, что здесь будут нужные инструменты, чего уж говорить о навыках у этого мусорщика. Однако же сестра не стала бы брать к себе кого-вздумается. Этот, мм, Ануин вроде, должен был ее удивить. Сильно удивить. Это не просто сборщик информации. Подпольный техник или мастер может многое достать и сделать. Ладно. Хватит себя накручивать. Да и мастерская на удивление хороша. Кель’Тас был вынужден часто посещать подобные места из-за протеза, а оттого стал подмечать знакомые инструменты. Да и взгляд у мастеоа цепкий - вон как рассматривает. Чтож, да хранит его Прогресс.

- Конечно, - на улыбке кивнул парень и, вновь принимая помощь, добрался до стола, садясь на весьма чистую материю. - Ведьмаком? Чтож, тогда отдаюсь в волшебные руки. Или лучше сказать сказочные?

Немного пошутив, Кель даже хохотнул и лишь кивнул, принявшись пока осматривать рану с помощью зеркала. Слава Прогрессу рана была пустяковой. Главное ее обработать. Даже волосы брить не надо. Правда слова о боли заставили одивиться.

- Я к ней привык. Часто падаю и ломаюсь. Толькл эти 2 года ничего такого не было. Лишь мелкие неполадки. Скорее шипеть буду от антисептика.

Не смея оталекать мастера, Кель стал осторожно обрабатывать рану, то и дело кривясь от неприятного пощипывания. Да уж. Ему повезло. Ему очень повезло. Что с протезом, что с головой. Протез незашел в пазы и не раскровил главные механизмы, а рана не пришлась на височную артерию. Первое могло привести протез в полную негодность, а второе к смерти от кровотечения. Быстрого. А тут все было неплохо. Даже крови не так много. И все же лучше будет наложить после шов. Сейчас еще руками столкнуться и вообще весело будет.

- Да.

Короткий ответ и Кель’Тас замер, придерживая бинт у головы. Потом повязку наложит. Да и немного поплохело - он долго косил, чтоб смотреть на рану. Но и тут глаза не смог сомкнуть. Этот... пусть будет Ан весьма ловко управлялся с инструментами. Это завораживало. Инструменты весьма ловко пархали в руках мальчишки и вправду творили какую-то магию. Даже оскобление не задело. Показалось забавным.

- Не говори и мешая мне наблюдать за твоими руками. Они ловчее язык.

Поняв, что это звучало двусмысленно, Веттин лишь усмехнулся, а после продолжил наблюдать за этим шоу. За тем, как пархали руки, за тем, как хмурилися красивый, но чумазый лоб, за глазами, что то и дело казались еще больше из-за линз. Красиво. В этом была своя эстетика. А с какой отчасти нежностью пальцы смазывали жти шестерни? Интересно, он с той же заботой и осторожностью касается женского тела? Тогда такой девушке или женщине многие могут завидовать. С учетом такой нежности даже эта грязь может быть позабыта. Нет, право. Его бы причесать приодеть и все будет отлично. Нет. Точно потом нужно пройтись по магазинам. Ох. Вот и закончили.

- Неплохо. Можно?

Дождавшись кивка, он осторожно подвигал ногой и удовлетворенно улыбнулся. Даже не заметил то, как были убраны некоторые инструменты. Правда заставило несколько насторожиться прикосновение к ноге и бедру. Неужели что-то еще нашел? Странно. Хотя вон как напряжен. Даже пот по вискам течет.

- Почти не чувствую. Центр - кости и нервы, сделан на хестеке. Когда ногу отняло не было ничего. Только культяпка от бедра то и осталась. Там чувствую острее. Работа с центральным механозмом самая болезненная. Похоже на смесь тупой зубной боли и того, что сыпяттсоль на рану. Но я... вытерплю. Так что за меня не плач, малыш.

Взяв край новой марлеи, он осторожно и нежно вытер капли пота, стекающие с висков. Да, это не романтические слезы, но такая подколка была небольшой местью за ту девку. Только Кель’Тас специально сказал это отчасти интимно и игриво. Словно это был флирт.