Об игроке Карма Статистика Персонажи (2) Сны

Меллори


Локация, где находится персонаж -

Имя:Меллори
Возраст:17
Внешность:Молодой человек, среднего, 170 см, роста. Аристократическая худоба, печать печальки на лице сменяется восторженно-героической гримасой так-же часто, как моргает этот молодой человек, с явными пробелами в умении держать свои настроения в узде. Носит длинные, светло-русые волосы, что не плохо оттеняют бледноту, но не превращают принца в блеклое нечто на заднем плане. Предпочитает облегченную версию костюма - штаны, сапоги и просторная, идеально белая, сорочка.
Дополнительная информация о персонаже:Четвертый сын короля, желающий во что бы то ни стало завоевать трон. К общему удивлению монаршей особы, парень даже завоевал себе некую "Благородную" репутацию в местных землях, как самоотверженный, целеустремленный и находчивый принц. Двое братьев, не разделяя энтузиазма, зовут его, если мягко, деревенским дурачком, а третий, в силу возраста, зовет его просто "няняшей"
Подпись:Взбалмошная принцесса.
Владелец: Персонаж принадлежит Eric
Статус: персонажу разрешено публиковать посты

Игровые Посты

Локации, где был персонаж

  Сказочка  
яой - Меллори

Возраст: 17
Взбалмошная принцесса.



Вход в игру

- Стану королем, - гремел на всю поляну злобный возглас, пугая одуванчики и воробьев, - И запрещу эти чертовы штуки!

Легкие липли к позвоночнику, не давая свободно вздохнуть. Старая кляча, дыбясь и нервно всхрапывая, кружила по поляне, не желая и близко подбираться к холмам. Меллори прекрасно ее понимал - то тут, то там, взгляд натыкался на помятые огромным чудищем, властителем этих земель, и временем доспехи пришлых со всех сторон рыцарей, и чем чаще взгляд цеплял их, тем абсурднее казался план Четвертого сына Короля.

Вот казалось бы, сиди ты себе, в коронованных спокойно. Пей вина, участвуй по интересу в турнирах, да целуй ручки первых придворных дам, а самоубийственные операции оставь армии и шальным рыцарям, честно выполняющих свой долг и отрабатывающих налоги, но нет!
Меллори нужен был трон, а не какие-то там ручки дам, в кружевных перчаточках. Он вообще не любил перчатки. И корсеты, но почему-то именно платье должно было сыграть важную роль в этой странной затее, а именно..

Победить дракона - это вам не хухры-мухры, с этими вашими, это первоочередная задача всего королевства, которую не могли решить уже не одно столетие. Пугал дракон людей, да вот печаль - рыцари как мухи мерли, забирая с собой в могилу в пустую потраченную на снаряжение казну, надежды, а заодно и ожидания Его Святейшего Величества Людвига Ван Халлена-V Прекрасного, а Меллори очень не любил, когда папочка печалился. И вот, когда близился день X - день, когда королевству надлежало отдать бедную, невинную красавицу чудовищу, он не выдержал.
- Да что-ж я за принц-то такой, - бесновался тогда Меллори, заламывая руки к потолку, да кручинясь над судьбой бедной особы, - Если дракона победить не могу?!

И вдруг, все в его голове сложилось в единый пазл. Кажется, даже молния сверкнула прям в витражное окно его покоев, оставив после себя неприятный запах озона, но, что еще важнее, идею как свергнуть крылатого тирана.

А затем искра, буря, пышное платье и вот, четвертый сын Людвига Ван Халлена-V Прекрасного уже мчится на всех порах к тернистым холмам, пряча меч, а заодно и собственные гордость со страхом, в корсете, ведь победить дракона - это не только избавить юную красавицу от участи быть съеденной, но еще и способ заполучить вакантный, золотой билет на престол, который, при обычных обстоятельствах, четвертому наследнику лишь снится в чувственных снах, а ради этого стоит стерпеть все.

А потому, терпел Меллори старую клячу, что дрожа и страшно вертя глазами, ковыляла к холмам, кажется, умирая на ходу, и тугой корсет, что уменьшил талию принца раза в четыре, не давая даже вздохнуть, и даже меч, своей рукоятью чешущий копчик, все терпел, ради призрачной надежды вточить таки крылатую ящерицу.

- Я мужчина, я будущий король, я все смогу! - Наставлял он себя, плюя на сумасшедшую лошадь (разумеется, в переносном смысле, старость Меллори уважал) и соскакивая с седла. Тоненький каблучок, не ожидая подобного, тут-же сломался, превращая весь этот красивый туалет в пародию на моду, а заодно и валя принца, путающегося в юбках, наземь, с холма..

- Я, мать вашу, будущий король! - Рычал со злости запачканный, всклоченный Меллори, сжимая почерневшие от земли юбки в руках и кое-как преодолевая последние метры.
- И никакие юбки меня не остановят, - с психу пиная желтую головку одуванчика, принц втопил к пещере, на ходу думая как выманить дракона из пещеры. Плевый, казалось бы, вопрос, но "Привет" - будет как-то неуместно, "Выходи, я пришла" - это не совсем то, что кричит отданная на съедение дама, в каком бы ужасе она ни была, а "Давай, собака сутулая, я здесь!" - это бесцеремонно и некрасиво, по отношению к древнему чудищу.
"Боги, я серьезно об этом думаю?" - раздраженно бурча себе под нос и, как-то по женски, пиная маленький камешек грязно-розовой туфлей, Меллори оглядел вход в эту самую пещеру. Сквозило сыростью, вдалеке что-то капало, и лишь силой отогнав от себя образ огромной, клыкастой пасти, с которой и капает так противно слюна, Меллори присел на ближайший валун.

Оглядевшись, он как-то суетно поправил юбки, удобнее устраиваясь на глыбе, прочистил горло, и подставив руки, сложенные в рупор, к лицу, завопил. Завопил так театрально и громко, как мог:
- Ой.. Ой-ей-ей, бедная я бедная, - запнувшись, принц постарался взять более высокие ноты, чтоб хоть как-то сделать голос женственнее, - Кгхм.. Бедная, да дракону отданная! Шож-то делается-то, а-а-а.., - и переходя на вой, заревел, надеясь, что хотя-бы это выманит чудище, - Ма-а-аменька, спаси-и-и!
  Сказочка  
яой - Сварг

Возраст: слегка за 300



  Лежать на горе золота неудобно. То какой-нибудь  канделябр в нежные чешуйки в месте сочленения хвоста с телом колется, то мелкие монетки под когтями застревают. Едва вылетев из родительского гнезда, (то есть пещеры, конечно,  но вы же понимаете прелесть сего речевого оборота?), Сварг поклялся себе, что сокровища будут отдельно, а лежанка отдельно, но, как водится, тысячелетние драконьи традиции одержали победу над горячностью юности.  Ничто не полирует чешую так, как катание по куче монет. Разве что валяние в песке. Да где песок, а где его пещера? Можно было бы слетать в дальнюю пустыню за соседним царством – обычно он так и делал, - но сегодня время не терпело. Дракон ждал в гости очередную девицу, положенную ему по договору с местной королевской династией.

Не то, чтобы эти самые девушки, коих за полторы сотни лет взрослой жизни в пещере Сварга перебывало несметное количество, были ему на самом деле нужны. Но опять же традиция: каждый уважающий себя дракон должен хотя бы раз в пять лет требовать себе девственницу. Да, даже если не совсем уверен, что с ними делать. Просто чтобы была.

Выкупавшись,  огромный дракон поднялся над золотом на всех четырех лапах, отряхнулся, разбрызгивая драгоценности, словно мокрый пес капли со шкуры, и придирчиво себя осмотрел. Так, шкура блестит. Вон даже отражения зубастой морды в черных чешуйках видно. Крылья, если расправить, хлопают грозно, а не как простыня на ветру. Роговые наросты на голове похожи на корону их остро отточенных кольев.  Длинный хвост… ну, просто красивый. Так то он для баланса в полете нужен, а на земле – просто пафосный элемент. Но хорошо, что тоже красиво блестит и пикой оканчивается – выглядит страшно. А еще того страшнее когти: черные, изогнутые, с человеческую руку размером… Плохо, что под одним из них на задней лапе застрял изумруд размером с яйцо.

Плюхнувшись на задницу и устроившись аки вылизывающийся кот, Сварг принялся клыками вытаскивать камень. И тянул его, и грыз, пытаясь расколоть на мелкие кусочки, и пытался откусить вместе с ногтем… и, несомненно, преуспел бы, не раздайся со стороны входа в пещеру истошный вопль, напоминающий одновременно и кваканье болотных лягушек, и рев умирающего бизона.  Если бы в этих воплях все же не было членораздельности, Сварг бы решил, что в этот раз ему в жертву принесли невинную корову.

Единственное, что  этих воплях было хорошо: дракон от неожиданности дернулся так, что все же выдрал и зловредный камень, и полкогтя в придачу.  Сплюнул, рыкнул, покрутил временно увечной лапой, грустно вздохнул (прощай, идеальный маникюр) и двинулся к выходу. Если девица не заткнется, он за себя не отвечает. Ой-ей, не отвечает!..

Выходить, правда, Сварг не поспешил. Пусть источник шума его и бесит (и разум жаждет мести за сломанный коготь), а бросаться на приманку как птенец неразумный он не будет. Сначала обнюхает воздух, втягивая его раздувшимися ноздрями, выдохнет вместе с дымом сквозь  зубы, а уж потом, убедившись, что никого, кроме источника шума и старой клячи в окрестностях нет, выйдет весь.

- Ты чего орешь то, будто я тебя уже ем? – вопрос оказался задан в макушку девушки, поскольку встречать склонившегося над ней дракона лицом к лицу она, похоже, не собиралась.

 А жаль. Было бы интересно поглядеть, миленькая ли на лицо. Фигурка так вроде бы ничего. И талия тоненькая. Ох, ладно, лишь бы не истерила больше…

- Да успокойся же, ну...
  Сказочка  
яой - Меллори

Возраст: 17
Взбалмошная принцесса.



«.. А потом сниму с него кожу и велю сделать себе самые шикарные доспехи, вот Брендан то обзавидуется! — думал Четвёртый сын Его Величества, поджидая дракона за полировкой ногтей кусочком замши. — Стану Королём, буду пировать и веселиться, делать важные дела и наконец-то запрещу кабачковую икру, да-а!»

Пускаясь в приятные мечты, Мелл уже видел это: горы золота, вывезенные из драконьей пещеры, шелка и королевские покои. Видел, как красивая наложница кормит его виноградом, а старшие братья, с утертыми носами, держат в руках опахала, а на огромной, бесконечно мягкой, удобной кровати лежит он, новый король! И все-то в его мечтах было хорошо, да прекрасно. Его народ не болел, жил в здравии и достатке, а поэты и живописцы клали свои жизни, чтоб увековечить новую королевскую персону, и если бы меч перестал своей рукоятью делать в принце новую дырку, в районе копчика, то все стало бы совсем великолепно, но.. На том отрезке грёз, где толпа скандировала громко его имя, Меллори вдруг услышал грохот, а затем лязг тысячи и одной монеты, эхом разошедшийся по пещере до её входа, и грезы резко поменяли вектор развития.
Опуская то, что можно опустить, можно сказать, что Четвёртый сын Короля Людвига Ван Халлена-V Прекрасного, немного испугался. Испугался, а затем, опустив голову между коленей и обхватив её, вдруг (казалось бы, с чего?) подумал, о том, что с драконом ещё придётся, мягко говоря, повозиться. Мечты о процветающем, мирном государстве вдруг стали сиять не так явственно, и с каждым новым грохотом все меркли и меркли, на прощание посветив окончательно впавшему в уныние принцу средним пальцем.

«Спокойно, Меллори, мы это проходили! Нужно взять себя в руки, — вещало подсознание в голове принца, пытаясь привести того в чувство, — мужик ты, или нет, в конце концов?»

«Какая к черту разница? Я сейчас и мужиком, и женщиной, и даже овечкой могу быть, если захотят, это ж, блин, дракон!» — вещало в ответ то, что в народе зовут здравым смыслом.
«Юбки в зубы и вали отсюда, пока не вышел! Мелло, драконов много, а ты у мамочки один!»

И был бы рад Четвёртый Сын Короля свалить, даже не посчитав это чем-то низким, если бы мог. Казалось, что каждый новый шум из пещеры прибивал парня к холодному валуну, вытягивая парня по струнке, заставляя без того огромные глаза распахиваться в ужасе, и в какой-то особо постыдный момент своей жизни, Мелло подумал, что это самый лучший камень для того, чтоб принять свою жалкую, но безумно страшную смерть.
«Да не ссы, ты его точно сделаешь!» —  лениво диктовала гордость, и наполированные замшей ноготки уж было потянулись к мечу, как к единственному спасению, как вдруг здравый смысл вновь заверещал: «Куда? Ну вот куда ты полезешь на него с мечом, Мелло? Ты хоть знаешь, как выглядит дракон?! Это ахрененная громадина, пышущая огнём, он такими мечами даже в зубах не ковыряется, вали к черту отсюда!»

Словом, Принц был в некотором смятении. Именно сейчас до него вдруг дошёл весь смысл кристально чистого, как ему казалось, плана, выводы были совсем не утешительными, а результаты совершенно не в его пользу.

Когда же до него дошёл сакральный смысл принятого ошибочно, и совершенно точно в припитии, решения? Например, тогда, когда позади раздалось чужое, безумно близкое, горячее дыхание. И пусть оно было горячим, пот с принца полил ледяной. Обжигая, чудовище будто обнюхивало Мелло на предмет съедобности, а рокочущий над головой голос заставил тело сжаться и задрожать так, что как бы ни захотел Меллори взяться за меч - он едва бы поднял руку. В глазах предательски закружилась сказочная поляна с её одуванчиками.

Под громогласное: — Ты чего орешь то, будто я тебя уже ем, — Мелл медленно поднял голову на чудище, едва собирая двоящуюся картинку в единое целое.
«Не ори. Не ори, ты мужик! — металась мысль в охладевшей голове, и будто мороз, по телу от ног к голове полился тот самый, животный страх, — Меллори, очнись!»

Дракон был огромен. Так, что он едва помещался в обзор, каким бы трезвым он ни был, а взгляд на зубастую пасть совсем сделал худо, и едва было парень открыл рот, как перед глазами стало темно и в следующую же минуту затылок коснулся земли, оставляя в голове одну, последнюю мысль:
«Меч я точно взял не подумав»
  Сказочка  
яой - Сварг

Возраст: слегка за 300



Девица и впрямь успокоилась. Немного не тем, правда, образом, которого Сварг от нее ожидал: выпучила на него огромные - в пол лица - глазищи, кажется, икнула и, эти самые глазищи закатив, плавно хлопнулась в обморок. Ладно хоть падать из сидячего положения не высоко. Вроде, даже о камень затылком не приложилась... Но с другой стороны, все равно обидно. Ну, подумаешь, дракон. Ну, большой... Чего пугаться то так? Знала ведь, куда шла...

 - Трусиха, твою кавалерию! - глядя сверху вниз на почти бездыханное тельце, грустно и немного (о, самую малость!) обиженно, выдохнул Сварг. - И что теперь с тобой делать?

Риторический вопрос. В сознании там девченка или нет, а по всем законам драконьим ее теперь надо в пещеру волочь. Добыча есть добыча. Принесет, а там уж будет разбираться, нужна или нет... то есть понятно, что нужна. Поддержание имиджа и все такое - это вам не мышь чихнула. То есть думать надо о том, как ее в сознание привести.

Примерившись и предварительно покрутив лапой перед собственным носом, дракон осторожно подхватил все еще пребывающую в мире розовых пони девицу поперек талии и на трех опорах поковылял обратно к пещере. Хорошо, идти недалеко. Неудобно то как!

Устроив пленницу на слегка погнутом, а все-таки троне возде дальней стены, Сварг придирчиво огляделся. Он то привык, а вот девочке, судя по отсутствию груди совсем юной, может быть по-началу страшно и неудобно. И в темноте она, наверное, не видит...  Носом порывшись в куче сокровищ,дракон выкопал тот самый канделябр, что имел противное свойство колоть в самые неудобосказуемые места, поставил его рядом с девицей и дохнул пламенем. На остатках свечей тут же послушно затанцевали маленькие огоньки, и проблема освещения таким образом хотя бы ненадолго решилась. А уж потом за нормальными свечками сходит. Где-то они были в кладовке... Вспомнить бы, на какой полке.

В ожидании возвращения девочки в суровую реальность, дракон улегся обратно на золото, обернулся хвостом и по-кошачьи сложил морду на вытянутые вперед лапы. Но минута шла за минутой, а ничего не менялось.

Да сколько же можно?!

Рыкнув, Сварг аккуратно передвинул трон вместе с девушкой туда, где со свода пещеры тоненькой струйкой лилась вниз вода. Вот пусть ей за шиворот натечет. Проснется, небось!..
  Сказочка  
яой - Меллори

Возраст: 17
Взбалмошная принцесса.



Пышная зала была убрана золотом и цветами. В высоких, витражных окнах, распуская по зале цветных зайчиков, играло солнце, норовя попасть лучиком в глаз. Но по доброму так, шутливо, так, что оставалось только подставить лицо светилу и наслаждаться его игрой и теплом.
Тут и там сновали слуги, подливая гостям, меняя им приборы, и делая все, чтоб мирское не отвлекало их от чествования настолько важной персоны, что даже улыбки сегодня были почти настоящими.

- Этот кубок, - грузный граф Ролланд, скрипуче отодвинув стул, чтоб встать, поднял бокал, оглядывая собравшихся, - За нашего общего друга. За то, с каким героизмом и неподдельной отвагой он спас наши земли от разорения и власти мерзкого чудовища!
Его грозный, темный взгляд ласково опустился на чашу с вином, а после перекочевал и на самого виновника торжества, и граф, резко выбросив руку вверх, воскликнул: - За Короля!
И на всю пышную, высокую залу, отражаясь от белоснежных колонн, раздалось повторное: - За короля!
Наперебой, Меллори поздравляли с безоговорочной победой, расплескивая вина на светлые скатерти. Придворные красавицы, и даже жена одного из советников, соревновались в том, кто пошлет новому Королю более многообещающий, искрящийся взгляд ,но набатом по зале только и слышно было: За короля! За короля! За короля! - Но, почему-то, вместо того, чтоб пригубить вино, граф Ролланд внезапно выплеснул его на Мелло..

Один кубок за другим, на парня лилось вино, превращая пиршество в какую-то дико странную картину, написанную местным сумасшедшим.

«Э.. Чего?» - внезапно, Меллори ощутил боль в затылке. Картинка в глазах посерела, так, будто в вино один из слуг подлил яда, и нестерпимо захотелось потрясти головой, чтоб только рассеять морок.
«Просыпайся, говорю. Нам хана» - повторил странный голос, окончательно путая Короля. Оглядываясь, парень со страхом понял, что пирующий народ застыл в самых странных позах, а голос его внезапно стих, погружая замок в тишину.
«Кажется, ты слишком сильно приложился о землю.. По-одъем!» закричал голос в голове сбитого с толку парня, а затем.. Он открыл глаза и взгляд его уперся в канделябр.

- Какого лешего тут... - не совсем проснувшись от странного видения, Мел попытался отодвинуться от льющей прям за шиворот воды, и зачем-то от нее отмахнуться, но повернув голову совсем чуть-чуть в сторону наконец-то вспомнил, что он, вообще-то, на важном задании!
- Твою! - Запнувшись на полуслове, парень подпрыгнул с места, пытаясь опереться на свое сидение, но неудачно встав едва не лишился и второго каблука, спотыкаясь. А дракон лежал.
Мирно, спокойно, даже по кошачьи умастив огромную морду на таких-же огромных лапах и, кажется, насмешливо сверлил Меллори взглядом. Самым абсурдным было здесь не то, что парень поспешил полезть себе, простите, под корсет за мечом, а то, что дракон был вполне себе говорящим. И предполагая примерный характер этой громадины, Меллори задним числом подумал о ехидных шуточках, которые тот отпускает пока что лишь у себя в голове.

- Живой, - дав петуха, голос Меллори слишком звучно раздался в пещере, - Живой не дамся, - и перехватив для уверенности меч двумя руками, он наставил его на дракона. - Меня матушка ждет, братья, сестры, а я.. А меня.., - и надеясь растопить сердце этого чудища, парень театрально всхлипнул.
«Видят Боги - выйду отседова и открою театр!»
И не то, что-бы меч тут был важен. Действительно, хватило лишь одного взгляда на когти дракона, чтоб понять - он ему, что человеку муха, так, временное неудобство, на которое проще не обращать внимание, но меч в руках женщины, по разумению Меллори, всегда делал ее немного.. Милее? Вся такая прекрасная, но неуверенно держащая его, она лишь наталкивала на нежные мысли, и, по разумению принца, если дракон не съел его прям на входе в логово, то и умилостивить его можно было попробовать, а после уже наладить контакт.. И если первое хоть как-то призрачно представлялось, то второе..