Об игроке Карма Статистика Персонажи (2) Сны

Морган Штерн


Локация, где находится персонаж - Однажды в Мюнхене

Имя:Морган Штерн
Возраст:27
Внешность:???
Дополнительная информация о персонаже:???
Подпись:Звезда Ориона
Владелец: Персонаж принадлежит Синтаро Сэнджи
Статус: персонажу разрешено публиковать посты

Игровые Посты

Локации, где был персонаж

  Однажды в Мюнхене  
яой - Морган Штерн

Возраст: 27
Звезда Ориона

00:30

Вход в игру.

Акварельный океан над горизонтом накрывал собой сочную пастораль осеннего города.
Дыхание ветра пронизывало укромные уголки мощеных улиц, закрадывалось сквозь створки окон и дымоходы. Ледяной стужей приминало стебли травы, облачая их в блестящую шубку инея.
Словно исписанная тушью береста - раздвоенная береза качнулась в потоках воздуха и рассталась с последним румяным лепестком. Он воспарил над приземистыми домишками, что тесно ютились друг с другом.
Сноп искр полыхнул веселым фейерверком из печной трубы кузницы, взмывая вихрем и опаляя пронесшийся лепесток. Листопад - калейдоскопом драгоценных камней  осыпал город, день ото дня покрывая его пестрым ковром; стелясь янтарной дорожкой по мостовой, заваливаясь рубином в черепицу, заполняя золотом  дождевые резервуары, горочкой изумруда складываясь на тротуарах, и засыпая опалом раскрытые зонты.

Вой надвигающегося бурана играючи вертел флигеля на покатых крышах, сдирал газеты с прилавков, гнал зыбкие волны на пруду и раскачивал анфиладу вывесок мастерских.

Чуть поодаль, ближе к ручью. Серый кот засел на каменистом берегу, с любопытством наблюдая за косяком рыб беснующихся в хрустальной горной воде. Глаза зверя сузились до узких щелочек. Прыжок. И трепетно извивающаяся добыча оказалась в зубах пушистого хищника.

Любой, даже малодушный простак бы искренне воспылал любовью к столь вдохновляющим пейзажам. Деятели искусства повылезали из своих нор, дабы предаться озарению, что незримо окутывало самые дальние уголки Мюнхена.
Солнце слепящим золотом облизывало морозную пудру горных вершин. Медленно, но верно скрываясь за природным занавесом. Одинокие снежинки кружили в сливовых облаках, лишний раз напоминая о скором приближении зимы.
Художник на мосту с тоской в глазах провожал уход дневного света, кутаясь в шарф и собирая пожитки. Поэт, прислонившись к бежевой стенке типографии, отчаянно догрызал перо, силясь довершить сонет.
Разветвленная артерия улиц засверкала в свете масляных фонарей, пока небесная вуаль сумрака, утканная золотыми пуговицами звезд, накрывала одеялом ночи весь город.
Он засыпал.
Его дыхание замедлилось.
Стук сердца утих в густом мраке.

Тишина…

Опаленный листок осел на подоконник, где за запотевшим стеклом мерцал бархат в свете развесистых канделябров. Створки окна задребезжали, продавились, затем с треском разлетелись в стороны, осыпая градом острых осколков вход в бордель «Афрозия».

- Я вам говорю, это кольцо стоит состояние! - женщина хаотично размахивала перстнем перед носом экстрасенса.
- Дура, ты окно расколошматила! - Морган перехватил запястья буйной, удерживая ее в статичном положении – Елизавета, я не принимаю плату ювелирными украшениями…особенно проклятыми.
- Как это? – Лиза в мгновение ока угомонилась, высвободила руки и уселась обратно на стул, - но ведь вы мне поможете, правда?
- Нет, – бровь Моргана невольно дернулась, - я не могу гадать на оскверненных предметах.
И на дешевых тоже.
- Но, но…

Тут в комнату ураганом ввалился пожилой вышибала Декстер, он кряхтел, сопел и держался за бок. Забег на второй этаж это сродни олимпийскому подвигу:

- Мадам Моргана, у вас все в порядке? – осведомились бугай.

Морган глянул на него, затем на выбитое окно, затем опять на него:

- Угадай с трех попыток.

- Ой, а мне собираться пора, - Елизавета включил свое обаяние, построила глазки, но на старого импотента подобные трюки не действовали, сколько она не пыталась, - столько дел, столько дел.

- Что касается твоего кольца – ощерился Морган, - Генриетта с радостью у тебя его купит.

Женщина округлила глаза и скривилась в отвращении. Генриетта - главная заправила криминального мира Мюнхена, славна в первую очередь тем, что за сомнительные товары - набивает полные карманы камней и отправляет прогуляться к морю. Как правило, никто не возвращался.

- Хрен ей по всей морде, я не для того профурсеткой вырядилась, что бы мой труп нашли в канаве с распоротыми подвязками!
Репутация важнее всего. Кто хочет после смерти, знать, что его запомнили как профурсетку найденную средь сточных вод? Все хотят уйти красиво. Со вкусом.
Вот и она ушла - пинком под зад и вниз по лестнице.

Мадам Моргана это в первую очередь имидж! Снимать родовые проклятье она берется исключительно с дорогих бирюликов, увы, когда печать заговора раскалывается, они волшебным образом оказываются в подолах платья гадалки.
Таинственная предсказательница, ясновидящая, потомственная дочь, умеющая проходить сквозь стены через дверь и гадать по аурам. Морган вообще был тот еще дока в артистизме и переодеваниях, разумеется, женская галантерея была его любимой, а как иначе, с его-то деятельностью? Главное в профессии экстрасенса и колдуна – внешний вид. Чем больше на тебе амулетов, странных символов, магических знаков и таинственных вещей, тем лучше. Плюс, в вопросах судьбы женщины разбираются как никто другой.

Антураж так же играл немаловажную роль. Важнейший атрибут помимо хрустальной сферы, это человеческий череп средь груды пыльных томов испещрённых оккультными знамениями. Книга сокровище мысли, но здесь они стоят исключительно для напускной кичливости.
Какое расточительство.

Впрочем, хватит на сегодня предсказаний. Парень смыл с лица косметику, кожа от нее ужасно уставала, ровно как и от тонны разномастных бус, больше пригодных в качестве якоря. И завесив алой шалью зияющий оконный проем, он спустился вниз, в самое нутро «Афрозии».
Кто бы ни был тем сумрачным гением, что догадался скрестить дом предсказаний с обителью ночных бабочек, но он достоин памятника от лучших мастеров. Жены приходят к «ясновидящим» и они им гадают, обещая золотые горы. Главное давить на значимое событие, что вот-вот грянет в жизни и перевернет привычную серость будней. Работает безотказно.
Джентльмены естественно захаживали под тем же предлогом, узнать свою судьбу. Что ж, уходили они с порцией приятных воспоминаний.

Это был особенный бордель, он стоял на землях бывшей Священной Римской Империи. Для сравнения: Морган частенько бывал в Лондоне и уж там в такого рода заведениях было не продохнуть от сизого дыма. Опиум курили все. А кто не курил, тот им дышал, кто не дышал, тот помер.
Здесь же все в разы скромнее, пиво и сосиски. Собственно это всё.
Благодать - скажете вы! Скука смертная - ответит Морган.
Каждый день, проходя по Вурст-Штрасе, он озирался в поисках дерева, на котором можно повеситься. Даже облюбовал себе чудную вишню. Настолько ему опостылел этот город.
Да, он ненавидел Мюнхен.
А Мюнхен ненавидел его.

- Эй, мужик! Подсоби, Христа ради, – седовласый коренастый мужичок сидел возле раскуроченной телеги, посреди проспекта. Колесо слетело с оси, и груженая повозка вылетела из колеи, - умоляю.
И вот он момент свершения акта альтруизма! Консистенция добра.
Сейчас молодой и крепкий парень поможет страждущему в беде, вернет колесо на место. Старик слезно его отблагодарит, будет умолять взять денег, но юноша гордо откажется и улыбаясь пойдет дальше, но…
- Нет.
Просто нет и все. Морган цокая новенькими туфлями по плоским камням дороги, перешагнул через мужика. Не обошел стороной, не двигался в противоположную сторону, а именно переступил через голову.
Нет – его кредо жизни.

- Эй, мужик!
- Я же сказал н…

Мгновенная карма! Удар кулаком в затылок, да такой, что в глазах заплясали огоньки. Морган качнулся, удерживая равновесие, но его и не думали прекращать бить!
Оплеухи сыпались градом, что парень едва успевал прикрыть свое чудесное личико от побоев, повалившись на холодные булыжники мостовой.

- Ладно уж, хватит с него, - главарь этой шайки вышел на свет, - вот видишь, зачем же было лезть не на свою территорию? Я ею очень дорожу, знаешь ли... Ну, если ты до сих пор хочешь тут работать - пожалуйста, но придется тогда за место платить.

- Вы меня верно с кем-то спутали, - Морган включил дурачка, оттирая тыльной стороной ладони край разбитой губы, - я простой уборщик в «Афрозии», у меня отродясь денег не было, милсдарь.

Только новенькие туфли, и аккуратная одежка выдавали Моргана с головой.
  Однажды в Мюнхене  
яой - Райнер Крамер

Возраст: 27

00:30

Нет печальнее повести на свете, чем жалкая попытка какого-нибудь идиотика спасти свою шкурку простеньким враньем. И ладно бы, если эта глупая мина понимала, что надо делать и как, но ведь он так глупо отговаривается... Слишком печально, чтобы тратить на это время, но, увы и ах, Райнеру же надо разобраться с этим проблемным юношей... А мог бы он, допустим, мирно попивать пиво в каком-нибудь баре, смотреть на миленьких барышень, а потом бы получил от служителя церкви за то, что разгуливал в "форме" в непотребных местах... Эх, и где же те счастливые деньки, когда он мог так проводить время? То отбирают работу, то строят из себя святые невинности... Какова печаль.

- Па-арень, - устало тянет Крамер, присаживаясь около этого чертового недоразумения на корточки. - Ну вот ты, вроде, умный, а придумать что получше уборщика не смог, не печально ли? Да и мы же к тебе с миром - даже сильно не трогали, неужели так сложно пойти на наши условия? Просто убери свою моську с моей улицы и живи себе мирно-спокойно. Негоже, знаешь, на чужие точки лезть.

Да, за наглость могут и покалечить, мордочку подпортить и руки-ноги переломать, кому от этого легче будет? Ну, Райнеру, может, и будет... А вот таким смазливеньким, как Морган и минус - кто возьмет к себе калеченого уродца, да еще в такое интересное дело? Встречают по одежке, на ваш внутренний мир просто наплюют, когда интересует своя дорогая шкура. Вот и делай выводы с этого, пусть Морган уходит, надо беречь свою рожицу. Райнер, вот, не уберег в далеком прошлом, а теперь и годится далеко не для всей работы их маленького бизнеса.
  Однажды в Мюнхене  
яой - Морган Штерн

Возраст: 27
Звезда Ориона

00:45


- Па-арень, ну вот ты, вроде, умный, а придумать что получше уборщика не смог, не печально ли? Да и мы же к тебе с миром - даже сильно не трогали, неужели так сложно пойти на наши условия? Просто убери свою моську с моей улицы и живи себе мирно-спокойно. Негоже, знаешь, на чужие точки лезть.

Уловка Моргана не сработала, впрочем, она явно обрисовала текущее положение дел. Этот шрамированный, как же его звали… Рей, Май, Край? Райнер, точно. Сукин сын злится, что Штерн отжал его хлебное место. Пусть злится.
Морган и Мадам Моргана это один человек, но он попросту не может знать об этом секрете.

- Послушайте, герр, я и впрямь не понимаю о чем вы, - Морган склонил голову, глядя в хладнокровные глаза Райнера, - если вы из тайной гильдии уборщиков, то прошу меня простить, что не внес членские взносы.

Потрогав языком шатающийся зуб, Штерн уселся в позу лотоса.
Аромат... странный... вяжет язык как хурма, давит на глаза, раздражает нёбо. Чем это пахнет от обидчиков? Злоба, жадность, зависть? Едкий тягучий, пронизывающий запах, от которого свербело в носу, забитого спекшейся кровью.
Нужно узнать мотивы этого человека получше, а затем использовать их против него и…
Обмануть.
Оболгать.
Ограбить.
Три «О» - еще одно жизненное кредо Моргана.

- И мне кажется, что этот вопрос лучше озвучить в теплой корчме, - Морган кивнул в сторону вывески «Пьяная Антилопа», - нежели морозить зад на улице. Мой дед помер от пневмонии, не хотелось бы повторить столь печальную судьбинушку.

Краем глаза Морган приметил, что неподалеку ошивается патруль. Обычные бюргеры с мушкетами, любят порядок, и любят стрелять во всех подозрительных личностей. Кто не успел свалить в комендантский час, тот отхватывает крупный заряд дроби в задницу. В ближайшие планы экстрасенса такое не входило.

- Герр, лучше вам поторопиться с решением, - Морган едва заметно покосился в сторону дозорных, - либо дайте адрес вашей гильдии уборщиков, и я сам приду. Правда. Мне зубы еще дороги, а дантистов я, ой, как не люблю.

«Или разумнее дать деру, когда станет жарче?»