Об игроке Карма Статистика Персонажи (14) Достижения (6) Сны

Элвин Лестер


Локация, где находится персонаж -

Имя:Элвин Лестер
Возраст:26
Внешность:Довольно высокий синеглазый брюнет. Черты лица правильные, прямые. В одежде предпочитает черный, белый и пятьдеяст оттенков серого цвета.
Дополнительная информация о персонаже:В прошлой жизни граф и настоящий джентльмен. В нынешней - офисный клерк без особых перспектив.
Подпись:???
Владелец: Персонаж принадлежит Каин
Статус: персонажу разрешено публиковать посты

Игровые Посты

Локации, где был персонаж

  Ночной визитер (ремейк)  
яой - Элвин Лестер

Возраст: 26



- Доктор, каждую ночь мне снится, что я надеваю на шею петлю.

Мужчина нервно теребит  слгка длинноватую прядь темных, будто слегка выцвеших из угольно-черного цвета волос и смотрит в сторону.  Видно, что признание далось ему нелегко, хоть и жгло губы – невысказанное – порядочно долго. И хочет, и боится продолжить этот разговор. И явно теряется под слишком уж делано заинтересованным взглядом психолога.

Может, ему и не психолог вовсе нужен? Перед тем как прийти сюда в первый раз он несколько недель задавался этим вопросом. И еще дольше не решался сказать о том, что волнует на самом деле.  Он долго говорил о снах, о том, что постоянно видит в них одного и того же человека, но не знает, какое значение тот может иметь. Нет, он не знает этого человека в реальности. Нет, никогда не видел. Может быть, разве что где-то случайно: в метро, на улице, в баре. Он бы запомнил, хотя бы скажи тот незнакомец что-то важное…

Да и что может быть важного для реальности, если местом действия всех снов является какой-то особняк викторианской эпохи? Дом, которого он точно нигде не мог видеть, но ощущает как свой. Наверное, его и в природе то нет. Ни длинных в три этажа колонн у крыльца, ни подъездной аллеи, обсаженной уходящими, кажется, в невообразимую даль кленами, ни комнат, обставленных так, что поневоле чувствуешь себя посетителем исторического музея.

И все же каждую ночь место действия неизменно, как неизменен финал: оставшийся один в этом огромном доме, Элвин Лестер привязывает веревку к крюку огромной люстры и, встав на хрупкое кресло, надевает петлю на шею. Он откуда-то знает, что был тут счастлив и это счастье больше не повторится. Они – крикливая мерзкая толпа с ружьями и почему-то во главе со святошей – забрали его: счастье, воплотившееся на свет специально для Элвина в образе юноши с голубыми глазами, которые всегда вызывали ассоциации с небом, когда после теплого ливня жарким полуднем проглядывает солнце.  Он не хочет жить, зная, что юноши больше нет.

Этот сон пришел в первый раз полтора года назад, а только в том месяце Элвин отчаялся достаточно, чтобы пойти к психологу. Но чем дальше, тем больше становится ясно, что разговоры ему не помогают, как не помогают таблетки, которые «заботливый» врач выписал ему для ежедневного приема. Да он скорее загнется, чем успокоится, принимая их каждый день! На работе – в маленькой бухгалтерской конторе, где должности переходят от отца к сыну и все знают друг друга едва не с пеленок  - стали замечать, что с ним что-то не ладно. На днях Свен – парень, с которым Элвин часто ходил на обед в соседнее кафе – даже сказал, что лучше бы ему не садиться за руль и предложил подвезти… просто потому что днем Элвин уснул, склонившись над особо нудным отчетом, и, пробудившись от того, что кричит, до вечера пугал всех трясущимися руками. Но никому не рассказал, что приснилось.

Он отказался тогда от предложения, как отказывался всегда. На завтра было бы трудно выбираться из пригорода на общественном транспорте. И сел за руль сам. Старался ехать аккуратно. Старался, чтобы никто ничего не заметил. Если его остановят полицейские – это конец.

Полиция и впрямь ничего не замечает, а вот Элвин в тот вечер впервые видит Его.

- Догони меня, Элвин! – кричит ему юноша в верховом костюме столетней давности,  бьет пятками огромного гнедого (под стать его блестящим в свете фонарей волосам) коня и пускается с места в галоп.

Остановив старый кадиллак  у обочины, Элвин Лестер еще долго смотрит ему вслед.

- Вы пьете лекарства, мистер Лестер? – перебивает сбивчивый рассказ о являющемся теперь каждый вечер призраке врач, и Элвин вынуждено признает:

- Пью, - а потом вскакивает с места и говорит громко, не чета прошлой фразе, - Знаете что? Да пошли вы к черту, доктор Альперт! Они не помогают ни капли!..

Несколько минут спустя, хлопнув дверью машины – последней дверью на его пути из этой чертовой больницы, заводит мотор и храбро выворачивает на ведущее к дому шоссе. И впрямь ведь, какого черта? Если он псих, то почему бы ему не уйти вслед за видением, что так настойчиво зовет его каждый раз?! Он догонит этого всадника, проезжающего сквозь столбы и машины и вытрясет из него его призрачную душу, но получит ответ на вопрос, что тому надо!..

Последнее, что он видит – свет фар, между которыми только что исчез каштановый хвост жеребца. Кажется, они заслоняют весь свет. Нет, они и есть свет. Тот, к которому надо идти, бежать, карабкаться через тоннель к новой жизни… Последнее, что он слышит – страшный скрежет сминающегося как бумага металла.

Но зато теперь, увидев за долю секунды до этого всю свою жизнь, Элвин Лестер знает, что должен делать, и знает, кажется, куда ему нужно идти.
  Ночной визитер (ремейк)  
яой - Вильгельм Траут

Возраст: 25
Обаятельный неряха ^_^

02:00

Вход в игру

Неоновый сок стекал с небоскребов, каскадом разливаясь в миллионах зеркал. Он слепил, очаровывал и дурманил, будто искусный гипнотизер, создавал неуловимый абрис волшебного города. Реклама наседала бесчисленной палитрой цветов, отражаясь радужным эхом в стеклах окон и поверхности влажной дороги. Вильгельм Траут буквально чувствовал, как свет вывесок проникает под бледную кожу, как разодетые в трендовые шмотки манекены, пялятся пустыми глазницами сквозь залитые люминесцентным отблеском витрины на его рыжую шевелюру. Дыхание вспышек в ночи, сосуды пульсирующих баннеров, нервная сеть метрополитена и сердце в виде гигантского здания «MentalTech» в центре, словно в этой мишуре и крылась душа мегаполиса.  

Словно по щелчку, парня выкинуло из транса. В кармане брюк завибрировал мобильник, наигрывая старенький хит «Moonbreaker»:
«Я схожу с ума…

В своей душе, в своем воображении,
внутри себя, лишаясь сна.  
Провожу всю жизнь в движении,
Ведь все вокруг моя вина.»

Песня радует каждый раз, когда звучит. А вот стоит ли отвечать на звонок?

- Виль, она мне не отвечает! – пьяный голос лучшего друга, раздался из динамика.
Нет, определенно не стоило.
- Кто бы она ни была, она мудрый человек. – Мудрее Траута уж точно, иначе он бы не взял трубку.
- Да она дура! Что мне делать, я позвонил два раза, а она трубку не берет, - Мэтт захныкал, - Виииль, Что мне делать? Ты же дока в этих, как их, амурных делах. Подскажи, дай совет, бро. Во! Я придумал, сейчас приеду с бутылкой, все обсудим!
- Не, не, не! – Траут остановился как вкопанный, и отчаянно замахал руками, не обращая внимания на недоуменные взгляды прохожих, - Разбирайся со своими женщинами сам, кинь ее в ЧС, будь мужиком. Все, деньги на телефоне кончаются, покеда.
- Но, это же я тебе звоню!
«А ты сообразителен для человека, что едва шевелит языком»
- Пшшш, связь… меня грабят, эти…инопланетяне, телефон похищают вместе с сараем и коровами. Пип-пип-пип.

Это был единственный гуманный способ отвязаться от друга. В любом случае на завтра он забудет, что этот разговор вообще состоялся. Зря он все-таки хвалился перед друзьями, что прочитал труды Казановы и Дон Жуана, теперь вот расхлебывает, раздавая советы по соблазнению датированные восемнадцатым веком.

Отключив связь, Траут свернул с главной улицы, подальше от шумного бульвара. Здесь железнодорожное полотно пролегало по гладко уложенному асфальту. Вдалеке застучали рельсы, и из-за поворота выехал трамвай. На фоне пылающего ярким светом города, расписанный граффити вагончик смотрелся как привет из прошлого. Но от него веяло такой ностальгией, что Вильгельм волей неволей заскучал по родному дому. Парень, недолго думая вырулил к остановке, купил билетик и с довольной физиономией забрался на заднее сиденье трамвайчика, поближе к окну. Благо тот ехал как раз к хостелу.  

Прислоняясь веснушчатой щекой к прохладному стеклу, под умиротворяющее покачивание, и тихий треск джаза в наушниках, Траут в полудреме рассматривал проносящиеся мимо улочки. Проспект тек, как медленный ручеек, оставляя позади одинокие рябины раскинувшиеся вдоль тротуара. Деревья вообще были редкостью здесь. И такая уютная отрада, обычно скрывающаяся в пассажах, не могла не отразить блеклую улыбку на лице парня, все же вагончик и впрямь вез куда-то в отзвук былых воспоминаний.
Мимо промелькнули софиты мигалок. Вой сирен трубил о том, что где-то случилось несчастье.
И впрямь, за очередным поворотом Вильгельм обнаружил разбитую вдребезги машину. Врачи сновали туда- сюда, подготавливая каталку и реанимационный набор, дожидаясь, когда спасатели сумеют вынуть бедолагу из металлических тисков.
Парень отвернулся. Не переносил он такого зрелища, ранимая душа, что сказать.
Спустя пару остановок и на соседней улице Вильгельм, с залегшей на сердце тревогой из-за увиденного ДТП, побрел в сторону дома.
Еще пятнадцать минут, и парень едва добрел до своего номера, валясь от утомления. Дверь комнаты с номером 314, неприветливо открылась, скрипя ржавыми петлями. Шаг, и Вильгельм едва не споткнулся о задранный ковер. Здесь вообще когда-нибудь убираются? Впрочем, он и сам не был чистюлей до мозга костей, так что небольшой беспорядок был олицетворением свободы и побега из родных краев. Однако, густая сеть паутины под потолком, явно выделялась.
«Завтра приберусь. Наверно.»
Скидывая все вещи на пол, Траут уставился в горящий экран лаптопа…

А какой к черту лаптоп, когда ты готов рухнуть без сил, прошлявшись целый день как фанатичный турист по античным раскопкам. Потому Вильгельм плашмя, не раздеваясь, упал на кровать лицом в подушку и сладко засопел, утопая в объятиях песочного человека.
Ведь завтра важный момент в жизни любого покорителя мегаполиса. Завтра собеседование.
  Ночной визитер (ремейк)  
яой - Элвин Лестер

Возраст: 26

02:00

Парень, тот, что как две капли воды похож на злополучного всадника, спит. Рыжие - это видно даже в темноте, разбавленной только неверным светом уличных фонарей да машинных фар - волосы разметались по подушке. Нос, видимо, тоже был уткнут в нее, но теперь сновидец повернулся щекой вверх, и об этом напоминает только вмятинка на казенно светлой ткани. Затылок похож на растрепанное гнездо.

Парень спит и видит какой-то сон, а стоящему рядом с ним призраку (или правильнее назвать его отлетевшей от тела душой?) любопытно, какой. Но еще больше ему любопытно, почему связанные в прошлой жизни красной нитью они и теперь продолжают быть нужны друг другу. Неужели Элвин Лестер не мог просто взять и умереть, разбившись на дороге всего паре километров отсюда? Зачем ему теперь призрачная (вот каламбур!) надежда выжить?..

Остановившись у постели, Элвин кладет почти прозрачную руку на встрепанные сном, уличным ветром и, наверняка, самим парнем рыжие волосы, зарыватся в пряди пальцами. нажимает еще, проникая под кожу... и беззвучно смеется, согнув руку так, чтобы кончики их торчали возле уха. Прикольно, но, похоже, не совсем то, что было нужно.

Призрак поднимает руку и, осмотрев ее, будто в первый раз видит, снова прикасается к парню. На этот раз одним легким толчком кончиков пальцев в висок.

О, пошел процесс!..

Теперь видно, что парнишке снится какое-то поле, заросшее высокой, примерно по пояс, травой... Ночь разбавляется светом только луны и звезд., и от этого веснушки на носу и щеках бредущего сквозь травяное море парня кажутся почти черными. Будто на него кто-то сдул просыпавшийся тонер из барахлящего принтера. Забавно.

Впрочем, ему, пробирающемуся через заросли бог знает каких трав, совсем не весело. Он целеустремленно идет к стоящей уже совсем недалеко громаде ничем не освещенного сарая и не видит, что из маленького, даже без рамы, оконца под крышей этого самого сарая за ним наблюдают.  С другой стороны, даже если бы и видел, глядящий почему-то твердо уверен, что обратно он не повернет.

Когда идти парню остается совсем уже недалеко, Элвин отходит от своего наблюдательного пункта и спрыгивает с сеновала на пол первого, утоптанного копытами многочислнных изредка перемыкивающихся в темноте коров. Высокие сапоги по моде конца позапрошлого века тихо стукают о землю.

"Хорошо, что не чавкнуло!" - думает Элвин - "Ни во что, значит, не вляпался".

И тут же уже вслух добавляет, обращаясь к появившемуся на фоне дверей силуэту:

- Ну, доброй ночи, Виль. Наконец-то мы встретились!..