Об игроке Карма Статистика Персонажи (15) Достижения (4) Сны

Асаль


Локация, где находится персонаж - Сувенир

Имя:Асаль
Возраст:17
Внешность:Довольно рослый для гаремного мальчика, но все равно рядом с рыцарями смотрится скорее как девушка. Впечатлению женственности немало способствуют и хрупкость телосложения (Асаль еще по-мальчишески узок в кости, и только плечи начали немного оформляться), и длинные черные волосы. Распущенными они спускаются до самой попы, но почти всегда уложены в замысловатые прически с гребнями и заколками. По крайней мере, так было до тех пор, пока он не попал в Европу...
Дополнительная информация о персонаже:Гаремный мальчик, воспитанный в лучших традициях арабских сказок о гаремах.
Подпись:???
Владелец: Персонаж принадлежит Каин
Статус: персонажу разрешено публиковать посты

Игровые Посты

Локации, где был персонаж

  Сувенир  
яой - Асаль

Возраст: 17



Тишину по дороге к замку нарушает только перестук копыт лошадей по встречающимся на немощенной дороге мелким камушкам да далекий, изредка доносящийся со стороны леса крик ночной птицы. Впрочем, было бы о чем говорить еще. Асаль уже выразил благодарность, а господин ее принял и теперь дает юноше переварить то, что тот услышал в ответ.

Может ли Асаль надеяться, что верно понял его слова? То ли он большее, что получил господин, или слишком льстит себе?

Погрузившись в мысли пополам со сладкими, заманчивыми фантазиями, он не замечает, как конь господина уходит вперед, и осознает это только тогда, когда стук копыт его лошади остается единственным звуком вокруг.  Осаженный до совсем уж тихого шага, конь ждущего его господина ступает теперь совсем уж неслышно.

- Простите, Асаль не заметил, что отстал, - говорит юноша, поровнявшись со ждущими его жеребцом и мужчиной, и получает в ответ обещание ехать медленее и поцелуй, который весь оставшийся путь теплом оседает у него на губах.

Поцелуй этот, вроде бы, обещает большее, но слова господина идут с ним в разрез. И хоть Асаль бы хотел другого развития событий, спорить он не решается. Еще не хватало навязываться, пользуясь тем, что у сэра Уильяма он единственный мальчик.

Да и господин может захотеть провести ночь не с мальчиком. Том говорил, у него отбоя нет от женщин...

Мысль отзывается внутри глухой болью. Странно. Прежде Асалю было знакомо только совсем другое чувство ревности, основанное на количестве уделенного времени и подарков... но это, определенно, родственник тому.

Прощаясь с господином во дворе замка, Асаль еще раз благодарит за помощь с покупками и пристально вглядывается в его лицо, но никак не может понять, показалось ли ему, что и господин тоже не слишком хочет расставаться, или Асаль льстит себе? Тени от редких факелов и свет окон танцуют на коже, все искажая. И лучше уж прослыть подобающе скромным, чем навязчивым. А потому приходится уйти.

Сначала ноги несут его к старым комнатам, но остановившись на пол пути к лестнице, Асаль мотает головой, словно испуганная лошадь, и почти бегом устремляется наверх. Там внизу караулят воспоминания о вчерашнем, и спускаться, даже чтобы взять самое нужное из собственного сундука, в темноте выше его сил.

Но может быть, там был Том?

В комнате, когда Асаль залетает туда почти бегом, пусто. Только кровати, одна из которых еще с утра разворошена... и его сундук.
  Сувенир  
яой - Уильям

Возраст: 24



Доехали они быстро. По меркам Уильма даже слишком. С каждым последующим днем, что он проводил с Асалем ему все больше казалось, что он становится слишком жадным к каждому мгновению наедине с ним. Будь то пока единственна ночь, что они провели вместе или же, казалось бы, совсем обыденная прогулка в город. Но приходится мириться, что бы в дальнейшем избежать ситуаций как та, в которую Асаль попал вчера.

- Доброй ночи, - улыбнувшись и не решившись на большее, чем легкое касание пальцев ладошки юноши, Уильям отпускает того отдыхать, в то время как сам, сначала заглядывает во внутреннюю часть двора проверить разгружена ли вчерашняя телега и лишь затем возвращается к себе в комнату, под дверьми которой притаился непривычно тихий Томас, избегающий прямого взгляда в его сторону.

Весьма запоздалая явка с повинной и все же, Уильям совсем не хотел сейчас разбавлять ощущение прошедшего дня мелкими разборками со слугой, хотя для вида все же сдвинул брови, молча проходя мимо замершего изваяния буквально кричащее о глубоком внутреннем раскаянии.

Таким Том, в каком-то смысле был даже забавнее, чем в обычной своей шутовской манере и ему стоит приложить некие усилия, чтобы не улыбнуться, сохраняя холодное равнодушие.

Кажется, это тоже своеобразное влияние Асаля. Но, даже не смотря на то, что желание наказать мальчишку у него давно испарилось, вести себя стоило так, чтобы тому не подумалось, что и в дальнейшем он может спокойно позволять себе подобные вольности.

Впрочем, для начала стоило выслушать самого виновника. И в этот раз тот даже особо не пытается оправдаться, хотя и не упускает момента вставить список переделанных дел, показывая, как был занят и только на благо их светлости, конечно.

В какой-то момент Уиллу даже приходится прервать поток откровения и выпроводить Тома, выставив его подобно нашкодившему котенку за дверь. Довольно с него и того, что тот простоял здесь, похоже, все то время, что он с Асалем находился в городе. К тому же, если кого он и был готов слушать, то точно не Тома, зато вот его новый сосед по комнате весьма бы подошел.

Но сколько бы раз он не возвращался мыслями к фиалковым глазам восточного мальчишки, сегодняшнюю ночь пройдет отдельно. Впрочем, тем приятней будет добраться до него завтра.

Том же тем временем , видимо, обезумив от собственной безнаказанности или везучести, задумчиво покосился на дверь своего милорда и подумав стоит ли ему попробовать еще раз испытать судьбу или лучше не стоит, остановил свой выбор на втором варианте и быстренько, с каждым шагом увеличивая предел собственной скорости, рванул к дверям своего нового жилища.

- НИХАОООООО….. – ворвавшись в комнату, Томас радостно расплылся в улыбке, ляпнув первое что пришло в голову и единственное, что смог запомнить из заморских словечек услышанных немедне в таверне. Вроде это что-то из темы приветствия, но он был не уверен.  – Я жив, а значит я голоден… я тут кое-что припрятал с кухни.. хочешь?

Довольно щурясь, преданно уставившись на Асаля и разве что хвостом не виляя и то лишь потому, что того у него было, Том придирчиво осмотрел внешний вид друга и лишь вспомнив что-то, чуть нахмурился.

- Я это… твои вещи принес… точнее, мне помогли. Но я руководил.  … А еще…. – замявшись, Том подошел к ящику и достал из него мешок. – Там были твои вещи… старые. И они.. ну….. ты ведь в порядке, правда?

Помявшись в нерешительности, мальчишка протянул Асалю его вещи, смотря с искренним беспокойством  ему прямо в глаза.
  Сувенир  
яой - Асаль

Возраст: 17



Вид сунудка наполняет сердце Асаля теплом и стыдом одновременно. Он счастлив, что теперь не придется спускаться вниз, где караулят еще такие свежие дурные воспоминания. Но с другой стороны, Том и не должен был проявлять о нем заботы. Никак не после того, как по вине Асаля вынужден был провести ночь бог знает где и хорошо, если не на полу за дверями.

Если бы он был здесь сейчас, Асаль непременно бы извинился. Встал бы на колени и каялся... почти искренне. Все-таки другу никак не стоит знать все о том, что с ним случилось.

Или стоит?

Кому еще Асаль мог бы доверить свои прееживания? И не он ли еще вчера утром думал, что не бывает дружбы без доверия, а значит, Том должен узнать всю правду о его прошлом? Может быть, после этой правды они не смогут остаться друзьями, но... Том не заслуживает быть обманутым. Не после всего, что он делает для Асаля.

Склонившись и невольно поморщившись от тянущего ощущения под поясницей, Асаль откидывает тяжелую крышку и принимается вытаскивать из сундука все, что должно быть под рукой в любой момент времени. Гребни, заколки, шкатулка с лентами, коробочка с ароматическим составом, масло для волос и для кожи - все перекочевывает сначала на постель (просто потому что она ближе), а после оказывается аккуратно расставленным на маленьком столике. Туда же отправляется немного мутное, совсем небольшое зеркало в резной раме. Много хуже тех, к которым Асаль привык, но единственно доступное сейчас. В замке он до сих пор вообще не видел зеркал, а это купил по дороге, в шумном портовом городе, потратив на него чуть ли не последние деньги, полученные от первого Господина.

После настает черед разбора одежды. Шкаф после вчерашнего вызывает дурные ассоциации. И гвозь все еще торчит, вытащенный на половину.

Складывая на полку новые, только что купленные вещи, Асаль думает, что делать со старыми, и в конце концов, пихает их вниз почти неопрятной кучей. Дорогие тонкие ткани не стоят такого обращения, но в прямом смысле копаться в прошлом, аккуратно разбирая его на составляющие, сейчас выше его терпения. Может, потом.

Последнее, с чем остается разобраться - отрез шелка, купленный для постели. Новая кровать чуть шире, чем та, что осталась внизу, и все равно слишком узка для двоих, но ткани на нее хватит. Простынь, наволочка и... нет, пододеяльник уже не получится, но можно будет подшить с одной стороны колючее одеяло. И сради всей этой гладкости Асаль, пожалуй, сможет смириться с ночами, проведенными в одиночестве.

Чувствуя, что предательски розовеет и становится чуть тверже в определенном месте, он отворачивается от сложенного в изножье отреза и, опустившись на грубоватый, но удобный стул, решительно принимается расплетать косу.

Его работа уже на половину закончена, когда в комнату с радостным, определенно, приветственным воплем на неизвестном языке врывается Том. И разумеется, первое, о чем тот спрашивает, не хочет ли Асаль перекусить. Впрочем, хороший вопрос, учитывая, что тот и сам не помнит, когда ел последний раз. И можно ли считать едой то небольшое чаепитие в доме учителя?..

Асаль уже готов согласиться и почти поднимается с места, когда тот неожиданно выуживает откуда-то мешок и протягивает его, говоря, что внутри то, что было на Асале вчера, когда...

Первым побуждением становится не взять, бросить в камин или за окно, но, помявшись, Асаль все-таки принимает протянутое. Просто не может отказаться, глядя в обеспокоенное лицо друга. Да и не так уж много у него одежды, чтобы ею разбрасываться, даже не посмотрев, можно ли ее починить.

- Я... - начинает Асаль, но едва открыв рот, понимает, что соврать не сможет. - Я не в порядке.

Пальцы нервно теребят узелок с одеждой, и в конце концов, Асаль откладывает его в сторону, чтобы спрятать руки за спиной.

- И я должен тебе кое-что рассказать... о себе.

Опустив  и взгляд тоже, Асаль мысленно благодарит Аллаха, что догадался спрятать руки. Друг теперь не увидит, как от страха дрожат его пальцы.

- Может быть, после этого ты уже не захочешь со мной дружить. Потому что Асалю объясняли, что в ваших землях это считается... плохим. Но Асаль не хочет обманывать и... я не считаю свое прошлое плохим...