Об игроке Карма Статистика Персонажи (16) Достижения (6) Сны

Асаль


Локация, где находится персонаж - Сувенир

Имя:Асаль
Возраст:17
Внешность:Довольно рослый для гаремного мальчика, но все равно рядом с рыцарями смотрится скорее как девушка. Впечатлению женственности немало способствуют и хрупкость телосложения (Асаль еще по-мальчишески узок в кости, и только плечи начали немного оформляться), и длинные черные волосы. Распущенными они спускаются до самой попы, но почти всегда уложены в замысловатые прически с гребнями и заколками. По крайней мере, так было до тех пор, пока он не попал в Европу...
Дополнительная информация о персонаже:Гаремный мальчик, воспитанный в лучших традициях арабских сказок о гаремах.
Подпись:???
Владелец: Персонаж принадлежит Каин
Статус: персонажу разрешено публиковать посты

Игровые Посты

Локации, где был персонаж

  Сувенир  
яой - Асаль

Возраст: 17



- А что угодно самому Асалю? - вопросом на вопрос отвечает Господин и закрывает дверь да встает так, что даже будь та все еще открыта, выйти сквозь нее у Асаля не было бы не единого шанса.

С другой стороны, эти шансы ему и не нужны.

Да, безусловно, Асалю есть, чем заняться в своей комнате: дошить одеяло, порыдать, выпуская наружу подступающие к глазам слезы, прочитать и повторить все, что записал сегодня под диктовку учителя, поговорить с Томом... Но все это не то, чего он хочет на самом деле. И вопрос господина - возможно, его единственный шанс.

Большой шанс, судя по тому, как нежно сэр Уильям держит его руку в своей и как ласково прижимается к ней щекой.

- Асалю угодно остаться, - подняв взгляд к лицу мужчины, говорит он совершенно искренне. - Если бы желания Асаля сбывались, Господин Уильям, вы не прогоняли бы Асаля и позволили остаться с вами, вашим...

Подобрать нужное слово сложно. Пожалуй, всех, что Асаль уже знает на чужом языке, не хватит для объяснения, кем он хочет быть при Господине. Есть похожие: "спутник", "любовник", "помощник", "слуга", но ни одно из них и даже все они вместе не объясняют его стремления.  И Асаль, так и не подобрав ничего, замолкает, оставляя фразу висеть между ними.

Может быть, Господин поймет недосказанное по взгляду широко распахнутых глаз и по стыдливо порозовевшим скулам?
  Сувенир  
яой - Уильям

Возраст: 24



А ведь еще немного и он бы действительно его отпустил. Не на столь длительный срок как мог бы подумать Асаль, похоже привыкший воспринимать сказанное слишком буквально, но достаточный, чтобы и самому успеть почувствовать обреченность этого поступка.
И главное, на что он рассчитывал?

- Волшебник из меня, конечно, так себе, но одно желание, пожалуй, я в все же могу исполнить, - озорно подмигнув, Уильям слегка поворачивает голову, касаясь губами теплой ладошки юноши, что все еще прижимал к своему лицу.

Хочется сказать, что как же долго он ждал этих слов, но разве не они еще каких-то несколько дней назад и вовсе не знали друг друга. Стремительно и столь неумело переходя от неловкой брезгливости, к страстному желанию.

И вроде уже не ребенок, но мысли путаются столь же быстро и легко как пальцы вплетаются в мягкие пряди Асаля, нарушая целостность и гармоничность его прически. И сколь же глупо, он, наверное, выглядит в глазах этого опытного мальчишки.

Впрочем, Уильям всегда быстро учился. Будь то наука или военное ремесло. Может и по иной, более интимной части он так же преуспеет. Во всяком случае, ему казалось, что с Асалем это будет сделать не так уж и сложно.

- Кажется, ты что-то говорил про ванну? – упершись спиной в прикрытую дверь, Уилл тянет к себе Асаля, оплетая руками его талию. – Если забыть про Тома, то звучит весьма заманчиво.
  Сувенир  
яой - Асаль

Возраст: 17



Господин, кажется, понимает. По крайней мере, он уже больше не гонит Асаля, а совсем даже наоборот прижимается губами к его руке, прежде, чем отпустить ее, вплетается пальцами в волосы, безнадежно портя прическу, тянет к себе.

Асалю совершенно плевать, что после таких нежностей только слепой по его внешнему виду не догадается, что происходило за дверями господской спальни. Слуги и другие господа могут думать про него все, что угодно. Но репутация Господина не должна пострадать. И уж точно ни о чем не должен догадаться Том. Но...

Господин хочет ванну, а Асаль ни за что не сможет без чужой помощи сам натаскать сюда горячую воду. Он и с одним то ведром с трудом справляется.

- Без Тома не обойтись, - прилнув к обнимающему его мужчине и глядя в его лицо снизу вверх, с сожалением признается Асаль. - Асалю ни за что не натаскать воду быстро...

Да, стыдное признание, и щеки окрашиваются легким румянцем. Но с другой стороны, сэр Уильям прекрасно знает, что Асаля и не готовили для тяжелого физического труда. Его предназначение в ином. И может быть, пока Том или кто-то еще носит воду, он мог бы продемонстрировать часть этих умений господину?

- Прикажите кому-нибудь помочь, и пока воду носят, Асаль мог бы развлечь вас иначе...
  Сувенир  
яой - Уильям

Возраст: 24



Пожалуй, все же, на сегодня с него уже было достаточно наглой рыжий физиономии его не слишком ответственного оруженосца. Тем более что взбреди тому, что в голову, это весьма сложно оттуда потом извлечь. А судя по сегодняшнему дню, Том весьма основательно решил взяться за работу сторожевого щенка у ног Асаля. Не столь критично, не так плохо и в некой степени безопасней для самого юноши, но вот в тоже время в плане назойливости, Том ничуть не уступит тому же самому щенку, с которым он его сравнил.

И значит это, что позови он его сейчас, отделаться после от него будет уже весьма сложно. Во всяком случае, побыть с Асалем наедине спокойно тот уже не даст. И причин найдется для этого несчетное множество: от мнимого пожара в ведре с водой до срочной новости, которую ему непременно следует донести до его светлости глядя тому в глаза, иначе он так и будет сидеть всю ночь возле двери.

Весьма обременяющая преданность… при чем не только ему, а в данном случае даже против.

- Кому-нибудь вариант куда лучше, или же не выйдет никакого «иначе», - улыбнувшись, нежно огладив щеку юноши подушечками пальцев, Уильям с сожалением отстраняет того от себя. – Побудь здесь, пока я распоряжусь насчет воды и ванны.

Конечно, можно и повременить и насладиться иным и сейчас более реальным теплом чужого тела, но зачем ограничиваться малым, когда незначительное ожидание сулит куда более приятное удовольствие.
Во всяком случае, глаза Асаля и его тон обещают многое. А его фантазия вряд ли способна представить хотя бы часть того, что может и умеет мальчишка.

Противоречиво, но не менее любопытно.

Оставив юношу, покидая комнату и плотно прикрывая за собой тяжелую дверь, Уильям поспешно отправляется на поиски нужных слуг, а на деле попросту выцепляет первого попавшегося, отдавая распоряжение в кротчайшие сроки натаскать горячей воды в его ванну. Те, хотя бы, в отличие от Тома не задают лишних вопросов. Ему даже не приходится повторять дважды, как парнишку, чье имя он все никак не может запомнить, сдувает с места в сторону лестницы.

Приятно, а главное, он успевает вернуться, не успев даже надолго отлучиться. Хотя, теперь ему и придется отказаться от заманчивого предложения Асаля. По крайней мере, пока слуги не натаскают воды, а их больше не побеспокоят за закрытыми дверьми.

- В течение получаса все будет готово.
  Сувенир  
яой - Асаль

Возраст: 17



- "Кому-нибудь" - вариант куда лучше, - соглашается с предлоежнием господин и, попросив Асаля подождать, выскальзывает из комнаты, плотно закрывая за собой дверь, словно боится, что за время его отсутствия Асаль куда-нибудь испарится. Напрасный труд по мнению самого Асаля.

Оставшись один, юноша первым делом наводит порядок на подносе с так почти что и не тронутым ужином. Никто не должно напоминать о неприятном разговоре и отвлекать Господина. Пусть тот сегодня смотрит только на мальчика, которому позволил остаться и стать еще ближе.

Жаль только, что сам Асаль сегодня не идеален. Его тело еще не пришло в порядок, не залечив все следы чужой грубости. Одежда слишком простая по сравнению со струящимися шелками. И больше всего не помешало бы немного косметики. Стоило бы подвести глаза, делая их зрительно еще больше, добавить драгоценной мерцающей пудры для кожи... Но придется довольствоваться тем, что есть.

Сняв куртку, Асаль откладывает ее аккуратно на дальний, явно почти не использующийся стул и, подумав, слегка распускает ворот рубашки, чтобы открыть вид на тоненькие птичьи ключицы и стройную шею. Насколько он понял, здешним мужчинам нравится легкий беспорядок в одежде, а потому, подумав немного, он и подол рубахи вытаскивает из-за пояса и оставляет свободно висеть чуть выше обтянутых плотно сидящими штанами ягодиц. Осталось решить, стоит ли трогать волосы. С одной стороны, господин растрепал их сам, а значит, подобный вид ему нравится, а с другой, хочется выглядеть самым привлекательным...

Но разобраться еще и с этим Асаль не успевает. Внутренний спор решается автоматически возвращением господина, сообщающего, что ванну сделают за пол часа, и замершего на пороге.

Асаль, опустившись перед ним на колени на мягкой шкуре возле камина, замирает тоже.

Дома - на далеком отсюда востоке - юноша опустил бы глаза, но здесь не отрывает взгляда от Господина. Нравится ли тому, что он видит? Не слишком ли смелый вид?

Господин Асаля еще такой невинный в некотором смысле...
  Сувенир  
яой - Уильям

Возраст: 24



Когда-нибудь он непременно к этому привыкнет, как и перестанет чувствовать некую несостоятельность, касающуюся всего, что было связано с этим мальчишкой.

Когда-нибудь, но не сейчас.

Все же нескольких сумбурных дней недостаточно, для принятия всех изменений и так просто с ними смириться. По крайней мере, пока разница двух менталитетов не сотрётся от размеров крепостной стены, до более комфортной и менее ощутимой. Тем более, что для Асаля в некотором смысле подобное так же было в новинку. Ведь будь они из одного мира, все могло бы быть куда проще. Или же, нуждайся он сам в чем-то более приземленном, следуя лишь к удовлетворению своих физических потребностей.

Проще и не придумаешь, верно?

Впрочем, так он лишился бы куда более занятных вещей.

- Это и есть твое… «иначе»? – успев в полной мере насладиться видом юноши у камина, проскользив  изучающим взглядом от растрепанных им же волос до подола выпущенной рубашки, Уилл делает несколько шагов к большому креслу, садясь напротив. – Подойди.

Приятно видеть, что в его отсутствие Асаль по-своему пытался угадать, что же могло порадовать его нового господина, применив старые навыки к новой обстановке. Вышло действительно мило, хотя и немного неуклюже. Но уж точно не ему самому об этом судить, когда собственное невежество граничит с глупостью простого желания.

Что-то он не припомнит, что бы раньше отношения вызывали у него столько вопросов как сейчас. Жаль, что ни одни из них не были похожи на нынешние хотя бы немного. Возможно, так ему самому было бы куда проще.

Кто бы вообще мог подумать, что с парнем окажется сложнее.
С другой стороны, об этом легко забыть, стоит лишь Асалю, наконец, оказаться рядом, а ему притянуть его к себе, чтобы отодвинуть далеко на задний план все сомнения и границы.

Даже запах трав и каких-то отваров, плотно пропитавшие волосы и одежду юношу, уже не кажутся ему такими терпкими и несонными, ассоциируясь ранее не более чем со сморщенной физиономией их лекаря и детскими воспоминаниями о противном лечении.

Сейчас это было даже приятно, но еще приятней опустить прохладные пальцы под плотную ткань рубашки, касаясь гладкой бархатистой кожи под ней. Столь манящей, что полтура суток хватило, чтобы успеть соскучиться по этим ощущениям.

Ванну ведь полагается принимать без одежды, а значит нет ничего предрассудительного, если он первым поможет Асалю от нее избавиться, полагая, что слуги, занимающиеся тасканием ведер в соседней комнате, не решат лично оповестить Уильяма о завершении своей мисси. Иных дураков помимо Тома вызывать на себя бессмысленный гнев господ, здесь не находилось.
  Сувенир  
яой - Асаль

Возраст: 17



Но сейчас взгляд у Господина совсем не невинный. Он жадно скользит по Асалю глазами, словно хочет впитать увиденное целиком, навсегда запечатлевая в памяти. И Асаль видит, как постепенно в глубине серых штормовых глаз вспыхивают зигзаги молний.

 Буря уже поднялась. Хватит ли сил, чтобы ее укротить?

 - Это и есть твое "иначе"?

 Первый раскат грома. Еще глухой и далекий, пока тихий. Но уже пора читать заклинание, иначе шторм унесет и поглотит.

- Мое "все, что угодно Господину"...

- Подойди.

Бури в пустыне всегда горячи. Песок, поднятый ветром, обжигает кожу, так же как обжигают ее сейчас касания Господина. Его руки скользят под рубашкой Асаля, заставляя прижиматься ближе.

Но если от песка хочется укрыться, то этим прикосновениям Асаль отнюдь не противится. Он и сам обнимает широкие плечи сэра Уильяма, зарывается пальцами в темную гриву волос, распустив сдерживающую их ленту.

Хочется прислониться щекой к щеке, чтобы шептать на ухо слова, которых Господин все равно не поймет, а Асаль вряд ли сможет перевести, не покраснев и не сгорев от стыда. Но еще больше хочется наблюдать за ураганом в глазах напротив так близко, что касаешься кончиком носа чужого. Так близко, что на губах чувствуется горячее дыхание пустынного ветра.

Кожа сохнет, и Асаль облизывается прежде, чем коснуться рта Господина своим... и его губ тоже касается язычком.
  Сувенир  
яой - Уильям

Возраст: 24



- Разве тебя не учили угадывать желания своего господина? – лукаво протягивает Уильям, слегка сжимая тонкую талию в своих ладонях. Кажется, что еще немного - малейшее усилие с его стороны, и он просто может сломать Асаля, столь хрупким казалось тело юноши. И в тоже время, столь же соблазнительны были его очертания, раздразнивая и маня, скрываясь под грубыми складками бесформенной рубашки.

Подобно образу святого в храме, чей прекрасный и чистый лик вызывает трепет в сердцах верующих и в тоже время кидая в самую пропасть преисподние, посмевшего возжелать его, Асаль разжигает внутри настоящий пожар, который немедленно хочется затушить или распалить ещё сильнее, сгорая до тла от греховных мыслей и похоти.

И обязательно сгорел бы, не будь по природе своей эгоистом, хоть и отрицающий, но являющийся истинным сыном своего отца. Отчего и стремится буквально поглотить Асаля, ловя тепло его дыхания, крадя жадно каждый поцелуй, обрывая нежные касания грубыми и властными объятьями. Лишь на мгновение Уилл даёт охватившему его урагану безумия стихнуть, осторожно избавляя мальчишку от ещё пока скрывающей его тело ткани. Прекрасно помня и не желая повторять чужих ошибок. Даже эгоисту свойственно ценить то, чем он дорожит, предпочитая учиться на чужих ошибках, а не своих.

Взять хотя бы первого хозяина Асаля. Нужно быть весьма далеким умом, чтобы, следуя веянию моды и правилам, которые сам же волен менять, так легко и по собственному желанию расстаться со столь редким сокровищем. А как известно, алмаз раскрывает истинную свою ценность только после должной обработки.

Впрочем, иногда требуется не один год, чтобы разглядеть тот среди тысячи простых стекляшек.

- Надеюсь, что сегодня я познакомлюсь с твоими навыками куда ближе, - касаясь нежно оголенной груди юноши, водя по ней обратной стороной ладони, Уильям чуть заметно кивает в сторону двери, шум за которой свидетельствовал об успешном выполнении его поручения. Стоит лишь немного подождать, прежде чем вечер останется в полном их распоряжении.
  Сувенир  
яой - Асаль

Возраст: 17



Буря бушует. Один поцелуй перетекает в другой. Совсем легкие касания губ превращаются то в жадные поединки языков, то в томительные подразнивания. И уже не разберешь, где ласкающие руки и кто кого раздевает.

Асаль просто осознает в какой-то момент, что остался и без рубашки, и без штанов и каким-то чудом выпутал из них ноги, не отвлекаясь от господина. А Господин словно вовсе без его усилий (Но ведь было же что-то!) лишился рубашки.

Теперь пальцы юноши скользят по голой коже, заново изучая переплетения шрамов и тугих мышц. Где-то на краю сознания появляется и тут же исчезает мысль, что Господину не помешал бы хороший массаж. Но сейчас точно уж не до этого. Потом. Может быть, после ванны или совсем глухой ночью...

Он слышит краем уха, как льется за стенкой вода и постукивают о бортик ванны деревянные ведра, но не придает этим звукам значение и осознавать их начинает только после замечания господина, впрочем, совершенно их не касающегося. Просто слова слегка отрезвляют... в отличие от продолжающей ласкать руки.

- Сэр Уильям позволит Асалю, когда сам выкупается, подготовиться тоже?

Не то, чтобы ему это действительно необходимо - он не грязный, да и растягивать особенно не нужно - Асаль умеет расслабляться. И все же для Господина Уильяма это будет в первый раз, и хочется, чтобы все прошло как по маслу. А еще лучше, если и пройдет по маслу в буквальном смысле.