Об игроке Карма Статистика Персонажи (14) Достижения (1) Сны

Лис Де Грандпре


Локация, где находится персонаж -

Имя:Лис Де Грандпре
Возраст:21. Говорит, что старше
Внешность:Красные волосы. Белая кожа. Глаза имеют золотой цвет. Худой, чуть-чуть видно ребра. Рост около 177. Гибкий и ловкий.
Дополнительная информация о персонаже:Лис зарабатывает азартными играми, очень любим удачей. Вечно смеётся. Любит слушать музыку и всегда таскает с собой наушники. Говорит негромко. Часто его голос сквозит сарказмом или иронией, даже если сам Лис этого не хочет. Мечтает научиться летать. Любит сладкое. Любит носить кеды, которые почему-то каждый день меняют цвет. Предпочитает брюнетов.
Подпись:???
Владелец: Персонаж принадлежит LisKaalen
Статус: персонажу разрешено публиковать посты

Игровые Посты

Локации, где был персонаж

  Западный берег  
яой - Тикки Микк

Возраст 26
Хитрость - второе счастье

22 августа, после полудня

Тикк скорбел. Тикк страдал. Тикк запевал в добрый путь свои героические шорты, что не пережили в этой жестокой схватке.

«Друг мой, я буду помнить тебя. Я буду сожалеть и скорбеть. Я буду помнить, друг, поверь. Мой единственный друг. Хнык»

Тикки и не почувствовал, что к нему кто-то подошел и положил ладонь на загривок, выражая свое сожаление и поддержку.

Повернув чуть в сторону мохнатую голову, оторвав свой страдальческий взгляд от бывших шорт, Тикки увидел перед собой Лиса.

«Ты один меня понимаешь, малыш»

То ли стресс подействовал, то ли потеря единственной вещи дала сбой, но вот уже через мгновение волк начинает изменяться. Шерсть клоками падает на окровавленную землю. Деформируются кости. Вся трансформация не занимает и нескольких минут, а Тикки уже ревя в три ручья, обнимает Лиса и заливает чужое плече своими слезами и соплями.

-Мои трюселя-я-я-я-я. Хнык. Лися-я-я-я-я…

Руки обнимают шею, нос утыкается в плечё, и на всю поляну слышится, чуть ли не детский плачь ребенка. Которому сломали одну из любимых игрушек.

С виду наверно красочно все это выглядело, как голый эксгибиционист обнимает парнишку, тоже почти оголенного, лишь в одних трусах.

Тикки было плевать на людей и волков, что находились рядом с ним и то, что кто-то вроде помирать собирался. На данный момент он только и мог, что оплакивать и стонать над потерей столь ценного и важного элемента, его единственных шорт.

Кажись болезнь то его все прогрессировала.
  Западный берег  
яой - Джин Дайрен

Возраст 26

22 августа, после полудня

Позволив Джину оказать волку первую помощь, матерый вновь взял дело в свои лапы, притащив в пасти шмат чужой плоти, истекающий кровью и даже, кажется, еще сохранивший тепло жизни, когда-то бившей под этой шкурой ключом. И это мясо он бережно положил перед раненым, чуть ткнув того носом.

Дайрен хотел было поинтересоваться, а сможет ли Шинву съесть его в таком то тяжелом состоянии, но вопрос повис в воздухе, так и не будучи озвученным. В конце концов что он сам знает о них? О тех, кем они теперь стали? Да ровным счетом ничего, кроме плотоядности, способности становиться волком и возможности, став волком, окончательно слететь с катушек. А этот матерый, неуловимо от них отличающийся, явно знал об этом гораздо больше. Словно он был этим чем-то гораздо дольше.

Размышления его прервал новый звук, хотя скорее его отсутствие, потому что волчий вой на одной ноте внезапно прервался. А еще через несколько секунд черный волк, убивавшийся над труселями, уже превратился в человека и повис на шее подошедшего к нему рыжего, еще недавно корчившего театральную гримасску оскорбленной невинности.

И вновь завывания, уже человеческие, по безвременно покинувшим их труселям... Которые, вроде как, и постирать то было можно. Вообще холодная вода очень даже неплохо смывает кровь, если проточная, а тут неподалеку и ручеек имеется. Вот только сейчас тащить его к этому ручью не было ни времени ни сил. Как впрочем и слушать это нытье.

Со вздохом, собрав остаточки энергии со всего своего уставшего, и не успевшего еще восстановиться, организма, он вновь забрался в сумку, скрепя сердце вытаскивая оттуда свое запасное нижнее белье. Вот ведь, как говорится, самый дальновидный отдувается за всех. Так оно в итоге и выходит, ибо он, как самый дальновидный, единственный прихвативший с собой вещи, теперь разбазаривает это ценное имущество на каждого встречного поперечного. Стоит добавлять, что запасы у него были далеко не безграничные?

Но руки уже сделали свое дело, чистые трусы показались на поверхности, а еще через минуту - непозволительно долгую - которая потребовалась ему, что бы добраться до бывшего черного волка, ставшего черноволосым кучерявым парнем, белье было протянуто бедному страдальцу.

- Надеюсь как замена устроит? А ваши потом можно будет в ручье отмыть, но позже, - сказал он, чуть взлохматив черные волосы и обессиленно опускаясь на землю, краем глаза продолжая следить за изменениями в состоянии Шинву.

Помочь там он сейчас уже ничем не может, только ждать. А сил ползти обратно уже не было. Ему бы самому шмат мясца скушать, авось и полегче бы стало. Вот только аппетит, скотина такая, от волнения пропал, и мысли о еде не вызывали ничего, кроме легкой тошноты. Да, давненько он не ощущал этого, искреннего волнения за других. Возможно даже слишком давно.
  Западный берег  
яой - Киллуа Золдик

Возраст 12

22 августа, два часа дня

Все ходили туда-сюда. Кто-то выл. Кто-то молчал. Кил почувствовал себя в больнице, наверное, из-за запаха. В больнице, где полно чужих людей, больных. Но чем дольше там сидишь, чем дольше смотришь на них, тем менее чужими они становятся.

Большой принес мяса особенно сильно раненному. Кил проследил глазами весь его путь до мертвого волка и обратно. А ведь мама ему глаза закрывала, когда по телевизору показывали что-то связанное с кровью и убийствами, и в игрушки играть запрещала, где надо убивать монстров или противников. А тут... Никому нет до него дела. Никому не нужен. Даже Большой только один раз взглянул и дальше пошел.

Другой черный волк обернулся в кудрявого плачущего парня. Килу тоже захотелось заплакать. Отвернувшись, он накрыл нос лапой, загораживая глазам обзор.
  Западный берег  
яой - Хан Шинву

Возраст 28

22 августа, два часа дня

Это было слишком. Почуяв запах свежего мяса у самой морды, Шинву сглотнул слюну и открыл глаза. Джин отошел, странный парень остался стоять, держа истекающий кровью шмат в руке. Странно, он не видел, когда тот обернулся человеком, но узнал его безошибочно.

Хотел подняться, но силы окончательно покинули тело. Сдувшийся шарик, вот он кто сейчас. Но странно, чем слабее он себя чувствовал, тем меньше было боли. Хотя, по идее, шок должен был пройти, а боль - возрасти. Или это его новые способности? Помнится, когда он очнулся утром, на теле была только одна рана, да и та к обеду затянулась.

Мясо пахло пленительно, в пасти безостановочно скапливалась слюна, а желудок ныл и орал. Сомкнув зубы на куске, Шинву стащил его с чужих рук на землю, придавил лапой и оторвал кусок. Проглотил, не прожевывая. Повторил. Удивительно, но небольшой порции хватило, что в животе поселилась приятная тяжесть. Нет, наполненность. Взгляд прояснился. А запах... от мяса пахло так же, как от той черной сволочи, заведшей дружбу с бешеными тварями. Как он с ними умудрился договориться?

Проглотив последний кусок, Шинву взглянул на того, кто принес мясо. А ведь они что-то говорили в звериной личине. Но как? Смутное ощущение присутствия еще кого-то в своем теле ослабло, ответ сам собой не возник в голове, и Шинву отвел взгляд, вильнул хвостом. И лизнул руку, на которой еще осталась кровь.
  Западный берег  
яой - Кагами Шинья

Возраст 26

22 августа, два часа дня

Убедившись, что пострадавший съел хотя бы кусочек, оборотень осмотрел остальную территорию. Все целы, но явно не могут собраться в кучу из-за произошедшего. Самым адекватным казался тот, что помогал спасать обращенного, с ним Кагами и решил поговорить.

Но сперва волк прошелся до Кила и ткнулся носом ему за ухо. "Не такой уж ты и маленький, давай, приходи в себя". Смотритель мордой подтолкнул волчонка поближе к остальным, а сам привычным способом обратился в человека.
  Западный берег  
яой - Лис Де Грандпре

Возраст 21. Говорит, что старше
В трусах и с наушниками.

22 августа, два часа дня

Лис приобнял Тикка, стараясь его успокоить, шепча что-то на испанском и легко хлопая ладонью по спине. Громкий плач брюнета оглушил его на одно ухо, слезы стекали с его плеча, создавая крайне неприятное ощущение, растрепанные волосы Тикки иногда попадали на лицо, щекоча кончик носа, но Лис продолжал успокаивать своего знакомого. Потому-что потеря единственного своего элемента гардероба, наверняка крайне ужасна! По крайней мере, в этом его убеждали вопли Тикка, которые хочешь-не хочешь, выслушаешь.

- Надеюсь, как замена устроит? А ваши потом можно будет в ручье отмыть, но позже. - Внезапно раздалось со стороны, и Лис резко повернул голову на голос.

Выплыв из своих мыслей, насчет: "Где же быстрее найти трусы для Тикка" и "Надеюсь, я не оглохну", испанец осмотрелся вокруг. Маленький волчонок, которого так яро защищали... адекватные волки лежал на земле, Джин стоял и протягивал чистые трусы Тикку, волк, что пришел с Джином что-то жевал, а волк, что притащил с собой малыша, превращался в человека. Если бы Лису раньше сказали, что почти все кто тебя окружают умеют становится волками, он бы засмеялся, но сейчас он был в этом уверен.

Мда... Жизнь, конечно, штука странная и непредсказуемая, но чтобы настолько... Но об этом подумает в следующий раз, а пока что, он прожигает взглядом подошедшего Джина.