Об игроке Карма Статистика Персонажи (7) Сны

Морти


Локация, где находится персонаж -

Имя:Морти
Возраст:26
Внешность:Морти не писаный красавец, и, если быть точнее, даже не умеет подчеркивать преимущества, что дарованы ему от рождения. Почти двухметровый рост приобретает устрашающий вид вкупе с тяжелой темной одеждой в кожаных ремнях и довольным оскалом. Темно-рыжие, как спелое алое яблоко, волосы отбрасывают тень на глаза, полные насмешки и презрения. Загорелая и упругая, но изуродованная шрамами кожа заставляет людей отводить взгляд и сворачивать со встречной дороги. Его боятся. Боятся скрипа резиновой подошвы ботинков. Боятся его сильных, часто оголенных рук и крупных ладоней, которые, очевидно, могут свернуть парочку шей за секунды. Боятся случайного, в худшем случае заинтересованного смешка. И точно боятся, не дай, Бог, посмотреть в наглые, налитые кровью глаза под густыми бровями.
Дополнительная информация о персонаже:Хулиган до костного мозга, вечно голодный доберман и сеющий смуту авантюрист. Склонен как к эмоциональному, так и к реальному вампиризму.
Подпись:???
Владелец: Персонаж принадлежит DD
Статус: персонажу разрешено публиковать посты

Игровые Посты

Локации, где был персонаж

  Особняк барона  
яой - Морти
14:00

→ Темный переулок

Шестое чувство настойчиво шептало Морти с самого утра, что он попал в очень плохую сказку.

Летнее солнце припекало, птички звучно щебетали, травка зеленела согласно канонам. Вдыхая свежесть цветущей природы, люди забывали о гнетущем. Знать оставляла важные бумаги и светские приёмы, солдаты опускали оружие, честной народ отрывался от ежедневной бытовухи. Но богатый опытом и немного пессимистичный человек сразу понимал: так ладненько ничего в жизни не происходит. В реальности солнечный жар оставался на теле блестящим потом, птицы явно жаждали заклевать,  а травка... Да-да, только травка, а точнее, последняя щепотка дешевого табака, удерживала на слабой вере в лучшее.

Чего ему не доставало?.. Следя за тающими разводами грязного дыма, Морти думал, что он, к несчастию, лишен ощущения себя в пространстве. Топографический кретинизм зудел, словно головная плешь, и, если бы не данное расстройство, судьба бы привела алчного сектанта к поместью днём ранее. А так, покинув темный переулок, он ощутил себя речным мальком, попавшим в океан, - тут же заплутал среди мощёных улочек Арвиля. Не хватало Морти и воровской элегантности: все абсурдные начинания шли по принципу лобовой атаки  "вы не ждали, милейший, а мы приперлись". Практиковалось с расчётом на великолепную реакцию и адаптацию к чрезвычайным ситуациям. Залезть через окно при отсутствии дома хозяина не позволял кодекс эксцентричного правонарушителя.

"Хаа.. Себя скотом не назовешь - никто не назовёт"

Время позволяло до заката пахать мозговую почву философствованиями, вспоминать, например, заповеди заправского авантюриста: "всегда приветствуй жертву лицом к лицу", "поблагодари жертву за пищу", "лги достойно" и прочие. Ведомый нравственной мыслью, рыжий затянулся, подержал столп дыма во рту и выдохнул его в небо. Сгусток понесло в одном направлении с остервенело несущимися облаками. Всё. Запасы закончились, мосты сожжены, невидимый проказник подталкивает встать, чтобы прекратить тянуть кота за причинное место. И Морти встаёт, ведь за спиной ждет, не дождётся пряничный домик вместе с позолоченной ведьмой. Ведьма есть его жертва.

Укуренный и расслабленный мужчина поднялся с земли, спрятал трубку и отряхнул пыльные штаны. Затем он потратил целую секунду, чтобы с нехитрым усилием откинуть растрепанный шухер чёлки для напускного лоска. Преображение волшебное - теперь он выглядел, аки ручная свинка большой мадам. Большая мадам в его родном переулке владела не только худой прачечной, но и рекордным обхватом кружевных панталонов. О, благо она не видела неприличные жестикуляции Морти по поводу её королевских размеров в такой ответственный момент. Морти держал планку. Морти старался не представлять панталоны. Морти мечтал видеть перед глазами только массивную дверь замест алых кружев и вшитых лент.

- Посылка господину барону. Письмо высочайшей важности! - увы, секстант не имел способностей подделать свой грубый голос под тональность молодого мальчишки-гонца. Он подтянулся на балках скромной по сравнению с остальным домом веранды и, раскачавшись, учтиво "постучал" обеими ногами в парадные двери. - Откройте же! Мир рухнет в Тартар, пока вы слюнявите подушки!

Морти отпустил балки и выпрямился. Разум отдал честь контролю над эмоциями, лихая душа пустилась в бешеный пляс, порождая детскую игривость в налитых кровью глазах. То же шестое чувство подсказывало, что за дверями пряничного домика находится удивительный новый мир. И удивительным оный представлялся не из-за дворянской обстановки (такую Морти видел не раз и активно критиковал), а от жгучего предвкушения сокровищ и приключения
  Особняк барона  
яой - Винсент Блант
14:15

Незыблемая карминовая гладь, покрытая островками пенных айсбергов, представала изящной гармонией алого и белоснежного, в наполненной до краев купальной бадье.  
Яростный всплеск, безумная вспышка хмельным глаз, нагое тело, чьи самые очевидные прелести махнули кругом, как стрелка часов по циферблату перед лицом пожилого слуги.
- Бугагахаха! Я разрушитель миров! – брызги мыльной пены оросили фрак дворецкого, его извечно неизменное лицо, будто застывшее в непринужденной учтивой улыбке, - Ну, сколько там?
- Сорок секунд милорд.
«Как-то не густо»
Барон упер руки в бока, поджал губы, недовольно плюхаясь обратно. Нет, ну какого черта? Айвен явно пытается наегорить его. Как он, великолепнейшая особь благородных кровей, не может задержать дыхание на сраную минуту? А что скажут друзья, с которыми Винс регулярно заключает сумасбродные пари.
«Исключено»

- Накинь полминутки, а. – аристократ уперся ладонями в край ванны и качаясь грудью в винных волнах. Ага, Винсент принимает ванну состоящую целиком из алкоголя, это его молодит и пьянит. Два в одном просто, как бусы на шею и по совместительству анальные шарики.
- Тогда, сеньор, какой прок в вашем соревновании?
- Я не опята, тебе жалко что ли? Зажал, да?  
Дворецкий лишь обреченно вздохнул, семнадцатый раз за сегодня, еще три таких печальных стона и хозяин побьет собственный рекорд по степени долбанутости. Айвен чиркнул в блокноте новое время и осторожно напомнил барону о конверте от доносчика, что прибыл утром с пометкой: срочно.
- Бумагомарательство! Никогда ничего путевого накалякать не могу. – Блант не покидая уютной бадьи, без церемоний раздербанил конверт, отколупав длинными ногтями красный сургуч печати Ордена, - Если не дай бог там очередная херня, про то, как экзотисты шпилят полукровок, я на кол эту крысу посажу. Сначала конечно подрочу на показы, а потом уже секирь-башка…или оставлю его в моем подвале, секс-истории писать.
- Даже не знаю, что хуже.
- Ты что-то прошелестел?
- Никак нет, мой лорд.

В кои-то веки, форма подачи отчета сменилась с буднично-прилежной, на истерично-интригующую. Не уж то им под задницу церковники пнули, да распустили к едрени матери весь этот эпатажный лупанарий?
Барон внимательно вчитался в содержание письма, что изобиловало заглавными буквами и  кричало косолапыми чернильными каракулями с огромными кляксами на листе, очевидно накарябано в большой спешке: Уважаемый… «так, титул опустим» …спешу сообщить… «ближе к делу»… сбежал опасный преступник, бывший член "именно что член" охотников на нечисть, полукровка… «блаблабла»…охота.  
Ничего не скажешь - занятная информация, но винишко еще теплое и так лень куда-то собираться, пусть и за ценным образцом, который сейчас как загнанный зверь забивается в нору от стаи натренированных гончих. Выходит патовая ситуация. Мальцу, в качестве всеобщего назидания, публично перегрызут глотку, и бросят труп на потеху черни.

- Айвен! Ноги.
Благороднейшие из благороднейших ласты (плоскостопие, детка), водрузились на край ванны, призывно шевеля пальчиками.
Старый дворецкий подвинул блюдце с лезвием и сжиженной пеной, закатав рукава он бережно окунул бритву в гель и широкой дугой провел от щиколоток до колена Винсента, удаляя короткий волосяной покров. Барон часто брился, считая, что гладкая кожа - признак невыразимой крутости перед остальными чмырдяями, что гнушаются следить за собой.
Брить ли бубенчики и лобок это вопрос спорный. Вроде щетина уже виднеется, но есть в ней что-то прикольное, как в новомодных коротеньких бороденках, что отращивают в столице.    

- Ну подойди ко мне. –Винсет заиграл бровям, поочередно поднимая их и опуская, как волну.
- Сэр, я знаю, что вы хотите сделать.
- Не беси меня, давай.
- Это плохая идея…
- Увоолююююю. – пропел Блат, расползаясь в садисткой ухмылке.
Будучи личностью ранимой, с тонкой душевной организацией и буйным нравом, аристократ не терпел отказов, и Айвен это прекрасно знал, свежи еще гематомы от потерянных волос. Тяжелой шаркающей поступью человек-филин покорно приблизился к своему хозяину, выжидающему как хищный бегемот, спрятавший половину лица под горизонтом винного озера.

Водяная пушка из тесно сжатых губ выстрелила в лицо дворецкого ударной струей виноградного напитка. Пусть и вперемешку с пеной и волосами.
- Хыхы. Бфэ! – волосы Винстент, волосы. Аристократ плевался, то и дело срываясь на душераздирающий кашель.  
Слуга повернул голову к выходу, стирая выуженным из кармана платочком слюнявый хмель.

Стук в дверь…настойчивый такой, упорный, как тараном. У Бланта задергалось веко в нервном спазме.
Какая мразь прерывает его утренний, пардон, дневной марафет? Может друзья? Кто их вообще пустил на территорию имения без входного, трижды заверенного документа, облизанного бабкой из канцелярии и с кустиком седой брови бывшего наместника. Таков был официальный ритуал для аудиенции у Винсента. Стоит ли удивляться, что подобный маразм никто не соблюдал.

- Пойду открою. – движимый любопытством аристократ заерзал в бадье, готовясь к рывку.
- Сир. Я прикажу слу…

Поздно. Барон добродушно похлопал старика по щеке (Так, что аж челюсть свело от хруста) и голышом выскочил из ванны, подхватывая с комода едва початый пузырь вина.
- Ээээ, а чего горлышко косое? Что за ноу-хау?
- Стеклодув сказал….- Айвен пошевелил жилистой ладонью подбородок, выправляя его на место. - Что это не брак, а бутылка такая, потому что, вам как бы почтительно кланяется.
- Хитрый жук. – Винс покрутил в руках причудливую диковинку, - Но все равно уволить.  
- Прошу, оденьтесь милорд.

Слова врезались в только что захлопнутую за спиной аристократа дверь. А во что собственно одеваться? Для Винса еще не кончилось утро, а пижама после недавнего эксцесса была пригодна разве что для карнавала на сходке окрестных мясников.
Неспешно шлепая мокрыми ногами по меховым коврам просторного зала, Блант посасывал слипшийся локон угольных волос. Пить из бутылки не так интересно.
Если честно выглядел он как пресловутый вампир: Бледный, темноволосый аристократ в рубиновых подтеках по всему худосочному телу, с темными кругами под глазами с гранатовым отливом от разгульного образа жизни.  
- Бъак!
- Паштет!
Вообще гуся звали Скрудж, но, не смотря на искреннюю привязанность к домашнему питомцу, Винс не строил никаких иллюзий на счет его скорой участи.
Птица была сплошняком покрыта денежными знаками, по прихоти барона разумеется. Он искренне считал, что денежный гусь куда презентабельнее, нежели экзотическая птичка способная загибать непечатное почище некоторых матросов дальнего плавания. Паштет ходил исключительно в эксклюзивном цилиндре с гербом дома Блант.
- Господи помилуй. – служанка перекрестилась, наблюдая за болтающейся из стороны в сторону писькой барона, что с диким гаканьем (Птицу поймает только птица и никак иначе) носился за перепуганным гусем, сносящим расправленными крыльями пустые бутылки. Поместье в плане интерьера на треть состояло из пустой тары. Недопитое бухло буквально валялось под ногами, порой встречаясь в самых неожиданных местах, включая собачью конуру и задницу доставщика цветов.  
- Иди к бабочке слабенький. Уруру.
Тупая птица поддалась на дешевые уловки и очутилась в когтистых лапах Винса. Дверь ведущая в коридор под градом мощных ударов, откровенно заходила ходуном, протяжно скрипя балками.
Видать кто-то настырный, не уж то налоговая?  

Пробежав трусцой с десяток шагов и даже не запыхавшись (Нонсенс, право слово). Блант отворил покореженную настойчивым пришельцем винтажную дверь.

Нагой, сырой, воняющий вином и благовониями, с кривой бутылкой в левой руке и гусем в правой, прижатой к груди, таков был он. Во всем своем великолепии. Лучшего ознакомительного образа себе и представить сложно.
Винсент будучи обладателем достаточно херового зрения, щурился на рослую фигуру снизу вверх и силился вспомнить, не мог ли он видеть здоровенного детину раньше.
- Бъак!
Скрудж в отличие от хозяина поприветствовал нежданного гостя, пока аристократ недоуменно пырился в незнакомца.
«Что это за хрен? Мне его радушно приветствовать или звать охрану?»
  Особняк барона  
яой -
14:15

Морти использует [Теневой Щит]  
[Морти]  защищен барьером на 525 едениц урона
  Особняк барона  
яой - Морти
14:15

Ожидания Морти оправдывались не часто. Если принимать в расчет то, что у человечества с этим испокон веков были огромные проблемы, он ещё оставался крупным везунчиком со своим "не часто". Баловню судьбы спускались стычки с орденом, грабежи, изнасилование и сквернословие о едином Боге, а последнее даже отделалось смехотворным клеймом на поджарой заднице. В чём он был виноват? Он! Человек честный, смелый... Таких в этом зашуганном городишко уже не осталось. Грустно. Грустно до слёз. И, собственно, поэтому поперек глотки стояла награда всего в пятьсот золотых кроне за голову столь замечательного человека.

И почему он начал про ожидания?.. Под край кожаной куртки освежающе поддувало, руки приятно жгло после деревянных балок, глаза радовала чужая нагота. Идеальный момент для размышлений о том, что желание иногда обретает форму. Его желание вполне умещалось в абсолютно незакомплексованном сахарном мальчишке напротив, от которого ещё и воняло за версту. Кстати, сектант мог поклясться, что эту версту или немногим больше он прошел от приевшегося паба в темном переулке. Свежий воздух за несколько часов вытеснил из легких пыль и грязь того места. "Неужели я отвык от вони так быстро?" - заморочки прочь, и вот Морти поплыл от эстетической услады, а вместе с тем поплыла до ушей и его клыкастая разбойничья улыбка. Он пробежался по коротышке ещё раз - оставил на десерт нежные изгибы кремовой кожи. Подметил гуся - велел себе попробовать долгожданную экзотику на второе. Остановился на затесавшемся в глубине дома дворецком - отметил, что старик даже на цвет выглядит довольно постненько для первого.

- Но есть можно... - Морти мурлыкунул под нос слова заклинания в добавок, нагло переступил порог и продолжил уже громче: - Ку-ку! Не ждали? А я пришел.

Один массивный шаг помог ему преодолеть порог и ступить в пропасть пряничного домика. Звучит пафосно, но именно так про себя рыжий ознаменовал данное событие. Да и радости в штаны навалило немерено. Пряничный домик изнутри предстал во всей красе, и Морти, к той великой радости, ощутил себя наивным ребенком без капли опыта за спиной. Перед глазами раскрылась галактика некраденого, будто его воровская, плебейская жизнь только-только сделала первый вдох, будто до этого он крал золото, гобелены, снадобья и оружие у таких же отщепенцев, каким сам не от худой головы являлся. Подбородок задрался, обрисовывая образ более внушительно, крылья носа раздулись, втягивая аромат богатства, а зрачки маниакально сузились от экстаза творить беспредел, хаос, неурядицу, вандализм и анархию.

"Анаааархию..." - томный вздох, ситуация выходит из-под контроля.

Спустя секунду звериные зрачки сосредоточились на голеньком мальчишке, что, очевидно, оказался здесь замест ведьмы. Такое чувство стиля в одежде или же, прямо выражаясь, полное отсутствие даже фигового листа для минимального приличия  являлось привычкой большинства избалованной знати. Морти не понаслышке это знал, но впервые ему импонировала чья-то прихоть... Сектант подступил ближе, наклонился до уровня брюнета и с чувством взял в охапку его плечи, чтобы как подобает выразить свою честь восхитительной встрече.

- Можешь звать меня Морти, детк...- пламенная речь прервалась хриплым "бьяк" и что-то хрустнуло под широкой ладонью, словно мужчина от жутчайшего пригара в пятой точке яростно смял яичную скорлупу о чужое плечо. Морти задумчиво почесал левой рукой затылок, под правой обмякла сломанная шея казённого гуся. Внимание вновь переключилось на барона, что так и таращил глаза с первого взгляда на гостя. - Ну да ладно. Где гномы? Где золото?