Об игроке Карма Статистика Персонажи (5) Галерея Сны

Адам Беннетт


Локация, где находится персонаж -

Имя:Адам Беннетт
Возраст:35
Внешность:Адам не смотря на свой возраст довольно неплохо сохранился. Его физическое развитие позволило бы мужчине стать довольно неплохим спортсменом, как и желали родители, вот только сам он избрал путь посвящения. Естественно, как любой привлекательный мужчина на которого обращают внимание, он гордиться своим телом и занимается его развитием. Поэтому даже при большом желание Адама нельзя увидеть в помятом костюме или грязной рубашке.
Дополнительная информация о персонаже:Высокомерен, хотя старается доказать людям обратное. Он любит рассуждать, потому и избрал путь философии. Еще в юношестве понял, что хочет преподавать. Теперь же Адам работает в бруклинском университете искусств.
Подпись:???
Владелец: Персонаж принадлежит Малик
Статус: персонажу разрешено публиковать посты

Игровые Посты

Локации, где был персонаж

  Философы.  
яой - Адам Беннетт

Возраст: 35



17:14

Вход в игру

Вот уже как час небо заволокли серые тучи,сгребаяпод собой алый закат бруклинского неба. Всё дышит новизной и свежестью, но всё-таки чего-то не хватает. Где-то вдали блеснула молния, бросая в стороны свои размашистые ветви и только после, по городу разнесся гул, который хоть на миг, но смог заглушить вечный шум машин. Резкий ветер подхватил «музыку осени», унося ее собой, в самые отдалённые кварталы. Дождь хлынул непроглядной стеной…

Адам стоял у входа, смакуя очередной сигаретой. За время ожидания он немного озяб, но так и не решился подняться назад в квартиру за плащом. Ему казалось, что если сейчас он сдвинется с места хоть на шаг, весь мир исчезнет. Пропадет в непроглядном тумане.

«А ведь дождь иногда предвещает дурные вести…»

Капли отскакивали от асфальта, разлетаясь в сторону подобно салюту. И теперь даже железный навес не мог укрыть от непогоды.

«Должно быть, я сошел сума…»

Беннетт уже не раз задумывался над правильностью своих поступков. И теперь, всего в секундах от свершения,  его опять стали одолевать сомнения. Хотя он согласился принять в своей квартире чужака, на деле все оказалось куда сложнее. Адам по натуре привык оставаться один в своей обитель. Зачем же тогда он сказал «да», позволив вторгнуться в святыню? На такие жертвы его обрекло старое обещание, данное еще в молодые годы учебы. За каждым сказанным словом, тянется следствие. Одно из таких сейчас его настигло.

- Опаздывает – протянул мужчина, выбросив в урну тлеющий окурок.

Стоило произнести, как  подъехала жёлтая машина такси.


  Философы.  
яой - Кассандр Псеонике

Возраст: 19
Уставший от пробки, промок под дождем.

17:14/Бруклин/Массачусетс/США/Двор

"Вы когда-нибудь задумывались над тем, почему люди совершают необдуманные поступки?"

Кассандр томно развалился на заднем сиденье желтого такси, везущего его с Хестер-Стрит прямиком в Бруклин вот уже добрые сорок минут. Такое непростительное опоздание обусловлено пробками-завсегдатаями Бруклинского моста, за что дорожных строителей Нью-Йорка по голове не погладишь. Изрядно утомившись в пути, обещавшем изначально быть легким и быстрым, Кассандр заскучал настолько, что не заметил начала дождя. А ведь им пах воздух еще до того, как мальчишка вышел из гостиницы в Маленькой Италии, готовый погрузиться в атмосферу Манхэттэна!

Барабанная дробь по стеклу отрезвила сонную голову, приманив мысли к идее нового знакомства. Человек, который ждет Кассандра в конце его пути - давний знакомый его дальних родственников, так неожиданно согласившийся принять итальянского гостя в своем доме. Что примечательно, с теми родственниками Кассандр даже не знался - и к чему тогда такая честь для незнакомца? Однако когда твое проживание оплачивается родителями, лучше не задумываться над деталями, как и над вопросами бытия, а просто жить.

Такси вырулило к сравнительно новой постройке где-то в закутке дворов, разместившейся как можно дальше от мостовой. Мужчину Кассандр заприметил сразу - он был единственным здесь человеком. Все, кто мог, уже прошли мимо взора. И мальчишка готов был поклясться в том, что ему не так уж и рады. А кто будет рад незнакомому человеку? Где угодно, но не на Западе мира сего.

- Выходить будете? - нетерпеливо поинтересовался ожидающий пассажира немного грубый и уставший за рабочие сутки таксист-афроамериканец.

Кассандр скользнул по нему тусклым взглядом, молча, как если бы ему нечего было сказать, протянул те пять долларов, что должен был, захватил сумку с соседнего сиденья и, закинув ее на плечо, накрыл золотящиеся волосы шляпой и вынырнул из салона прямиком под проливной дождь.

Он встретил мужчину настороженным взглядом, не зная, как тот отнесется к исконно-итальянской улыбке и блеску в глазах, что возникают при знакомствах у солнечных итальянцев, проходя под навес козырька над подъездом.

- Синьор Беннетт? - аккуратно уточнил юноша, выискивая в лице незнакомца подсказку. В век технологий даже его дальние родственники догадались прислать фотографию, но пятилетней давности. Ожидавший увидеть человека с морщинами, Кассандр растерялся, едва узнал тридцатилетнего мужчину с фото в этом тридцати пятилетнем мужчине. Но не подав виду, протянул ладонь, как подобает при знакомстве. - Я Кассандр. Рад, наконец-то, познакомиться с Вами. Я слышал, вы преподаете в Бостоне. Сам я в Гарвардском университете обучаюсь с этого года.

"Помните вопрос про необдуманные поступки?" - вновь задался вопросом Кассандр Псеонике.

  Философы.  
яой - Адам Беннетт

Возраст: 35


17:15

Людям свойственно оставлять свой отпечаток начужой судьбе. Иногда он бывает так мал, что почти незаметен, а порой переворачивает жизнь другого с ног на голову . Адам лелеял эту истину, отчего пытался как можно меньше впускать в свое личное пространство других. Ему казалось, так существовать куда легче. Кассандр был очередным вторженцем, который непременно оставит свой след уж если не в душе, так в квартире Адама.

Сейчас же ему оставалось только принять приветствие и надеяться, что в один из таких же дней юноша благополучно, а главное безболезненно исчезнет. Когда-то их знакомство станет историей.

- Должно быть, ты устал с дороги. Давай я покажу тебе комнату.

Беннетт вежливо приоткрыл дверь, впуская в подъезд пёстрого мальчишку. Благо, лифт работал и уже через секунду оба стояли на девятом этаже. Но прежде чем они перешагнули порог квартиры, учитель со всей своей серьёзностью предупредил:

- Я приготовил свод правил, которые тебе приодеться соблюдать пока ты будешь проживать здесь, со мной.

Он достал из кармана аккуратно свернутый лист, на котором  изящным почерком было выведено десять пунктов и протянул его белокурому:

"1. Нельзя приводить посторонних
2. Нельзя слушать громко музыку
3. Нельзя заводить животных
4. Нельзя разводить бардак
5. Нельзя шуметь утром (вечером)
6. Нельзя курить в помещении
7. Нельзя употреблять наркотики и алкоголь
8. Нельзя без разрешения брать чужие вещи
9. Нельзя заходить в рабочий кабинет
10. Нельзя без уважительной причины пропускать дежурство (готовка, стирка, уборка)"

Каждый пункт начинался с запрета. Так Адам хотел огранить Касссандра на тот случай, если ему взбредет в голову нечто неординарное. Молодой итальянец излучал ауру активности и хаоса, в прочем, как любой подросток его возраста.

«И все же иностранцев так легко отличить от остальных жителей. Ничего, пару месяцев сделают из него такого же серого обывателя, как и все в этом проклятом городе».

  Философы.  
яой - Кассандр Псеонике

Возраст: 19
Уставший от пробки, промок под дождем.

17:16/Бруклин/Массачусетс/США/Квартира Адама

Хозяин квартиры оказался весьма неразговорчивым на первый взгляд. Да и о чем ему говорить с девятнадцатилетним подростком? Они не были ни хорошими знакомыми, ни давними друзьями, ни дальними родственниками, их семьи не общались и общих тем для общения у них не было. А если они и были, то сейчас отсиживались в углу ожидания, выжидая момент для того, чтобы показать себя. Но пока они ждали, Кассандр прикусил язычок и изобразил податливого квартиранта, последовав за синьором Беннеттом.

И какой преподаватель не любит почесать языком? На памяти Кассандра, все они любили поговорить, порассуждать, поругать... И все были такими занудами, что хотелось повеситься на собственных ушах. Найти друга в лице преподавателя казалось просто невозможным. Или возможным, но трудно достижимым.

Кассандр резво отогнал эти мысли от себя.

"Я что, за друзьями сюда приехал? Нет. Я приехал учиться на психолога. И уже отсюда могу сказать, что этот человек - тот еще педант. Ну что я говорил!"

Стоило лифту со звоном остановиться на девятом этаже, вышедшему следом за Адамом Кассандру в руки лег аккуратный свод правил. Растерявшись, он взял лист и развернул его, гадая, что этот педант приготовил для него. А внутри Кассандра ждал аккуратный, не свойственный мужчинам, почерк, вопреки своему изяществу воплощающий жесткие, но справедливые правила поведения и проживания. Читая их, Кассандр с изменившимся выражением лица следовал за мужчиной, не глядя, а когда тот остановился, буквально впечатался в его прямую спину лбом. Шляпа съехала на бок. Подорвавшись, мальчишка отскочил назад и ошарашенно взглянул на мистера Беннетта.

У него появились некоторые уточнения.

- "Нельзя слушать громкую музыку", - перечитал он вслух. - А играть? Я на скрипке играю, без практики ничего хорошего не выйдет! А к этому, между прочим, талант нужен, - он принял важное выражение лица. - И готовлю я ужасно! Умрете, если попробуете хоть что-то! Максимум, что мне удается приготовить без последствий для желудка и настроения, это паста. И...

Он собирался продолжать тараторить, для себя проясняя каждый пункт запрета и добавляя уточнения для Адама, но стоило тому взглянуть на него, как Кассандр замолк и вновь набычился.

- Как насчет еды из "Сабвэя"?.. - аккуратно поинтересовался Кассандр, аккуратно складывая правила и заправляя их в карман джинсов.
  Философы.  
яой - Адам Беннетт

Возраст: 35


17:17/Бруклин/Массачусетс/США/Квартира Адама

Он совершенно другими глазами взглянул на незнакомца, стоящего перед ним. Вмиг его воспитанность и скромность улетучились. Жаркая кровь дала о себе знать уже с первых секунд знакомства.

«Так я и думал…»

Некоторое время они смотрели друг на друга: итальянец – возмущенно, учитель – угрюмо. Раздосадованный все нарастающим сомнением, Адам тысячу раз поменял решение и на тысячу первый раз понял, что отступать уже поздно. Они стоят у двери,  единственный шанс на спасение был потерян безвозвратно. Ему почему-то стало совсем грустно.

Беннетт предпочел бы промолчать или сменить тему, как зачастую он делает в аудитории учащихся, когда кто-то из нерадивых студентов поднимает посторонние вопросы. Оказалось, беседовать один на один довольно сложно, особенно когда твоим собеседником является  амбициозный подросток.  Губы Адама страдальчески искривились.

- Все обсудим позже, когда ты отдохнёшь .

Адам лгал. Он заведомо знал, что не станет обдумывать возражения и уж точно не согласится менять поставленные условия.

Квартира оказалась светлой и просторной, хотя в большей своей части походила на нежилое помещение. Небольшой коридор у входной двери плавно переходил в огромную комнату, которую при желании можно было разбить выезжающей перегородкой на гостиную и кухню. Адам решил оставить экскурсию на потом. Учитель прямым ходом повел блондина к застекленной двери, где предположительно тот должен теперь обитать.

- Можешь так же  воспользоваться  ванной комнатой, она напротив.Если голоден, не стесняйся, поужинай, в холодильнике есть пицца и салат. Пока все. Есть вопросы?


Мужчина сухо произносил каждое слово, без всякой заботы и участия. Ему хотелось как можно скорее скрыться в своем кабинете, для продолжения изучения трудов Дьюри, Песталоцци, Фребеля, Гербарта. Сегодня он сделал слишком огромное отклонениеот привычного хода действий.

«Так будет не всегда. Потерпи» .

  Философы.  
яой - Кассандр Псеонике

Возраст: 19
Уставший от пробки, промок под дождем.

17:17/Бруклин/Массачусетс/США/Квартира Адама

Раз гора не хочет, чтобы к ней шли, всячески стряхивая с себя нерадивых альпинистов, то и трогать ее не стоит. Впервые в жизни, еще юной и цветущей, Кассандр столкнулся с проблемой, когда напролом стену не возьмешь. Чтобы ее проломать, чтобы пробиться сквозь нее, нужны подходы более аккуратные и тщательные. Он бы запрыгал вокруг Адама назойливым сусликом, прося не запрещать игру на скрипке, но пословица "в чужой монастырь со своим уставом не ходят" так плотно прилипла к подошве его воспитания, что все недовольства ушли из пылкого сердца подростка. В конце концов, он не намерен проводить все свое время в квартире.

Которая, к слову, оказалась такой скучной и серой, что он, Кассандр, был самым ярким предметом в ней. Пестрящий красками как своей жизнерадостной душой и сердцем воина он встал посреди этой унылой монохромной громады стен, большого пустого пространства, на котором как бакенбарды засела редкая мебель. Лишь окинув ее взглядом, он понял, что первое впечатление о хозяине квартиры не было ошибочным, и Адам - человек закрытый. А таких не просто раскрыть.

"Ну и ну..." - только и подумал он.

Чтобы не наследить в квартире, Кассандр снял кеды и оставил их на коврике. Шлепая ногами в носках, минуя кухонную обстановку и подобие гостиной, Кассандр подошел к Адаму и заглянул в комнату. Здесь уже были его вещи - два чемодана и небольшая сумка были аккуратно и чуть ли не с точностью линейки расставлены в ближайшем углу. С трудом сдержавшись от того, чтобы присвистнуть и косо взглянуть на Адама, Кассандр прошел внутрь, озираясь по сторонам. Его комната была небольшой и в ней пахло дождем и приятным одеколоном. Из мебели здесь была двуспальная кровать, встроенный шкаф (страшный сон всех американских детей), стул и стол. И только убедившись в том, что розеток ему хватит для всей техники, Кассандр полностью удовлетворился и поставил сумку на стол.

- Я, - он повернулся к Адаму, - благодарен за то, что вы отозвались помочь. Я не помешаю. Слово чести, - он с бодрой улыбкой и озорным блеском в глазах отсалютовал от лба.

Когда за синьором Беннеттом закрылась дверь, Кассандр положил шляпу поверх сумки и нерешительно прошелся по комнате от двери до окна и от окна до шкафа. Он не испытывал никаких определенных эмоций - ни радости, ни волнения, ни грусти, - а, скорее, их смесь. Она была приторной и надежно сидела в груди, разрывая ее медленно, с садистским удовольствием. Еще два дня назад он был в Риме и провожал последние дни тепла. Ему не было нужды лететь в Америку - так уж получилось, что при новой системе образования те, кто учится удаленно, должны посещать как минимум три занятия в семестр лично. А Гарвард от Бруклина в пяти часах езды - и лишь в часе полета! Как ни прискорбно, а общежитие не предоставляется.

Оценив шкаф по достоинству на вместительность и удобство, Кассандр не оборачиваясь плюхнулся на кровать поперек нее, закинул руки за голову и вслушался в звуки за стеной. Надо отдать должное, арендодатель ему попался хладнокровный, сосед - тихий. Раз он не любит музыку, то и будить никто не будет по утрам своими любовными серенадами в душе.

Возможно.
  Философы.  
яой - Адам Беннетт

Возраст: 35


17:18/Бостон/Массачусетс/США/Квартира Адама

До этого дня все шло с точностью и регулярностью часового механизма. Беннетт исправно вот уже как пять лет следовал одному и тому же плану действий. Он просыпался в пять утра и после приема душа отправлялся на работу, где весь его день был погружен в преподавательскую деятельность. Особой частью в жизни Адама являлся путь, который ему приходилось проделывать по возвращению в свою квартиру. Только в эти часы он мог позволить себе бездействие, полностью погружаясь в раздумья над смыслом жизни, о собственном бытие. Затем мужчина заходил в кафе неподалеку, где забирал свой заказ и отправлялся с ним домой. После небольшой трапезы Адам садился за рабочий стол, заставленный кучами книг. До наступления темноты он выписывал в тетрадь теории великих умов, записывал их цитаты, делал полезные пометки.  Сейчас он пытался этим заняться, но осознаниечужого присутствия всячески мешало.

Тем временем за окном бушевала настоящая буря, Адам чувствовал с ней родство. Нечто похожее происходило в его душе сейчас.

«С каких пор я стал сторониться людей? » - задался он вопросом, уставившись на фотографию, которая одиноко висела на пустынной стене. В сердце отозвалась глухая боль. Какой бессмысленной оказалась жизнь!

Это изображение приносило ему много страданий, но рука не поднималась выбросить единственную связь с прошлым. Адам с радостью ухватился бы за это уходящее время.

«И что бы ты сделал тогда?»

Он потянулся к нижнему ящику стола, вынув из него небольшой пластиковую коробку с пилюлями. Проглотив пару таблеток, откинулся на спинку стула и прикрыл глаза. Так обычно Беннетт усмирял ненужные чувства.

«Проклятый мальчишка!»

Солнечный Кассандр того не подозревая стал камнем преткновения. Мальчишка разбудил дремлющий вулкан памяти.

«Неужели все только оттого, что он из Италии и так похож на…»

  Философы.  
яой - Кассандр Псеонике

Возраст: 19

17:30/Бруклин/Массачусетс/США/Квартира Адама

- Всегда вперед... К сиянью звезд... - напел тихо Кассандр в потолок, лупая голубыми глазами с такой задумчивостью, что все великие умы прошлого рядом с ним казались цирковыми клоунами.

Отдых шел на благо, затекшая в пути спина с бешеным импульсом постепенно размякла и прогнала из себя боль; гудение в голове прервалось и заменилось трепетным сердцебиением, закладывающим уши. Аккурат к тому моменту, как силы возвратились в молодое тело, за окном разыгрался целый октябрьский оркестр. Поначалу он играл на низких, монотонных нотах, заливая дороги дождевой водой и покрывая их промокшими желтеющими листьями. Но вскоре резким, далеко не плавным маневром он разразился в настоящую бурю.

Поддавшись ей, Кассандр резво перекатился с кровати и подскочил к окну, не забыв громко притопнуть до тряски стен, и распахнул рамы, впустив долгожданную свежесть в унылую комнату. Новая атмосфера разогнала уныние и угнетенность прошедших жарких дней и подняла боевой дух подростка. Ему захотелось выскочить на улицу и как ребенок радоваться дождю. Дождь, дождь, дождь! В солнечной Италии, в засушливое лето, в долгие жаркие дни осени и зимы, о нем можно было только грезить. Северянин по духу, норвежец по отцовской крови, он прослыл великой любовью и не менее великой страстью к прохладе, серому небу и бодрящей аурой свежести.

Но усидчивость на новом месте была в приоритете, и наслаждаться грозой Кассандр остался у окна. Отсюда, с девятого этажа, открывался превосходный вид на мост Уильямсберг и порты, куда заходили торговые судна. И пусть они казались лишь панорамой вдали, это было самое яркое воспоминание о прошедших днях в Америке.

Вдохнув прохладу, Кассандр снял с себя паутину истомы и взялся за распаковку вещей. И в первую очередь он достал папку с самыми разными плакатами - жокеями, ковбоями, поп-идолами, кумирами, - и развесил их над столом и кроватью, стараясь не повредить крашенные стены крафт-скотчем. Теперь здесь не было так уныло, как во всей остальной квартире. Белые стены украсили пестрые краски.

Книги, одежда, ноутбук, колонки, которые явно потеряли свою значимость здесь, планшет, постельное белье... Все легло по местам со скоростью пчелиной матки. И пусть оставался чемодан и пол-сумки вещей, Кассандр чувствовал, как унылая комната наполнилась уютом и родной обстановкой. Крякнув бодро и довольно, он полюбовался результатом в победной позе борца с унылостью, и прикинул, что неплохо было бы перекусить.

Готовить он не умел, а от предложения Адама отказался. Как он и говорил - еда из "Сабвэя". Ее он заказал через приложение и, почувствовав необходимость освоиться в новом месте, прихватил книгу и вышел в залу, оставив дверь открытой для проветривания. К унылости стен добавилась и серость тусклого света, бьющего в зашторенные окна. Только сейчас Кассандр задумался над тем, что доводит человека до такой жизни. Человека красивого, умного, разумеется. Неужто собственный характер вогнал его в клетку пустых стен и редкой, но красивой мебели?

"Смирись, так будет не всегда", - утешающе подумал Кассандр и плюхнулся в кресло.

Здесь он раскрыл "Утреннюю зарю" Ницше, сел в позу лотоса и погрузился в чтение на время ожидания доставки, при этом напутствовав себя встретить курьера в фойе, дабы не тревожить душевное равновесие синьора Беннетта. Где он там, кстати?

  Философы.  
яой - Адам Беннетт

Возраст: 35

17:31/Бостон/Массачусетс/США/Квартира Адама

Неожиданный грохот заставил Беннетта выйти из оцепенения. Странный звук явно доносился из соседней комнаты, которая теперь принадлежала блондинистому итальянцу. Поднявшись на ноги, он поспешил проверить, что стряслось с новым обитателем.
Войдя без стука, Адам обнаружил открытое настежь непогодой окно. Видимо юноша плохо его прикрыл или вовсе забыл это сделать. Порыв воздуха и дождь стремительно ворвались  в комнату залив весь пол.

«Безответственный мальчишка»

Виновника на месте преступления не оказалось. И это было весьма кстати, ибо Адам теперь питал к нему некое отвращение. Ему хотелось схватить Кассандра за ворот и вытолкать в дверь. Сейчас это чувство  было даже острее, нежели тогда,  когда он впервые увидел сияющего парня. Ему бы сейчас  бежать за шваброй, дабы спасти паркет, но Беннетт и дернуться не мог. За сегодня такое состояние буквально не сходило. Он как прежде стоял и  смотрел на свое отражение в луже.

«В мире так много людей, которые дают слово, затем его же и забирают. Теперь отчасти я их начинаю понимать. Не каждое обещание можно выполнить.»

Адам задумался над своим  словом. Он всегда придерживался философии, что за каждую фразу  стоит отвечать, вот только сейчас  вся идеология  шла во вред. Мужчина понимал, чем дольше продлиться их совместная жизнь, тем труднее будет сдерживать себя.  И возможно однажды, он проявит совсем несвойственные ему черты .

« Он непорочно. Помни об  этом»