Об игроке Карма Статистика Персонажи (22) Галерея Достижения (3) Сны

=^^=


Локация, где находится персонаж -

Имя:=^^=
Возраст:???
Внешность:???
Дополнительная информация о персонаже:???
Подпись:???
Владелец: Персонаж принадлежит Gamemaster
Статус: персонажу разрешено публиковать посты

Игровые Посты

Локации, где был персонаж

  Хищник Ямада-сан и травоядный Миура-кун  
яой - =^^=



10
Конец


Я как-то… немного устал. Или это называется «апатия»? Во всяком случае, я даже не поморщился, когда пол внезапно ушел из-под ног, а в живот врезалось каменное плечо. Ну и что, что штаны все еще спущены, а руки связаны? Хлещущие словно из Рога изобилия унижения уже превысили критическую массу.

- Гуро?.. - донеслось полувопросительное со стороны Ямады.

- Надо поговорить, - ответил тот. И понес меня куда-то, придерживая на плече одной рукой.

«Куда-то» оказалось небольшой комнатой с дырявым полом и окнами без стекол, забитыми досками почти до самого верха. Тут Гуро стряхнул меня на пол и, в несколько движений размотав связывающий руки провод, толкнул в спину.

Дверь закрылась.

Кажется, поговорить собрались вовсе не со мной.

Стены опасно приблизились, к горлу подкатила тошнота… Я уставился на большую щель над досками на ближайшем окне - сквозь нее лился желтый, электрический свет уличного фонаря.

Вдох.

Выдох.

Ура, наконец-то я могу натянуть штаны!

А зад-то как болит, оказывается… Не то чтобы он заболел только сейчас, но до этого момента я как-то не обращал на это внимания. Или старался не обращать.

Ягодицы слиплись. Трогать себя там и проверять наличие крови не хотелось от слова «абсолютно». Так что я просто аккуратно натянул трусы, затем брюки.

Чертов Ямада!

Вот зачем он меня сюда притащил? Что эта троица вообще собирается делать?

Меня ведь не убьют?

Не должны. Несмотря ни на что, никто из них не показался мне способным на убийство. Но, с другой стороны, если бы убийц можно было определять по внешности и поведению – их бы всех давно поймали.

Боже. Как же не хочется признавать, что мне страшно, ведь показной цинизм – такая удобная маска… Но если там, назовем ту комнату «гостиной», мне было не до того, чтобы прислушиваться к содрогающимся внутренностям, то сейчас, оставшись один – я только и слышал, что шум в ушах, и чувствовал трепыхающееся в груди сердце. Обычно оно так заходилось после пробежки…

А ведь хреновый из меня спортсмен… Да и бежать куда-то уже поздно.

Так, ладно, хватит. Что тут у нас? Дверь. Закрыта. Я уперся в ее шершавую, прохладную поверхность лбом. И услышал гул голосов. Говорили, как минимум, двое – о чем-то спорят? Прижавшись к двери ухом, я напряг слух, даже дышать перестал, но, как на зло, снаружи все тут же смолкло.

И тут ее толкнули с другой стороны.

Так, она не заперта была, что ли?!

Я отскочил назад, чудом не угодив ногой в одну из дыр в полу. Но, наверное, было бы лучше провалиться, чем оказаться в перекрестье этих молчаливых взглядов, похожих как три капли воды. Странное чувство. Наверное, именно так ощущает себя ожидающий приговора обвиняемый. Так же смотрит на судей, так же старается понять, прочитать что-то по их взглядам.

Но подождите, а как же последнее слово? Разве решение должно приниматься не после того, как я все расскажу?.. Хотя, порядок был нарушен с самого начала.

Да, точно. Меня уже наказали. Ведь так?

В итак не большой комнате стало душно и тесно. Я отступил еще. И вдруг Ямада, совершенно неожиданно, опустился на пол. Прямо коленями на грязный пол. И тут же глаза оставшихся стоять изменились – Хиро расслабился, полоснул взглядом как заточенным ножом, а когда я посмотрел на Гуро… то сам не заметил, как уже тоже сел. Зад не заболел еще сильнее.

- Миура Кеичи-кун, - знакомым тоном, умудряясь придать своему голосу невозмутимую серьезность, но уже баз всякого намека на насмешку, обратился ко мне Ямада. – Скажи честно, ты мазохист?

Я моргнул.

- Или влюбился в меня?

Я моргнул снова. Интересно, как он догадался о терзающих меня подозрениях?

- Ты добровольно пришел сюда, наверняка осознавая, что ничего хорошего тебя здесь не ждет. Почему?

Ну, насчет «добровольно» я бы поспорил.

- Кхм… Вы правы, семпай. Я – мазохист. И вы мне нравитесь.

Хиро, продолжающий стоять по правую сторону от Ямады, хмыкнул. А сам Ямада отвел взгляд. Мне показалось, или ему стало противно?

- Ты собирался нам что-то рассказать, - напомнил Гуро.

- М-м-м.

- Да, давай уже, Миура.

- …

Честно, я даже рот открыл, чтобы начать – но запнулся. Я ведь никогда раньше никому не рассказывал эту историю. Или то, что я думаю о ней.

И тут мне пришло в голову, что никакой я не обвиняемый, а свидетель. Возможно, единственный, до кого эта троица смогла добраться. А «наказание» было лишь способом «убедить» рассказать правду. Ну и еще кто-то просто поглумился, как без этого…

Догадка заставила меня почувствовать себя просто отвратительно. Почему-то думать, что Ямаде нужен именно я – было намного приятнее. Я ведь даже заранее простил ему всё…

Черт. Дьявол.

Смотри на меня! Злись на меня! Арата-сан здесь не при чем!

- Арата-сан – я знал его с детства как работника заправки около моего дома. И как командира одной из группировок, входящих в «Красный рассвет».

Я опустил взгляд, сцепил пальцы на уже начавших затекать коленях, и попросил свое сердце прекратить так громко биться и сбивать мне дыхание.

- И эта группировка имела самый низкий ранг, хоть и была самой многочисленной. Ведь к нам… к нему отправляли в основном новичков, не имеющих связей в других группировках, или тех, кто в чем-то провинился, но не настолько, чтобы быть изгнанным совсем… А Арата-сан умудрялся держать их всех под контролем. Даже несмотря на то, что именно они использовались как разменная монета.

- Как это? – перебили меня.

- Хиро-кун, ты когда-нибудь видел выезд байкеров? Большой общий выезд? Тогда в «Красном рассвете» было, насколько я знаю, около трех тысяч человек. Не думаю, что хоть когда-нибудь собиралось больше половины, но даже так, когда они выезжали единой колонной – путь их следования превращался в почти бесконечную, ревущую, сверкающую реку. Игнорирующую любые правила и светофоры. Конечно же, не обходилось без полиции… Не знаю, была ли у них какая-то договоренность, или полицейские действительно могли лишь преследовать… но в определенный момент Лидер, возглавляющий выезд, давал знак… например, на каком-нибудь перекрестке... и колонна распадалась. Все разъезжались. А полиция ловила отставших. Обычно попадались неопытные или слишком наглые байкеры… И всегда из нашей… То есть, группировки Араты-сана, потому что ее члены всегда замыкали выезд.

- И?.. Нам пожалеть бедняжек?

Видимо, что-то отразилось на моем лице, потому что Хиро отвел взгляд.

- Ладно... вещай дальше.

- Ну… так вот, Арата-сан никогда не был конфликтным человеком. Но пользовался уважением. Однако, недовольство росло, а около трех лет назад достигло пика. То ли полицейские стали злее… То ли что-то там с законами поменялось… Но терпение особо несдержанных и агрессивных лопнуло, и этому настроению поддались многие. И тогда Арата-сан встал перед выбором – или уйти, или поддаться на уговоры и поднять восстание.

Так. С этой частью справился. Осталась самая малость. Но что лучше выбрать: «меня использовали» или «я поддался на уговоры»? Конечно же не то и не другое.

- Я часто слышал, что для Араты-сана… что он относится ко мне по-особенному. Я не хотел, чтобы он ушел, но и не хотел, чтобы его заставили уйти. Поэтому… Я воспользовался его отношением…

Правда? Воспользовался? Или я хотел доказательств? А могло ли быть, что, выйдя тогда по сигналу Кита-сана, я просто хотел убедиться, что мое мнение действительно имеет какое-то значение?

- Миура.

- А?.. А, ну…

Голова немного закружилась. Мне стало трудно подбирать слова.

- Он передумал из-за меня. Из-за моего эгоизма и моей глупости. И бросил вызов Лидеру. Но для этого он сначала должен был победить командиров выше себя по рангу. Если бы я зн…

Заставил себя замолчать. «Если бы, да кабы». Миура, ты жалок!

- Почему ты ушел? – подал голос Ямада. – Струсил?

Прежде чем ответить, я поднял взгляд к потолку и вздохнул. Кажется, мой пульс достиг астрономической скорости.

- Да. Мне было тринадцать. И когда началось все это… до меня дошло, почему байкеров называют «якудзами на колесах», и я решил держаться подальше.

Небольшая ложь - ее потребовали остатки моей гордости.

- Миура, ты, наверное, ждешь, что я скажу тебе: «Не слишком ли много ты на себе берешь? Ты правда думаешь, что какой-то тринадцатилетний сопляк мог стать виновником одной из самых крупных разборок в клане босодзоку?»

Ну… Ямада, ты видишь меня насквозь. Прости, что сомневался.

- Я этого не скажу. Как маленький камешек может вызвать камнепад, так и самое незначительное событие может повлечь за собой глобальную катастрофу. Но ты и сам это понимаешь. Поэтому я скажу другое… Точнее, спрошу: «Почему ты говоришь об этом человеке, Арате, как о каком-то герое?»

Что, простите?

- Кейчи-кун... Он убийца. Понимаешь?

Ямада поднялся.

- Я хочу, чтобы ты съездил вместе с нами к этому… Арате.

Ноги затекли настолько, что я был вовсе не уверен, что смогу последовать его примеру. По крайней мере, так же легко.

- Гуро отвезет тебя домой.

Едва он договорил, за шкирку знакомо дернули, но, увы, идти пришлось на своих двоих - следом за Гуро, через коридор и целую цепь комнат, до самого грузовика на улице. А Ямада и Хиро остались там, в доме с забитыми окнами и дырявым полом... частично забрызганным моей спермой.

Заняв место рядом с водителем, я покосился на его штанину, но белесых пятен не заметил и уже смелее съехал как можно ниже по сидению. Чуть повернувшись набок, пристегнулся. Мой бедный зад! Глядя на проносящиеся за окном улицы, на сияющие витрины и яркие огни реклам, я старался думать о нем, но в ушах продолжал настойчиво звенеть голос Ямады: «Он убийца».

Я всегда это знал. Но признать это – означало признать и то, что именно я виновен в том, что жизни людей изменились. Что Ямада потерял семью, а Хиро – любимую девушку.

Тогда почему они меня отпустили? Почему я еду домой, лишь слегка помятый?

Могу ли я хоть как-то искупить свою вину?


Когда я вошел в свою комнату, часы на столе показывали только одиннадцать. Не раздеваясь рухнув на постель, я уставился на серый потолок. Сердце все не желало успокаиваться, мне казалось, что я ни за что не усну – но, закрыв глаза, открыл их, когда уже рассвело. И почувствовал жар.

Невысокая температура позволила мне остаться дома. Думал ли я о чем-то в тот день, кутаясь в одеяло, и выбравшись из него лишь пару раз – в один из которых таки набравшись смелости, чтобы посетить ванную и проинспектировать свой задний проход? Конечно, думал. Но вот только о чем? Помню, засыпая, я проклинал соблазнителя-Ямаду, а просыпаясь, едва ли не плакал от пронзающего внутренности чувства вины и неспособности хоть как-то избавиться от этого чувства. Быть может, все было бы проще, если бы Ямада не начал что-то значить для меня?

Ближе к вечеру из мутного кошмара меня вырвал сигнал пришедшей смс. Она была от Хиро: «в девять часов выходи из дома».

Я вышел. Выбрался через окно. Наверное, если бы мне велели прыгнуть с крыши какой-нибудь небоскреба – прыгнул бы с тем же послушанием.

Вероятно, температура затуманила мозг, потому что о том, куда именно мы направляемся, я задумался только уже проехав пару станций в метро. Ямада сидел слева от меня… точнее, я сидел справа от Ямады, а Хиро – слева от него. Гуро стоял рядом, держась за поручень под потолком, явно загораживая главаря от случайных взглядов, хотя тот не делал ничего странного. Просто сидел, положив голову мне на плечо.

Я успел насчитать двенадцать станций, когда обесцвеченные волосы царапнули по щеке, и Ямада потянулся. А Хиро двинулся к выходу.

На платформе нас встретил Сейши Фушимори. Все еще с неизменной челкой, закрывающей половину лица. Он просто молча кивнул, развернулся и пошел – а мы следом за ним. Куда? К Арате-сану?

Если все так просто, почему было не сделать это раньше?

Я плелся в конце. Меня никто не тащил, не следил за тем, не сбегу ли.

Улицы. Люди. Магазины. Парк. Рев моторов. Я услышал его еще задолго до подхода к этому месту, и чем громче он становился – тем сильнее невидимая рука сжимала мою мошонку. Ну вот скажите на милость, ну зачем вхолостую гонять двигатель, сообщая всей округе «вот они мы, приходите и арестовывайте нас»? Но, вообще-то, не так уж и громко это было…  Во всяком случае, сигнализации припаркованных машин не ревели, а стекла не лопались, как это не редко случалось в былые времена. А ведь байкеры собрались прямо рядом с ними.

Всматриваясь в черные плащи и хищные обводы байков, я краем глаза заметил, что Сейши не остановился, как мы, а перешел дорогу. Там он оглянулся… и посмотрел на стоянку. Я проследил за направлением его взгляда.

Арата-сан… на инвалидном кресле. Громоздком, тюнингованном, довольно быстро разъезжающим по большой, оккупированной мотоциклами, стоянке.

Половинка человека.

Как… нелепо.

А я ведь даже не знал, что он попал в аварию… Или как это случилось?

- Это Арата? – спросил Ямада.

Я кивнул. Интересно, что он почувствовал? Стало ли ему жалко человека, в соревновании с которым погиб его отец? Или он ощутил удовлетворение?

Не знаю.

Мы простояли на том тротуаре около получаса. Я смотрел на мотоциклы. Даже не сверяясь со списком разрешенных законом модификаций, могу с уверенностью утверждать, что ни один из них его не нарушал. Мне не показалось - громкость работающих в холостую моторов и правда была в рамках допустимого. А еще я смотрел на байкеров. Среди них было много очень молодых, чуть старше меня, и несколько ровесников Араты-сана. Зачем они собрались здесь сегодня? Готовятся к выезду? Или это обычная встреча-тусовка?.. И это теперь «Красный рассвет»?

В общем, я старался думать о чем угодно, лишь бы не дать новой порции вины раздавить себя окончательно. В конце концов, чтобы там не было, Ямада прав - тринадцатилетний сопляк - это всего лишь тринадцатилетний сопляк. Всего лишь маленький камешек. Но камешку от этого, почему-то, совсем не легче.

- Ладно, - вдруг раздалось за спиной. - Я ухожу.

- Куда? – обернулся Ямада. – Хиро-кун, ты разве не собирался сказать ему пару ласковых?

- Он… не выглядит счастливым.

Ямада кивнул. Послышался вздох. Потом звук удаляющихся шагов.

- Ну а ты чего стоишь? Вперед, свободен.

Он снова не смотрел меня. Свет отражался в белках его глаз, подсвечивал зачесанные назад и жестко чем-то зафиксированные волосы, напоминающие иглы дикобраза. И я подумал о том, что сам Ямада – как дикобраз. Лезет в душу, а в свою не пускает. Всегда кажется расслабленным и не особо заинтересованным, а на самом деле очень одинок там, в глубине себя. Самоуверенный. Властный. Но тоже вынужденный носить маску.

- Семпай. Если это поможет, можете делать со мной, что захотите. Бить. Насиловать. Запирать в темных и тесных помещениях. Я совсем не против.

- Почему?

Ну посмотри же на меня, ублюдок!

- Я думал, что когда говорил: «Я мазохист и вы мне нравитесь», - то был убедителен.

Ну, наконец-то. Смотри. Всегда смотри только на меня. Можешь даже с ненавистью или презрением.

- Ты не похож на мазохиста. Скорее на того, кому некуда пойти.

- Семпай, у меня есть вполне уютный…

Прикусил язык. Ну да, дом у меня есть. И семья есть. А у него – у него больше нет.

На макушку опустилась большая и тяжелая ладонь, привычно вдавила голову в плечи.

- Да ты прямо-таки нарываешься, чтобы я принял твое предложение.

Я попытался улыбнуться.

- Но запирание, давай, оставим на самый крайний случай.

- Вы знали?..

Ямада кивнул.

- Фушимори рассказал о твоем похищении. Сегодня. Не знаю, что им движет, но этот малявка тщательно дозирует информацию. И никогда не рассказывает всего, что знает.

- Может, мало платите, семпай?

- Может.

Ладонь с головы пропала, вместо этого меня сгребли в подмышку.

И я снова почувствовал аромат земляники, аромат, ядом втекший в старую, загноившуюся рану. Но, быть может, он сможет ее очистить?



== Конец. ==