Об игроке Карма Статистика Персонажи (16) Достижения (6) Сны

Кевин Кросс


Локация, где находится персонаж -

Имя:Кевин Кросс
Возраст:26
Внешность: Рыж настолько ослепительно, что ни на что остальное вы уже обратить внимание в полной мере не сможете. Да и нет в нем больше ничего особенного: средний рост, непримечательные, если не сказать стандартные черты самого обыкновенного овальной формы лица, на котором ни шрамов, ни татуировок. К тому же старается прятаться под капюшоном, не важно будь на нем плащ или куртка. От того светлокожий, но таково большинство рыжих. Так что кроме цвета волос его, пожалуй, единственной характерной приметой можно считать здоровенный мешок, порой влачимый по земле, а порою гордо едущий позади своего хозяина в тележке или том, что с натяжкой совы на глобус можно назвать автомобилем.
Дополнительная информация о персонаже:Мир жесток, мир жесток И немилосерден к рыжим; Рыжим быть – это ж просто беда! Рыжим быть – не порок, Но судьбою ты обижен Навсегда, навсегда, навсегда! (с) Канцлер Ги Кевин считает, что на судьбу можно и не обижаться. Если уж все равно ты рыжий и все тебя считают мошенником и пройдохой, то почему бы таким не быть в самом деле? Почему бы не бродить от руин одного захолустного городишки до другого и не впаривать наивным лошкам то, что насобирал по дороге, под видом эксклюзивных товаров? Ну же, налетай! Только сегодня в своем мешке торговец принес исполнение вашей мечты!..
Подпись:Ваша мечта за разумную цену
Владелец: Персонаж принадлежит Каин
Статус: персонажу разрешено публиковать посты

Игровые Посты

Локации, где был персонаж

  Постапокалиптический лошара  
яой - Кевин Кросс

Возраст: 26
Ваша мечта за разумную цену



И да, Романтика это панибратство, определенно, взбесило. Настолько, что в какой-то момент их вынужденной близости Кевин влажной от собственной слюны щекой почувствовал, насколько горячо его дыхание. А если бы еще и прислушался, не отвлекаясь на бешено колотящееся в собственной груди сердце, услышал бы тихий скрип чужих челюстей.  Но он, конечно, на этом звуке не сосредотачивался. Ему и слов хватило.

Впрочем, выбор, который Романтик предлагал, совсем выбором не был. За какой бы вариант Кев не высказался, в результате ему все равно собирать свои кишки по полу, пока ими живописно - словно гирляндами - не украсили стены. двор и деревья. Но по крайней мере, в первом случае чертов маньячелло обломается на счет денег.

Должным себя, кстати, Кевин не считал нисколько. Ну да, сначала он задумывал облапошить незадачливого лошару. Но ведь потом то тот сам первым напал на представителя торгующей стороны, чем и дал повод к стрельбе. Да и в результате каждый из них получил то, что хотел: Кевин на честно заработанное бабло купил новый домик, а Уил починил и ездит на драгоценном (возможно, последнем в мире!) Кавасаки.

Так какого же хрена теперь Кевин должен страдать?!

- Да иди ты на хрен, Уильям Романтик Тернер, - еще раз все как следует обдумав, говорит он и, насколько может себе это позволить, гордо отворачивается от все еще маячащей в недопустимой близости зверской рожи. - Не удалось и рыбку съесть, и на хуй сесть, а я теперь должен за это расплачиваться? Ну хорошо, режь, пили, стреляй. Только хер тебе мутантский за ухо, а не деньги. Считай, что я их уже потратил.

Последнее утверждение, кстати, практически правда. Большую часть уиловых сбережений Кев, собственно, и выложил за право называть себя гордым обладателем дома-крепости-будущего магазина. И наличных у него осталось разве что на то, чтобы новоселье отметить.
  Постапокалиптический лошара  
яой - Уилл "Романтик" Тёрнер

Возраст: 30



– Ну всёёё... – хрипловато выдавил из себя на выдохе Романтик. В этот самый момент Рыжий подписал себе смертный приговор. Да ещё с тем же дерзким выражением лица, словно он продолжал торговаться, и на кону стояла не его собственная жизнь, а какая-нибудь пустяковая безделушка. Бесило, это прям бесило и выводило из себя. Уилл подхватил связанную тушу барыги и швырнул её что есть силы в стену, туда, где лежала куча всякого разного хлама.

Раздался глухой стук от удара, вслед за которым последовал тихий скрип и громкий звон металла. То был огромный стеллаж с различными металлическими кружками, колбами, инструментами и мелкими деталями, которые градом посыпались на Рыжего вместе с деревянной конструкцией.

– Кевин Идиота Кусок, – фамилии Рыжего Тёрнер не знал, потому новое прозвище вполне гармонично её заменило, – О, как же ты меня бесишь! Честно признаюсь, давно меня так никто не выводил из себя! Откуда только в тебе столько самодовольства? Да ты же погляди на себя, – Уилл со звоном извлёк тело из-под кучи барахла и слегка приподнял, заставляя связанного снова смотреть себе в глаза, – Ты хоть когда-нибудь бываешь серьёзен? Ты вообще понимаешь ЧТО я собираюсь с тобой сделать?

Мощный бросок и Кевин лицом влетел в небольшой деревянный стол, развалив его напополам собственным весом и лишь чудом избежав столкновения с острой пепельницей. Свежий пепел из которой, однако, всё же попал частично в лицо, осыпавшись при взлёте той самой самодельной пепельницы, собранной из вывернутой железной банки.

– Ну что, Кевин, готов к вечеринке? – наступив мощной резиновой подошвой меж лопаток Рыжего, Уилл достал из нагрудного кармана шприц и прозрачную колбочку с желтоватой жидкостью. Набрал жидкость в шприц, сделал пробное нажатие, выпустив часть жидкости вверх, и нагнулся к уху заложника, – Это морфин, детка, он поможет тебе вытерпеть побольше, не отрубаясь. Ты будешь видеть всё как в чудесной диснеевской сказочке. ВСЁ, что я буду делать с тобой... – нащупав вену на напряжённом горле Кевина, Романтик осторожно ввёл морфин и слегка растёр пальцем место укола.


Прикидывая где бы поудобнее распять жертву, Уиллу пришлось знатно потрудиться, расчищая место. Кто знает сколько времени прошло, может пять минут, а может целых полчаса. Но когда работа была окончена, сходу было видно, что оно того стоило. Кевин без штанов, без трусов, в одной лишь майке, крепился конечностями к огромным болтам в стене, каждый из которых был вбит в бетон не менее чем на десять сантиметров. Руки и ноги раздвинуты в стороны на расстоянии не менее метра. А верёвки, крепящиеся к болтам, намотаны для прочности в несколько морских узлов, стягивающих запястья и щиколотки с такой силой, что кисти и пальцы ног приобретали  лёгкий голубоватый оттенок.

«Так, зрачки сузились и не реагируют на свет, то есть сейчас ему должно стать по-настоящему хорошо. Ну и отлично...» – Уилл похлопал Рыжего по щекам, отпуская подбородок и звонко закрывая зажигалку.

– Как дела, Кев?
  Постапокалиптический лошара  
яой - Кевин Кросс

Возраст: 26
Ваша мечта за разумную цену



Сложно сказать, утверждение ли про хер и рыбку или просто непростительно хамоватый тон стали последней каплей, но стоило Кевину договорить, как под хриплое, бешеное "ну всеее" он уже летел в стену. И если в относительно - с учетом веревок - свободном полете и были некоторые прелести, например, возможность оказаться от Уила подальше, то в неизбежном приземлении их не было от слова совсем. Спина пребольно встретилась с, по ощущениям, миллионом металлических полочек, и на голову с веселым лязгом и звоном посыпались банки, колбы, треснувшие кружки, какое-то запчасти неведомо от чего и, кажется, гвозди. Или болты... Сложно сказать наверняка, когда старательно зажмуриваешь глаза и не можешь даже вдохнуть от силы удара.

Нет, не подумайте, что Кевин был неженкой. Его и раньше били, ломали по части костей, простреливали и пытались иными способами довести до цугундера. Он в общем то сам выбрал такую жизнь и не жаловался, частенько добровольно забираясь в места, которые вполне можно сравнить с логовом дракона, ради добычи, которую мог в случае успеха вынести оттуда, сверкая пятками. И некоторые "драконы" были гораздо страшнее бешеного Уильяма, мать его, Тернера. Но вот чему он никогда не научится, так это спокойно встречать все эти, с позволения сказать, неприятности.

- Хуже, чем природа с тобой обошлась?.. - прохрипел он, собираясь добавить, что хуже некуда, и пусть противник, любезно извлекший его из завала, себе не льстит, но не успел.

Еще какой-то - болезненный - миг, и он лежит носом в стол с мордой в давно остывшем, одновременно горьком и кислом пепле, а в спину упирается подошва мощного ботинка. И почти ласковый голос над ухом так любезно спрашивает, готов ли он, и обещает морфин.

"Наркоман ты проклятый!" - думает в ответ Кевин и совершенно не кстати вспоминает, что у него самого любимые ботинки примерно такие же. Интересно, они еще встретятся?

Шприц вошел в вену плавно. И в другое время Кев непременно бы заявил, что из Уила вышла бы отличная медсестричка, но сейчас только криво улыбнулся кровавым ртом, вообразив себе Тернера в коротком белом халатике на босу ногу. А ему бы пошло... Длинные, кривые, волосатые ноги обтянутые белыми чулочками и халат, едва прикрывающий, наверняка, не менее волосатую жопу. Должно быть, Романтик совсем не мерзнет зимой. Бабуин! Шерсть, как в рассказанной как-то приятелем истории про колготки!..

Потянуло неудержимо хихикать. Вот так бы и лежал, и смеялся. Все равно делать больше нечего. И двигаться нет никакого смысла. Куда ему в веревках и без штанов бежать? Он же не такой волосатый. Наоборот, почти гладенький. Попка как у младенца. И в нее Уил может его, Кевина, поцеловать. Все равно больше ни на что не годится...

И совсем не надо Кевина трогать. Ему и тут, на столе, хорошо. Почти не струганные деревяшки приятно нашептывают что-то похожее на "стань кустом" и "мы с тобой одно целое". А когда Романтик все же оправдывает свое прозвище, волоча его куда-то как принцессу на ручках, писклявый голос в голове хихикает и кричит "пидоры, пидоры, куда вы меня тащите?!".

- Ой, сада-маза, - удивленно сообщает Кевин зачем-то хлопающей его по лицу ладони и со смешкой уже нараспев добавляет, - садааа-мазаа!..
  Постапокалиптический лошара  
яой - Кубик Судьбы

Что бы Уилл "Романтик" Тёрнер не собирался сделать, ему способствовала неудача
* предсказание распространяется минимум на один пост. переиграть его нельзя!
  Постапокалиптический лошара  
яой - Уилл "Романтик" Тёрнер

Возраст: 30



– Да, обдолбанное ты тело, сейчас мы будем делать тебе сада-маза, – Уилл не удержался и снова похлопал жертву по розовощёкому улыбающемуся лицу. А вместе с тем его собственное лицо выражало ничто иное как скуку.

Честно говоря, пока Романтик занимался связыванием и распятием этого горемычного, вся злость куда-то отошла. И яростный креатив тоже прям испарился. Вместо него в голове засели довольно странные мысли. Уж как-то до подозрительного хорошо выглядела кожа этого барыги и вообще, такой миловидный в целом парнишка этот Кев. Сколько ему? Лет двадцать, наверное, не больше. Да, шрамов на теле хватает, но у кого их сейчас нет? Тут попробуй просто выжить и не так раскорячишься! Шрамов и у самого Уилла хватало. Хотя шрамы Кевина непонятным образом завораживали и так и просили к ним прикоснуться. Розовенькие, свежие, или белые, почти незаметные уже, Романтик водил по ним пальцами, словно пытаясь прощупать историю появления каждого. А пока жертва несла какую-то только ей понятную дичь, Уилл тайно представлял себе как выглядел бы Кевин живи они в мирное время. Носил бы он косуху с чёрными узкачами или бомбер с тракером? Гонял бы на байке или разводил в клубах дам постарше? А может и вовсе стал бы какой-нибудь звездой? В телике бы светился, на всякие шоу ходил, шутил шутеечки по бумажке... А теперь вот он, распятый в самом непотребном виде – хоть на шаурму порежь, хоть... Да он в таком состоянии сейчас, что даже если отрезать ему член и выебать им же в зад – ещё и спасибо скажет!

Но из ряда мыслей вырвал знакомый крик:

– Уилл! Вы там закончили? Тащи срочно свою жопу сюда и не забудь ружьё! – из коридора последовали звуки борьбы и сдавленный шёпот, грозящий проклятиями, – Да не кусайся же ты!

То был Вуди. И, спустя ещё несколько секунд неясной возни, он ввалился в комнату, таща за собой Мелкого. Левое ухо охотника кровоточило, а правая рука жертвы, кажется, была прострелена насквозь. Мелкий визжал и извивался, словно из него изгоняли бесов. В то время как Вуди явно был обеспокоен чем-то ещё. Это что-то как раз таки заставило Романтика сильно напрячься. И внутреннее чутьё его не подвело...

– Банда Корявого Дрына! Двоих встретил по пути сюда – одного я подстрелил, второй сбежал. Походу, наш мелкий крысёныш решил сгонять за подмогой. Ххе! – Вуди улыбнулся, вытирая кровь с шеи обратной стороной рукава, и пнул скрученную жертву в бок, – Нашёл кого позвать! Уилл, ну прикинь, это каким нужно быть идиотом!


Итак, ситуация приобретала новые детали. Уилл, Вуди, Мелкий и угашенный в говно Рыжий против толпы отмороженных головорезов, охочей до любой добычи. И, даже учитывая особенности дома-крепости, отбиться от них будет делом не из лёгких...  
  Постапокалиптический лошара  
яой - Кевин Кросс

Возраст: 26
Ваша мечта за разумную цену



 Рука с заявлением соглашается и, похлопав Кевина по щеке еще раз, сползает ниже. Пальцы почти ласково скользят по коже, обводя линии старых и новых шрамов, в изобилии украшавших уже его руки и плечи. Как-то даже слишком ласково гладят. Кажется, что того и гляди, Романтик к ним мордой наклонится и примется то ли вылизывать, то ли пластырями обклеивать. Ничего общего с тем, что было вот буквально только что обещано.

- А где сада-маааза? - как ему кажется, удивленно спрашивает Кевин и, пользуясь своей частичной неприкрепленностью, трется задницей о шершавую стенку. Заноз бы не нацеплять. - Ты меня ваааще не любишь, Уилли! Обманщик! Обещаешь одно, а делаешь вечно по-своему. Ну и кто из нас после этого плохой мальчик? Отшлепать тебя некому... вот и бесишься. Ах, противный, куда ты полез своей шаловливой рученкой?.. Кыш! Кыш, пальцы! Я стесняюсь, когда меня тут трогают. Я покраснел? Покраснел же? Видишь, что ты наделал!..

 Голос, возможно, не слушается. По крайней мере, Романтик не обращает на тирады Кевина никакого внимания. Он занимается чем-то своим. Да и вообще они на разных волнах. Кевин сейчас в другом - своем - мире. Однако, оказывается, есть кое-что, способное заставить этот мир пойти легкими трещинами.

Чужое присутствие.

- Ах, уйдите, я не одета! - заголосил Кевин, едва заметив появление в поле видимости двух пока еще неясных, но зато очень громких фигур.
  Постапокалиптический лошара  
яой - Уилл "Романтик" Тёрнер

Возраст: 30



«Не знаю, то ли ты невероятно везучая скотина, то ли удача окончательно отвернулась от меня... В прошлый раз я решил всё нехитрой игрой с гениталиями – просто протянул проволоку от «пирсинга» в уздечке до мошонки и вывел конец возле ануса. А когда действие морфина ушло начал пускать лёгкие разряды как наказание за неверные ответы на поставленные вопросы. На протесты и попытки вырваться увеличивал разряды. Простой, но весьма эффективный метод. Под морфином, кстати, тоже много чего успевают выболтать. Нооо, видимо, не сегодня. Если это и правда банда Корявого Дрына, то нам предстоит очень, ооочень долгий день.»

– Вуди, друг мой, как тебя угораздило? – изображая полное спокойствие, Уилл подошёл к «сладкой парочке» и с силой вмазал локтём в челюсть Мелкому. Да с такой силой, что последний в ответ лишь безропотно обмяк. Это было самое меньшее, что мог сделать Романтик, дав выход гневу: тупой пацан натворил немалой хуйни и только что едва не отгрыз ухо его лучшему другу.

– Паршиво выглядит, – Уилл громко цикнул, осматривая «боевое ранение», – Надо срочно продезинфицировать и примотать.

Рука так и тянулась подёргать за окровавленное ушко, поддразнивая старого кореша, но в данной ситуации, посмотрев в такие серьёзные и, прямо скажем, весьма отрезвляющие глаза Вуди, Тёрнер резко осёкся.

Вуди отпустил малого, отправив в свободное падение, и толкнул друга в грудак:
– Уилл, нет времени. Нам нужно забаррикадироваться и занять снайперские позиции. Они с минуты на минуту будут тут. Мне удалось оторваться от хвоста, но это не на долго, – взгляд Вуди бегло прошёлся по комнате, – А этих предлагаю оставить тут, чтоб не мешались. Верёвка осталась ещё?
– Есть немного. Я займусь, Вуд, а ты всё-таки сделай что-то с ухом. Мне неприятно на тебя смотреть. И Сильвия – та уж точно не обрадуется.

«Бля, Сильв! Да она мне самому уши оторвёт, когда увидит,» – прошибло холодком по позвоночнику. Благо дел в данный момент было невпроворот, так что заниматься самобичеванием времени особо не было. Нужно было хватать верёвку и вязать лежащего на полу пиздюка, пока тот ещё не пришёл в себя. Что и было выполнено в несколько быстрых отработанных движений: руки за спину – узел на запястья, и ещё один на щиколотки, сдвинутые вместе. Проверил прочность – нормально, узлы крепкие, без посторонней помощи не развяжется. Взял в углу свою почти что проёбанную, но всё же благополучно вернувшуюся обратно пушку, и направился вслед за Вуди.


– Помоги мне, – здоровяк тащил к двери невероятных размеров железную дуру. Что-то типа бронированного шкафа или охрененно большого сейфа для ценных бумаг. Скрип металлических ножек с воем отдавался по всему дому.

Двигать руками, даже вдвоём, было невероятно сложно. Пришлось делать это рывками, помогая себе плечом.

– На счёт три! Раз.. Два.. Три! ..Раз.. Два.. Три! – то и дело командовал Вуди.

Давняя дружба даёт о себе знать, дружба – это когда понимаешь, что нужно делать, почти без слов: вот Вуди машет в сторону головой и ты сходу понимаешь, что он просит подать ему винтовку, а когда в ответ показываешь три пальца – он тут же тащит третий ящик слева, с надписью «TNT», и так далее. В команде работается вдвое быстрей, это понятно и ослу. Так что к прибытию незнакомцев в касках уже хоть что-то, но успелось. А кто будет общаться с незваными гостями решили на камень-ножницы-бумага.

Нужно отметить раздосадованное выражение глаз Вуди, неумеющего проигрывать и рычащего, словно провалившийся в яму медведь. «Сссууука» – мычал Вуди, глядя на сложенные буквой «V» пальцы. «Заебииись» – думал Уилл, улыбаясь и глядя на собственный сжатый кулак.

Вскоре после этого в двери постучали. Пулемётной дробью.

– Есть кто дома? – раздался гнусавый голос некоего господина в каске с черепом, разъезжающего на подбитом корыте. Очки ночного виденья и приспущенная респираторная маска скрывали его лицо, но Уилл был на все сто процентов уверен, что это не изменило бы ровным счётом ничего. Романтик ненавидел всех без исключения членов банды, состоящей в основном из безмозглых торчков, сидящих на «серебряном». И данный экземпляр, судя по характерному смешку, был уже под дозой.

– Хозяяяюшка, открывай! Папка пришёл, пора накрывать на стооол!!! – мудацкий голос начал переходить в ор, подкрепляемый очередной пулемётной очередью, прокатившейся по многострадальной двери.

«Можно я просто снесу ему башку?» – шепнул Уилл, обращаясь к бородачу слева, удерживая прицел на кадыке жертвы.
«Нет, погоди, он не сам, пусть вылезут остальные,» – так же прошипел в ответ Вуди.

– Оооо, мамочка говорила козлятушкам не открывать двери чужим дяяядям?
– Какие послушные козлятки, да?

Раздался мощный рёв двигателя и к первому присоединились ещё двое: высокий дрыщ на Харлее и толстяк с базукой в коляске. Оба выглядели как фрики из садо-мазо шоу прошлого столетия: тощее тело, обтянутое в латекс, и обутое в сапоги, доходящие чуть ли не до самой промежности, нервно тёрлось яйцами о сидение; здоровяк же поигрывал огромным кольцом в соске, соединяемым цепочкой с кожаным ремнём на заплывшей жиром шее. Зрелище не из приятных. И, как очередное наглядное доказательство тому, что почитатели Корявого Дрына и он сам достойны быть уничтоженными в биореакторе без малейших сожалений.

«А теперь можно?» – Уилл сиротливо сделал бровки домиком, обернувшись к напарнику.
«Нет, жди. Теперь мой выход.»

Вуди достал рацию, выводящую сигнал на динамик у входа и пару раз щёлкнул по ней пальцами. Раздался крайне мерзкий звук, переходящий из неприятного скрипа на абсолютно невыносимый ультразвук.

– Какого чёрта вам нужно, господа? – прорычал в динамик Вуди.
– Ахахах! Глядите-ка, хозяин пожаловал! – довольно задёргался первый.
– Ура! Ура! Нас наконец услышали! – ещё интенсивнее заерзал дрыщ, словно пытался отыметь сидение под собой.
– Уважаемый, мы лишь пришли забрать то, что принадлежит нам. Говорят, у вас спряталась одна крыса с крысёнышем. Отдайте нам их и мы уедем с миром, – жирдяй оказался самым информативным из троицы.
– Вы обратились не по адресу. Сегодня я не жду гостей и больше никого не принимаю. Так что советую вам поскорее убраться отсюда! К чёррртовой матери!

От последних слов рука Уилла дрогнула и шея первого мудака разлетелась на ошмётки, взорвавшись кровавым фонтаном. Голова, словно мяч, покатилась в сторону, звеня каской о камни, а тело обмякло и повалилось на землю, заваливая байк на боковую, вслед за обезглавленным наездником. Дрыщ запаниковал и перестал елозить жопой, начав отстреливаться туда, где только что слышался голос из динамика. И, чего и следовало ожидать, идиот разъебал со страху единственное средство связи. Жирдяй же сидел неподвижно, он наблюдал и что-то незаметно поправлял рукой под сидением.

– Уилл, твою мать, Тёрнер! Ну какого хуя?! – злился Вуди, шипя и пиная друга в плечо, – Ну кто тебя просил? Ктооо?! Теперь же они точно от нас не отцепятся!!!
  Постапокалиптический лошара  
яой - Кевин Кросс

Возраст: 26
Ваша мечта за разумную цену



 Фигуры на вопли не обратили совершенно никакого внимания. Как и следовало ожидать, конечно. Какое им дело до распятого по стене, словно жертвенный сын Божий, парня? Но Кевину все равно стало обидно. Потому что да какого, собственно, мужского полового хуя они тут все шастают?! Какого кривого и волосатого докопались? Еще и Мелкого - одну из фигур удалось опознать по истеричным воплям где-то в ультразвуке - обидели... Вон он и так получил в челюсть, лег и не шевелится, а они все равно его вяжут. Мудачье. Крысий бог, какое же мудачье!..

А еще эти полудурочные умудрились привлечь внимание банды Корявого Дрына - уж это-то имечко Кев в любом состоянии разума опознает - и значит, просто потрясающе встряли. Сам Кевин, как и любой барыга в этом городишке еще мог бы договориться с самим Корявым или его ребятами. Схема простая: поделись, залей в уши про процент от прибыли, только не будь слишком уж угодливым, мягко, но непреклонно стоя на своем, и обеспечишь себе благополучие и даже какую-никакую охрану. Но Романтику и его дружку такое, конечно, и в голову не придет. Да и не умеют они сладко пиздеть, походу. И если так, то в этот раз на орехи достанется всем.

Но можно же еще попытаться исправить ситуацию!..

Нет, не можно. Сколько бы Кевин не кричал, что его надо отвязать и выпустить встречать банду на крылечко, к нему не прислушались. Даже малейшего внимания не обратили. Как и на последовавшее за этим вполне резонное предложение хотя бы просто развязать и дать ему воссоединиться с любимой винтовкой. Уж с ней то он обращается всяко лучше, чем эти два вместе взятые.

Ну и пусть. Пусть этих горе-вояк тут перестреляют. Кевин по ним и слезинки не прольет Пошли они в!.. Выкинет трупы пинками в овраг за домом, и пусть их там крысы съедят. Так им и надо... Только вот дом, в который банда ворвется, как к себе в логово, жалко. Да и Кев им будет чуточку дохрена должен, если его освободят эти парни.

Не-е-ет, так не пойдет!

Подстегнутый морфином мог заметался в поисках выхода и, наконец, нашел его. Мелкий! Вот же он лежит рядом, что-то поскуливает сквозь отключку и сейчас уже явно придет в себя. А связали его так себе - может ползать.

- Пс-с-с! - прошипел Кев с театральной громкостью. - Эй, Мелкий! Очнись!

Подействовало! Тот слегка приоткрыл глаза, прищурился от бьющего по ним света и со второй попатки распахнул их уже нормально, уставившись на висящего на стене Кевина с каким-то прямо непозволительным интересом. То ли как на пророка, то ли как на картинку из порно-журнала для извращенцев.

 - Наша жизнь в твоих руках! - удовлетворенный вниманием и решивший, что приятнее будет истолковать парня первым образом, Кев говорил с пафосом и скоростью, каких без морфина не достиг бы нипочем. - Давай найди в куче шмотья - вон оно кучей валяется - мой нож и пили веревки. Сначала себе, потом быстренько мне.

На самом деле стоило бы приказать начать с себя, потому что пальцев ни на руках, ни на ногах Кевин уже не чувствовал. Но со связанными за спиной и от природы кривыми ручонками Мелкий не веревки перережет, а скорее ему запястья. А так, не-е-ет, не пойдет!

- Ползи, блядь! Не подводи меня еще больше!

То ли это Мелкого подстегнуло, то ли раздавшаяся от входа автоматная очередь, но он реально пополз. И даже нож нашел. А дальше что-то опять пошло не так.

Сотрясение у него что ли? Вон какой смачный фингал во всю челюсть. Или просто от природы тупой?

- Ножны то расстегни, идиот!..

Фух, режет!..