Об игроке Карма Статистика Персонажи (28) Галерея Достижения (2) Сны

Айзек Леман


Локация, где находится персонаж -

Имя:Айзек Леман
Возраст:47
Внешность:???
Дополнительная информация о персонаже:???
Подпись:???
Владелец: Персонаж принадлежит Леонэ
Статус: персонажу разрешено публиковать посты

Игровые Посты

Локации, где был персонаж

  Спасти вампира  
яой - Сальватор

Возраст: 520 лет
Чистокровный вампир королевского рода из Норвегии

Лондон, Ист-Энд, лавка гробовщика, 18:15

Зависла минутная пауза от вопроса до того, как светловолосый мальчишка открыл свой рот, столь бесцеремонно перебив благородного мужчину. Он оказался человеком, чья фамилия ему была хорошо знакома. И заслуживал своего рода уважения, но Сальватор, тем не менее, поморщился, едва Охотник замолчал. Выглядел он довольным. Да еще бы! Встретить кумира своего дедушки лично...

- Майнау... Я знал твоего прадеда Ральфа. Выпивали неоднократно в той милой таверне, что, однако, была разрушена в годы войны. Кажется... Хм-м... Ее названия я не вспомню, мой немецкий ужасен. В отличие от родного норвежского, - Сальватор невольно предался воспоминаниям, едва мистер Гейл молча отлучился за дверь. - Он называл меня совершенством, а я его - пьяным извращенцем. Он был хорошим человеком и Охотником с честью, знавшим свое дело. А вот его сын Фабиан... Он был просто ужасен. Едва Ральф скончался от подагры, твой дед мне прохода не давал. Пришлось укусить его в конце концов.

Он поморщился и отвернулся от мальчишки. Связи короля-вампира с Охотниками неоднократно осуждались Советом, равно как и все его причуды. Сальватор и не отрицал того, что вел себя не подобающе королю. Все другие короли считали его чудаком, безнравственным и своенравным мальчишкой, путающимся со всеми, с кем посчитает нужным. Тем не менее, лишь благодаря обширным связям Сальватора, заводить которые он научился у своего мастера, вампирское общество спало спокойно.

Благодаря мальчишке он вспомнил и женщину, что всегда была рядом с Ральфом. Красивая полячка, чье имя уже забылось, смелая и воинственная, не похожая на современниц. Одна лишь мысль о ней вызвала улыбку у Сальватора. Красивые женщины, безрассудные мужчины, своевольные вампиры... Это все красиво и опасно.

Они провели в молчании не более пяти минут с тех пор, как голоса стихли. Гейл вернулся уже с папками. Сальватор тут же с охотой принял их и помог переставить на стол.

- Уэльсон, Вы - маг,  - похвалил он гробовщика, зная, что это ему ничуть не польстит. - В каком-то смысле, разумеется. Этого более, чем достаточно. Мне нужна минута.

Его минута пошла. Он отошел от стола и отодвинул от него мистера Гейла, вытянул руку в перчатке в строну папок и сосредоточился. Руками он поймал волны, исходящие от документов, как струны натянул на пальцы потоки энергии, и, подчиняясь ей, папки раскрылись, а бумаги взмыли в воздух, рассыпавшись по всей комнате. Они зависли над полом, занимая самую разную высоту и парили, угрожая порезать своими острыми углами любого, кто будет ходить меж ними неаккуратно. Сальватор бросил взгляд на первую попавшую бумагу и оценил ее содержимое, заключенное на носитель и машинной, и ручной прописью.

- Хм-м-м... - завершил свою минуту Сальватор полным удовлетворением. Он был сосредоточен. - Об этом умолчали СМИ, а, значит, они ничего не знали. Надрезы на горле, животе, извлечены определенные органы. Гейл, этот документ заполнялся последним? - он указал на бумагу, зависшую рядом с мальчишкой фон Майнау, еще белеющую свежестью. - Это было сердце... У девушки вырезано сердце. А вот у этой... Матка. Там отсутствовали почки, а здесь... Здесь нет, фу, какая мерзость... Интересно, зачем Джеку Потрошителю женские кишки? Кто-нибудь вообще задумывался? - он обвел взглядом изумленных присутствующих и краем глаза заметил, что мистер Леман смотрит на него с некоторым научным интересом. А такой взгляд вампира всегда настораживал. От людей со взглядом ученого лучше держаться подальше. Но он не мог - бумаги заполонили собою все пространство и он вернулся к ним. - Вы сами осматривали их? Символ, который Вы описали как "рыбу", на самом деле является скандинавской руной Одал. Они появлялись на женщинах не случайно. Их оставлял след воли того, кто именуется Джеком Потрошителем, но проявлялись они уже после смерти. Когда я осматривал тело пастушки в Орлеане, я обратил внимание на него в первую очередь. Это мне помогло.

Сальватор махнул рукой и бумага, заставив содрогнуться всех вокруг, ожила и вернулась в папки в том порядке, в котором была из них изъята. Едва папки закрылись, вампир отодвинул стул от стола и сел на него, скрестив ноги. Теперь все ждали от него ответа. А коль он дал слово, то он его сдержит.

- Локи - бог, покровительствующий людям хитрым и коварным, но лишь потому, что он обладал талантом убеждать людей в свершении дурных поступков. Он один из пяти богов моего рода, а, вернее, родоначальников рода Сальватора, в скором времени ставшим Либерией, еще позже - Либеро. Никаких богов не существует. Есть сверхлюди вроде меня и мне подобных или же подобных Локи. Викинги его недолюбливали, и не зря. Он думал, что взяв власть над первыми вампирами, он сможет покорить и человечество, но был успешно убит и отправлен в небытие на долгие годы. Однако его цели придерживались многие. Например, среди них был язычник по имени Хан. Культисты Хана, к слову, в скором времени ставшие нарицательным именем, нежели чем людьми, веками соблюдали один и тот же ритуал. С отрывом в сто лет они выбирали определенную точку в мире и отправлялись на охоту за женщинами. Схему этого ритуала я, как таковую, не знаю. Все, что могу сказать, так это то, что им нужно завершить ритуал до третьего полнолуния. Сколько уже бунтует Джек в Лондоне? - Сальватор бросил риторический взгляд на Гейла. - Из записей ясно, что ритуал подходит к концу. Кровавую дань они платят Локи, и, клянусь богами моего рода, которых я, собственно, - он поморщился, - не очень-то жалую, они пытаются его воскресить. У Локи была власть, и это был страшный человек... М-м-м... Пардон, вампир. Можно сказать, порождение тьмы и зла. Если он вернется... Не думаю, что будет что-то хорошее. Но! Для того, чтобы он вернулся, ритуал должен исполняться сверхчеловеком. Тут и начинается самое интересное.

Сальватор открыл правую папку и еще раз прошелся по быстрому почерку Гейла, считывая информацию о руне. В глаза его закралась грусть.

- Когда я впервые о них услышал, я был молодым вампиром. Я даже представить себе не мог, что "культисты Хана" похищают чистокровных вампиров и отправляют их на так называемую "охоту". В Лиссабоне за столетие до землетрясения в год очередного появления "жнеца" я оказался случайно. Там мне и выпала возможность следовать по кровавому следу "культистов". Он мне покоя не давал. Не потому, что эти мерзопакостные ублюдки убивают женщин, преподносят их органы Локи и пытаются его вернуть в этот мир. А потому, что они - люди. И они заставляют вампира делать за них грязную работу. Я пришел в Орлеан спустя столетие и там впервые увидел этот символ, - он постучал ноготком по строчке, говорящей о "некой рыбе". - Одал, руна Бальдра. Род самого прекрасного и светлого из сверхлюдей, моего прапрапрапрапрадеда, осел на берегах Болгарии и взял фамилию Ковальски. Одал - символ их семьи. Я нашел их и узнал, что единственный ее наследник Элис пропал еще мальчишкой. Ковальски - благородные, честные лю... вампиры, - Сальватор запнулся. - И я не сомневаюсь в том, что Элис хочет, чтобы его нашли. Его воля оставила на телах женщин эту руну. Это работа не для Охотников, - он посмотрел на мальчишек. - Это личное дело королевской семьи. Мой племянник где-то в Лондоне и его готовят к последней охоте, - он встал, сдвинув стул. - Я намерен его спасти, и если хоть один из вас попытается мне помешать, вы ощутите гнев королевской семьи вампиров.

Он был серьезно настроен - и это ощущалось в воздухе. Спасти вампира может только вампир. Охотникам под силу лишь убивать. Они получили информацию, знать о которой не должны были, и что с ней делать - они вольны решать сами. Но сейчас Сальватор был настроен как никогда решительно. Его глаза горели голубым светом, он, казалось, изучал прозрачный свет и наполнял атмосферу своей энергией. Для него была важной защита родственника, и даже если придется пойти по охотничьим головам, он его защитит. Так уж он устроен, этот последний из Либеро...
  Спасти вампира  
яой - Айзек Леман

Возраст: 47

Лондон, Ист-Энд, лавка гробовщика, 18:19

Дойдя до лавки гробовщика, маг и не представлял, как же ему повезет! Помимо встречи с грёзами своих снов, вампиром, перед ним предстала презанемательнейшая картина: столкновение охотников с их врагом. Как бы благосклонно не относился Айзек к новоприобретённому знакомому,  но страсть посмотреть, что же будет дальше, превзошла все границы. По этому, магистр предпочел не встревать с разговорами и вести себя более чем мирно, с жадностью впитывая происходящее. Ведь с каждой минутой жизнь становилась всё занятнее и занятнее...

Краем глаза следя за действиями гробовщика, Леман живо оглядел миловидного мальчишку, и потешился: надо же какая прелесть убивать тебя придёт, будь ты вампиром! Аж на сердце потеплело, от чего маг незаметно закусил внутреннею часть щеки что бы не улыбнуться.  

Культ "Хана", мистер Майнау и его внук, становились забавными частями головоломки, постепенно складывающиеся в картинку. Сердце Лемана немного ускорило пульс, а зрачки расширились, заставляя невольно ловить отголоски аур окружающего, настроение и забавный настрой в лавке.

Все остальное время маг прислушивался к словам вампира, поутно отмечая некоторые интересные вещи или же на оборот - совершенно не интересующие. Айзек с удовольствием внимал приятному голосу с лёгкой улыбкой и чуть сощуренными глазами. Заявление же про магические возможности владельца лавки заставили тихо фыркнуть, развеселив еще больше.

Скорое копошение и рысканье в бумагах, даже умиляло мужчину в летах. Не удивительно, что сейчас всё было милым и довольно простым: будучи натурой весьма восприимчивой к магии, Айзек немного хмелел возле этого представителя вампиров, что  являлось показателем силы Либеро, ведь так происходило с чародеем только в местах силы. И если говорить о ней, то совсем недалеко произошел ее всплеск...?

- М?... - моргнув, человек вопросительно перевел взгляд на новоиспеченного друга, в надежде что он тоже что-то почувствовал.. ведь если не так, то бедняга Леман стареет и теряет былую хватку.
  Спасти вампира  
яой - Дин Майерс

Возраст: 31
Охотник

Лондон, Ист-Энд, лавка гробовщика, 18:23

Восторга напарника Дин не разделяет. Вампир в любом случае - всего лишь вампир. В отличие от Ивена, Дин без каких-либо задних мыслей убил бы этого Сальватора. Вампирская родословная для охотника не имеет ценности, все равно большей их части дорога на тот свет. Были рассказы о "мирных" особях, которым было позволено жить. Но в истории таких не так уж и много.

Куча лишней информации о происхождении рода вампиров, показ сил Либеро и... Угроза. Какого бы рода там ни был этот вампир, не ему решать, что делать охотнику. Дин сюда прибыл не за тем, чтобы, услышав о том, как обстоят дела, с пустыми руками ехать к начальству. Дело даже не в нем. Как смеет какой-то там вампир указывать кому-то? Его собственная благородная кровь по голове ударила, раз он позволил себе это? Естественно, раздувать конфликт из-за высокомерия Либеро глупо. Этот вампир не знает, кто перед ним или просто не отдает себе отчета из-за того, что замешан его родственник. Тут и идет сложность. Дину отдали четкий приказ, по условиям которого он должен уничтожить Потрошителя, если это вампир. Войны с благородной семьей никому не нужно, да и ситуация... Если слова Либеро совпадают с реальностью, то... По своей воле вампир не сделал ничего плохого, хоть его сущности это не меняет.

- Не вам такое решать, мистер Либеро, - Дин смерил вампира злым взглядом. - Мы вас не останавливаем, но оставлять все как есть не собираемся.

Может, этого его племянника и не убьют. По идее, вампиру - смерть. Но в случае подчинения его какими-то людьми его наказание смягчат, хоть подобного в истории не было... В любом случае сейчас задача Дина и Ивена - добраться до вампира.
  Спасти вампира  
яой - Ивен фон Майнау

Возраст: 23
Ивен фон Майнау

Лондон, Ист-Энд, лавка гробовщика, 18:25

Взглянув на напарника, Ивен удивился. Не часто увидишь Дина рассерженным, хотя тому была причина. Перед ними сидел высокомерный вампир. Вампир, которого делала особенным только его фамилия... но, к сожалению не он сам, что сильно огорчило Майнау и в корне поменяло его мнение о Сальваторе. Таких он повидал за свою, довольно короткую жизнь достаточно, что бы убедиться, что все они одинаковые. Как говорил его брат "Может вампиры и превосходят нас своим телом, но без него они простые смертные". И правда. Мудрость приходит с жизненным опытом. Жил бы человек намного дольше, во многом не уступал бы и вампиру.

- Тут я соглашусь с моим напарником. Даже если убийца и Ваш родственник, жить ему или нет решать уже не Вам. И если мы получим приказ убить цель, на тот свет отправятся и те, кто нам препятствуют... ну скажем в роли сообщников. - Ивен бросил взгляд на Сальватора, желая убедиться, что намек был понят.
- Неохотно, но я ставлю Ваш сценарий под сомнение. Сами посудите, все эти рассказы о Богах, рунах и всякой нежити... ну Вы понимаете. В Ордене никто эти сказки слушать не будет. Всем нужны факты, которые кстати, записаны на листочках, за которыми мы и приехали.

Времени на раздумья не было. Либо они соглашаются на сотрудничество с нежитью, либо ведут расследования сами. Хоть первый вариант и был в выигрыше, работать бок о бок с Сальватором радости не представляло. Но и с другой стороны, если вампир первым найдет Джека, возвращаться придется с пустыми руками, а это позор не только Ордену но и семье Майнау.

- Будет лучше если мы согласимся на сотрудничество. - обратился Ивен на своем родном немецком к Дину, затем достал сигареты из кармана своего плаща и отправился на улицу, что бы сделать небольшой перерыв. Проветрить мозги было точно не лишним.

  Спасти вампира  
яой - Уэльсон Гейл

Возраст: 27
Гробовщик

Лондон, Ист-Энд, лавка гробовщика, 18:32

Получить комплимент от чистокровного вампира, конечно, приятно, однако, не в правилах Гейла выполнять работу плохо. Это всего лишь отчёты, из которых все же было услышано так много интересного. Уэльсон даже обрадовался, что решил когда-то не всю информацию предоставлять правительству. Боги, они же, как понял гробовщик, вампиры благородного рода, культы по воскрешению умерших, воистину поражающие способности вампиров... Это все безумно интересно, но именно сейчас мистеру Либеро захотелось  лишить столь интересного детища людско слепоты по крайней мере двух любопытных персон. Человеку рядом с ним, так и не соизволившему, между прочим, представиться, также была интересна данная ситуация, как и демонстрация сил вампира. А его выражение лица... Наверняка он не просто человек. В отличие от охотников.

Жаль, но если мистер Либеро разозлится на слова ушедшего на пару минут детектива, хоть он и говорил о сотрудничестве, то тут в худшем случае может начаться драка. Охотники ведь наверняка сделают вывод в сторону смерти Элиса, Потрошителя. А Сальватор этого, естественно, никак не захочет. Конечно, тут не обойдётся простыми переговорами, если... Время, видимо, немного поджимает. Чистокровный вампир столь благородного рода конечно же способен остановить в считанный миг Охотников, просто убив или ринувшись за родственником вместо траты времени на драки.  

Гейл тяжело вздохнул, покачав головой. Ну что за вздорные люди? Лишь бы пострелять в сторону вампиров злыми взглядами. Тут злой вампир, там недовольные Охотник и детектив, неизвестная личность предположительно человеческого рода с неясными помыслами, а страдать в результате их всех эмоций только гробовщику. Лавке. Ну и мальчишке-подмастерье, который от царившей во всем помещении напряженной атмосферы как минимум поклялся больше никогда не иметь дела с трупами и обходить милями тех, кто с ними связан.
  Спасти вампира  
яой - Элис Ковальски

Возраст: 450
Вампир-аристократ, Джек Потрошитель

Лондон, Ист-Энд, 18:32

Улица Ист-Энда, этого рассадника блох, эпидемий и грязи, была размытой перед пьяным взором бредущего по нему тяжелой походкой вампира. Редкие прохожие бросали на него косые взгляды, еще более подозрительные - на залатанные раны. Элис внимания на них не обращал, продолжая следовать по пути крови.

Он привел его к покосившейся дверце в доме с грязными стенами в переулке, где кроме драной кошки - ни единой души. Из-за двери доносилось движение, источался четкий аромат парфюма и витал запах нужной крови. Некто Мэри - все, что Элис знал о своей жертве. Она должна была выйти на свою смену и уйти в порт торговать своим телом, как подобает каждой шлюхе этого мира, а Элис должен был убить ее и завершить тот ритуал, к которому его принуждали много лет. Словом, ни цели, ни смысла его молодой вампир даже не знал. Время пребывания в плену выветрило из него и силу воли, и желание знать что-либо.

Элис привалился плечом к стене и стал ожидать. Врываться в дом он не стал, почему - даже не подумал, а предпочел подождать выхода девки, как дверь открылась и изрядно попахивающая дешевым алкоголем, крепким парфюмом, запудренная донельзя и облаченная в потрепанную одежду из комнаты вышла женщина средних лет. Они столкнулись буквально нос к носу. Элис поймал ее оценивающий взгляд и замешкался, впервые за долгое время не зная, что ему делать. Женщина заговорила:

- Что, прямо здесь?

- Да, - сухо ответил Элис, не разобравшись, о чем именно идет речь.

Инстинкт сработал безотказно. У дамочки шла кровь, а это только усугубляло положение ее и положение вампира. Глаза, прежде голубые, вспыхнули багрянцем, увидели, как отшатнулась от вампира шлюха, а сильная рука с обнажившимися когтями сжала ее горло.

Убивать - уже привычка. Поднимать жертву над землей, душить и смотреть, как гаснет в ее глазах свет. Эта женщина не нужна ему живой, как ее умертвленные коллеги по цеху. Но по одним ее глазам Элис понял, что она узнала его и даже пыталась прошептать его имя, прикрепленное газетными СМИ и вошедшее в обиход в Англии. Вампир ничего не чувствовал, сжимая хрупкую трахею женской шеи. Ему было абсолютно все равно.

Он бы и убил ее с таким же хладнокровием, если бы не выстрел в ногу, а следом - в руку. Пальцы разжались прежде, чем Элис успел осознать происходящее. Едва женщина рухнула и закашлялась, он посмотрел на простреленную руку и увидел ожог. Серебро. Точно такая же пуля жгла простреленное бедро.

Элис обернулся. В тени закоулка, заряжая ружье, стоял сгорбленный громоздкий человек в широкополой шляпе и в потрепанном плаще. Его лохматые волосы сбились в беспорядке, а единственный глаз с прищуром смотрел в прицел, беря вампира на мушку. Тот бы и сбежал, спасая свою шкуру, но отчего-то увидел в охотнике, а это был охотник, свое спасение. Если он умрет от его руки, то ему не придется больше убивать против собственной воли. И как ни странно, это было его единственное желание.

Вампир повернулся, подставляя грудь под пулю, но охотник, определенно знающий свое дело, пустил пулю ему во вторую ногу. Потеряв опору, Элис рухнул на колени, а после и вовсе упал грудью на землю и повернул голову. Охотник приблизился к нему, держа наготове ружье. От боли у Элиса кружилась голова и терялось самообладание. Он схватил рукой ногу охотника, скосил взгляд на подставленное к его виску дуло и, что есть сил, процедил:

- Просто... у... уб-бей.

Жалкая мольба как ничтожная попытка спастись явно рассмешили охотника. Элис услышал как сквозь заложившую уши вату его сиплый смех и голос:

- О, нет, Элис Ковальски. Если я тебя убью, твой отец уничтожит Орден. Это сделает кое-кто другой...

Но что дальше - Элис уже не знал. Он терял кровь, не способный к регенерации, кожу шгло в простреленных местах, а серебро в крови брало верх. Оставь охотник его здесь - и вампир умрет, заледенеет и рассыпется льдом. Вот только не оставит. Элис это уже понял.
  Спасти вампира  
яой - Сальватор

Возраст: 520 лет
Чистокровный вампир королевского рода из Норвегии

Лондон, Ист-Энд, 18:36

Позицию Охотников Сальватор предвидел еще до того, как начал говорить. Он опустился на стул и посмотрел на мистера Майерса. Человек чести, знающий, свое ремесло. В отличие от психанувшего ни с того ни с сего фон Майнау, он нашел, что сказать и сказал верно. Такие вещи, как спасение или убийство вампира, решаются не, что забавно, главой одной из влиятельнейших семей в Союзе, а Охотниками. В этом их приоритет, но за ним они не видят очевидного. Дать бы этим псевдоправедникам хоть немного знаний о том, как в принципе устроен этот прогнивший мир...

- Я не оспариваю Ваше право на правосудие. И прошу не оспаривать мое право на него же. Разве еще не ясно? Тогда по-порядку.

Он взглядом указал на стул в стороне и тот, повинуясь, царапая пол, подъехал к мальчишке со спины и ударил по коленям, усадив на себя. Сальватор принял расслабленную позу.

- Боги - это миф, мистер Майерс. Их придумали люди, чтобы защититься от самих же людей. Они обожествили тех, кто сильнее их, кто обладает большой властью над ними. Люди жалки по природе своей, потому некогда их пытались усовершенствовать, - Сальватор выдержал короткую паузу, прежде чем продолжить:

- Но в конечном итоге, детища магов их же и уничтожили. От первых цивилизаций не осталось ничего, кроме наследия, превращенного в чудовищ. Люди и христианского бога придумали для удобства, чтобы избавиться от старых богов. Я был там, в четырнадцатом веке, и был в пятнадцатом, и в шестнадцатом - и вот я здесь, и я видел, как рушились города и уничтожались целые династии в борьбе с нами. Но, если честно, - Сальватор пробрался во внутренний карман пальто за портсигаром и элитной зажигалкой, - люди сами себе придумали проблему. И, заметьте, во всех смыслах.

Он закурил дамскую сигару, расслабленно развалившись на кресле. Все его внимание было обращено на Охотника. Юноша, как ему казалось, в отличие от своего напарника и умен, и достаточно мудр, чтобы не согласиться с суждением, но собственная мудрость Сальватору твердила, что лишь очевидец знает правду.

- Учите историю, мистер Майерс. И не ту, что Вам преподносят, а ту, что была спрятана в целях ее защиты. Ведь кроме истории у нас, ровным счетом, ничего и нет. А из истории Вам известно, что дед Хельсинг разработал технику борьбы с вампирами. Знаете, почему? - Сальватор прищурился. - Наведите справки как-нибудь, посмеетесь. До него люди годами ломали голову над тем, как избавиться от власти сверхлюдей над ними. Мои внуки будут жить в то время, как Ваш Орден распадется. Знаете, как это будет? Сейчас объясню.

Вампир сделал затяжку и потушил сигарету о ладонь, смял окурок и спрятал в карман. После он встал со стула и пересел на стол с папками. С такой позиции наблюдать за Майерсом было гораздо удобнее и куда безопаснее, если, конечно, он не умеет убивать вампиров взглядом.

- Когда Вы или Ваш не-очень-то-тактичный напарник убьете моего племянника, его отец, старейшина Совета, пусть и не пылая отцовской любовью к своему единственному наследнику, развяжет войну с Орденом. А у вампиров в этом плане преимущества больше. Например. Сколько людей Ордена состоит в парламенте? Три. Всего три. А вампиров семь. И, заметьте, они полукровки с корнями, уходящими глубоко в древность. Эдвард Ковальски приложит усилия и добьется результата. Войны начинались и из-за меньшего. А я и сам прекрасно понимаю, что без союза Ордена и Совета этот мир обратится в хаос. Часть королевских семей восстанет, потому что не будет избранного их предками контроля. Мы и так на грани войны. В двенадцатом году Союз и без того потерял свои позиции из-за более изобретательных людей, но, заметьте - людей, - Сальватор акцентировал внимание на последнем слове. - Подобно тому, как государь отстаивает свое государство, главы королевских домов отстаивают свое наследие. Мы не для того веками плодили себе подобных кровосмещением, - Сальватор усмехнулся над самим собой. - Они пустят все средства. Тем более что, помнится, доверие сторон Союза друг к другу было подорвано в начале века. Не напомните, как?

Информация ныне - сила. Бесценный товар, владея которым, можно добиться немалого. Чего добивался Сальватор? Он просто не хотел быть ввязанным в войну.

- Вы хотите защитить свою семью? Я тоже. Да, я, как ныне говорится, инфантилен по отношению ко всем разборкам, пофигист своего рода, но я хочу прожить свое тысячелетие в мире. Потому что войны я повидал достаточно. Я видел, как сжигают девятнадцатилетнюю девушку на костре только потому, что она взяла в руки меч и привела страну к победе... - Сальватор на миг замолчал. Взгляд его похолодел. - И все это ради чего? Ради того, чтобы доказать, что вампиры, делающие все, чтобы выжить в гонениях - плохие, и люди, разжигающие костры по поводу и без из собственной выгоды - хорошие? Я обращаюсь к Вам, мистер Майерс, а не к Вашему напарнику. Вы умны, талантливы и лучше видите суть вещей. Вам выгодна месть королевской семьи? Мне вот нет.

Свой ответ Сальватор дал и беззаботно развел руками, подводя итог, а после перевел взгляд на Айзека. Мистер Леман молчал все это время, равно как и мистер Гейл, и, казалось, мнение нейтральной стороны не будет услышано вовсе. Но вряд ли кто-то захочет войны. Она и так закончилась недавно, оставив после себя руины. Если уж начнется, Сальватор соберет свои пожитки и уйдет от нее в горы, к старому отшельнику из Китая, и проведет там все то время, что бушует война за то, какому богу молиться и как истреблять его сородичей.
  Спасти вампира  
яой - Айзек Леман

Возраст: 47

Лондон, Ист-Энд, 18:37

Тихо хихикая про себя, маг наблюдал пафосную картину, развернувшуюся  перед ним, в лице самоуверенного и столь говороливого вампира, что не умаляло интереса к его персоне и, собственно, ни грамма не мешало следить за изменениями окружающего магического фона. И небольшую вспышку магии за лавкой, больше похожую на призыв, и странные изменения в месте недавнего, довольно сильного, всплеска магии и чего-то еще, что настораживало и наталкивало на определённые мысли. В общем, всё выглядело в крайней степени занятно и интересно.

Словив на себе взгляд блондина, Айзек улыбнулся еще шире,  становясь похожим на кота.

- Друг мой, вас ничего не тревожит? - участливо спросил человек у вампиа, смотря ему в глаза, надеясь на положительный ответ. Всё-таки, и охотники и он, то есть вампир с поклажей в виде него, слегка призадержались в весьма уютной, но душной, лавке гробовщика.

- Мистер Гейл, Маерс, прошу меня извинить, - слегка склонив голову, направился к входу из лавки.