Об игроке Карма Статистика Персонажи (12) Галерея Достижения (1) Сны

Микасэ Такуда


Локация, где находится персонаж -

Имя:Микасэ Такуда
Возраст:19
Внешность:Блондин с кучей пирсинга на лице. Рост 174, стройный.
Дополнительная информация о персонаже:Наркоман.
Подпись:???
Владелец: Персонаж принадлежит Tikki
Статус: персонажу разрешено публиковать посты

Игровые Посты

Локации, где был персонаж

  Спальня в резиденции  
яой - Микосэ Такуда

наркота дает вторую жизнь, и нету боли, и нету смерти, ты просто плавишся, паришь...

11 ноября 8 утра

--Вход в игру

Боль разливалась воспаленным потоком лавы по телу, каждая клеточка внутри плавилась, сгорала. Во рту остался отвратительный вкус и запах рвоты, табака, недавнего порошка для релаксации и крови. Голова раскалывалась, он лежал в какой-то вязкой, отвратительно пахнущей лужи.

«Них@я, я вчера обкололся»

Было больно даже думать, хотелось закричать, обматерить, уебать того, кто посмел сделать такое с его телом. Но сил не было. Руки не двигались, ноги тоже. Попытавшись, сдвинутся, он тут же пожалел о содеянном и захрипел, отплевываясь кровью.

-Су..кха…кха. а… Бля..т..ь…

«Да бля, что вчера было то?»

Было темно, воздух был пропитан затхлостью, мочой и этой гнилой кровью.

Да бывало он накачивался героином и мир плыл, а на следующий день просыпался голым, связанным к кровати в дешевом отели и хорошенько выебанным. Но еще никогда ему не было так чертовски хуево. Тут не только ощущение отраханности стадом шакалов. Тут словно твое тело искромсали ножом, и лишь чудо, что ты в сознании и жив.

Он помнит, как покупал очередную дозу на углу, помнит, как тело уже ломит от нетерпения и тайный голос в ночи шепчет: - быстрей, быстрей, быстрей.

А потом был рай. Тело словно пушинка, на губах улыбка, все кажется та-а-а-акии-и-им цветным. Звездочки поют тебе песенку, прохожие приветливо машут рукой, стена просит её обнять и поцеловать, а этот столб, ах какое милое создание, так и хочется его приласкать, облизать и еще что сделать. А потом была тень, вой и жуткая боль. И теперь он лежит где-то и не может прийти в себя.

Хриплое дыхание вырывается из рта парня, он с трудом переворачивается на спину и приоткрывает глаза.
  Спальня в резиденции  
яой - Мизуки

ояши...

11 ноября 8 утра

- АААААААААААААААААААААААААААААААААААААААААААААААААА
АААААААААААААААААААААААААААААААААААААААААААААААААА
ААААААААААААААААААААААААААААААААААААААААААААААААААаааа.....!

  Спальня в резиденции  
яой - Мизуки

ояши...

11 ноября 8 утра

Крик. Хриплый, надрывный, чужой. Слишком грубый, сошедший на визг.
Человек на полу был еще жив. Он дернулся и зашелся в кровавом кашле. Наполнявший комнату резкий запах усилился, хотя и так заполнял помещение густым вязким маревом, которое Мизуки, казалось, мог почувствовать на ощупь.

Осознав, что сам себя забросил на подоконник, вздрогнул. И ощутил зуд. Кожа горела, но особенно неприятно было там, где ее касалась одежда... точнее, то, что от нее осталось. Лохмотья чем-то кололись. Он знал, но не хотел верить.

Шерсть.

С трудом оторвав взгляд от своего живота, встретился с глазами. Боль и вопрос были в них. Укор.
Да, это сделал он. Впервые за последние три месяца в голове так ясно и отчетливо. Ответ перед глазами. Сказка оказалась коварной обманщицей.
Но и новый вопрос. Что делать теперь? С трупом то все было бы ясно - прикопать и временно решить проблему.

Медленно спустив ногу с кровати, Мизуки потянулся к телу на полу и тут же отдернул руку.

- Ты как?

Глупо, боже, как это глупо. Более идиотский вопрос задать могут только в каком-нибудь американском боевике. Пусть в комнате полумрак, но отчетливо видно, что на месте живота парня лишь кровавое месиво. И не только живота. Словно его терзала свора собак.

Собак... Одна большая собака. Или волк?

- Ксо, ну почему ты еще жив?! - спрятал лицо в ладонях, заваливаясь на постель. Вызвать скорую? Ага.. Щас... Если бы Мизуки так горел скорее оказаться в психушке или на столе в лаборатории, давно бы куда-нибудь сам себя сдал. Не хотел. Думал, что все пройдет. Само.
  Спальня в резиденции  
яой - Микасэ Такуда

наркота дает вторую жизнь, и нет боли, и нет смерти, ты просто плавишся, паришь...

11 ноября 8 утра

Вопль, словно кричит умирающий зверь, на уровне ультразвука. Пробирающий до костей, замогильный вой животного.

Дернувшись от испуга, Таку тут же пожалел, внутренности скрутило, он захаркался в очередном приступе с кровью, хлюпающий звук отдавался в ушах.

Открыв глаза, он пожалел о содеянном, шок и страх липкой дрожью в теле.

«Ааааааааааааа. Что это? Ч..то? Боже, мать твою.. Блять… Изыди…»

Существо смотрело на него в глазах которого читался лишь всепоглощающий голод. Таку хотел заорать, он хотел убежать, но не мог.

- Ты как?

«Нет, блять мне хорошо, чертовски сука, хорошо»

Парня начала бить мелкая дрожь, тело заледенело, мышцы свело судорогой, сознание то уплывало, то возвращалось.

«Боже, мать твою, я не хочу так с дохнуть. Я клянусь, завяжу, только бы это все было сном»

Он закрыл глаза, он хотел проснуться, но последняя надежда ушла, слова этого «монстра» вонзились в еще бьющееся сердце Микасэ.

Он заглатывал собственную кровь и слезы, текущие по лицу. Он не хотел умирать.

-Сука… Будь ты проклят «монстр.

  Спальня в резиденции  
яой - Мизуки

...

11 ноября 8 утра

Все было бы намного-много проще, если бы не надо было ничего решать. Если бы можно было отложить решение на потом.
Мизуки смотрел на умирающего сквозь пальцы.
Почему бы и нет? Нужно просто подождать и время все решит за него.

Сглотнув слюну, ощутил вкус чужой плоти. Он знал, чья это плоть. Именно она дала ему ясность мысли и, если повезет, все будет хорошо... если легенды не врут... до следующего полнолуния. А сейчас он просто человек, полуголый, окровавленный, со спутанными неприлично отросшими волосами, но все же... человек.

А, значит, отвечает за свои поступки. И их отсутствие.

- Я... - он не расслышал чужие слова или не захотел расслышать, - я никогда не оказывал медицинской помощи...
Длинная фраза. Слишком. От нее саднит горло.
Ноги уже на полу, шаг, второй. Заставляя себя смотреть на то, что сотворил, Мизуки опускается на колени. Ткань на коленях намокает тут же.
Ему противно. Ему снова страшно. Ему стыдно.
Ему хочется снова забыться, чтобы не чувствовать этого, не думать, не понимать... Забыть бы.

- Я не могу тебе помочь, - слова рождаются, а горло все пересыхает и пересыхает, приходиться постоянно сглатывать скапливающуюся слюну. - Но я могу облегчить твои страдания.

Сможет ли? Он чувствует силу в своем стонущем от каждого движения теле. Чувствует, но уже как отголосок былого грома, как эхо ушедшей грозы. Он легко может свернуть этому парню шею. Или вырвать сердце. Или...

Тошнота подкатывает к горлу и Хаджиме зажимает рот руками.
  Спальня в резиденции  
яой - Микасэ Такуда

наркота дает вторую жизнь, и нет боли, и нет смерти, ты просто плавишся, паришь...

11 ноября 8 утра
Дыхание прерывалось с каждым вздохом, кровь была везде, запах ее стоял и ощущался во всем.
Слезы текли из глаз смешиваясь с этой липкой дрянью.

Существо подошло к нему и село, кажется, оно тоже страдало, но Таку было глубоко насрать, он презирал себя, он презирал это нечто, он презирал этот гребанный несправедливый мир.

-Я… не хочу умирать.

Сквозь сопли выторгая из себя новую порцию кровавой субстанции, прошептали его губы.

«Я не хочу чувствовать боли»

-Почему?

Белая пелена заволокла зрачок, тело он уже полностью не чувствовал, оно уже не принадлежало хозяину. Оно было мертво и лишь тихий на грани слышимости стук сердца возвещал, что он еще жив, еще существует.

-Не. Кхе. Кхе. хочу. Больно…

Но насчет боли уже лож, а может мозг, просто дал указание воспроизводить те отголоски боли, что были раньше? Ведь тело он уже не чувствовал, значит и боль не должен.

-Блять…

Но душа желала успокоения, она больше не могла терпеть, он просто подыхал, как бездомная собака, захлебываясь в собственной крови. Ему предложили покой или мучения. Но и то и то он не желает, ему всего 19 лет, какая смерть мать ее. Но, Таку так устал, прикрыв глаза и из последних сил прошептав:

-Делай, что хочешь.
  Спальня в резиденции  
яой - Мизуки

...

11 ноября

Он еще медлил, оттягивал тот миг, когда тело подчинится приказу и оборвет жизнь.
Какая разница?! Он и так его уже убил, так что, даже не предпринимая ничего - ничего не изменит.
Но...
- Ксо...
Ладонь опустилась на лицо, закрывая веки. Он так и не решился. Только когда чужое сердце остановилось, Мизуки понял, что все это время отчетливо слышал этот угасающий ритм.
"Радуйся, слабак".
Он усмехнулся, кривя губы,  а щекам стало горячо от скатывающихся по ним слез.

Два часа он копал глубокую яму в саду. Полчаса закапывал.
Час стоял на пороге комнаты, залитой кровью.
Он не стал ничего убирать. Вместо этого он нашел в доме телефон и набрал знакомый номер в Токио.
  Спальня в резиденции  
яой - Микасэ Такуда

наркота дает вторую жизнь, и нет боли, и нет смерти, ты просто плавишся, паришь...

11 ноября

Жизнь ускользала, словно через пальцы. Темнота дюйм за дюймом отвоевывала себе сознание парня. Стук сердца отдавался в ушах, словно колоколом. Дыхание замедлялось.

Тук. Тук.

Слезы текли не переставая, было страшно, очень.

Тук…

Все медленнее и медленнее и вот последний удар.

Темнота поглотила и утащила в бездну, дыхание остановилось, и сразу ушла боль, тело было мертво, душа ушла вслед за последний отголоском сердца.

---Выход из игры.