Об игроке Карма Статистика Персонажи (5) Сны

Спенсер Крид


Локация, где находится персонаж -

Имя:Спенсер Крид
Возраст:???
Внешность:Русоволосый блондин с карими глазами, рост 170, вес 70, спортивное телосложение. На теле есть шрамы из-за драк.
Дополнительная информация о персонаже:Ученик приюта.
Подпись:???
Владелец: Персонаж принадлежит Cramer
Статус: персонажу разрешено публиковать посты

Игровые Посты

Локации, где был персонаж

  Потерянный дом  
яой - Спенсер Крид

Как так у директора выходило, что он верил в него и не верил одновременно, Спенсер не понимал. Вот секунду назад он его хвалит за успехи, а после начинает подслушивать, потому что знает – половину студент пропустит мимо. А как тут не пропустить, если аромат от чужой рубашки голову чуть не кружит? Спенс невольно делает пару более глубоких вдохов, стараясь не привлекать к этому внимания. Запах директора - его маленький фетиш, ничего значимого.

Может, фетиш и маленький, но вгоняет в слишком расслабленное состояние, так что вот он сидит на столе, а вот уже болтается на плече, предательски взвизгивая от неожиданности. Выходит слишком…  громко? Нет, счастливо. И Спенсер ничего не может с этим поделать, он и правда счастлив – болтаться на плече, стрелять резинкой от подтяжки по спине, словно в отместку, а второй рукой цепляться за бок, надеясь, что это поможет удержаться, если вдруг директор не справится и уронит его.

Но мистер Брэдбери оказался не таким слабым, как можно было опасаться, и красный как рак Спенс все же оказался на диване, глухо охая от выбитого из легких воздуха. Его голос слился со скрипом кожи, так что кажется, ничего и не случилось. Взволнованно, боясь сделать лишний вздох, парень во все глаза смотрел на мужчину, невольно немея под его взглядом. Сначала он напрягается, после чего расслабленно откидывает голову назад, подпирая ее затылком о подлокотник. Этому дивану явно не хватало пары мягких подушек, хотя, кожа явно не была предусмотрена для долгого отдыха на ней. Сердце гулко, предательски громко застучало в груди от прикосновения, резонируя куда-то в живот  - того и гляди, выдаст маленький секрет своего владельца. Но секрет он на то и секрет, что если разделен на двоих и не озвучен, таковым и остается. Крид не спешил оттолкнуть чужую руку, втягивая под ней живот, словно очарованный чужим взглядом, продолжал смотреть в глаза, даже зная, что на дне этих карих глаз пляшут совсем не детские чертики.

- Я… - медленно выдохнул, облизнув губы и прикрыв глаза, когда, наконец, получил свободу из ледяного плена чужого взгляда. – Я не уверен, что хочу все время выполнять работу за двоих. Мне и своих проблем там хватит.

Когда диван снова прогнулся рядом, Спенс уже успокоился и приоткрыл сначала один глаз, озадачено смотря на мужчину, затем второй. Серьезный прищур – вот был ответ на хитрющую улыбку, значившую лишь то, что мучения на сегодняшний вечер еще только начинаются. И, конечно же, первым делом появился диск все с той же ненавистной порнухой. Вот не нравилась она ему, совсем, слишком наигранная. Слишком… Крид провел взглядом по телу директора, словно стараясь сравнить то, что было на диске и то, что он видел здесь и сейчас – последнее ему нравилось больше. Хотя, юношеское тело все равно реагировало на стоны, заставляя уединяться в туалете. Вспоминая все это, Спенсер медленно, но верно вновь краснел, до самых кончиков, потому что последнее, что он хотел,  это вести подобные разговоры с директором.

Сначала он отвернулся, избегая взгляда мужчины, понимая, что чтобы он не сказал, а выдал уже себя полностью. Но не озвучил – не попался, так что, зажав губы, парень постарался удержаться от лишних движений, только глазами стрельнул на появившуюся в руке директора такую манящую коробочку. Брови сползлись к переносице «домиком», всем видом выдавая страдания, охватившие парня. Но он не мог сдаться просто так и нашел единственный способ побега – перевернуться на живот и закрыть голову руками. Но угроза подействовала, и закрывавшие голову руки быстро переместились на ягодицы, прикрывая их. Он был ребенком, пятилеткой с дурным характером, потом ему было шесть и семь, а рос медленно, вот и дотягивался в приступах злости, стараясь отвечать атакой на атаку в своей манере, пуская в ход единственное грозное оружие – зубы, кусая за то, до чего мог дотянуться – зад и бедра. Отучить от этого его пытались долго, но в какой-то момент он сам прекратил, хотя желание «почесать зубы» сохранялось.

- Понятия не имею, о чем вы… Может, этот старый извращенец сам ему подбросил? - пробубнил сдавленно, заглядывая на директора через плечо. Заставляя себя прекратить рвущийся поток слов, он закусил губу, только продолжая сверлить мужчину взволнованным взглядом.
  Потерянный дом  
яой - Артур Брэдбери

Возраст: 39

19.50

Мужчина не зря про себя подчеркивал, что в нем со всеми остальными чувствами сожительствует собственничество. Исходя из этого его качества, упоминание о Люсинде Шефилд исполняло роль лишь мнимой проверки для "галочки на будущее", как окрестил Артур, подводя итоги словесных манипуляций. В лагерь к незнакомым зрелым юношам, ко вполне серьезным, а от того, возможно, жестковатым спортсменам, реакция которых на воспитанника приюта, пусть и талантливого, неизвестна и поначалу устрашающа, он бы не отпустил Спенсера с женщиной, которая, стоит признать, несколько наплевательски относилась к своим обязанностям. Тренер полагал, что его ученик и сам может за себя постоять и влиться в любой коллектив в целях взамовыгодного сотрудничества, но ему бы точно не помешал ангел-хранитель за спиной или, скорее, дьявольский покровитель. Оставалось только подготовить почву, чтобы с легкой душой последовать за Спенсером в огонь и воду, потому что не видеть его неделю было выше всех сил. И для этого ещё предстояло пройти медные трубы рабочей компетентности Гомера, найти в них брешь.

Так Мистер Брэдбери пропустил мимо ушей окончательный отказ от учителя по физкультуре. Пусть зрительный контакт разорвался, взгляд его тут же зацепился за влажный язычок, юрко скользнувший по сухим губам, рвано сокращающуюся из-за вздоха грудную клетку, алеющие загорелые щеки - всё это заставило крупное тело медленно напрячься, сжимая в руке злосчастный диск порно чуть ли не до хруста пластмассового чехла. Он тут же откинул этот диск куда-то к ногам Спенсера, на подушки дивана, благодаря все незримые силы за то, что тот из-за ерзаний не уловил звериного блеска в его глазах, словно у хищника, который вот-вот собирался накинуться на добычу и вгрызться ей в глотку.

- Назвал Гомера старым извращенцем и всё ещё делаешь вид, что не понимаешь, о чем я? - Артур тихо рассмеялся, но не позволил парню расслабиться и, оправдывая его взволнованный взгляд, наклонился ближе. Белая коробка опустилась на подлокотник, фактически, перед носом юного партизана; сильной хваткой сжал руки, недвусмысленно прикрывающие тыл. - Не хочешь подарок значит? Это меня расстраивает.

Брэдбери грязно воспользовался воспоминаниями об укусах. Спенсер сразу подумал о несчастных ягодицах да бедрах, что выдала его попытка защититься, но, по сути, в детстве он кусал за них, не специально выбрав такие мягкие поверхности, а просто находясь в состоянии дотянуться лишь до них. Однако ведь... в отличие от него большой, словно гризли, Артур Брэдбери сейчас мог достать зубами до любой части тела парнишки. И первый его укус со всей нежностью остался на тыльной части шеи, которая не была скрыта воротом ветровки. Гладкая кожа тут же покрылась мурашками, а под телом скрипнули диванные подушки. Он после даже отругал себя за то, что задержался губами на этом узком местечке непозволительно долго. В голове что-то взорвалось от осознания его странной смелости совершить подобное.

- Спенсер... - хрипло начал, тут же откашливая эту тягучую, страстную интонацию, чтобы не испугать мальчишку ещё больше. - Без моего подарка ты в лагерь не поедешь, поэтому всё равно открой его. И... - он улыбнулся, взъерошивая носом русые волосы на затылке, - я уже понял, что даже если не смотрел порно, представление о взрослых взаимоотношениях ты уже имеешь, так?
  Потерянный дом  
яой - Спенсер Крид

19.50

Прикосновение рук к рукам. Сбивающееся дыхание и, кажется, мир готов исчезнуть вокруг, оставляя только их двоих. На мгновение все звуки пропадают: нет больше крика детей, досадовавших на пропущенный мяч, тихого тиканья секундной стрелки, даже порыва ветерка, шелестящего шторами, теперь тоже нет. Спенсер зажмурился, кажется, стараясь растворить в этой тишине глухой стон от ожидаемого укуса в неожиданное место. Его глаза широко распахнулись, и, накрывая ладонью место укуса, немного оглянулся на директора. По коже бежали мурашки, вот мгновение назад ему было жарко и весело, хотело этой их игры, а сейчас словно холод пробил, вынуждая резко вернуться к реальности, в которую ворвался шум ветра, дурманящий аромат духов и все еще ощутимое прикосновение теплых губ.

Спенсер не умел так легко брать себя в руки, потому нахлынувшая бледность попеременно сменилась сначала краснотой, а после ярким румянцем, застывшим на лице. Он еще несколько секунд молчал, с приоткрытым ртом смотря в диван, прежде чем найти в себе силы хоть как-то отреагировать на слова о подарке. Сначала он сдавленно выдохнул, сделал глубокий вдох, снимая напряжение, охватившее его, а после расслабился, ловя непривычное тепло в теле.

- Я… смотрел его,- прошептал, махнув в сторону валявшийся в ногах диска. Взгляд карих глаз на секунду только стрельнул на директора, словно проверяя реакцию. Он выглянул из-под упавших на глаза волос.  Тот и сам все знал, наверняка, но говорить об этом было все равно неприятно. – Не очень понравилось, хотя парень старался, видно.

Он на мгновение замолчал и нахмурился еще сильнее, теперь уже осознавая, что сморозил, кому сморозил, но вот мыслей как решить эту словесную ошибку не знал. Хотя, разве она требовала решения? Подсознание кричало  - да, а вот воспоминание о раскрасневшихся от смущения парнях, которые обсуждали, как мужик шпилит женщину, говорили, что обсуждать работу другого – нормально. Сам Спенсер не был уверен, потому задумчиво закусил губу и потянулся к подарку.

Крид еще не отошел от случившегося, а дыхание на макушке уже вызывало очередную волну мурашек, заставляя немного сильнее сжать оставленную ладонь в ладони. Он как будто хотел и боялся следующих возможных действий, потому не шевелился, замирая, словно еще больше шума нарушит что-то такое хрупкое.

- А вы, с какой целью интересуетесь о моих знаниях? Совета спросить хотите? – попытался отшутиться, вновь посматривая над плечом на преподавателя, но выходило плохо, и он вынужденно повернулся на спину, имея теперь возможность смотреть в такие близкие, кажется, немного потемневшие глаза. Чужую руку он так и не отпустил, продолжая мять пальцы в своих, словно это его успокаивало. – Если это касается мисс Филипс, то у меня советов лучше не спрашивать  - она мне сегодня на заднице синяк огромный оставила.

Прозвучало немного ревниво, но стараясь не обращать на это внимания, он отвернулся, взял свободной рукой подарок и, придерживая его в пальцах, поднес к губам, оттягивая хвост синей ленты.

- И что же в подарке?
  Потерянный дом  
яой - Артур Брэдбери

Возраст: 39

20:00

Дыхание мужчины почти пропадало, когда он фиксировал взгляд на последствиях своих же действий. Заинтересованный взгляд, алые щеки, еле уловимая дрожь, теплая кожа и горячие руки, сжимающие его холодную большую ладонь - всё в Спенсере казалось родным и прекрасным настолько, что Артур уже не первый раз задумывался, какое чувство могло так ослепить его и заставить думать о совершенстве этого создания, несмотря на частое упрямство, самодейтельность и игривую наглость. Притяжение родственных душ? Забота? Или то чувство, которое он до сих пор не могоизнести ни вслух, ни про себя? Он мог только косвенно говорить о нем, лукавяи обыгрывая словами, понимая, что молодому парню не нужно знать о абости его воспитателя. Тот ещё юн, перспективен и неконтролируемо быстро развивается и движется вперед, поэтому Брэдбери на данный момент только помогал ему доставать всё новые и новые звезды с неба и одновременно оказывал поддержку, предлагал своё плечо в любое время.

- Возможно, и желаю получить от тебя дельный совет, - согласился, отстраненно улыбаясь и смотря на руку, немного нервно сжимающую и разжимающую его ладонь. - Есть тут один относительный романтик, есть человек, который нравится этому относительному романтику, и, увы, это не касается мисс Филипс. Может, твой светлый ум мог бы ему помочь?

Мистер Брэдбери про себя удивился, как это он не начал плести околесицу про друга его друга такого же возраста, которому нравится парень, неожиданно похожий на Спенсера, и, соответственно, не начал спрашивать, что тогда делать другу его друга. Выглядело бы лишком очевидно с учетом того, что мальчишка не тугодум. И поэтому директор выразился иным способом, не умалчивая, что это он сам, но в то же время не говоря ничего лишнего, а теперь сидел, как ни в чём не бывало, и интригующе глазел прямо на Крида, что, казалось, ещё не успел отойти от его прошлых выходок. Что таить, если сам директор слабо сдерживал себя от свершения новой?

Спину жарило от света из окна, откуда до сих пор доносились выкрики, и некий малый к тому же нашел свисток и бесперерывно использовал его не по назначению. Этот свист так и подначивал вновь приблизиться к капитану, к его ушкам, скулам, шее, а после всех манипуляций спуститься к груди и послушать частое сердцебиение. Артур бы не надеялся, что это значит нечто особенное персонально для него - просто реакция молодого организма, ему лишь хотелось, чтобы сейчас, в этом душном кабинете, в этот летний вечер только он являлся бы тому причиной. К счастью, эти его желания, которые уже читались в потемневшем взгляде, прервались действиями парня. Лента соскользнула с коробки, когда бант так беспощадно разрушили, а под крышкой оказался аккуратный и компактный смартфон на таком же синем бархате. Рядом лежала карточка с личным номером Брэдбери, под бархатом - зарядка, наушники, инструкция и пароль на заранее установленную sim-карту.

- Это скромный презент, чтобы ты не только в лагере, но и здесь в моменты моего отсутствия всегда мог со мной связаться или поговорить, что бы не случилось. Хотя я буду рад даже глупому сообщению... - мужчина потрепал свободной рукой и без того растрепанного постоянными переворотами ребёнка. - Если замучает сенсор, к которому ты не привык, то просто сдвинь экран, чтобы открыть простую клавиатуру компьютерной раскладки. Если у меня не получится выбраться точно в день твоего отъезда, то хотя бы так я не буду слишком волноваться. Возражения не принимаются.
  Потерянный дом  
яой - Спенсер Крид

20:15

Что-то кольнуло от слов директора. Спенсер, конечно, понимал, что мужчина говорит о себе. Но он совсем не хотел знать о том, нравится ли ему кто-то. Потому что… «почему?» - столько раз задавал себе этот вопрос, по-взрослому приходя к единственному на его взгляд верному решению – детская ревность. Он и раньше за собой это замечал. Даже если заботился о детях, даже если был для них щедрым старшим братиком, то единственный, кем не хотел делиться в полной мере, был тренер. С невольным страхом представляя, что мужчина с кем-то может так же быть в своем кабинете, дразнить кого-то, он чувствовал, как в нем просыпается что-то злобное, яростное, подавить которое было очень и очень сложно. Но это было несколько сильнее, словно женщина была не просто человеком, а препятствием для него.

- На самом деле… - парень начал медленно, внимательно смотря за тем, как опавшая лента приоткрыла коробочку, а потом была снята крышка… дыхание перехватывало в ожидании, он не мог сразу представить, что же там кроется. Если обычно при виде подарков у детей рождается идея, то у него такой идеи не было, ему было всего достаточно, разве что мог желать еще об очередном дне рядом с тем, кто ему дорог. Чтобы вновь пережить их радости, поделиться с директором успехами, вспомнить, как тот утирал ему слезы, когда мальчишка вновь и вновь спотыкаясь, падал на поле. От волнения глаза округлились, и как любой парень его возраста, с восторгом посмотрел на гаджет. О таком дорогом подарке можно было только мечтать. Собственного телефона у него никогда не было, но щедрый директор иногда позволял играть в игры на своем, так что представления о таких вещах юноша имел. Он осторожно, словно самое большое сокровище вытащил из коробочки телефон и подержал на ладони, все еще не веря своему счастью. Но вдруг что-то переключилось в его голове, это можно было заметить по тому, как брови начали сползаться к переносице. Так же осторожно, как взял из коробки телефон, вложил его обратно и поставил на диван, отодвигая от себя подальше.

- Я не… я не могу принять такой дорогой подарок,- начал и тут же осекся под взглядом директора. Тот и правда не терпел возражений, но можно было заметить, как с одной стороны юноше хочется принять эту вещь, а с другой он и так уже слишком выделялся на фоне остальных, хотя бы потому, что имел возможность так себя вести, так прямо общаться с директором и млеть от его прикосновения. Именно сейчас, этот вечер казался таким особенным, громким для всего мира и тихим для них, что он не удержался, протягивая руку к светлым волосам, которые отливали рыжим в лучах заката. Он знал, что те – белые, но картинка казалась такой нереальной, словно он был не он, а директор не директор, только два человека, которые молча, смотрят друг другу в глаза, но разделяют что-то общее на двоих. Спенсер бы так и сидел, наверное, взъерошивая замазанные воском волосы пальцами, придавая им несуразно растрепанный вид, вглядываясь в близкие черты лица, если бы не протяжный свист, который резко прервался. Наступившая тишина послужила вместо гонга, заставляя парня вынырнуть из мира, где ему не нужен был воздух, чтобы дышать и одернул руку.

- Что-то случилось,- встрепенулся, сгоняя с себя околдовывающие чары чужих глаз, и перекинул здоровую ногу через колени директора, оперся на его плечо, оказываясь совсем близко, что смог глубже вдохнуть аромат духов и, словно играющее, стрельнул подтяжкой по плечу. Он пошел к окну, но медлил, кое-как стараясь пальцами расчесать волосы. Ему казалось, что весь его вид выдает его, как бешено стучит сердце, как в голове роется тьма мыслей, где единственный объект - это мистер Брэдбери.

- Господи, ну, что вы делаете? – он рассмеялся, наблюдая за тем, как проигравшая команда получает по своим задницам мечом от победителей.- Всем спасибо за игру! Идите умываться!

Счастливые, потные ребята о чем-то задорно переговаривались, только отмахнули капитану, что слышали его разрешение. А Крид опустил руки в карманы, чувствуя, как от прикосновения к паху, внизу приятно потянуло. То ощущение, что возникло у него на диване, так и не прошло, ставшее особенно ярким от трения ткани о возбудившийся член. Смущенный сложившейся ситуацией, парень кое-как ладонями прикрыл свое недоразумение и оглянулся на директора, пытаясь улыбнуться.

- Хорошо, я возьму телефон, - в голосе чувствовалось какое-то «но», оно часто было в его словах.- Только сделайте на него свое фото?
  Потерянный дом  
яой - Артур Брэдбери

Возраст: 39

20:30

Небольшая рука, растрепавшая его волосы, будто притянула его ближе, ближе, чем обычно он позволял сам себе. Он почти незаметно подставлялся под ладонь, разрешая пальцам запутаться в помазанных прядях, выбить их из прилежного зачеса к затылку. Некоторые описывали небольшую дугу и мягкими иглами сползали на лоб, щекотя как кожу, так и его нервы, которые кому-либо иной раз казались бесконечными и сделанными из стали. Однако это лишь обложка книги, и уверенные руки Спенсера, того и гляди, тянулись узнать, что скрывают её страницы.

Атмосфера скорого падения подогревала эмоции, поэтому Артур пользовался этим хрупким моментом, который вскоре обязательно бы попал в копилку их небольших секретов. Но, возможно, сегодня ему хотелось сделать нечто особенное. Например, хотелось, чтобы среди золотых монет в копилке появился настоящий драгоценный камень, поэтому он почти коснулся своим дыханием и губами кисти паренька, наплевав, что на его ранние вопросы не нашлось ответов. Почти коснулся. Почти успел сжать его руку в своей. Почти прижал к себе и зацеловал эти губы, которые произносили скромные слова отказа от его подарка. И все эти "почти" продолжили звучать в голове так отвратно и колко, когда Спенсер дернулся из-за свистка и поспешил узнать, что произошло.

- Знал бы ты, малыш, что только что действительно могло случиться... - бормотал директор себе под нос, добивая остатки своих неосуществившихся эгоистичных желаний.

Мистер Брэдбери вновь наблюдал, как небезопасно его воспитанник вылезает из окна, чтобы докричаться до юных оболтусов. Небезопасно, а с его стороны беспечно. Он раскинулся на диване, расправляя ткань рубашки под подтяжками, пострадавшими от чужого баловства, попутно подбирая отодвинутую коробку с телефоном.

"Проблема только в цене?" - директор скуксился, хотя на его лице не дрогнуло ни одного нерва. Нет, нельзя принять такой отказ, даже если зря разбрасывается деньгами, нужно настаивать. И в таких случаях он с умом пользовался их взаимной привязанностью.

Мистер Брэдбери давно переступил подростковый возраст, студенчество и шагнул в мутную зрелость.  Видел и замечал больше в себе, в людях, особенно в тех, кто влиял на него и наполнял эмоциями одним своим существованием. Соответственно, глупостью казалось не обратить внимание на то, что Спенсер всё-таки прислушивался к нему, пусть с другими учителями продолжали зреть очевидные проблемы. С одной стороны - так прекрасно чувствовать себя особенным, с другой - ему уже поздно бравировать сим чувством из-за временного разрыва их поколений.

И... Как говорится, опыт не пропьешь, да Артур и не позволял себе, кроме особых случаев. Прозвучало ожидаемое "но", после чего мужчина поднялся с телефоном в руках и прошествовал к мальчишке. Синева бурлила в его глазах после всего, но он не замечал, давит ли его разгоряченная аура на Крида, заметен ли странный блеск, когда он подошел почти вплотную и включил гаджет.

- Я не против остаться картинкой в папке, если фотографом будешь ты, - отметив, что поле полностью опустело после шумной тренировки и волноваться не за кого, посмотрел в глаза, отвечая улыбкой на смущение. Он протянул телефон со включенной камерой, задержавшись на секунду, и свободной ладонью провёл по раскрасневшейся щеке. - ...Всё в порядке? Ты, кажется, перегрелся в помещении и этой духоте.

Артур внимательно рассматривал неуверенную улыбку и алое лицо. Он бы мог поверить в своё счастье, что весь час причиной такого выражения являлась именно его персона, но это было бы слишком наивно. Реальнее звучала версия, что иммунитет просто реагирует на лекарство, которое вколола парню мисс Филипс, и организм перегрелся от этой реакции. Поэтому директор вновь переспросил, болит ли у Спенсера что-нибудь, так как, возможно, ему стоило осмотреть место укола, отпустить того пораньше отдохнуть и лечь спать. Он изнежил его всего в своих прикосновениях, проверяя температуру, и уверенно потянул за застежку белой мастерки после того, как телефон окончательно оказался в руках своего хозяина. Тренер был почти уверен, что если оголить шею и руки свежему ветру из окна, то всему телу станет комфортнее.
  Потерянный дом  
яой - Спенсер Крид

20:30

Ответы всегда даются намного проще, если беспроигрышный вариант тебе уже предоставили. Осталось только медленно кивнуть и сжать телефон в предательски вспотевшей ладони. И как же приятно было прикосновение к горящей щеке прохладных пальцев. Крид немного прикрыл глаза, словно разнеженный от ласки кот, который вот-вот готов был податься сам к руке, подставляя себя под ее власть. А она скользила по лицу, ощупывала, давая немного прохлады. Спенс дышал медленно, глубоко, приоткрыв губы, чтобы больше посвежевшего воздуха проникло в него.


- Не… не нужно этого, - выдохнул, перехватывая свободной рукой руку директора, по-хозяйски расправляющуюся с замком. Но было поздно. Под легкой тканью ничего не было, грудь высоко вздымалась, горошины возбужденных сосков, натертых тканью во время их игр на диване, уверенно торчали, так же, как и скрываемый раньше, а теперь освобожденный член, натянувший трусы и свободные шорты. Любовь к белью спасла мальца от того, чтобы не продемонстрировать натянутую палатку из белой ткани, но все равно было заметно расплывшееся по ткани пятно от смазки. Не будучи ребенком, должен был научиться скрывать это, но сейчас Крид в момент ощутил, как груз ответственности и стыда свалился на его плечи. Меньше всего он хотел, чтобы этот человек видел его таким. Отпустив чужую руку, которую все еще сжимал пальцами, он запахнул расстегнутую кофту и, кажется, очень быстро вышел из кабинета. Он не был в этом уверен, потому что опомнился только тогда, когда оказался один у себя в комнате. Его ноги подкашивались от стыда, нарастающего от него желания и сдерживаемой, терпко-горькой обиды и злости на себя.


Он успокоился через пол часа, все это время пребывая один. Тело все еще томительно потягивало, сброшенное напряжение осталось только следом на салфетке. Забравшись под одеяло, не ужиная, Спенсер быстро заснул. Сон его был беспокойный, даже мрачный. Ему казалось, что он все еще ощущает взгляд директора, и это его так манит. Он подчиняется и… Со скрипом зубов, между которых застряло чужое имя, он просыпался. Боязливо оглядываясь, он смотрел на соседнюю кровать, где спал Бенни. Мальчишку и танком было не разбудить, так что беспокоиться было не о чем. Только к утру Спенсер определился, что у него был жар, потом выходящий и впитывающийся в постель. Когда волна сошла, он заснул без сновидений, крепко обнимая подаренный телефон.