Цветы жизни

Количество участников: 3

Когда в отношениях появляются мелкие сложности советуют завести детей. А если у одного из этой пары уже есть ребёнок? Да ещё и возраста такого, что невольно встаёт вопрос о верности второй половины?...

На локации: Поздний вечер. Дом Трафальгара
яой - Оуэн Росс О’Риордан

Возраст: 25 лет
Любовь жестока.

Полдень. Поликлиника

Вход в игру

Неделя выдалась сумасшедшей. Оуэн и не помнил, чтобы он хоть пару часов отдыхал. Работа была нервной и весьма напряжённой. Не смотря на чудом сохранившийся рассудок, организм все же не мог работать без передышек. В первый и последний раз сам себе поклялся, что больше никого не будет подменять, даже если за это заплатят, слишком оно было чревато последствиями.

Отлучившись на минутку, О’Риордан заскочил в уборную. Посмотрев на свое отражение, лишь вздохнул. Кофе больше его не спасало, даже если он пил достаточно крепкий и чаще. Бледность ему не шла, уж слишком заметны были синяки под глазами. Разбор жалоб, сверка графиков и составление на последующие дни, проверка все ли сотрудники на рабочих местах или кто-то пытается увильнуть от своей ответственности. Уже несколько раз спрашивали о его самочувствии, приходилось хоть как отвертеться, лишь бы потом больше не цеплялись. Некоторые то и дело отправляли к заму, чтобы отпросился домой, но Оуэн упрямо шел работать дальше.

Очередной обход торговых залов и в этот момент что-то пошло не так. Картинка перед глазами стала размытой, а сознание так и хотелось отключиться. Чья-то рука поймала за плечо. Чей-то голос что-то говорил, но сфокусироваться было сложно. Чуть встряхнув головой, О’Риордан попытался понять кто его держал. Перед ним был зам и владелица, которая обеспокоенно взирала на него.

- Оуэн, ты в порядке? А говорил, что все хорошо… - возмущенно произнес мужчина, немного виновато посматривая на свою начальницу. Та лишь поджала губы и постукивала пальцами по своему локтю.

- Простите, - хрипло произнес Оуэн и попытался избавиться от хватки. Но его не отпустили, а начальница и вовсе приказала собираться, она отвезет к своему врачу. Ей не нужны были проблемы с подчиненными. Через несколько минут, он уже сидел в машине, которая куда-то мчалась. Начальница по привычке курила свои сигареты. Пахло качественным табаком с нотками вишни. Даже невольно хотелось самому, но он не умел и не видел в этом пользы.

Он смотрел на дверь приемного врача и вздыхал. Фамилия уж слишком знакомой казалась, но ведь могут быть и однофамильцы. Аббревиатура имени ничего не подсказывала. Похоже все ресурсы были растрачены и думать ни о чем не хотелось. Как только позвали на прием, женщина силком затащила Оуэна в кабинет и настойчиво попросила проверить все ли в порядке.

- Мэрилин, вы меня ставите в неловкое… - начал было Оуэн, но начальница пригрозила ему кулаком и после вышла. Посмотрев на врача, он замер и понял, что ошибки теперь быть не могло.

- Здравствуй Траф… - слабо улыбнувшись, посмотрел на свою любовь, с которой в последнее время отношения стали какими-то странными. Он даже не знал, остались между ними те чувства. Словно была неопределенность, из-за которой не мог понять свободен он или все же принадлежит ему.
яой - Трафальгар Д Ватер Ло

Возраст: 25
Злой и вредный любитель белых мишек

Полдень. Поликлиника

Вход в игру

Последняя неделя мало чем отличалась от тех, что были до неё, разве что в кой-то веке у Трафальгара появилась возможность отдохнуть от вечной беготни, что началась далёких лет восемь назад. И кто дернул этого придурка тогда напиться? Хотя, ясно, кто - диплом. Ох и тёмные были времена...

Однако, как бы классно ни было с этой передышки, чувствовалась какая-то глупая, даже ребяческая обида на этого человека. С Оуэном они уже чуть ли не восемь лет, срок довольно большой, достаточно, чтобы перестать, как чертов школьник, бегать друг от друга по съемным квартирам и отелям. Но кто в этом виноват? Точно не диплом, хоть он и причастен.

Стуча ручкой по рабочему столу и то и дело отвлекаясь от жалобы очередной бабульки-пациентки на соседей, внуков и жизнь в целом, Трафальгар нагло витал далеко-далеко за пределами кабинета, обдумывая всю свою глупую жизнь. Дела с Оуэном последнее время ужасно обстоят, от их отношений почти не осталось ничего, а виновата трусливость Трафа. Ладно, не сознался о том, что по пьяни изменил, тут понять можно было бы, но вот скрыть существование сына... О котором узнал аж на второй месяц после его зачатия. Сначала был вариант оставить сына девушке, но та категорично заявила о его ненадобности. Конечно, по пьяни же, да без любви... Сам он тогда бросить ребёнка не мог. Воспитываемый в детском доме, он отлично понимал, каково там будет ребёнку и просто без спросу взял его себе сразу после рождения. Ну, как без спросу... Смелости сообщить Оуэну о такой ситуации не хватило, а потом, откладывая постоянно в долгий ящик и упорно не желая знакомить любимого человека с собственным сыном, Трафальгар в результате так все затянул, что ребёнку уже исполнилось добрых семь лет, а о нем так и не узнал самый главный человек. Смешно? Ни разу. Сейчас Леон, сын Трафа, спокойно отбывает своё время в школе, откуда он уже сам пойдёт потом на занятия в хоре... А Оуэн скорее всего гробит себя работой или ненавистью к глупости любимого человека. Чем дальше в лес, тем хуже дела, тем больше приходится разрываться уже на три фронта. Работа, Леон, Оуэн... Слишком много. Этот небольшой перерыв в неделю сдался тяжело, даже слишком.

Будто бы по велению рока, иначе не назвать, в кабинете и пришла одна далеко знакомая женщина, а за ней... Увы, попытки слиться с мебелью и прикинуться стулом не помогли, Оуэн его в конечном результате заметил...

- Здравствуй, - Траф несколько обеспокоенно посмотрел на Оуэна, мысленно дав и ему, и себе по подзатыльнику. - Садись, ты ужасно выглядишь. Нельзя так доводить себя...

Где-то далеко кольнула совесть, яростно намекая, что, возможно, стоящий рядом человек мог вывести себя именно из-за кое-чьей конкретной дурости, однако, быстро запнув ее на место, Трафальгар решил не заострять пока что внимания на всем этом. Сначала - осмотреть Оуэна, да прописать ему пару выходных и возмущений по поводу работы.
яой - Леон

Возраст: 7
я люблю папу

Полдень. Поликлиника

Леон со скучающим видом сидел за партой, облокотившись на одну руку и закинув ногу на ногу. Все, что писала на ней учительница, миссис Клоуфорд было ему известно еще лет в пять, если не раньше. Отец занимался с ним по вечерам, когда мог, да и священник местной церкви, которая стояла недалеко от школы и, где мальчик пел в хоре, всегда помогал их семье. Советом и делом. Именно здесь Леон проводил долгие вечера, когда его отец был занят на учебе или, как теперь, работе. Он слушал истории пожилого служителя храма, и время пролетало незаметно. Удивительно чуткий и понимающий мальчишка никогда не попрекал любимого папу, за его занятость, ведь это был его единственный родной человек, на всем белом свете. А еще он помогал людям, а это очень важная профессия. Так говорил дядя Пэн, все тот же священник. Иногда, в дождливые вечера, когда Леон особенно сильно скучал по своему отцу, Пэн просил его спеть. Он зажигал побольше свечей и, усевшись на деревянную скамью, внимательно вслушивался в разносящийся эхом детский голос. Иногда он плакал, тайком, стараясь скрыть от мальчика старческие слезы, а Леон, делал вид, что не замечает, ведь и сам порой был слаб и не желал показывать этого никому, даже доброму священнику. Зная, что скоро придет папа, ребенок забирался на второй этаж, под самый свод храма, расписанный дивными картинами, показывающими как был сотворен этот мир и, выглядывая в маленькое круглое окошко, украшенное прозрачным витражом пытался разглядеть вдалеке приближающуюся фигуру мужчины, а завидев, бросался вниз по деревянным узким ступеням витьевой лестницы и с разбегу прыгал в объятия папы. Тот ерошил его светлые волосы, совсем не такие как собственные и, взяв мальчика за руку, вел домой. Иногда они разговаривали по дороге, о всякой ерунде. Как прошел день, что нового в школе или в детском саду, что интересного рассказал сегодня Пэн, а мальчишка выслушивал от отца о делах в университете и на работе. Возможно, в глубине души, мечтал быть таким как папа, стараясь запомнить все, что тот ему говорил. Мальчишка с удовольствием читал его учебники и конспекты, нацепив на маленький носик большие взрослые очки. Мягкая улыбка его отца, тогда заставляла улыбнуться и непоседливого сына.

Сейчас же, в школе Леону было скучно. Складывать и вычитать яблоки, флажки. Решать простенькие задачки, это казалось ему слишком простым и примитивным, для малышей. А себя он считал уже чуть ли не взрослым и совершенно по детски пытался копировать их поведение, делая несвойственные для его возраста вещи и выводы. Взглянув на часы изумрудными, в свете школьных ламп, глазами, ребенок зевнул, прикрыв ладошкой рот, и отметил, что осталось всего десять минут, а потом, он отправится к дяде Пэну, на репетицию хора, где Леон солировал.  
яой - Оуэн Росс О’Риордан

Возраст: 25 лет
Любовь жестока.

Полдень. Поликлиника

- Я в порядке, Траффи… - начал было Оуэн, но все же голова закружилась и пришлось присесть на стул. – Правда… Поспать бы денек и буду в порядке. Не виноват же я, что… некому за мной следить…

Последние слова прозвучали намного тише предыдущих. Кому они предназначались себе или ему Оуэн не разобрался. Но раз вертелось это сочетание на языке, значит и суждено было произнести вслух. О’Риордан лишь вздохнул и посмотрел на своего столь дорогого сердцу человека. Расстегнув рукав, предоставил левую руку, чтобы позволить измерить давление.

- Трафальгар… - мягко произнес он, пытаясь поймать взгляд любимых глаз и полным именем называл всегда если пытался вывести на серьезный разговор. – Мы вместе почти восемь лет… Быть может пора бы задуматься о совместном проживании? Сколько мы еще так будем прятаться по отелям?

Тон ровный с легкими нотками беспокойства. Можно было уловить, что это давалось немного с трудом, но больше попросту не видел выхода. Или сейчас или никогда. Он устал постоянно пытаться поймать нужный момент чтобы поговорить, да все в пустую. Или словно ускользал или вдруг возникали какие-то неотложные дела, что мешали им встретиться. Они уже больше не были теми подростками, которые искали каждую минуту, лишь бы побыть вместе. Что же происходило сейчас? Ответ был где-то рядом, но Оуэн его и не видел.

- Мне бы хотелось, чтобы мы жили вместе и хоть так чаще виделись… И быть может когда-нибудь взяли ребенка… - с легкой нотой грусти произнес он, смотря на Трафа. От напряжения и извечного внутреннего контроля начинала болеть голова. Он действительно устал, но устал не от работы, а от всей этой неопределенности.

Оуэн хорошо знал, что своих детей у него не будет, поскольку женский пол его не привлекал никак. Даже если и были какие-то попытки по пьяни переспать, но и те кончались крахом. Возникали мысли чтобы прекратить эти отношения, которые начинали тяготить, но все же не мог. Слишком привязался и дорожил, чтобы вот так просто перечеркнуть.

– Я очень хочу воспитывать его вместе с тобой… - уже тверже произнес Оуэн, посматривая на своего возлюбленного, ожидая хоть какой-нибудь реакции после столь небольшой паузы. Что-то подсказывало, что этот разговор будет для него решающим, чтобы что-то предпринять.
яой - Трафальгар Д Ватер Ло

Возраст: 25
Злой и вредный любитель белых мишек

Полдень. Поликлиника

Вряд ли должно быть так паршиво при встрече с любимым человеком. Траф не умеет отвлекаться на работу на столько, чтобы забивать на своё душевное состояние, которое сейчас так и вопило о подлости по отношению к Оуэну. Давно надо было рассказать, может, было бы проще, может, не пришлось бы изводить и себя, и его... Они могли бы воспитать Леона вместе, если бы все пошло хорошо и Трафальгара простили, а так он только усугубил ситуацию. Пришедшая однажды мысль и вовсе не показывать Леона Оуэну как-то сама собой вылетела, стоило последнему заикнуться о ребенке.

- Мне и своего хватает, - буркнул, тут же чуть не подавившись воздухом.

Ох, хоть бы не услышал! Конечно, Оуэн прав и они уже слишком взрослые для тех детских выходок с отелями, короткими встречами и редкими прогулками. А раз тема зашла уже в ТАКОМ ключе, то надо и правда собираться с силами, волей (ее отсутствием) и наконец-то сказать о том, что у Трафальгара уже есть сын... Даже в мыслях это все звучит крайне ужасно, Леону ведь уже семь, а с Оуэном они всего восемь лет... Но ведь уже ничего не поделать...

- Вот, - быстро чирканув на листке, Ло протянул Оуэну небольшой перечень витаминов. - Пропьешь пару недель. И лучше возьми себе выходной. С обратной стороны адрес, приходи вечером... Часов в восемь. У меня сейчас слишком много народу.

Боже, руки тряслись так, будто бы Траф не домой пригласил Оуэна, а на первое свидание. Да что там руки, его всего уже немного потряхивало, как какого-то мелкого школьника на все том же злополучном первом свидании со школьным идолом по меньшей мере! Какая тупая ситуация...
яой - Леон

Возраст: 7
я люблю папу

Полдень. Поликлиника

Вышел из школы Леон в приподнятом настроении. Уроки закончились раньше обычного и можно было забыть на время об учебе. Бодрой походкой, чуть ли не подпрыгивая и размахивая портфелем, который держал за короткую ручку, решив он зашагал по тротуару. До церкви было совсем недалеко. Нужно перейти дорогу со светофором, пройти вдоль витрин длинного магазина и свернув за угол нырнуть во всегда открытые кованые ворота. Мальчик стоял на светофоре, когда у обочины остановился автомобиль. Водитель опустил переднее пассажирское стекло и, не выходя из машины, подозвал жестом Леона. Тот ни моргнув не глазом, подскочил к двери и заглянул в открытое окошко. Он вопросительно поднял брови и уставился на мужчину, а тот мягко ему улыбнулся.

- Малыш, ты не знаешь где здесь ближайшая цветочная лавка? – Мужчина облизнул губы и сглотнул.

Леон кивнул и показал пальцем направление.

- Вам нужно проехать прямо, до перекрестка, свернуть на лево, а потом проехать здание средней школы. Там будет вывеска. Дальше спортивная площадка и какие-то здания, направо и…

- Подожди, подожди… Незнакомец перебил мальчишку, - я не запомню. Мне очень нужно, я опаздываю на день рождения к дочке, накупил сладостей и подарков, но уже сильно задержался. Можешь проехать со мной показать? Я потом привезу тебя сюда же или куда тебе будет нужно и естественно сладкий подарок за помощь.

Леон переступил с ноги на ногу и огляделся по сторонам, раздумывая, затем кивнул головой и открыл дверь черного автомобиля, но не успел он сесть, как его схватили за руку, выдергивая обратно на улицу. Мальчишка испуганно захлопал глазами, но когда разглядел того, кто это сделал, успокоился.

- Айден! – Леон уже не помнил, откуда знает этого парня, который учится в старшей школе. Они иногда встречались на улице, когда тот направлялся на тренировку. Серьезно занимаясь единоборствами, парню было даже позволено пропускать школу. Рядом со знакомым мальчику молодым человеком, стояли еще двое ребят, в такой же спортивной форме. Они переглянулись и очень шустро нырнули на заднее сидение, а сам Айден уселся спереди. Леон видел, как потянулся водитель, для того, что бы заблокировать двери, но пассажиры оказались в его автомобили так быстро, что он просто-напросто не успел.

- Мы ему покажем, - сообщил старшеклассник, через опущенное стекло. - Ведь уже давно его искали. Иди в церковь, а то старик Пэн будет волноваться. И Леон… - Парень нахмурил брови, - разве отец не учил тебя не садиться в машину к незнакомцам?

Мальчишка покраснел от злости и сжал свои маленькие кулачки. - Я сам знаю, но я мог помочь, я уже взрослый и знаю куда ехать, – он развернулся на каблуках и зашагал через дорогу на зеленый свет светофора. Дойдя до тротуара Леон обернулся и увидел, как Айден пихнул мужчину в бок и кивнул головой, после чего машина сорвалась с места и скрылась за поворотом. Хмыкнув, мальчишка уже в более печальном настроении, так и не поняв, почему ему нельзя было помочь, дошагал до церкви святого Петра.

Старик Пэн уже сидел на своем привычном месте, на деревянной скамье и разговаривал с одной из прихожанок, а завидев, вошедшего в высокую сводчатую дверь мальчика, подозвал его жестом. Леон подошел к скамье и поздоровался. Он был вежливым и воспитанным ребенком, старался вести себя сдержанно и по взрослому. Так что, когда женщина попросила его спеть, не стал артачиться и отпираться, хотя ему ужасно не хотелось этого делать сейчас, да еще одному, когда из хора больше никого не было. Леон встал туда, где попросил священник и закрыл глаза. Он любил петь с закрытыми глазами, словно отстраняясь от мира и наполняясь музыкой, собственным голосом, впитывая звуки. Портфель уже мирно лежал неподалеку, а подрагивающие пальчики зажали полу школьного пиджака. По залу разнесся его чарующий голос. Отражаясь от стен, величественных колон и высокого расписанного потолка, он заполнял все вокруг, доставая не только до самых темных уголков здания, но и до душ присутствующих в церкви. Он усиливался и лился так легко, словно горный ручей. Прихожане, оставив свои дела, невольно остановились на своих местах, вслушиваясь. Как завороженные они смотрели на поющего ребенка.


Ave, Maria, gratiā plena;
Domĭnus tecum:
benedicta tu in mulierĭbus,
et benedictus fructus ventris tui, Iesus.
Sancta Maria, Mater Dei,
ora pro nobis peccatorĭbus,
nunc et in horā mortis nostrae.
Amen.

Стоило мальчику остановиться, как все вокруг накрыла тишина. Люди, что находились в храме, замерли, боясь пошевелиться и нарушить тишину. Но рано или поздно, кто-то должен был это сделать и, это была та самая женщина, что сидела подле священника. Она встала и, подойдя к мальчику, который все еще не открывал глаз, обняла его за плечи, встав на одно колено. Затем, отстранившись, поднялась и, покопавшись в сумочке, достала визитку. Она протянула Леону клачек бумаги.

- Малыш, я здесь по поручению человека, который занимается продюсированием молодых талантов. У тебя есть дар и его нельзя оставлять без внимания. Господин Блер слышал, как ты поешь в хоре вчера вечером. Он приглашает тебя к себе в студию и предлагает контракт. Я бы хотела повидаться с твоим отцом, но Пэн сказал, что он будет нескоро, так что расскажи ему все и если он согласен, пусть приведет тебя по указанному здесь адресу. – Женщина ткнула пальцем в визитку и попрощавшись направилась к выходу, а мальчик хлопая удивленными глазами провожал ее взглядом. Леон был безумно горд собой и ждал с нетерпением вечера, когда придет папа, что бы рассказать ему о случившемся.
яой - Оуэн Росс О’Риордан

Возраст: 25 лет
Любовь жестока.

Полдень-Вечер. Поликлиника-Квартира Оуэна

Он ждал хоть какой-нибудь реакции или ответа и дождался. Даже если это было лишь мимолетное бурчание, но оно было услышано. Оуэн замер, забыв, как дышать. Перед глазами в какой-то доле все размылось. Внутри все перевернулось и рухнуло куда-то в пропасть. У него есть ребенок, а он, О’Риордан не в курсе. Быть может он такими темпами и свадьбу своего возлюбленного пропустил? Были ведь такие, которые не афишировали семейную жизнь и держали подле любовников. Взгляд тут же упал на руки, в поисках кольца и не заметил даже его намека. Стало ли это в какой-то степени облегчением? И все же было как-то паршиво на душе.

И все словно закружилось как кинолента. Пропустив момент, когда Траф уже успел что-то написать и протянул лист, Оуэн, слегка поджав губы, выхватил лист и встал. Возможно стоило бы что-то ответить, но лишь смерил недовольным взглядом и вышел из кабинета, едва ли не хлопнув дверью. Наверное, так бы и сделал, если бы это была просто входная дверь или внутренняя. Вдох. Выдох.

Заметив начальницу, которая уже подходила к нему со стаканчиками кофе, натянуто улыбнулся ей. Скомкав лист, запихнул его в карман. Сейчас был не тот настрой, чтобы что-то предпринимать, поскольку все было не в пользу Трафальгара.

- Мерилин, вы все еще здесь? – как можно спокойнее произнес Оуэн, с интересом посматривая на начальницу. Женщина лишь заулыбалась, деловито качнула головой и протянула стаканчик кофе. Она любила слегка заигрывать, но не давала большего. Объяснив, что нужен выходной и попить витаминки, после будет в норме. Мерилин лишь кивнула и отправила домой, объяснив, что дальше сама позаботится.

Оуэн хотел было своим ходом добраться до дома, но вспомнил, что ему лучше забрать свою машину с парковки, а то просрочит еще место и ее заберут на штрафстоянку, да и начальница решила его подкинуть по дороге. За руль было рискованно в таком состоянии садиться, но просить больше некого и оставалось молиться, что доедет без происшествий до аптеки и домой.

Как оказался у порога своей квартиры О’Риордан не помнил, даже замок открывал чисто механически. Закрыв за собой, он прислонился спиной к двери и шумно вздохнул, пытаясь привести себя в чувства. Все было слишком сложно. Взъерошив волосы, Оуэн лишь усмехнулся самому себе и небрежно снял обувь. Пройдясь до кухни, закинул на стол таблетки и после отправился в спальню. Упав на кровать, подгреб к себе подушку и обнял. Прикрыв глаза, постарался выкинуть все мысли и это скверное настроение вместе с ним. Ничего больше не хотелось и надеялся, что после дневного сна будет немногим легче.

Время прошло незаметно до самого вечера. О’Риордан сидел на кухне и попивая кофе, смотрел на оборот смятого листа. До назначенной встречи оставалось лишь пара часов. Даже если выкинуть примерно час на дорогу, оставалось всего ничего и придется решать, что делать. Если все же ехать, то с пустыми руками приходить не желательно, а тем более если ребенок там…. То уже сложнее, ведь не знал мальчик это или девочка. От этого напряжения голова только болеть начинала.

И все же поехал, даже успел прикупить немного вкусняшек, чтобы на случай не промахнуться. Считанные километры по навигатору, Оуэн подъехал к нужному дому, разве что теперь была задача припарковаться.
яой - Трафальгар Д Ватер Ло

Возраст: 25
Злой и вредный любитель белых мишек

Вечер. Поликлиника

Услышал. Во всем этом шуме он просто взял и услышал совершенно тихие слова, ему даже не адресованные. Конечно Оуэн зол, конечно он теперь даже видеть не захочет Трафальгара... Все же мысли материальны и его страх воплотился в жизнь, надо было сказать. Может, не совсем правду, может, как-то соврать тогда... Можно было сказать, что Леон его племянник... Да что угодно! Не струсь тогда Траф, все могло бы быть куда лучше, а так он лишь усугубил ситуацию. Если бы он знал, как Оуэн отреагирует... Честное слово, лучше бы накричал!

Хорошо, что Трафальгар назвал другое время. Он освободится в шесть, как раз успеет забрать Леона и немного успокоиться. И сына предупредить о том, что гости будут. Возможно. Если Оуэн вообще захочет после всего этого прийти. В любом случае, Трафальгар успеет все доделать и заодно хоть немного успокоиться. Он уже даже не знал, что будет хуже - приход Оуэна или же то, что он останется в стороне... Это будет конец всему, что только можно. Может, Трафальгар потом постарается с ним поговорить... Извиниться и показать, как раскаивается в собственной глупости.

Увы, как хочется не всегда получается. Стоило часу приёма Трафальгара закончиться, как глав.врач решил созвать собрание чуть ли не на целый час, а потом и вовсе случился казус с одним из врачей. Результат - Трафальгару надо остаться помогать в сестринской. Вот так, косячит не он, а отдуваться... Пришлось звонить священнику Пэну, до жути понимающему и доброму человеку, да просить его о том, чтобы отвел Леона домой. Где лежит ключ мальчик уже знает, да и возвращаться так ему уже не первый раз. Жаль, что пришлось идти на такие меры, но оставлять сына в храме до чёрт знает какого времени совсем никакого желания. Паренек в свои всего-то семь уже самостоятельный, обед из холодильника достанет и разогреет, да двери не откроет чужим. Не должен по крайней мере... А Трафальгар тут же домой помчится, как закончит. Даже такси возьмёт не смотря на всю свою "любовь" к этим гробам на колесиках.
яой - Леон

Возраст: 7
я люблю папу

Вечер. Дом Трафальгара

Постепенно, в храме начали собираться остальные хористы, и началась репетиция. Скоро должен был быть большой церковный праздник, на котором хор выступал. Леон солировал. Впрочем, как и всегда. Будучи самым младшим, он был окружен всеобщей заботой и вниманием, но думал совершенно о других вещах. Как же ему хотелось поскорей вручить папе визитку и похвастаться тем, что его пригласили на прослушивание. Нота за нотой выводил детский голосок слова песни, в которой говорилось о всепрощении, но мысли его витали в облаках.

Репетиция закончилась, и все участники хора начали расходиться по домам, как это было всегда, а Леон остался один в пустынном зале храма. В такие моменты ему было ужасно грустно и одиноко, он с нетерпением ждал возвращение единственного по настоящему дорогого ему человека. Он поправлял одежду, застегивая рубашку и школьный пиджак на все пуговицы и, приглаживая пальцами волосы, которые успевали растрепаться к вечеру, собирал свои учебники, т.к. зачастую делал уроки прямо на деревянной скамье. Прихожан в это время уже не было. Редко кто заходил, да и если оказывался в храме, как правило, приходил специально, для того чтобы поговорить со священником. Они уединялись, и Леон вновь оказывался один. Такие вечера уже вошли в привычку, но мальчишка никогда не жаловался, он же был уже взрослым, как считал сам. Сегодня Пэн, особенно молчаливый, ближе к восьми вечера, когда отец малыша обычно уже появлялся на пороге храма, подошел к читающему учебник ребенку.

- Сегодня твой папа не придет, он попросил меня проводить тебя домой, - голос священника был тихим и немного грустным, но Леон не мог терпеть жалости к себе, по этому просто весело улыбнулся и, убрав учебник в сумку, перекинул ее через плечо и встал на ноги.

- Хорошо, тогда я покажу тебе одно место, недалеко от дома, оно секретное, так что никому не говори, - мальчишка взял святого отца за руку и потянул к выходу, стараясь изо всех сил скрыть то, что было у него на душе. Он весело улыбался и щебетал о всякой ерунде по дороге. А ближе к дому, показал то место, о котором говорил. За густыми зарослями одичавших кустов роз и невысокими раскидистыми деревьями, оказался маленький заброшенный пруд. Было странно увидеть его посреди города, но казалось, что никто не знал о его существовании. Во многих местах трава была даже выше мальчишки, но ближе к воде покрытой листьями кувшинок становилась низкой, а затем и вовсе исчезала, оголяя землю, давая возможность, насладится красотой водной глади. Кое-где квакали лягушки и стрекотали цикады, а из воды торчали два столба с перекладиной и подвешенными на ней качелями. Если снять обувь, можно было дойти до них, совсем недалеко и мелко. Леон заворожено смотрел в удивленные глаза старика, который разглядывал чудесное местечко. Однако задерживаться было нельзя, уже начинало темнеть и, поднялся прохладный ветерок, так что как бы мальчик не уговаривал Пэна, остаться тот ему не разрешил.

Распрощавшись у входной двери, священник проследил за тем, что бы ребенок вошел в квартиру и, направился к себе домой, хоть это и было совсем не близко, он никогда не отказывал в подобных просьбах Трафальгару, все понимая.

Леон скинул обувь у входа и бросил сумку с учебниками и тетрадями на пол, умылся и полез в холодильник, чтобы перекусить. Плитой пользоваться отец ему пока что не разрешал, но вот запретить брать нож и делать себе бутерброд, было невозможно. Должен же ребенок что-то есть, пока папа на работе. Мальчишка достал колбасу и батон хлеба и принялся аккуратно отрезать тонкие кусочки, но вздрогнул от раздавшегося звонка в дверь, нож соскочил и порезал маленький детский пальчик. Леон схватил первую, попавшуюся под руку салфетку и, зажав порез, из которого сочилась кровь, отправился открывать дверь. Он забыл о том, что папа учил спрашивать «кто?» и смотреть в глазок, в радостной надежде увидеть за дверью отца. Дверь распахнулась, и надежда тут же угасла. На пороге стоял мужчина, незнакомый, но, как показалось на первый взгляд, довольно взволнованный. Взгляд зеленых глаз окинул незнакомца с ног до головы. Высокий брюнет. То, что Леон не видел его раньше, он мог сказать со стопроцентной точностью. Внимание ребенка приковали очень необычные глаза, а вернее их цвет. Мальчишка никогда прежде таких не видел, один карий, а другой голубой. Смотреть так пристально было неприлично, а сын Трафальгара был воспитанным ребенком, так что, пересилив себя, он отвел взгляд.

- Папы нет дома, - Леон выдал первое, что пришло ему в голову. Не думая о том, что если это грабитель, не стоит ему сообщать, что взрослых нет.
яой - Оуэн Росс О’Риордан

Возраст: 25 лет
Любовь жестока.

Вечер. Дом Трафальгара

Найдя место поудобнее, Оуэн припарковался и заглушил мотор. Сжав пальцами руль, откинулся на спинку. Била нервная дрожь. В запасе было минут двадцать из которых нужно было решить или он уедет или все же соберется с духом и поднимется и позвонит в нужную дверь.

Время неумолимо тикало, а решения в этой запутанной веренице выбора так и не виделось. Послав все и вся куда-то за облака, вышел из машины. Оуэн решил для себя, что лучше попытается, чем вообще ничего не предпримет. Забрав вкусняшки с заднего сидения, поставил машину на сигнализацию и спокойным шагом направился в сторону подъезда, сверяясь с номерами квартиры. Зайдя в подъезд поднялся на нужный этаж и зажав в руке листик, занес ее чтобы нажать на звонок. В какой-то момент остановился, словно передумал. О’Риордан посмотрел на дверь, ища хоть какие подсказки. Да, еще днем он был зол, но сейчас пребывал в растерянности.

- Черт с вами… Была, не была… - недовольно произнес и нажал на звонок. И тишина. Сначала показалось, что быть может не понял своего возлюбленного, но на листке все было указано, что он приехал в нужное время. Послышался дверной щелчок. Оуэн на всякий случай отшагнул от двери и оказался прав. Еще бы немного и его бы припечатало, а травм ему не нужно. На пороге стоял мальчик и ситуация ввела его в ступор, особенно было заметно по выражению детских глаз, что явно не его ждали.

В какой-то степени вдруг все внутри раскололось на две стороны. Хотелось отчитать мальчишку, что вот так не спросив открыл дверь, а другая часть заметила, что на пальце странная салфетка, которая уже покрылась капелькой крови. Руки невольно сжались в кулаки, отчего ручка с коробкой, которая находилась в правой руке, слегка захрустела.

- Ну Трафальгар… - с чувством высказался, словно на момент забывшись. – Пригласил и не предупредил даже… Так… Прости, что не поздоровался…  Привет я как к раз к твоему отцу по его приглашению пришел…

Протянул правда уже немного помятый лист, в надежде, что ребенок знаком с почерком своего отца. Конечно в таком доверия мало, но все же.

- И я тут вкусняшки принес, могу войти и подождать его с тобой? – осторожно поинтересовался Оуэн, посматривая на мальчика. – Если нет, могу и попозже подойти.

А в мыслях отметил, что накостыляет кое-кому взашей, ибо знал же, что Оуэн не любит опозданий. Но с другой стороны быть может встреча так и должна была состояться? Пытаться предугадать вертихвостку-судьбу гиблое дело, приходилось ей довериться вполне, а там уже все было видно правильное решение или нет.
Вы не можете написать пост. Подробнее