Долгая мелодия флейты

Количество участников: 2

Не делая довольствоваться участью младшего брата наследника, молодой принц решается на союз с правительницей соседнего государства. Его не особо смущает, что избранница старше в полтора раза, ведь он не планирует жить с ней долго и счастливо...

На локации: Королевство семи озер, ранее утро
яой - Чжан Энлэй

Возраст: 24

Королевство семи озер, поздний вечер

"Николас!"

Стоит будущему мужу госпожи повторить свое имя (тихо, задумчиво, чуть вопросительно), Энлэя словно окатывает с головы до ног теплой водой. Мягкая волна проносится сверху вниз по всему телу и вызывает расслабляющую слабость. Будто он уже нежится в купальне после долгого дня.

Это почти удовольствие.

Но как, речные гули его утащи, он мог забыть, что здесь обязательно добавлять к имени титул?! Он же читал, он учил, он до сих пор не ошибался!..

Вслед за волной тепла приходит новый разлив стыда, смешанного с виной и смущением. И хорошо, что хотя бы принц не выглядит оскорбленным: просто удивлен, но быстро берет себя в руки и отступает.

Что ж, извиняться вновь Энлэй не будет.

- Наверное, вам это покажется странным, - вместо этого говорит он, делая шаг вперед и пристраиваясь рядом со спутником, - но в нашей стране прикосновения - это, и впрямь, очень личное дело. На людях мы совсем не касаемся друг друга, если этого не требуют чрезвычайные обстоятельства. Да и наедине прикосновения допустимы только между супругами или близкими родственниками... или возлюбленными, да и то не во всех случаях.

О том, что именно от этого и смутился столь сильно, Энлэй не говорит. Ему кажется, что это и так понятно. Тем более, что принц Николас обещает постараться держать себя в руках и больше не задевать его своей горячей сильной рукой.
яой - Николас Уильям Джонсон

Возраст: 25
Третий сын короля Йонглинга III

Королевство семи озер, поздний вечер

- Что ж,  таком случае, боюсь что в вашей стране мне будет недоставать человеческого тепла. Впрочем об этом рано думать, да и наверняка это будет не единственной моей проблемой.

Николас тихо смеется, но звук отражается от полупустых стен, украшенных лишь картинами и редкими гобеленами и забирается в самое нутро, множась и создавая ощущение многоголосья.

- Мне кажется, что каждому человеку нужны прикосновения. Я как-то читал труд одного, довольно занятного философа, который говорил о том, что физический контакт для человека так же важен, как вода и пища. И простые объятия могут сказать гораздо больше любых слов. Но я ни в коем случае не навязываю свое восприятие мира, быть может у вас все иначе. Да и что я могу знать об этом, - Уил перевел взгляд на спутника и с интересом разглядывал его реакцию. Смотреть уж ему точно ни кто не сможет запретить, - мое имя то без кучи регалий не позволено произносить, не то что коснуться. Быть может по этому я привык делать это сам, не спрашивая особого разрешения.

Постепенно, за неспешным разговором, перед двумя молодыми людьми предстает дверь покоев совенка из Речного края. Принц останавливается, сложив руки за спиной. Выпрямляясь в полный рост, он смотрится куда выше своего спутника, лишь подчеркивая его изящность. Даже многослойная одежда не может скрыть разницу в телосложении Николаса и Энлэя. Не такая уж сильная, но еще больше видимая благодаря плавным и мягким движениям советника и довольно резкой и уверенной манере принца.

- Я распоряжусь относительно купален. Вскоре к вам придет слуга и проводит. Надеюсь вы сможете хорошо отдохнуть и расслабиться перед дальней дорогой, - принц по привычке, не сдерживать своих желаний, вскинул руку, чтобы коснуться плеча на прощание, но вовремя опомнившись остановил ее в паре сантиметров от покрытой складками одежды. - Доброй ночи советник, - кисть вновь опустилась за спину принца, а на лице появилась еле заметная ухмылка. Словно в голове Уильяма промелькнули ведомые лишь ему одному мысли.

Принц развернулся на месте и чеканя каблуками шаг направился прочь.
яой - Чжан Энлэй

Возраст: 24

Королевство семи озер, поздний вечер

Опасения принца на счет человеческого тепла Энлэю понятны. Ему ли - разбалованному когда-то материнской любовью сироте - не знать, как тяжело оказаться в чужом месте без привычных внимания и заботы, и как тяжело соблюдать приличия, не позволяя себе в ответ потянуться к тому (или той, как в его случае с госпожой), кто проявляет самомалейшую заботу.

Но говорить об этом он, конечно, не будет.

- Все остальные ваши проблемы я обязательно решу, - заверяет он вместо никому не нужной порции воспоминаний и, подняв взгляд на собеседника улыбается. Должно быть широко и уверенно, но Энлэй не знает, получилось ли: воспоминания, окрашенные горечью потери сейчас были все же не кстати.

Впрочем, будущий муж госпожи все равно не делает на этом акцента и продолжает рассуждать о касаниях, за что Энлэй ему сейчас до безумия благодарен. А когда беседа возвращается к обращениям, Энлэй и вовсе краснеет и пытается спрятать глаза за в кои то веки вовремя растрепавшимися волосами.

Он знает, что еще одна порция извинений будет неуместна сейчас, и потому сдерживается, не давая словам сорваться с языка. Может, когда-нибудь потом, если принц снова упомянет это прискорбное происшествие...

До покоев они доходят довольно быстро. Если бы Энлэй знал о том прекрасном балкончике, когда искал себе занятие днем, то предпочел бы его посещению галереи. И теперь ему жаль, что этот визит был первым и последним и так быстро закончился.

Напоследок будущий муж госпожи желает ему приятно расслабиться в купальнях и хорошо отдохнуть, и Энлэй волей-неволей снова поднимает на него взгляд. В лице теперь отражается искренняя благодарность и... снова смущение, когда Энлэя почти касается теплая твердая рука.

- Доброй ночи, принц Николас, - замерев, словно кролик перед лисом, тихо отзывается Энлэй и, стоит принцу отвернуться, рыбкой скрывается за дверями собственных покоев. Благо, там есть те, кто всегда может его отвлечь.

Любимая служанка уже приготовила постель и разложила ночные одежды, но стоит молодому господину огорошить ее желанием искупаться, споро вынимает из дорожного сундука и готовит новый комплект. Чистый шелк, который будет приятно прикасаться к омытой коже, давая желанную жаркой ночью прохладу.

Пока она занимается этим, Энлэй сам снимает и убирает в шкатулку все украшения. В купальне они точно не пригодятся, да и никто в здравом уме не стал бы вставлять заколки в непросохшие волосы. Так же не пригодится ему и поясная подвеска... А вот одежду можно пока оставить. Ни к чему создавать милой А-Мин лишнюю работу. Она устала в дороге не меньше него, так пусть отдохнет хотя бы одну ночь в хороших условиях.

Да и нет у него времени переодеваться. Не проходит и четверти часа, как появляется обещанный слуга с сообщением, что купальни готовы.

Самолично подхватив приготовленный верной служанкой костюм, Энлэй всю дорогу снова любуется замком, отмечая детали, которые могли бы разнообразить и Безночный дворец, а оказавшись у цели, и вовсе мечтательно выдыхает и смотрит во все глаза. Дома у него тоже есть купальни на горячих источниках, но вопреки принятой во дворце роскоши, они убраны скромно и почти аскетично. Ни единой лишней детали. Не то, что здесь...

Скинув слой за слоем одежды на низкую каменную лавочку, Энлэй переступает босыми ногами по теплому полу, гадая про себя, как можно было заставить его так нагреться, но задавать вопросы некому - слуга разумно оставил его в одиночестве, и все что остается: спуститься по пологим ступеням в широкую чашу бассейна.

От воды поднимается пар с ароматами трав. И пусть это не те запахи, к которым он привык, запах не раздражает, а расслабляет. В такой воде хочется подольше понежиться, откинувшись спиной на теплый бортик, и ни о чем не думать.

Отпустив мысли, Энлэй на несколько минут закрывает глаза и широко раскидывает руки, словно хочет обнять ими теплый бортик. Откуда-то снизу поднимаются мелкие пузырьки, щекоча и расслабляя натруженные в дороге мышцы. Чуть сладковатый запах убаюкивает. А расставленные буквально под рукой флакончики с маслами и горшочки с мылом обещают еще большее удовольствие чуть погодя.
яой - Николас Уильям Джонсон

Возраст: 25
Третий сын короля Йонглинга III

Королевство семи озер, ночь

Добравшись до своих покоев, не встретив по пути никого из уже расходившихся гостей, принц тяжело вздохнул. Было не слишком вежливо покинуть прием устроенный в его честь, не приняв всех поздравлений, но тетерь уже поздно было сожалеть об этом. К тому же Уильяма грели воспоминания о милой виноватой улыбке и краснеющих белых щечкам, так скромно прячущихся за развивающимися на ветру темными и мягкими, как он смог уже убедиться, локонами волос. Николас поднял руку и прошелся большим пальцем по мягким подушечкам остальных, словно вспоминая приятные тактильные ощущения, а после поднял голову и, повернув ручку, толкнул дверь своих покоев. Он прошел внутрь и стянул с волос ленту, прежде скрепляющую их на затылке, расстегнул свой темно бордовый сюртук, избавился от тонкой рубахи и лишь после этого заметил, что на пальце, где всегда красовался фамильный гербовый перстень его нет.

- Твою же мать...

Слова вырвались сами собой. Прежде всего из-за того, что утром зайти в купальни будет некогда, а сейчас уже было в тягость идти через весь замок. Да и не хотелось тревожить гостя, который, вполне вероятно, воспользовался предложением младшего принца. Хотя последний аргумент, в пользу того, что следует остаться в комнате, был не убедителен. Крайне не убедителен. Скорее наоборот разжигал любопытство, не смотря на усталость и желание развалиться на мягкой перине. Быть может Чжан Энлэй еще не собрался и тогда, возможно, вернуть пропажу можно будет не потревожив посла. Рассудив так Уил наспех накинул на себя длинный бордовый бархатный халат с ярко красным отливом отливом, а слуга стянул с него высокие сапоги, заменив их на мягкие бесшумные мокасины.

- Подготовь постель, я быстро вернусь и затопи посильней камин, тут зябко, - отдав приказ семенящему вокруг слуге, Николас вышел из спальни.

Уже через двадцать минут принц спускался в купальни, сталкиваясь лицом к лицу с очередным служителем замка. Тот робко кланяется и спешно удаляется, убедившись, что господину не нужна его помощь. Тихие, почти не слышные шаги растворяются а Уил спускается, все ниже. Дышать приходится глубже, что бы наполнить теплом легкие. Приятный знакомый аромат забирается в нос и окутывает со всех сторон. Когда-то младший принц сам выбирал его, сейчас же тот кажется ему немного резким.

Почти добравшись до самой купальни, принц замедляет шаг, остановленный звуком плещущейся воды. Должно быть советник уже здесь. Взгляд голубых глаз падает на низкую светлую скамью, с одеждой явно не принадлежавшей ни одному их жителей замка. Николас наклоняется и берет в руки мягкий кусок ткани. Такой большой, что казалось в него можно завернуть сразу нескольких Энлэев. По лицу младшего из Джонсонов пробегает отблеск колышущейся воды. Отраженный свет от одной из свечей, прикрепленных к широким колоннам. Специально устроенные гениальным инженером, они почти не коптят высокий потолок и белые мраморные стены, создавая при этом приятный теплый свет. Днем, система зеркал создает здесь естественное освещение, а сейчас же стены кажутся желтоватыми.

Уильям колеблется, раздумывая, стоит ли ему показаться советнику, ведь сейчас их разделяет резная деревянная ширма, с причудливым геометрическим узором или все же не беспокоить его и, отыскав перстень, удалиться. Почти уже выбрав первое принц, опускает чужую одежду обратно на скамью и делает беззвучный шаг, но тут же замирает, наблюдая через узкую прорезь, как колышется вода, вокруг не подозревающего о его присутствии юноши.
яой - Чжан Энлэй

Возраст: 24

Королевство семи озер, ночь

Однако, долго в горячей воде не посидишь. Пусть и приятно, но вредно для кожи, которая и так уже покраснела и стала такой, будто Энлэй смутился весь с голову до ног. Значит, хватит.  Пора.

Но прежде всего нужно выбрать, какие из здешних мыл и кремов отвечают его вкусам.

Встав коленями на скрытую под водой скамеечку, на которой прежде сидел, Энлэй склоняется над уставленной склянками частью бортика и, прогнувшись в пояснице, принимается перебирать выставленные сокровища. Опираясь на одну руку, другой по очереди подносит каждый бутылек к носу, принюхивается. Некоторые запахи заставляют его морщиться, но те, что похожи на его любимые ароматы, оставляет в сторону.

Когда с муками выбора покончено, Энлэй с самым довольным видом откидывается назад, позволяя себе полностью погрузиться под воду, и через несколько секунд выныривает, будто русалка. Волосы облепили спину черным потоком, и он на секунду жалеет, что не собрал их заранее, вынужденный заправить особенно вредные пряди за уши. Лишь после этого Энлэй подхватывает одну из выбранных склянок и, вылив на ладони мыльный раствор, принимается обводить ладонями контуры тела.

Руки, плечи, шея...

Проходясь по груди, он от части невольно задевает соски и, подумав, прокатывает их между пальцами. Давно не знавшее ласки тело отзывается горячей волной, спускающейся до самого паха. Член заинтересованно приподнимается...  В своих личных купальнях Энлэй не постеснялся бы зайти дальше, но здесь только с сожалением вздыхает и опускает ладони ниже.

Твердый живот, узкие бедра, поджарые, приятно округлые ягодицы...

Чтобы вымыть ноги, он вынужден по очереди закинуть каждую на бортик. И это не совсем удобно, хоть и не стоит гибкому телу особых усилий. Чуточку страшно подскользнуться. Впрочем, все, к счастью, обходится, и картина, как утонувшего в купльне посла вылавливают местные слуги, остается только в его воображении.

Самое сложное - волосы. Для них Энлэй выбрал состав в другой склянке, и возится с ними  добрых десять минут, промывая каждую прядку отдельно. А когда с ними кончено, довольно потягивается, встав в воде во весь рост, и неторопливо возвращается по пологой лесеночке к сухопутной жизни. Рядом на столике кто-то из слуг предусмотрительно оставил для гостя несколько теплых полотенец. Самое большое велико настолько, что в него можно завернуться как в ханьфу.
яой - Николас Уильям Джонсон

Возраст: 25
Третий сын короля Йонглинга III

Королевство семи озер, ночь

Чувство вины овладевает разумом молодого принца, но он не двигается с места. Наоборот, почти задерживает дыхание, когда Энлэй поднимается из воды, опираясь коленом о скамью. Взгляд скользит по красивому изгибу спины и эту картину портит лишь одно недоразумение. Слишком маленькие щели ширмы, скрывают от глаз смотрящего самое интересное. Интригуя и вынуждая пристальней всматриваться. Фантазия уже рисует округлые ягодицы и попку, так вызывающе отставленную. А с каждым движением посла, все больше учащается биение сердца и накатывает такое знакомое ощущение. Вот только почувствовать подобное Николас ни как не ожидает. От того он лишь скрипит сжатыми зубами и ослабляет туго зятянутый пояс бархатного халата. Словно воздух становится горячей. Хочется скинуть не нужное тряпье со своего тела, но голос разума все же ни как не замолкает. И надо бы уходить, но взору ледяных глаз открывается все новая картина. Завораживающее зрелище. Пальцы юноши оглаживают собственное тело, теплые прозрачные капли чертят дорожки на белой коже, а принц не может сделать первый шаг и уйти. Впрочем не то чтобы уйти, он не в состоянии даже отвернуться или моргнуть, боясь пропустить хотя бы одно движение, один жест.

Губы бесслышно шепчут "уходи", они размыкаются, но звук вязнет в густой невидимой пелене. "Не может быть!" Мышцы напрягаются, а пальцы сжимают мягкую полу халата. Тело дает однозначный сигнал, в который Уильям не желает верить. Но как не поверить, когда черные брюки вдруг становятся болезненно тесными.

В мыслях он следует руками за пальцами Энлэя, собирает его влажные волосы, пару раз наматывая на кулак. Он заглядывает в его темные глаза, надеясь увидеть в них желание. Ладонь скользит по стройной ножке, так опрометчиво выставленной на показ и останавливается у самого бедра, впиваясь в него слегка огрубевшими от тренировок пальцами. И жаркие фантазии прерываются лишь тогда, когда посол поднимается из воды, и тянется к полотенцам. Сердце бешено стучит, гоняя кровь по венам, но даже в таком состоянии Уил понимает, что лучше бы ему ретироваться, пока гость не обнаружил его присутствие. Уже развернувшись на месте, он замечает под скамьей с одеждой королевский перстень. Так что то, зачем он приходил сюда, принц все же нашел. Он поспешно подбирает его с теплого мрамора и так же бесшумно выходит из купален, поднимаясь вверх и быстрой уверенной походкой добираясь до собственной спальни.
яой - Чжан Энлэй

Возраст: 24

Королевство семи озер, ночь

Укутавшись в полотенца, Энлэй еще несколько минут стоит, просто наслаждаясь их мягкостью и теплом и лишь потом принимается промокать волосы. Тяжелая мокрая грива щекочет стекающими каплями голые бедра, а у ног уже собралось небольшое озерцо... Волосы - это всегда долго, но обрезать их хоть самую малость ему и в голову не приходило, пусть в их краях некоторые мужчины и носят практичную длину по плечи.

Высушив пряди, он разбирает из пальцами, не давая совсем уж спутаться, и, не без сожаления оставив влажные полотенца на столике, укутывается в собственный шелковый халат. Ткань не облепляет сухую кожу, но там, где касается, дарит ощущение нежной прохлады. Самое то, чтобы быстро дойти до отведенных ему покоев.

Там А-Мин уже приготовила ему непривычно высокую и очень мягкую постель. Энлэй сомневается, что сможет выспаться на столь странном ложе, но вопреки опасениям засыпает почти сразу, стоит расчесанной голове коснуться подушки.

Сны ему снятся глупые, совсем как в детстве: с прогулками по горам, охотой на фазанов и ловлей рыбы руками в быстрых горных ручьях, и просыпается он на удивление бодрым. Впрочем, как и всегда, он не первый.

Заботливая А-Мин уже разложила его дорожный костюм и, двигаясь беззвучно словно тень, собрала остальное в дорожный сундук. А кто-то из местных слуг принес и оставил прямо на столике у постели еще теплый завтрак. Роскошная жизнь!..

Перекусив теплыми булочками с джемом и до странности крепким местным чаем, Энлэй надевает приготовленное служанкой. Нижние черные одежды сидят плотно, словно вторая кожа, не скрывая ни единого изгиба поджарого тела, и все это бесстыдство прикрывает только верхнее ханьфу чуть ниже колен. Впрочем, и оно плотно сидит вокруг торса, а снизу для удобства снабжено боковыми разрезами до самой талии.

Волосы Энлэй сегодня собирает в высокий хвост, туго перетягивая непослушную гриву алой (для контраста с черным одеянием) лентой. К поясу прицепляет подвеску. А вот от колец отказывается совсем - они будут только цепляться за поводья и сползать под перчатками.

Подхватив последние и отдав приказ перенести вещи во двор, Энлэй спускается вниз. Двор уже шумит и полон народа, словно весь замок вышел проводить своего принца в далекий путь. Не хватает только самого принца. Но зато есть король. И Энлэй решительно направляется к Йонглингу, чтобы еще раз обсудить все достигнутые договоренности и пообещать заботиться о его младшем сыне.
яой - Николас Уильям Джонсон

Возраст: 25
Третий сын короля Йонглинга III

Королевство семи озер, ранее утро

Казалось бы, сейчас улечься спать, но разве ученик придворного мага, может упустить последнюю возможность и не предложить пошуметь напоследок. Да, да, он обещал, что прошлая ночь была прощальной, но видимо его желания главенствуют над обещаниями и, войдя в свои покои, Уил обнаруживает там своего друга детства в обнимку с двумя красавицами. Те широко улыбаются и поправляют волосы. Стоящий в углу покоев слуга виновато опускает голову, за то что впустил юношу, но сам принц знает, каким убедительным может быть этот мерзавец.

- Боги, Эгиль, снова? Ты же знаешь... - Николас, еле заметным движением пальцев приказывает девицам удалиться. Те делают глубокий реверанс, опечалено кривя розовые губки и шурша платьями удаляются. Следом за ними, выходит и отпущенный на сегодня слуга.

Опечаленный не меньше барышень парень, поднимается с низкой софы, обитой атласом и разминает кости.

- Да знаю я, знаю. Но ведь мы больше не увидимся. Черт знает сколько времени. Мне что, пить и гулять с этими голубками? - Эгиль кивает в сторону головой, намекая на двух валяющихся утром в обнимку юношей, которых тоже, наверно, мог назвать своими друзьями. - Ты знаешь я сними даже перебрать боюсь. Помнишь, что они устроили в прошлый Ветрнэтр?

На лице будущего мага появилась улыбка. Хотя не такая уж и счастливая. Он шагнул к принцу и потянул за бархатный ярко красный пояс халата. Обычно младшего Джонсона раздевал слуга, но сейчас его отослали, чтобы друзья могли спокойно поговорить, без лишних ушей.

- Мне действительно нужно выспаться и отдохнуть. Дорога будет не из легких. Ты же не хочешь, чтобы я свалился в обрыв, зевая от недосыпа.

С плеч младшего наследника королевской семьи уже слетел халат, отброшенный в сторону Эгилем и в этот момент раздался разносящийся по покоям свист.

- Скажи, что это не из-за того что я тебя раздеваю! - ученик мага заржал и пихнул Николаса в бок. - Или Дан и Логмэр все же обратили тебя? Они что тебя покусали?

Уил скривил недовольную физиономию и врезал другу под ребра, не сильно, но так чтобы он перестал глумиться и согнулся закрывая ладонями место удара.  

- Ой, да иди ты... Если у меня хоть когда-нибудь на тебя встанет, я сам его отрублю.
- Неужели не поделишься с другом, кто стал объектом твоего желания? Ты же уезжаешь, не жадничай. Я "позабочусь" о ней за тебя.
- Обойдешься.

Принц упал на мягкую постель, расставив в стороны руки и тяжело вздохнул. Он прикрыл глаза, наслаждать остатками ускользающего образа, увиденного только что в купальнях. Еще никогда его мысли так не занимал кто-либо из гостей. Сейчас же Энлэй практически преследовал наследника.

Пока Уильям придавался воспоминаниям Эгиль уже стянул с него мягкие мокасины и принялся за довольно узкие брюки, которые принц не сменил еще с самого приема. Парень причитал и ворчал, сетуя на то, что как раз сейчас Ник зря прогнал приглашенных им девушек, но зная, что это бесполезно вскоре замолчал. После окончания работы, молодые люди поговорили еще немного. До тех пор, пока не погасла свеча и, когда за окном уже было совсем темно распрощались. Это не было трогательное слюнявое прощание. Словно завтра все будет как прежде, как много лет до этого.

Утро началось очень рано. На дворе царила суета и неразбериха. Слуги таскали тюки, ящики, припасы. Грузили повозки, снаряжали королевскую карету, в которой Ник не собирал ехать, но она должна была быть, как символ присутствия королевской особы. Сам принц считал, что лучше бы им путешествовать не привлекая внимания, но что поделать с традициями. В любом случает, проходя горными тропами, наездникам и вьючным животным, как и повозкам придется разделиться. Широкая дорога опасна, куда больше узких троп. Бандиты, кочевники, обвалы. Так что груз и снаряжение с охраной отправится одним путем, а принц с небольшим отрядом телохранителей и послом другим.

Уильям вот уже пол часа терпел возню слуг вокруг себя, уже утомленный сборами. Однако не прошло и часа, как он был готов в отправлению. Он выбрал для путешествия плотно сидящие черные брюки для верховой езды, высокие мягкие сапоги из телячьей кожи, светлую просторную рубаху, заправленную в них, жилет с завязками вместо пуговиц, чтобы можно было утянуть по желанию и плащ, расшитый золотистой нитью. На котором красовался ястреб несущий змею.

Минуя сам двор, мужчина спустился в конюшни и проходя между стройными рядами фыркающих и машуших гривой морд, остановился рядом со своей любимицей. Молодая кобыла громко заржала и уткнулась теплым носом в подставленную ей ладонь.  Конюх даже не сомневался, что Николас выберет именно ее. Он наблюдал как она растет, объезжал ее и всегда брал на охоту именно эту белоснежную кобылицу. Молодая резвая, выносливая и верная своему хозяину. Она уже была готова. Седло крепко держалось на ее спине, и принц без проблем уселся верхом. Такие же печальные, как у многих лошадей, глаза конюха, проводили удаляющуюся фигуру господина. Ему не хотелось прощаться с одной из лучших лошадей, но знал, что ни кто кроме принца не сможет подчинить ее.

Эйва, как звали кобылицу, рысью вынесла принца из тьмы конюшни на яркий свет, от чего тот на мгновение сощурился. Глаза быстро привыкли и он потянул поводья останавливая лошадиный шаг, чтобы та не сбила никого из слуг. Уил кивнул отцу и бросил взгляд на балкон, покоев своей матери, когда раздался приказ "по коням". Парень поискал глазами посла и уголок его губ, приподнялся, когда их взгляды наконец-то встретились.

яой - Чжан Энлэй

Возраст: 24

Королевство семи озер, ранее утро

Беседа с королем занимает добрых три четверти часа. Впрочем, в царящей вокруг суете неспешный разговор кажется приятной отдушиной. Можно отвлечься от гомона челяди и топота ног и лошадиных копыт, искусно делая вид, что сосредоточен только на теме беседы. Да и Йонглинг Третий, чего уж там - собеседник приятный.

Вчера им не удалось поговорить без лишнего официоза, а прежде все общение сводилось к переписке, но сейчас Энлэй с удовольствием отмечает острый ум короля Озерного края и хватку, словно у бойцовой собаки. Такого правителя не отвратить от уже принятых решений и данных обещаний, и своего он не упустит.

Но... как же жарко здесь уже с самого утра!

Мощеный целиком и от того лишенный какой-либо растительности, двор даже к столь раннему часу порядочно нагрелся. Камни уже не впитывают, а отдают тепло. И от скопления людей вокруг воздух только становится горячее.

На какую-то секунду Энлэй позволяет себе представить, какой славный бы поднялся сквозняк, примись вся заполонившая двор толпа бегать по кругу, и едва не фыркает, но быстро берет себя в руки. Не приведи боги, собеседник воспримет смешок на свой счет.

 Но стоит на дворе появиться главному виновнику переполоха, скрыть улыбку уже не получается.

Принц на диво хорош в своем легком и изысканном дорожном наряде на, как и положено настоящим принцам, белом коне. Легкий, стремительный, нетерпеливый. Заставлять его ждать - кощунство. И потому, вежливо откланявшись и распрощавшись с отцом будущего мужа своей госпожи, Энлэй тоже вскакивает в седло.

Его конь, вероятно, не так хорошо смотрится со стороны.  Самой распространенной масти гнедой жеребец с роскошным, как у хозяина, хвостом и густой гривой. Он не быстр, но вынослив и совершенно не пуглив, что делает его наиболее подходящим для долгой дороги по горным тропам. Энлэй верит ему как самому себе. Настолько, что мог бы дремать в седле между двух ущелий... Да и ни к чему простому послу выделяться хоть чем-нибудь. Достаточно уже того, что он, пристроив своего жеребца рядом с кобылкой принца, выезжает из ворот замка во главе процессии.

- Доброе утро, принц Николас. Хорошо ли вам спалось? Мне, благодаря вашему совету на счет купален, спалось просто замечательно...
Вы не можете написать пост. Подробнее