First Aid

Количество участников: 3

Если бы кто-то протянул руку помощи - было бы иначе. Часто ли вы задумывались о таких вещах? Судьба - штука злая, и совершенное тобою в прошлом обязательно вернется тебе в будущем. Но, возможно, все не так уж и плохо? Может быть, эта же злодейка судьба сжалится и даст шанс попробовать снова? Есть лишь один способ это проверить, мальчик мой. Протяни руку помощи нуждающемуся и спаси его от гнета тьмы.

яой - Тодороки Шото

Возраст: 20
Ice&Fire



В миг, когда показалось, что он настиг искомое кончиками пальцев, тело пронзила резкая боль, сопровождаемая треском его льда. Теперь он знал. Увидел это в глубине зеленых глаз, почувствовал в легком вздроге и уловил в тех несколько словах. Изуку все еще здесь. Может быть не совсем так, как хотелось бы Тодороки, но шанс определенно есть. Нужно просто найти правильный рычажок. И Шото показалось, что он позволит это сделать. Деку мог с легкостью свернуть ему шею прямо в тех объятьях и убрать угрозу, но вместо этого он просто провел ему шоковую терапию зарядом молнии и от души заставил приложиться спиной о неровную кору дерева. Больно, но боль отрезвляет.

- Счастливое будущее? Очнись... Даже если не будет причуд, ничего не изменится.

Да, несомненно, причуды стали важной составляющей общества, но Шото давно уже понял, что дело совсем не в них. Дело в людях. Их характер гниет. Да, несомненно, виноват социум, но отнюдь не своими способностями. Люди жестоки и без них. Будто бы это сила заставила его папашу на столько сходить с ума, чтобы превращать всю свою семью в подобие забавного эксперимента. Нет, это была зависть и задетое самолюбие. Энджи не мог успокоиться только потому что желал непоколебимого признания его силы. Без причуд... Он наверняка реализовал бы себя в бизнесе и тогда... Шото просто уверен, что повторилось бы все то же самое. Моральное давление ломает не один десяток людей. Иногда даже самой банальной мелочи хватает чтобы опустошить и наполнить сердце ненавистью. Шото это прекрасно знает.

"Счастливого будущего просто не будет если он... Просто выкинет причуды."

- Засранец...

Деку явно бросает ему вызов. Понимает к чему дело ведет и раззадоривает еще больше. Это ощущение тепла на кончиках пальцев... Изуку был так близко. Шото понимал почему он закрылся, но в то же время... Почему он не нашел в нем того, кто смог бы его утешить? Может быть Тодороки не достаточно старался показать свое особо отношение? Столько мыслей... Он определенно должен все это переварить и прийти к единственному верному решению, которое уже давно ждало своего часа.

- Тодороки-кун, встать можешь?

- Все нормально, - чуть более устало чем хотелось.

Приняв протянутую руку, он достаточно резко вернул себе вертикальное положение и почувствовал острую боль в плече. Но, скрыв это благодарной улыбкой, Шото просто опустил её вдоль, пока что не желая трогать. Все дома. Тело и так болезненно покалывало от того удара молнией. Не хватало еще задерживаться тут дольше нужного.

- Я не буду читать тебе нотации, Бакуго, - выдохнул, пытаясь собрать мысли в кучу. - Не буду тыкать носом в то, что ты сделал. Всего лишь обозначу пару вопросов, - даже не сдвинулся с места, прекрасно понимая, что его слышат. - Ты мешаешься под ногами. Прекрасно понимаешь, что усугубишь ситуацию. Я видел его. И я достану Изуку с той стороны, от куда обычно не возвращаются. Я понимаю его как никто другой. Прежде чем ты снова взорвешься в своей беспочвенной агрессии, почему бы тебе хоть раз не заткнуть свой рот и подумать над поведением? Ты не сможешь сделать лучше абсолютно НИ-ЧЕ-ГО. Это мое мнение. И я имею на него право. Прости, Мина, я пойду... Меня ждут.

Шото немного слукавил, но все же развернулся, неспешно удаляясь от цирковой троицы. По сути, он не врал. У него встреча с коньяком и тем маленьким ублюдком внутри, который способен дать ему ответы. Тодороки был достаточно силен, чтобы не сдаться тьме в своем сердце, окончательно её развеял только Мидория. Теперь же время поменяться ролями. Если Изуку сам не в силах победить... Шото сделает это за него.
яой - Мидория Изуку

Возраст: 20
Watch me make them bow!

Зияющая, уютная бездна окутала его тело, смывая всю боль и отчаяние с искомканного, кое-где даже надорванного, и изрисованного чернилами листа несчастного сознания. Что-то горячее и бесконечно приятное постепенно обхватывало бёдра, ноги, руки, лицо... Вытирая слёзы с мест, где от них уже остались обжигающие шрамы, тёмные щупальца проникали в каждый участок одежды, скользили по соскучившемуся по ласке и доброте, потерявшегося в пучинах нескончаемой пытки, создания.

Словно бутон, тьма под ним стремительно разверзлась, полностью проглатывая Мидорию Изуку, спасая того от сущего ада, творящегося на земле.

Ему жарко.



— Интересно, сколько вам понадобится времени, чтобы прервать эту трансляцию? — все билборды, рекламные стенды и телевизоры громко протрубили вкрадчивым, жутким и уверенным голосом, отдающим явными нотками высокомерия, — вы наверняка меня уже знаете! Да-да, тот самый!



Он легко, будто пёрышко, приземляется на мягкую землю у высокого здания, с которого, вообще-то, мгновение назад спрыгнул. Больше ему не больно. Конечности не саднит, промежность будто и не тронута, многочисленные ожоги и синяки исчезли. Над ним возвышалась зловещая фигура. Изуку приподнялся, обнаруживая, что, буквально говоря, сидит на пламени. Тёмном... Нет, не совсем... Даже отдающим ярким фиолетовым цветом пламени тёмного цвета. Нервный смешок вырвался из груди. Даже умереть нормально не смог.



— Если кто не в курсе, меня зовут ..... — имя было благополучно запикано звукарём. Перед экранами людей сидел парень двадцати лет в строгом костюме без пиджака, но с чёрной жилеткой. Сегодня Изуку выбрал также чёрную рубашку и брюки и украсил столь благородный цвет кроваво-красным галстуком и всяческими побрякушками. На голове у него величественно расположилась золотая корона, с которой медленно стекало что-то алое... Надеемся, не кровь. Он находился в каком-то высотном здании, это было понятно по панорамному окну. Помещение вокруг не имело никаких видимых предметов мебели, — и именно я убил Старателя!



Фигура опустилась на колени перед Изуку и ловко подхватила на руки. Это определённо человек, лицо которого было скрыто под какой-то маской, что, очевидно по шумным вдохам и выдохам, была неким аппаратом для поддержания дыхательного процесса. Щелчок пальцев и они оказались в абсолютно другом месте. С виду, обычный бар, однако...

— Сенсей, а вы не пошутили... — ошарашенно проговорил незнакомый Мидорие мужчина с.. кхм... рукой на лице, — ...когда сказали, что приведёте к нам своего сына.

— Ч-что происходит? — настороженно и недоуменно спрашивает Изуку, — какого сына?

Странная фигура уже сидела в кресле, подключив к себе аппарат жизнеобеспечения. Под маской скрывалось изуродованное нечто, когда-то имевшее явно красивые черты лица. От лица, кстати, остался разве что рот. Он улыбался.

— Прости меня, Изуку, —начал он, — я лишь хотел оградить тебя от всего этого.



Обволакивая зрачки в алеющую тюрьму, радужки его глаз полностью покраснели. Корона, свисшая набок, лишь придавала ему больший шарм и в каком-то смысле делала его очень милым. Фиолетовые языки пламени, перемежаясь с зелёными молниями, медленно поднимались к потолку. Парень спокойно сидел на стуле, спинкой вперёд, сложив на него руки и пристально вглядываясь в объектив снимающей его камеры. Он резко вскинул руку, поправляя серебряные запонки в форме слёз.

— Когда я был ребёнком и обучался в средней школе, я… — подставляя одну руку под подбородок, а другую аккуратно подкладывая под нее, Изуку выждал пару секунд для погружения в атмосферу прошлых лет, — …очень хотел стать героем. К сожалению, у меня не было причуды. Однажды, я после очередного школьного дня возвращался домой и увидел, как моего одноклассника и, по совместительству друга детства, поглощал какой-то грязевой монстр. Это был злодей. В тот момент, когда мои ноги сами понесли меня в самое пекло, я понял одну вещь. Не причуда делает человека героем. Герои становятся такими, потому что не могут просто смотреть.
Мидория смущённо улыбнулся, а после коротко усмехнулся. Сколько не запикивай,

но теперь люди поймут, кто конкретно убил Старателя (до этого личность известна была лишь самым посвящённым).
— Многим позже я понял ещё одну вещь. Никто, ни один из профессиональных героев, не бросился на помощь бедному школьнику, который лишь чудом оставался в живых такое долгое время. Все говорили: “Когда же придёт герой с подходящей силой!”. Я разочаровался в этих жалких… даже называть их этим словом не хочу. Причуды развратили человечество. Тогда я принял решение уничтожить причуды. Подождите ещё чуть-чуть и я спасу вас от этого ада. Уравняю всех в шансах. Но! Я говорю о равенстве и прочем, но не оставляю вам никакой возможности победить. Нечестно, согласитесь? У вас будет неделя. Начиная с понедельника, на протяжении семи дней, те, кто со мной не согласны, могут найти меня и победить. Можете нападать грязно, исподтишка, хоть всем скопом. Мою первоначальную дислокацию узнаете совсем скоро. И знаете от кого? Каччан, Тодороки-кун, вы же смотрите? — парень подмигнул, — кто же низведёт Убийцу Символа Мира? Кто победит вселенское зло? Кто свергнет злодея? Но учтите. Без вас, героев, не было бы и нас. Я лишь отдаю дань уважения за то, что породили меня. Теперь же увидьте, как я заставлю каждого Прр пасть предо мной. Удачи.

Изуку вышел из кадра.



Пламя вокруг его тела приятно щекотало. Прекрасное, однако, ощущение.

— Ты родился с причудой, сын мой, и сегодня я вернул ее обратно, — Все за Одного, казалось даже, с любовь окинул его взглядом, — я забрал её у тебя и ушёл от вас, потому что не хотел вмешивать в это, но… Произошло непредвиденное. Прости меня, пожалуйста. Всемогущий почти вас у меня, но, к счастью, ему не хватило ума разглядеть твой бескрайний потенциал. Теперь я не уйду. Никогда. Обещаю.

Мужчина обнял Мидорию, тепло прижимая к себе. Мальчик почувствовал себя нужным и, наконец, не бесполезным.



Трансляция не останавливалась. В объектив камеры вернулся Изуку, вновь севший на стул.

— Чуть не забыл! — парень хихикнул, — вы, наверное, его не знаете, но начал я уничтожение причуд со своего отца! Буквально вчера с ним расправился, не хотел мирно распрощаться с силами! Но теперь меня не любит и Лига Злодеев. Ну, им хоть ума хватило не лезть ко мне! ;%!, тащи её.

К ногам Изуку пала маска Все за Одного.

— Представьте, удумал мною манипулировать, стоило мне ему понадобиться, — Мидория захохотал и широко улыбнулся, — но что это я? Совсем невнимательный и рассеянный, всё забыл. Ах да, хотел предупредить кое о чём! Сейчас будет взрыв!

Поток прекратился.

[Офис Кацуки Бакуго]

БА-БАХ! Ярко-зелёная вспышка молнии ударила эту Землю. Сделанное из бетона и дерева здание разлетелось в щепки, повредив проходящих мимо людей, остолбенело смотрящих мгновение назад на огромный билборд, транслировавший прошлую трансляцию Изуку. Остатки офиса и вообще всю улицу охватило тёмное пламя, сжигающее дотла всё живое и неживое вокруг. Но гражданские не были затронуты, их зацепило лишь взрывом, огонь деликатно обходил невинных стороной. Никто не умер, кроме, разве что, “героев” в агентстве. Мидория держал потерявшего сознание от столкновения лоб в лоб Кацуки за воротник костюма, заглядывая прямо в лицо. Стоя посреди обломков и адского пожара, Изуку кровожадно улыбался.
Оба резко пропали, будто их здесь не было. Остались лишь молнии, разлетающиеся в разные стороны, и тёмное пламя, бушующее и пожирающее разрушенное здание.

[Неизвестное убежище группы Мидории]

— Каччан… Просыпайся… — тихо раздаётся у уха блондина. Стоит ему открыть глаза, как он увидит сидящего на его коленях, прижимающегося к нему всем телом, Деку. Руки Кацуки были аккуратно, но туго связаны и привязаны к спинке (а ноги – к ножкам) стула. Ладони Изуку были в ладонях Бакуго, — только не используй причуду. Ты же не хочешь навредить мне снова?

По правде говоря, он бы и не смог. На всей площади убежище использование причуд не было возможно. Как они добились этого эффекта — пока неизвестно.

В их групповой чат пришло сообщение.

«Тодороки-кун, нам с Каччаном нужно поговорить немного наедине. Но я люблю вас обоих, поэтому лови наши

координаты. Добираться тебе где-то часик, но ведь ты можешь воспользоваться видеозвонком! Буду ждать. Твой Мидория»
яой - Кацуки Бакуго

Возраст: 20



- Бакубро, успокойся!

Если бы не чертов Дерьмоволосый, то уже сегодня хоронили бы еще один недо-геройский оплевок семьи Тодороки. Ебаный Двумордый гандон, вот уж не от него Бакуго хочет слышать вот это вот все дерьмо! Он все, блять, и сам знает, а о своей бесполезности в данной ситуации тем более! Выслушивать мнение ушмарка, которое не всралось абсолютно никому он не хочет от слова "совсем" и если бы не чертов Киришима с его упрочнением - Шото уже валялся бы трупом прямо возле ебучего фонтана! Бакуго не хочет повторять, он виноват и все дела, да. Вряд ли такое вообще можно исправить простыми "извини" или чем-то вроде "ты же герой, какого хера?". Что он вообще мог бы сделать в этом всем, если подумать? Бакуго как раздражающий фактор мог только выпилиться из этой жизни, но вот тут уж хер вам. Это тупо и никого не спасет, Деку должен прийти в себя не ценой чей-то жизни. Даже если это жизнь Бакуго.

- Чувак, да что происходит? - не унимался Киришима, пытаясь удержать рвущегося на свободу одноклассника. И понимая, что молчаливый гнев Бакуго куда страшнее, чем когда он материт всех и вся, Киришима уже морально готовился к тому, что стоять придется крайне долго. Как минимум до приезда врачей с успокоительным - Мина как раз уже вызывала их.

С того происшествия прошло всего пара дней - Бакуго и правда заработал первый в жизни шрам и если бы он пошел на собрание по делению территорий, то однозначно прибил бы Двумордого за это. Вместо него благоразумно туда отправили Серо - у него было достаточно мозгов, чтобы не проебать половину территории, как Киришима однажды, и куда больше совести, чтобы с боем не захапать излишек, оставив и так небольшой офис без выходных, как однажды сделал сам Бакуго. Хотя, на этот раз им это и так светило - хоть Серо и взял территорию поближе к ним, ее было слишком много, на столько, что несколько дней в неделю им придется проводить патрули и с другими агентствами. Например, сегодня он и Мина будут патрулировать восточный район Урараки вместе с ней, а та в ответ отдала им пару новеньких, которые проходят у нее практику, они будут бродить по району Бакуго с наставниками в лице Киришимы и Каминари. И даже не известно, что хуже - два еблана или злой Бакуго, которого также благоразумно решили общими силами оставить в офисе за самой ебанутой работой в мире - бумажной.

А его злость имела место быть - за эти пару дней СМИ раздули такого слона из стычки Бакуго и Двумордого с Деку, что впору начать посещать курсы по сдерживанию гнева. Снова. Не видевшие основного действия репортеры додумали им сначала конфликт из-за геройского места в рейтинге, а потом и вовсе приплели между ними любовный конфликт, мол, подкошенный потерей Тодороки решил очень оригинально порвать с Бакуго, а то и наоборот - решивший не заморачиваться чужим горем Бакуго задумал эффектно кинуть Двумордого, но в результате кинули его. В прямом смысле этого слова. Даже комментарий о том, что Бакуго знать не знает, что за фрукт этот их "бедный Тодороки", чье горе естественно было в три раза преувеличено в каждой чертовой статье, и нахера он вообще сдался миру не помог. Репортеришки и из этого вывернули какой-то пиздец, в который вмешали еще и агенство Граунд Зеро. В полном, сука, составе. И какого-то хера пострадавшим лицом все без исключения выдавали Тодороки. Даже если условно бросили Бакуго. И это пиздец.

И ложкой дегтя в этой бочке, как не странно, тоже дегтя (потому что что-то хорошее последний раз происходило с Бакуго только до пяти лет и меда там физически быть не может) оказалось выступление ебучего Деку. Ясен хер, понять, где он засел было невозможно и раз уж отследить номер телефона никто не смог, то трансляцию уж даже и пытаться не стоило. Наводить шухер из-за этого не стоило, но Бакуго уже дернулся, как вдруг... А нихера! Он даже сообразить не успел, как отключился. Все тело ужасно ныло и болело, кажется, Бакуго даже заработал себе вывих, а еще было пиздецки неудобно, на поверку дернув руками он мысленно обматерился. Сука, связан. Еще и чья-то туша сверху придавила, пиздецки тяжело, особенно после явного валяния несколько минут под обломками здания.

- Блять, - глаза еле получается разлепить и первое, что Бакуго видит - рожу Деку. И опять дергается, невольно хмурясь. Причуда отказала (а он бы ей воспользовался не смотря на то, что его держали, лишь бы только хоть немного повернуть ситуацию в другое русло), руки и ноги связаны, да заебись просто! Осознание всей жалости ситуации пришло слишком быстро. Он в жопе. Глубоко и, кажется, надолго. - Какого... Слезь, блять, слоняра.

Ну да, а что еще сказать-то после всего этого пиздеца? Бакуго провалялся хер знает, сколько под обломками, заебался после этих пары дней беготни и ругани со СМИ, почти не спал потому что ебучая совесть вместе с, какого-то хера, Пинки давили и вопили, что Двумордый прав и лезть не в свое дело (хотя сам Бакуго иного мнения) нельзя. Еще, сука, и выкрали! У этих гандонов что, пунктик!? Сука, на первом курсе забрали, так теперь еще и сейчас! Ебитесь вы конем, серьезно, что за мания такая!?

- И какого хера? - выдает хрипло первое, что приходит в голову просто чтобы не слушать бред, который мог выдать Деку. Ну да, зато обрек себя на другой, заебись. И как этот чертов засранец будет выговариваться? - Ты же, вроде, хотел стать кем-то другим.
яой - Тодороки Шото

Возраст: 20
Ice&Fire



За пару дней Шото наслушался и начитался о себе всякого. Бесит. Они и раньше с Бакуго не хило разносили город при встречах, если что-то не удавалось поделить и все было нормально. Но, какой то ублюдок (мягче Тодороки просто не мог его назвать, ибо на языке вертелось тысяча матерных слов) решил, что будет весело придать истории пикантности и построить между ними романтический подтекст. Какая романтика? Хах, всего лишь пару раз просыпались в одной постели. И то, утро после этого выдавалось молчаливым. Обычно, Шото просто принимал душ и поспешно уходил бросив что-то вроде сухого "удачи на работе". Что он чувствовал к Кацуки? Тодороки сам не знает. Это чувство граничащее между чем-то вроде "задушил бы суку" и "в его объятьях хорошо". И хоть во втором он никогда не признается, но это знатно заставляет зависнуть, когда он искренне хочет считать, что на дух не переносит этого дебила.

Однако, если провести параллель, это никак не сравнить с тем, что он чувствовал к Изуку раньше, да и чувствует сейчас, хоть и слабыми отголосками. Мидория всегда согревал только одним своим присутствием. Хватало всего лишь наблюдать за ним, чтобы восстанавливать душевное равновесие. Сам по себе он успокаивал, но так же Шото обжигало ревностью, что всколыхалась каждый раз ,когда Изуку уделял чрезмерно много внимания тому, кто этого ничуть не достоин. Так что же тогда это? За ночь с бутылкой коньяка, своим домашним любимцем Василиском - черной куфией, чья чешуя местами поблескивала зеленым, разговорами с Момо и собственными размышлениями он пришел к выводу, что запутался. Шото не знает как это трактовать. И не знает что должен с этим делать. Как это задавить в корне? Лишь бы не разрослось...

Ожидаемо, на собрание Бакуго не явился. Оно и к лучшему. На фоне всех этих скандальных статей и, скорее всего, мыслях об Изуку, он разъярен не хуже бойцовской собаки. Не смотря на свою неопытность в плане ведения дел компании, Тодороки не уступил ни одного сантиметра своей территории, как бы не пытались другие "про" намекнуть, что ему будет тяжело. Эти районы издавна занимались Старателем. И, логично, что Шото возьмет под свою ответственность все, что после него осталось. Пусть придется хоть ночевать на работе. Ему все равно сейчас нужно отвлечься и думать о том как вытащить на контакт прошлого Изуку. Вправить ему мозги, в конце концов. После собрания столпотворения журналистов было уже не избежать, да и Шото не стремился этого делать. Ему надоело, что все жужжат о том, чего не было в помине.

- Тодороки-сан! Как вы прокомментируете инцидент с Граунд Зеро на днях??? - любопытно блестели их глаза.
- Вы были в отношениях?!
- Он вас бросил???
- Пожалуйста, ответьте!

"Бесите..."

На самообладание Шото никогда не жаловался. Это его самая отличительная черта. Гнев он умел сдерживать идеально, как и все другие эмоции, пока не накатывал комок какой-то непонятной душевной боли, заставляя впасть в уныние на все выходные. Теперь же ему нужно все прояснить, ведь под удар попадают не только они с Бакуго, но и его агентство, которое здесь совершенно не при чем. Кацуки поднял его сам и втаптывать всю его работу в грязь из-за слухов низко. Шото искренне ценит то, что даже такой как Шпиц смог сделать себя индивидуальным и привлечь к себе людей, которые его терпят и работают под его началом.

- Да, конечно, я отвечу на все ваши вопросы, - кивнул, расслабленно сунув руки в карманы. - Для начала, мне хотелось бы сделать заявление. Я и Бакуго никогда не встречались, между нами нет никаких романтических чувств и быть не может. На днях мы снова немного повздорили и в этом нет ничего необычного. Еще со школьной скамьи мы не уживались в одном секторе. Поэтому, буду честен с Вами, если в течении ближайших трех дней я не увижу в газетах опровержение статьям и официальных извинений в письменном виде от агентств - мои юристы готовы подать иск на каждого, - окинул холодным взглядом. - И все мы прекрасно понимаем чем это кончится. Компании потеряют деньги, а вы - работу, - слегка склонился поближе к двум девушкам. - Даже не представляете на сколько оскорбительно быть в глазах общественности брошенным геем, когда являешься четко убежденным гетеро. Надеюсь, намек ясен? Что до вражды компаний - её не существует. Агентство Граунд Зеро минимум на три уровня ниже нашего и в его интересах развиваться. Детская вражда не стоит всех тяжелых трудов. Мы оба "про". Сейчас для нас важнее всего держать город под защитой и заменить столь ключевую фигуру как символ мира. На этом закончим. Благодарю за уделенное мне время.

Протиснувшись через застывших репортеров (видимо, угроза потери работы сработала как надо), Шото отправился к себе в агентство, чтобы начать разбираться с делами насущными, как вдруг его взгляд приковал к себе огромный экран на одной из вышек.

"Мидория... Нет... Это Деку. Изуку еще не здесь."

Изуку играет с огнем. По нему видно, что вся ситуация его глубоко вставляет и он прямо таки чувствует свою безнаказанность. Мерзко это или завораживает - Шото еще не решил. Не привык к такому Мидории. К такому ДЕКУ. Черт возьми, стоит себя одергивать, чтобы не смешать образы в один. Иначе ничего не выйдет. После взрыва в далеке, Шото получил на телефон сообщение и разочарование само по себе разлилось по грудной клетке, словно клещами вцепляясь в ребра и сдавливая сильнее. Снова Кацуки... Почему Деку о нем так печется? Почему хочет приплести? Не понятно. И в то же время... в эту игру могут играть двое.

«Если нужна помощь, чтобы спрятать труп, то пригласи кого по лучше. Предпочитаю встречаться без свидетелей, Деку. Когда закончишь играть в игры - маякни. Я скину тебе координаты. До ваших с Бакуго разговоров мне нет никакого дела. Если ты захочешь его убить - убьешь. А я же.. парень по умнее. Мы будем играть на моем поле.»
Вы не можете написать пост. Подробнее