Принц и Пёс

Количество участников: 2

Что может связывать сына капера и аристократа из беднеющего древнего рода? Даже если бы они встретились, то скорее прошли мимо друг друга. Однако для каждого судьба сложилась несколько иначе. Совы, что принесли им одинаковые письма, стали тем первым шагом, что вскоре столкнул их под одной крышей, одним факультетом. То что было враждой стало вскоре перерастать в дружбу и успешный тондем. Знания и воспитания одного успешно дополнялись наглостью и наивностью другого. И после уже никто не смел ничего говорить в сторону Принца, когда рядом был его Цепной Пёс.

На локации: Сентябрь, 1740 г, Хогвартс
яой - Торридж Диксон

Возраст: 16
Слизерин, 6 курс, загонщик в квиддиче

Сентябрь, 1740 г, Хогвартс


Джейсон... он же что-то там говорил до этого, да? Торридж не мог вспомнить точно. Только какие-то бесполезные и злые отнекивания. Глупый. Сейчас, когда до заветной цели так близко, а разум отчасти затуманен пивом, он ни за что не остановиться. Ни за что на свете. Даже это нелепое "что", походившие на огрызание его не остановит.

Губы. Сладкие и мягкие, словно самый вкусные гектар пленили остатки разума. Он не смог бы оторваться от них сейчас, даже если бы их кто то засёк. Скорей бы кинул "Остолбеней" не глядя и продолжил, стерев в конце воспоминания жертве. Это их и только из секрет. Такой сладкий и запретный. Сомнения поселились лишь тогда, когда в груди протестующе уперлись руки, в попытки оттолкнуто. Это так испугало, что после парень лишь усилил напор и, как оказалось, не напрасно.

В тот момент, когда Джесси расслабился и начал несмело отвечать, Диксон ликовал. Он углубил поцелуй, заставляя их языки сливаться в танце, чуть покусывал губы, массировал волосы на затылке. И неосознанно напирал телом все сильнее, словно желая скрыто ото всех своего Принца. Его тепло и губы сводили сума, заставляли желать большего, забывая о дыхании. Только вот его весьма грубо вернули в реальность, укусив до крови в губу.

- М! - немного болезненно воскликнул Торридж и отстранился, чувствуя металический привкус во рту.

Сглатывая кровь, он чуть отстранится от Мурра и с непоняткой посмотрел на него. Мысли пока текли вяло, а оттого он не смог собраться и ответить. Но может именно это промедление дало возможность Мурру пойти настоль странный шаг. Когда друг сам накрыл его губы, Тор вначале даже не поверил и хлопнул глазами, а после расслабился и снова стал перебирать волосы друга. Только в этот раз этот сладкий поцелуй с металлическим привкусом длился недолго. Расслабившись, он дал Джейсон возможность для манёвра. Но тот не убежал, а лишь припечатал к стенке, сменяя роли.

Чуть выдохнув, когда его прижали к стене, парень замер и посмотрел на друга. Щеки того чуть горели, на губах была кровь, а взгляд был немного шальным. Только и сам Торридж испытывал все то же самое, и в че ещё пылал неведомым огнём, что с трудом запирался внутри. Собрав все мысли в кулак, парень сделал несколько вдох и выдохов и, прижав Мура к себе, начал шептать ему на ухо, пачкая своей кровью.

- Я мечтал и желал этого ещё с начала прошлого года. А может и раньше. В этом году команда отметила, что мен тянет на блондинок и блондинов, когда мы останавливались в портах. Я... я с трудом сдерживал себя, чтобы не сорваться. Теперь же... пости. Прости меня. Но знай, что этот поцелуй и ваш ответ, Мой Принц, сделали этот день счастливым.

Прошептав все это на ухо другу, он поцеловал и чуть прикусил его мочку, а после просто положил голову на плечо друга,ожидая его решения. Если он его прогонит, то Тор уйдёт. Уйдёт и слова не скажет, сохраняя в сердце эти светлые мгновения. Самые светлые за весь Хогвартс.
яой - Джейсон Лайонел Мурр

Возраст: 16 лет
Слизерин, 6 курс. В квиддиче - защитник.

Сентябрь, 1740 г, Хогвартс

От прикосновений приятная дрожь опутывала все тело. Так и хотелось, чтобы не переставал касаться. Странно, неправильно, но жгуче приятно. Оторваться от этих губ было выше сил, но легкие все же начинали гореть от нехватки воздуха. Ошалевшими от взыгравшейся крови, смотрел на Торри, не зная, что вообще нужно предпринять и нужно ли. Прижавшись к нему, запустил пальцы в волосы, чуть сжал прядки.

Тихий шепот пленил и в тот же момент заставлял прислушаться к словам. Так хотелось прикрыть глаза и позволить утащить себя в неизведанный мир. В груди бешено колотилось сердце и было так тепло и спокойно. Все остальное словно перестало существовать.

- Только посмей куда-нибудь от меня сбежать… Прибью… - глухо и хрипло ответил на извинения, все еще не веря в то, что чувства взаимны. – Если бы я только знал… Нет, неважно. Ты мой и точка. Мой Пёс, который сделал меня невероятно счастливым человеком и мне больше нет нужды изводить себя…

Нотки ревности и собственичества звучали в словах, но и тут же перекрывало нежностью и желанием находиться рядом. Отпустив пряди волос, скользнул пальцами по щеке и вновь поцеловал в губы, но не так дерзко, как сделал это изначально. Легкий привкус крови словно поощрял, показывая своеобразную метку.

- Ты мне очень нравишься, Торри… Останься со мной, пожалуйста… - тихо прошептал в столь желанные губы и в словах была слышна мольба. Все казалось каким-то мистическим сном, но и что-то подсказывало, что лучше бы отсюда убраться, пока не нашлись ненужные свидетели.

Немного отстранившись, осмотрелся и невольно облизнул свои губы. Чисто интуитивно, чем специально. Они горели от поцелуев, но скрывать это отчего-то не хотелось. Немного глупо улыбнувшись, а после тихо рассмеявшись, Лайонел взял за руку Торриджа и потянул за собой, петляя вновь по улицам, но уже так, чтобы не попадаться кому-либо на глаза. Пусть и шел впереди, но руку держать не переставал. Пришлось отпустить у входа в тайный переход.

Спустившись вниз, зажег палочку и после убедился, что Тор никуда не исчез. Все казалось каким-то мистическим сном. Как завороженный шел по коридору, порой даже боялся выдохнуть и тем самым развеять наваждение. Найдя некий отступ стены, который сразу-то и не виден, затянул Диксона туда и вновь прижал, напирая уже своим телом.

Прильнув к желанным губам, чтобы убедиться, что все это не сон а действительно реальность. Потушил палочку и спрятал в плащ. Погрузив в волосы Тора пальцы, сжал пряди, целуя немного дерзко и в тот же момент не теряя всю эту нежную сладость. Тело начинало вести себя немного странно. Хотелось прижаться ближе, чтобы ощутить жар тела своего возлюбленного. Но что-то в тот же момент и останавливало. Где-то недалеко раздался чей-то пьяный смех и послышались шаги.

- Тсс… - по-змеиному зашипел в губы, немного напрягаясь, словно пытаясь слиться со стеной. До палочки дотянуться уже не успел бы, да и отстраняться хотелось меньше всего. Оставалось надеяться, что пройдут мимо них и не заметят.
яой - Торридж Диксон

Возраст: 16
Слизерин, 6 курс, загонщик в квиддиче

Сентябрь, 1740 г, Хогвартс

Находясь столь близко к другу, Торридж не мог не почувствовать эту дрожь, что заставляла пропустить вдох. Ошалелый взгляд, пальцы, что так острожно, но вместе с тем дерзко и смело касаются волос. Диксон трепетал внутри, понимая, что Мурр открывает для себя целый новый мир.  Поэтому, он лишь положил руку на талию, поддерживая друга. Только вот собственное признание заставило все же прижать его к себе.  И отпускать вовсе не хотелось. Особенно после такого ответа.

- Да, мой Господин, - проговорил чуть рыча и жадно втянул запах волос Джейсона, что был уже давно изучен.

Не удержавшись, парень все же оставил легкий поцелуй на виске, а после замер. Пальцы, что прошлись прямо по шраму заставили сделать резкий вдох. Это напомнило о том, насколько они разные. Да вот только легкий поцелуй словно стер все эти границы. Да, именно так. Торриджу просто до безумия хотел перехватить инициативу, прижать к себе сильнее… Но, дьявол, как же он боялся напугать этим юношу, коий давно уже так украл большой кусок его сердца. Только вот признавать этого не хотел.

- Я всегда буду рядом, - прошептал Диксон и, запустив одну руку в золотые волосы, оставил вторую на талии, мягко погладив бок.

Дав отстраниться от себя, что потребовало немалых личных усилия, парень почти волком посмотрел на то, как яркий язычок прошелся по губам. Да, он понимал, что у друга и мысли не было его соблазнить, да вот даже он сам сейчас был отчасти не властен над своими желаниями. Позволяя Джейсона вести себя за собой, Торридж то и дело улыбался и даже смеялся. Крепко сжимая пальцами ладонь своего принца, он пребывал  в совершенно неожиданной для себя эйфории. Не верил в свое счастье. Хотел убедиться в этом снова и… боялся спугнуть это наваждение. Да проснись он после этого сна в самой жуткой клоаке, он будет счастлив, ведь запрещал себе мечтать о подобном.

Чуть не споткнувшись на спуске вниз в тоннель, Торридж, немного улыбнувшись, смотрел на Джейсона и все боялся, что он исчезнет, ведь тот так походил на ангела сейчас, в этом магическом ареоле. Но он не исчез. Нет. Он остался. Более того, прижался сам. Опешив от такого, парень вначале стоял на месте. Но вот меркнет свет на кончике палочки, вокруг царит тьма, и появляются смелость. Руки сжали талию, опускаясь на поясницу, язык стал пока осторожно ласкать губу Джейсона. Разгон был небольшим, а оттого то Диксон успел услышать пьяный смех. Открыв глаза и посмотрев в сторону звука, он после перевел взгляд на Мурра и игриво оскалился.

- Umbra*. Silentium**.

Эти заклинания он использовал уже столь часто, что хватало простого прикосновения к палочке и минимального движения, что он и успел сделать. Пользуясь неким замешательством друга, что явно не ожидал подобного, он дернулся, прижимая теперь уже его к стенки и наклонился к губам. Игриво зарычав он, уже не беспокоясь о студентах, прикусил нижнюю губу блондина и чуть оттянул ее, дразня. Начав ее посасывать, он дождался момента, а после уже накрыл уста поцелуем, умело хозяйничая во рту Джейсона. Лаская верхнее небо и играясь с язычком друга, он стал оглаживать его тело руками, немного мять бока, пока легонько касаться ягодиц. Став лишь смелее, стоило стихнуть последнему слову незваных гостей, Торридж отстранялся лишь чтоб сделать вдох а после вновь кусал сладкие губы, что уже чуть припухли от этих ласок. Просто он не мог сейчас остановиться. Не мог и не хотел. Он слишком долго сдерживал себя, чтоб все прекратить сейчас. Особенно когда в его руках было такое-же горячее, как и у него тело. И горячее вовсе не из-за жары или простуды. Нет. Это был совершенно иной жар. Жар, сжигающий запреты и табу, помогающий отдаться желанием. Именно это он сейчас и делал, получая от подобного ни с чем не сравнимое удовольствие.


Umbra* - Тень
Silentium** - Тишина
яой - Джейсон Лайонел Мурр

Возраст: 16 лет
Слизерин, 6 курс. В квиддиче - защитник.

Сентябрь, 1740 г, Хогвартс

Можно было зачаровать отвод глаз, но Лайонел словно напрочь забыл об этих выученных заклинаниях. Только тепло Тора и то, что чувства взаимны, согревали в этом прохладном месте. Тихо произнесенное заклинание рядом, заставило едва ли не вздрогнуть, а после тепло улыбнуться. Похоже, кто-то воспользовался этой мимолетной заминкой.

Спина прикоснулась к холодной поверхности стены, но все же замерзнуть уже не суждено. Мурр погрузил  пальцы в шевелюру Торриджа, отвечая на поцелуй, поддаваясь этой странной игре, стараясь, хоть и не умело действовать и самому. Притянув ближе, словно не желая чтобы этот незнакомый жар тела столь близкого для него человека погас.

Все сводило с ума, едва ли не заставляя терять ясность мыслей. Кровь бурлила от неизведанного и отчего-то становилось жарко. Это невольно и пугало. Прикосновение ладоней опаляло даже через ткань, заставляя невольно вздрагивать и хрипло выдыхать. Мурр провел второй рукой по спине, словно поглаживая и чуть даже царапая. Губы горели, останавливаться не хотелось, но отсутствие опыта заставляло теряться в некоторой нерешительности.

Торри… - тихо позвал, удивляясь, что собственный голос звучит как-то странно с какой-то такой хриплой нотой, что у самого мурашки пошли по коже. – Нам пора… возвращаться.

Скользнув с волос, Лайонел невольно коснулся ушка возлюбленного, очерчивая его контур подушечкой пальца, и после скользнул по щеке к губам. Пусть и ничего не видел, но ощущения самому очень нравились. Оттолкнувшись от стены, слегка навалился на Тора, не понимая своего странного состояния, от которого ноги стали какими-то негнущимися.

Развеяв заклинания почти беззвучным шепотом, зажег палочку и, протиснувшись у стены, потянул своего Пса за собой. Лёгкая эйфория все еще пребывала в крови, заставляя немного глупо улыбаться. Вскоре показался выход. Выбравшись, осторожно, подобно воришке, осмотрелся и после направился из убежища. Единственное что ему было жаль, что пришлось отпустить руку, да и нужно было зайти в туалет, чтобы привести внешний вид в норму, а не отдергивать концы рубахи в тщетной попытке это поправить.

По пути никто к счастью не попался, потому Лайонел быстро зашел в мужскую комнату. Посмотрев на свое отражение, сначала чертыхнулся, а после глупо заулыбался. Немного умывшись, Мурр поправил свой внешний вид, пригладил немного взъерошенные волосы в должный вид и после невозмутимым видом направился в подземелье, где располагался факультет Слизерина. Пройдя как можно незаметнее до спальни, взглянул на Тора и пусть слабо, но тепло улыбнулся. Подойдя к кровати, принялся перебирать все свои вещи, чтобы убедиться, что ничего не исчезло и что-либо не испортили в попытке стащить.
яой - Торридж Диксон

Возраст: 16
Слизерин, 6 курс, загонщик в квиддиче

Сентябрь, 1740 г, Хогвартс

Эта темнота... как же она мешала сейчас. Иначе бы Торридж с удовольствием посмотрел на столь редкую эмоцию своего сдержанного и всегда холодного Принца, как растерянность. Она ощущалась. В дыхание, в той мимолетной дрожи, что прошлась по коже. Но вместе с тем именно эта темнота позволила им укрыться и делать подобное. Запретное и столь желанное.

Эти пальцы, что так трогательно зарылись в волосы заставили затрепетать. Поцелуй становился все более страстным, но чувствуя эту трогательную неловкость, с которой ему отвечали, парень чуть убавлял пыл. Руки остановились на боках и мягко их гладили, не давая угаснуть тому пламени, что наверняка горел внутри. Но эта неопытность... черт. Это так заводило. Причем раньше за собой он такого не наблюдал. Более того, это отчасти раздражало. А тут. Это был так прекрасно-трогательно, что у Торриджа захватывало дух. А эти выдохи, что он ловил губами и дрожь, что ощущалась из-за такого близкого контакта? Волшебно. Кровь внутри превращалась в лаву, а оттого рука, что словно чуть оцарапала, заставила удовлетворенно рыкнуть и прикусив осторожно нижнюю губу, снова оттянуть ее и после пососать, лаская языком.

И все де он нашел в себе силы остановиться, стоило Джейсону об этом попросить.  Отстранившись, он положил голову на плечо однокурсника и стал покрывать его шею легкими дразнящими поцелуями. Как же это нравилось. Дрожь и тепло Мурра, его интимно хриплый голос. Ммм. Это что, рай? Когда эти пальцы очертили ухо, Диксон задержал дыхание, боясь спугнуть, а после не сдержался и, отстранившись, поцеловал перехваченное запястье. Волшебно. Теперь в это почти привычное прикосновение можно было вложить все те чувства, что до этого скрывались внутри. Трепет, нежность, ласку, желание. Да. Последнее он столь долго сдерживал внутри.

Придержав на первых порах словно в миг ослабевшего друга за талию, парень, улыбаясь сыто и довольно, последовал за своим Принцем, украдкой поглаживая большим пальцем ладонь. Как же... как же прекрасно! Ему хотелось смеяться и показать всему миру, насколько он счастлив. Поэтому не удержался и вновь украдкой поцеловал в шею, смотря на то, как Джесси максимально заметно и напуганно осматривается по сторонам, выискивая опасность. Такого-бы еще в первом дозоре в порту прирезали. Глупыш. Нет. Принц, непосвященный во все эти песьи дела. Да. И так должно оставаться.

Все же отступив в сторону и придав своему виду толику холодности, Торридж улыбался мартовским котом, идя по коридорам Хогвартса. Секрет. У них появился новый секрет. И они оба теперь связаны им лишь сильнее. Прижав к лицу запястье, перевязанное лентой, он снова поцеловал лоскут. Да, вкусив вкус этих уст, хотелось накрыть их поцелуем снова, но... не здесь. Это он жалкий оборванец. Его Принц человек благородных кровей.

Дав Мурру пойти привести себя в порядок, Диксон, оскалившись вошел в гостиную факультета. Разговоры ненадолго стихли, а некоторые стали отводить взгляд в сторону. Особенно первокурсники, коим наверняка натравили уже кучу баек о том, какой он зверь. Пусть бояться. А тут еще и повод есть. Наклонив голову набок, парень принюхался и, ухмыльнувшись, подошел к девушке, что побледнев опустила взгляд. Постояв напротив нее, Пес протянул руку.

- Дай. И об этом не узнает декан факультета, - произнес он, растягивая слога и добавляя интимности. Она была лишь усилена, когда он коснулся подбородка девушки руками и заставил посмотреть себе в глаза. - Ты же хорошая девушка, м? Зелье и ленту сюда. Быстро.

В миг покраснев от этого, девушка отчасти дрожа достала из потайного кармана в платье кофейную лету для волос с золотой вышивкой  и зелье амортенции. Бережно сложив ленту, подаренную в прошлом году на рождество Мурру, Диксон с угрозой оскалился.

- Ум-ни-ца, - проговорил по слогам и, отступив от девушки, развернулся и швырнул зельем в камин. Попал.

Размяв шею, Диксон зашел в комнату и сразу положил украденную ленту на место. Лишь после, наведя порядок, привычный Принцу, в чуть разворошенном сундуке, стянул с себя рубашку и прям так, с голой грудью, завалился на кровать. Как раз вовремя. Джейсон вернулся уже совсем скоро и стал сразу проверять свои вещи. Парень чуть улыбнулся. Мурр снова ничего не узнает. Может лишь как и всегда будет о чем-то подозревать. Но не станет задавать вопросы. Принц не должен знать о лисах, коим его Пес перегрызает глотки.
яой - Джейсон Лайонел Мурр

Возраст: 16 лет
Слизерин, 6 курс. В квиддиче - защитник.

Сентябрь, 1740 г, Хогвартс

Сначала что-то показалось странным, потому Лайонел осторожно раздвинул некоторые вещи, а после проверил все ли ленты на месте. Ничего. Просто показалось, ведь такое случается. Мысленно дав себе подзатыльник за излишнюю подозрительность, положил нужные конспекты поверх тех, которые понадобятся позже и принялся раздеваться. Первой полетела накидка, а после и все остальное вооружение. На всякий случай кинжал спрятал под подушку и укрыл заклинанием отвода глаз. Все остальное было сложено аккуратно на тумбочке. Мурру отчего-то не хотелось оставаться одному в своей кровати, потому и взглянул в сторону своего Пса, что вольготно устроился на своей кровати. Припомнив поцелуй, чуть смущенно улыбнулся и сдернув одеяло со своей постели, направился к своей цели.

- Надеюсь ты не будешь против, если я рядом прилягу? – немного приглушенно произнес, чуть щурясь и только после присел, намереваясь спихнуть все же. Вопрос для него носил скорее риторический характер и просто ставящий перед фактом. Ведь не для кого не новость, что эти двое друг у друга спят, когда холодно. Да и переговариваться так легче, никому не мешая. Укрывшись, все же прижался ближе, ничуть не стесняясь своего поведения, зная, что все-таки они будут укрыты пологом.

- Я счастлив Торри… Что рядом со мной ты, а не кто-то другой… - тихим, но не лишенным ноток соблазнения произнес на ушко Диксону, прежде чем он уткнулся носом в обнаженную шею и прикрыл глаза. Тепло ставшее столь родным, почему-то не действовало успокаивающе, а вызывало странную реакцию и желание прикосновения чужих рук и объятий. Недовольно заерзав, все же сам того не осознавая укусил за шею, ставя очередную метку собственничества. Лайонелу было сложно быть честным в своих желаниях. Чего-то хотелось, но переступить себя не мог, потому и отступал стоило что-то сделать не привычное для него самого. Приоткрыв глаз, украдкой взглянул на Торриджа, надеясь, что он не будет смеяться над такой странной выходкой.

- Ты такой теплый… - сам не зная зачем это произнес и потянулся губами к ушку. Прошло лишь пара секунд, как губами уцепился за мочку, словно пробуя на вкус или быть может просто хотел проверить реакцию. Самого одолевали смешанный ощущения и отчего-то хотелось лишь немного дразнить. Было ли это любопытством? Или все же проверкой на выдержку? Все же идти на поводу у своих желаний было страшно. Отпустив ухо прежде чем щеки предательски вспыхнут от смущения, Мурр слегка отодвинулся, понимая, что возможно и так нарушил личностные границы столь неразумным приставанием.

- Прости, не удержался… Не знаю, что нашло… - чуть смущенно прошептал, хоть мог спокойно это произнести.
яой - Торридж Диксон

Возраст: 16
Слизерин, 6 курс, загонщик в квиддиче

Сентябрь, 1740 г, Хогвартс

Когда Джейсон вернулся, то парень невольно напрягся. Но внутренне. Выглядел он абсолютно спокойно. И все же Торридж не сдержал облегченно вздоха, когда Принц ничего не заметил. Хорошо. Слизеринцу нравилось оставлять друга в неведении о том, что происходит за его спиной. Развалившись на кровати уже поудобнее, Диксон невольно улыбнулся, видя, как Мурр прячет кинжал под подушку. Это было важно.

   - Как я смею вам отказать, мой принц? - сказал Тор и подвинулся, уступая место.

Он прекрасно понимал, что это даже толком не было вопросом. Просто нравилось обыгрывать подобное именно так. А ведь у него и правда не было возможности отказать. Даже когда было плохое настроение. Он просто не может сказать этому чуду нет.  Вот и все. Правда сейчас все изменилось.

Приобняв друга, стоило ему самому прижаться чуть ближе, Торридж уткнулся носом в шею друга. Вдыхая родной запах. Шепнув короткое «и я», блондин откинул голову, открывая доступ к шее. Руки же стали гладить спину и бока. Вроде все как всегда, но все было по другому. Теперь у всего этого появилось второе значение. Поэтому Диксон не стал сдерживать томного выдоха, когда зубы несмело куснули за шею. Там наверное будет след. И хорошо.

- Ты еще теплее, - прошептал парень и улыбнулся, отдаваясь во власть этих губ.

Эти ласки… такие несмелые, осторожные, будоражили сознание и будили желание. Желание, что стало медленно захватывать разум. С губ сорвался тихий стон, когда зубы чуть прикусили мочку. Посмотрев на Мурра, когда тот отстранился, Тор увидел его румянец… и все.

- Что же ты со мной делаешь…

Быстро произнеся это, Диксон почти набросился на друга, целуя его губы. Пользуясь тем, что они были приоткрыты, он смело проник внутрь языком, лаская небо, щеки, играясь с языком. Это туманило разум. Повалив Джейсона под себя, он начал ласкать его тело руками. Такое знакомое… такое желанное. Сколько же раз он хотел коснуться его так? Много. Много, очень много раз.

- Джееессииии, - прошептал Тор в губы и лизнул их.

Припомнив, что именно делал с ним друг, парень начал повторять эти ласки. Только гораздо увереннее. Губы опустились на шею, начав покрывать ее поцелуями. Остановившись возле бьющейся жилки, чуть прикусил ее зубами, поднимаясь после к мочке уха. Тут он задержался не надолго. Просто прикусил мочку, чуть оттягивая ее, а после зализывая. Хотелось совершенно иного. Хотелось до дрожи в костях, но он знал, что нельзя торопиться.

Оторвавшись от уха, Диксон, тяжело дыша, навис над другом, чтобы после опуститься и вновь поцеловать его в губы. Но ненадолго. Потому что после он поцелуями опустился ниже. Шея, кадык, ключицы, грудь и трепетные горошины сосков.

- Какой же ты красивый, - горячо выдохнул Торридж и, смотря затуманенными глазами на друга, опустился, беря правую горошинку в рот, начиная ласкать ее языком.
яой - Джейсон Лайонел Мурр

Возраст: 16 лет
Слизерин, 6 курс. В квиддиче - защитник.

Сентябрь, 1740 г, Хогвартс

Лайонел действительно не знал, что столь неуверенные ласки смогли разжечь потаенные желания. Возможно он и был несведущ, но что-то подталкивало к такому безумству. Чуть смущенно улыбнувшись, ответил на этот наглый поцелуй. Хриплый выдох из приоткрытых губ и кажется был пойман любимыми губами. Едва слышный стон сквозь поцелуй. Мурр не удержался и погрузил пальцы в волосы любимого не отпуская, жадно отвечая на эту неравную игру, дерзко как получалось лаская его язычок.

Невольно изогнувшись под ним, сам того не понимая отчего же пытался прижаться как можно ближе. Может не хотел терять тепло, а быть может хотел уловить тот же жар, который распалял его кровь, толкая на грань безумства. Это было опасно, неизвестно, но при этом как ни странно очень желанно. Хотелось еще… Хотелось чувствовать именно эти губы, эти руки…

- Торриии… - тихо отозвался в ответ, посматривая на любимого, скользнув пальцами по его щеке и шее. От этих сводящих с ума ласк голову просто сносило и опьяняло не хуже хорошего вина. Хотелось стонать в голос, но при этом боялся и невольно прикусывал нижнюю губу. Приятная дрожь окутывала все тело, заставляя вздрагивать на мягкие укусы.

Взглянув опьяненным странным желанием на обретенного и столь любимого Пса, сам невольно поддался вперед, приподнимаясь, ловя столь сладкий и жаркий поцелуй. Но все же полностью насладиться не дали, отчего чуть разочарованно выдохнул. Вот только последующее прикосновение будоражили кровь сильнее и в паху стало как-то жарко.

Опустившись на постель, невольно застонал, а испугавшись собственного голоса, прикусил фаланги пальцев, чтобы заставить себя молчать. Тело словно стало чужим и непослушным разуму. Обхватив ногой бедро Торриджа, так хотелось прижаться к его паху и потереться, словно хоть как-то пытаясь пометить. Наблюдать было сложно и это было очень смущающе, но сами ласки просто сводили с ума. Он не понимал что происходило и казалось еще немного и просто окунется в какую-то неизведанное ощущение. И это немного пугало.
яой - Торридж Диксон

Возраст: 16
Слизерин, 6 курс, загонщик в квиддиче

Сентябрь, 1740 г, Хогвартс

Это было так... неправильно. Неправильно, запретно, подло, но Торридж отчего-то не мог остановиться. Да. Наверное ему и правда что-то подсыпали. Но что именно? Что могло заставить поддаться этому темному зверю внутри, который уже желал заполучить даже не сердце, а просто тело близкого друга? Хотелось касаться мягкой кожи, лишенной изъянов, шрамов, ожогов, хотелось зарываться носом во всегда приятно пахнущие волосы, хотелось срывать с этих губ томные вздохи. И если первые желания были еще нормальными, то последние выводило из себя. Когда он впервые подумал о нем... так? Сложно вспомнить. Просто все это время даже самому себе запрещал думать о подобном. Да вот только все равно разгонял девушек, которые крутились возле его Джейсона.   Потому что они хотели быть рядом из-за фамилии и статуса. Он же хотел быть рядом с Джесси - парнем, который почти все время носит маску и может даже уже успел забыть какой он настоящий. Хотя... может именно сейчас он и показывает себя настоящего?

Диксон чувствовал себя первооткрывателем. Тело Мурра было таким... до запретного честным. В жилах кипела крови от того, как парень тянулся к нему, толком не понимая еще чего хочет. Жаркий шепот, немного стыдливо прикушенная губа, сбитое дыхание. А ведь Джесси даже не догадывается каким... соблазнительным он сейчас был. Ничего. Тор ему это покажет так. Особенно учитывая то, как к нему потянулись навстречу.

Невольно затрепетав, парень почти нырнул в омут с головой. И Принц словно невольно его подгонял. Своими ответами, стонами, изгибами, взглядом. Тор с трудом сдерживался, но все же оставался максимально нежным и чувственным. Только вот пальцы кусать не позволил. Осторожно перехватив руки Мурра, он сжал их своей ладонью над головой, и продолжил эти ласки. Ему хотелось слышать этот голос. Такой родной, но незнакомый сейчас. Наверное впервые оказавшись в подобном положении, Джесси просто не знал, как себя вести и оттого был честен даже с самим собой. Это распыляло и подгоняло лишь сильнее.

Осторожно прикусив и чуть оттянув за горошину соска, Тор и сам вжался в пах  возлюбленного своим возбуждением. Невольно замычав от удовольствия, он стал второй рукой оглаживать бока и бедро, то и дело касаясь ягодиц. Только вот своей пытки так и не закончил, а лишь усилил своей пыл. Теперь он целовал кожу на груди, шее и то и дело оставляя небольшие красные пятна и укусы. Хотелось показать, что Мурр принадлежит ему. Да вот только остатки здравого смысла не позволяли оставить таких следов на шее. Лишь на груди и ниже, чтоб можно было скрыть рубашкой. Хоть здесь он смог себя приструнить.

Горячо выдохнув, парень чуть приподнялся и некоторое время в открытую любовался Мурром. Он такой красивый сейчас. Это лицо, глаза, дыхание, тело. И это все сейчас принадлежит только ему одному. Только ему. Хотя кажется о чем то подобном помышлял и сам Джейсон - его ноги все еще обхватывали бедра. Так то и дело делали девки в портовых-городах. Только там это было шоу. А здесь... он не контролировал это. Как же приятно быть тем, кто первым открывает наслаждение. Но и ошибиться было страшно. Еще навсегда отобьет желание пробывать делать нечто подобное.

Облизнувшись, Торридж снова стал целовать и чуть покусывать в нетерпении губы парня. Правда после вновь переключился на шею и уши. Стараясь не оставлять следов, он с головой ушел в этот процесс. Даже не заметил, что уже давно не держит сцепленными руки Джейсона, а оглаживает ими все тело блондина. Он словно все еще не верил в то, что это все правда. Все же столько раз мечтал о таком и тут вдруголучил все и сразу. И даже то о чем и подумать не смел.  Торридж и сам горел в неясном для себя пламени, лаская тело под собой и то и дело нетерпеливо ерзая. То и дело внутренние порывы почти кричали о том, что можно быть смелее - Мурр наслаждался каждым его движением. Но шепот совести призывал сдержать нетерпеливого зверя. Это ведь Джесси. Его маленький Принц. Его самое большое сокровище, привязавшее вольную душу к суше и себя. Нет. Он его уже больше не отпустит. Никогда. Даже если его начнут прогонять. Потому что это ЕГО Принц.
Вы не можете написать пост. Подробнее