Проект

Количество участников: 4

Молодое танцевальное трио - пожалуй, самая лучшая находка молодого и перспективного агентства. Их красивые лица, стильная одежда, гибкие тела, припудренные лоском и пафосом, флюиды любви и страсти моментально завоевали сердца и умы миллионов жителей Земли. Дебют, успех - и вот троица в центре внимания режиссеров, пиар-компаний, рекламных и модельных агентств! Слава во всей красе привела за собой желание знать о звёздах все.

Их праздная жизнь - лишь занавес, закрывающий от мира сего всю трагедию, всю боль и всю ненависть друг к другу, что они трое переживают уже не первый год. Регулярные скандалы, ревность, страсть - и это под одной крышей! И за всем этим кроется давняя трагедия, связанная с бывшим членом некогда трио.

После очередного трудового дня, отсияв и отулыбавшись, по возвращении домой один из них замечает знакомого молодого человека. С ужасом узнав в нем покойного друга, он вдруг понимает, что этот человек не помнит ничего ни о себе, ни о ком-то ещё. Срочно звонить остальным! Возвращение в жизнь троицы призрака человека, убитого ими же, не сулит ничего хорошего!

И как же он прав...

На локации: Токио/Середина ноября/Вечер/ Пентхаус группы
яой - Дайске Акира

Возраст: 25
Основатель квартета "Project S"

Токио/Середина ноября/Вечер/ Гостиница "Пион"

Прежде Акира неоднократно прокручивал в своей голове момент встречи с прошлым. Он был почти уверен в том, что прежде ему не доводилось терять память, а, значит, и в подобной ситуации он оказался впервые. Опыта в подобных делах у него не было. Каждый раз в своих мыслях он терялся, пытаясь представить собственные чувства и чувства тех, кому он не безразличен, кто его ждал или верил, что однажды он вернется. В реальность его возвращала суровая правда: в Японии "ушедших" обратно не ждут. Ни тех, кто просто покинул дом и ушел, ни тех, кто пропал на много лет, ни даже тех, кто отошел к праотцам. Сейчас же встреча с незнакомцем под дождем на знакомой отчего-то улице поселила в его сердце зыбкую надежду на то, что он найдется. Насквозь пронзившее грудь чувство же не было фальшивым, сомнений не оставалось: Акира знал этого человека. И, возможно, он знал Акиру.

Он спиной чувствовал на себе его взгляд. О чем он думает? Какие мысли и сомнения успели посетить его голову с момента столкновения? Акире казалось, что он уже когда-то шел куда-то вперед, а следом за ним шли те, кто хотел быть рядом. Но ведь так идут и те, кто хочет оставаться в тени его спины, и те, кто не спешит вырываться вперед. Стоит сделать остановку, и в его спину врежется чужой лоб, и Акира будет знать, что такое уже бывало.

Потерянную жизнь не вернешь. Годы беспамятства, проведенные в горах, Акира наполнял всем, чем только мог, и был рад тому, что имел. Он не знал, хочет ли он вернуться в свое истинное настоящее, поскольку не мог предсказать последствий и назвать причины, по которым не стоит покидать ставшую привычной обыденность. Вада-сан умер, его место занял Каору-сан. Но и тот уйдет, а кто останется? Те, кто когда-то жил в его забытом прошлом? Вернутся ли они в его жизнь? Столько вопросов, а где искать ответы - тупик. Он и в Токио вернулся, не горя желанием, просто из необходимости, безысходности. Он мог бы остаться там, на родине его новой жизни, но... Теперь он здесь, средь огромных домов, неоновых вывесок, холодного ноябрьского дождя, как потерявшийся и не желающий найтись щенок.

Было бы здорово, наверное, вспомнить лица, чувства, окунуться в воспоминания и привычные вещи. Но едва шевелящийся на дне души червячок сомнения вновь шевельнул хвостом, вселяя в Акиру тень тревоги. Ему нельзя возвращаться. Даже если он вспомнит все - нельзя.

Он шел к "Пиону", стараясь не дрожать от холода, но шаг его был быстр, спешен. Едва он, а следом и незнакомец, оказались внутри, Каору-сан протянул ему позаимствованное полотенце и оставленную Акирой куртку, а затем и электронный ключ. Они остановились в фойе.

- Двести третья комната, лестница там, - спутник Акиры указал на лестницу по правую руку, а затем поправил сползшие по мокрому носу очки. - Я закажу горячей еды. Там есть полотенца. Сумка с твоими вещами на кровати. Переодевайся, высыхай, и мы поедем в участок, - тут он посмотрел за плечо Акиры, вероятно, на его попутчика. - Располагайтесь.

Улыбнувшись вновь широте души мужчины, Акира через плечо взглянул на незнакомца и протянул ему свое полотенце - ему казалось, что оно тому будет нужнее.

- Спасибо, Каору-сан, - поблагодарил он, стуча зубами. - Мне, правда, жаль...

Тот огрел его строгим, сильным взглядом. Акира прикусил, в прямом смысле, язык, смекнув, что и так переборщил с извинениями за весь день. Стиснув зубы, лелея укушенный язык, он с трудом улыбнулся и прошмыгнул к лестнице, убедившись, что незнакомец последовал за ним. Отношение Каору-сана к случайно встреченному Акирой на улице человеку было на удивление теплым, при всем при том, что за проведенное с ним время Акира неоднократно убеждался в умении Каору-сана вводить людей в смятение своим на редкость высокомерным взглядом на них. Но он был умен и проницателен. Вряд ли Акире были свойственны такие качества. Однако то, что он понимал причины и следствия поступков Каору-сана уже говорило ему о том, что и он сам не лыком шит.

Двести третья комната была, пожалуй, единственной на этаже, на дверной ручке которой не висела табличка "Не беспокоить". Она находилась сразу за поворотом с лестницы, рядом с ней покоилась фарфоровая японская ваза с искусственными ветвями всегда цветущей сакуры. Это была первая гостиница в новой жизни Акиры, но открывая дверь ключом, он действовал как по привычке, не испытывая никаких новых ощущений или не отмечая ничего нового для себя. Все как прежде.

Комната на одного постояльца с внушительной двухместной кроватью, парой кресел со столиком, круглым обеденным столом у большого окна, с современным телевизором на стене. Встроенный шкаф был открыт, демонстрируя постояльцу все пустоту своего существования. Заприметив дверь в ванную, Акира как по привычке открыл ее и включил свет. На комоде покоилась целая стопка махровых полотенец.

- Отлично, - радостно отозвался он, стягивая с себя ботинки.

Тепло моментально охватило его уютным пледом, заботясь о замерзшем теле. Скорее снять с себя мокрую одежду и переодеться! Акира впопыхах чуть не забыл про спутника и оглянулся на него лишь в ванной.

- Располагайтесь. Негоже болеть в такое время, - мягко предложил он и протянул ему пару полотенец. - Кажется, где-то здесь еще обогреватель есть. Не знаю, откуда я это знаю... Но по идее, должен быть.

Акира поймал себя на том, что место кажется ему знакомым. Он словно бывал здесь прежде, только вспомнить не мог. И про обогреватель вспомнил на ходу. Просто выпалил на автомате. Неужели впервые за столько времени он и в самом деле оказался там, где уже был раньше? Или же ему так только кажется лишь потому, что в прошлом ему доводилось бывать в гостиницах?

- Как же все запуталось... - с горечью выдохнул Акира, захватил полотенца и вышел в комнату.

Поверх покрывала на кровати его дожидалась сумка с его скромными пожитками: кое-какие косметические мелочи, скудный запас теплой одежды, сменное белье. В горах он привык носить пару-тройку комплектов одежды. Большую часть его гардероба составляли охотничьи и рыболовецкие снаряжения. Одежда, в которой его нашел Вада-сан, была изорвана и безвозвратно потеряна. Но судя по ней, некогда Акира жил очень даже нескромно. И у него был отличный вкус.

Совсем не стесняясь постороннего, Акира стянул с себя мокрую рубашку, а только потом спохватился, вспомнив, что вся его спина - искусство палача. Ее покрыли страшные бело-красные шрамы, порой напоминающие о себе неприятным нытьем. Вероятно, появились из-за падения. Три месяца Акира не мог встать с постели. Ему повезло, что его не парализовало. Вот только его координация пострадала, а пальцы левой руки порой не разгибались. Это сейчас, спустя пять лет тренировок, он мог двигаться как все. Лишь оставаясь наедине с собой Акира видел, с каким трудом ему это дается.

Шрамы, должно быть, уже привлеки к себе чужое внимание, и Акира поспешил заговорить с незнакомцем. Он вытащил из сумки красный свитер и утепленные брюки.

- Меня Акира зовут. Вроде бы... Не уверен, но меня так все называют из-за него, - он вытащил из кармана брелок со словом "Акира", что некогда послужило ему в качестве имени. - А Вы? Наверное, я отнял у Вас время.

Он развернулся к юноше, поправляя прилипающий к мокрому телу свитер. На него Акира смотрел внимательно, вычитывая на его лице все, что там было написано.
яой - Рюичиро Сато

Возраст: 23 года
Композитор и хореограф трио "L - MD". В свободные время - актерство.

Токио/Середина ноября/Вечер/ Гостиница

Странный такой транс. Рюичиро теперь понимал, что то падение в лужу не было тем, что просто споткнулся, когда делал шаг назад. Это и пугало и давало надежду. Но на что? Отрицание. Не хотелось верить в то, что видел. Слишком много совпадений, но все же что-то было иным. И это что-то настораживало. Однако собственное сердце забилось в предчувствии ничего хорошего. Холод становился более ощутимым, но возможно это из-за промокшей одежды, а не от личных ощущений. Прошло слишком много времени, но почему он, Рюичиро, не смог до сих пор его отпустить?

Сато и не заметил, как пелена дождя и воцарившееся молчание сменилось какой-то другой обстановкой. Он чувствовал себя лишним здесь, но и в этот же момент, что-то не отпускало его просто так. Убрав зонт, Сато немного нервно его застегнул, наблюдая как стекает ручьем вода. Что-то предпринимать он не решался, потому лишь дожидался хоть чего-нибудь. Даже если это будет извинение и просьба уйти. Но ушел ли бы он так просто? Услышав чужие слова, не сразу сообразил, что сказанное коснулось отчасти и его самого.

- Благодарю. Уйду, как приведу себя в порядок… - мягким, вежливым тоном ответил Рюичиро, но все же в голосе прорезались нотки вины. Пусть и было немного холодно, но как-то все же с собой смог совладать. Возможно извечные выступления при разной температуре немного приучили не быть столь привередливым. Да и в студии иногда было холодно.

Тихо следуя за Акирой, Рюичиро невольно ощущал сильный приступ ностальгии. Ведь когда-то он так и следовал, но при этом не чувствовал столь явного неудобства. Тогда ему было легче, да и в какой-то мере придавалась уверенность. Но не сейчас… Сейчас больше была неизвестность, которая и вызывала напряжение. Зайдя следом в номер, Сато поставил зонт в специальную поставку и замялся при входе. Первым делом все же стянул маску, чтобы спокойнее выдохнуть и стянул капюшон с головы.

- Прошу прощения за вторжение. Спасибо за приглашение… - разуваясь, произнес Сато, осторожно проходя в номер. Ловушкой это быть не могло, но все же просто взять и расслабиться не мог. Кивнув, взял полотенца и осторожно вытер голову. Обогреватели действительно были в номерах, оставалось лишь понять где он располагался в этом номере. Немного осмотревшись, Рюичиро нашел искомое и включил. Обдало теплом, отчего невольно поежился и отошел подальше. И как он не замечал столько времени, что слишком легко был одет и что уже продрог под таким дождем. Наверное, нервы были взвинчены до предела, что не чувствовалось ничего.

Сложив полотенце на край кровати, стянул с себя толстовку, а после укутался в большое полотенце, за неимением одеться во что-то сухое. Немного вздохнув, смотрел куда-то себе под ноги, но при этом пытался прислушаться к чужим шагам. Все как раньше. Почти. Только малейшая мелочь отличалась. И эта мелочь ставила все под сомнение. Взглянув на этого незнакомца, который так похож на одного человека из прошлого. Легкая дрожь все же охватила тело и заставила поежиться. И увиденные шрамы лишили дара речи. Возможно, у кого-то другого это бы вызвало отвращение и желание отвернуться, но… Сато застыл на месте, напряженно рассматривая, и в его взгляде была боль, горечь и сожаление. Сердце куда-то вновь рухнуло, забыв, что нужно биться. Стало так тяжело, что даже дышать расхотелось. Но и верить не хотелось, что у человека, которого он помнил, могли быть такие шрамы. Разум отказывался это воспринимать, а сил отвести хотя бы взгляд не хватало.

- Вроде бы? Не верите, что действительно так могли звать? - чуть склонив голову, поинтересовался, пытаясь понять, не дурят ли его, но взгляд все же зацепился за брелок. – Этот брелок.… Откуда? Мое имя… Сато… Рюичиро Сато… - казалось бы, завис на мгновение, от удивления парализуемый увиденным предметом, широко распахнув глаза, но тут же исправился.- И… если честно, я сам искал, куда бы укрыться от дождя. Не хочется возвращаться в студию…

Рюичиро никак не мог понять, что мог делать брелок в руках у него. Почему? Даже после смерти Акиры, он не смог найти его, чтобы украдкой сохранить как память о любимом. Что-то не так, но что? Невольно пошатнувшись от внезапно накрывшего головокружения, но все же умудрился устоять на ногах. Сердце глухо забилось. Похоже, потрясение и нервное истощение не обошло все стороной. Раздеваться как-то больше и не стал, словно не желая смущать присутствующего своим телом. Да и возникшая мысль не давала покоя. Он и сам отчего-то вспомнил свои ощущения в тот день, словно что-то терзало. Дрожь прошило все тело от накатившегося волнения.

- Вы не против, если я займу душ?.. Кажется, я слишком сильно продрог и сам этого не заметил… - посмотрев на Акиру, немного торопливо Сато, хоть уже был готов и к отрицательному ответу, который сейчас мало чем волновал. Быстрыми шагами, едва ли не спотыкаясь скрылся за дверью санузла. Откинувшись на дверь, дрожащими пальцами вытащил телефон из кармана, надеясь, что тот еще не сдох. Пусть и батареи было меньше четверти, Сато знал, что ее хватит, чтобы сделать контрольный звонок. Борясь с собственным волнением, он набрал нужный номер и приложил уху. Слышать его голос не хотелось, но ответ был очень нужен. Несколько гудков и… Рюичиро отошел от двери на всякий случай, стараясь сохранять спокойствие, произнес в трубку.

- Микуро-сан?..
яой - Хиросэ Макото

Возраст: 25
Основатель и лидер группы

Токио/Середина ноября/Вечер/Пентхаус группы/Комната Хигури

 Звуки доносившиеся из-за двери заставили Макото нахмуриться. А гневный крик и вовсе заставил скрипнуть зубами, почти бегом направившись за запасным ключом от чужой комнаты, лежащим как и другие в углу кухонного шкафчика. Случаи, когда они понадобились, можно было пересчитать по пальцам, но сейчас напряженный почти до предела Хиросэ даже не прислушался к слабому гласу совести, отыскав в связке помеченный рожицей ключ.

 Вернувшись к комнате товарища, он отпер дверь и шагнул в темную комнату, освещенную лишь светом из коридора за его спиной. Скользнув рукой по стене, молодой мужчина нашарил выключатель и щелкнул им, разгоняя тьму помещения. Взгляд заскользил по обстановке и на миг замер на таблетках.

 - В порядке, говоришь?.. - с отчетливым скептицизмом спросил Макото, переводя взор на Хигури. - Хотел посмотреть как ты. Выглядишь нездоровым.

 Подойдя к  Микуро, Хиросэ опустился на корточки и поднял лекарство, с задумчивым видом рассматривая баночку. Как он не старался, но вспомнить что это не мог. Знал ответ, но тот будто ускользал от внимания. Вздохнув, он встал и посмотрел в глаза менеджера.

 - Напомни мне, что это за таблетки?.. - интуиция, несмотря на немного подводящую память, отчетливо сигнализировала, что это важно. Да и вид стоящего напротив парня оставлял желать лучшего, несмотря на улыбку. В его глазах словно была... сумасшедшинка? Странный блеск?..

 Звонок телефона в воцарившийся тишине, нарушаемой лишь шумом дождя с улицы, прозвучал почти оглушительно.
яой - Микуро Хигури

Возраст: 24
менеджер группы

Токио/Середина ноября/Вечер/Пентхаус группы/Комната Хигури

-Ну что ты, я ведь на самом деле в полном порядке, не зачем так волноваться,- продолжая улыбаться детской улыбочкой, уверял Хигури специально чуть наигранно звонким голосом.

Он отошёл к центру комнаты, позволяя лидеру группы свободно двигаться в пространстве, не ограничивая его ни словом, ни действием. Однако на самом деле, сейчас Микуро было крайне неприятно присутствие Макото в пределах окружающих четырёх стен. В конце концов, это его территория, а Хиросэ столь беспардонно вошёл внутрь. Та сторона, что главенствовала над телом юноши сейчас, была значительно агрессивнее своей второй половины, ей катастрофически не хватало терпения и уж что-что, а вторжение в личное пространство она так с рук спустить не могла, пусть даже это была попытка проявления заботы.

Медленно, но верно раздражение накатывало волной, снова и снова пробегая электрическим импульсом под кожей. Неприятно. Очень. А прекратить это так просто. Всего лишь закрыть дверь и выключить свет. Одно движение, два… Избить, задушить, перерезать горло – столько способов, быстрых и лёгких. Глазом не моргнёшь, всё закончится.

Пытаясь уничтожить эти мысли на корню, Хигури прикусил губу и с силой сжал кулаки, так что костяшки побелели. Опустил голову и зажмурился. Но простоял он так не долго, в реальность вернули слова коллеги:

-Напомни мне, что это за таблетки?..

«Он лезет не в своё дело!»

«Заткнись! Хоть это так…»

Менеджер не двинулся с места, не произнёс ни слова, он даже не поднял головы на стеклянную упаковку таблеток. Всего несколько слов кардинально изменили положение вещей. Немой диалог двух ненавидящих друг друга личностей сводился к единому мнению: «об этом не должны помнить!» Вариантов решения было слишком много, но все приводили к одному, максимально простому, итогу. И может, этот столь вероятный катастрофичный исход наступил бы. Лишь если бы Макото не пришёл в комнату, если бы он не задавал лишних вопросов, к этому всему никто из двоих ни за что бы, не пришёл.

В воздухе повисло напряжение. Но тут тишину разрезала оглушительная мелодия звонка сотового телефона.

Дрогнувшая тонкая рука взяла смартфон, поднося аппарат к уху.

-Р-Рюи?
яой - Дайске Акира

Возраст: 25
Основатель квартета "Project S"

Токио/Середина ноября/Вечер/ Гостиница "Пион"

А была это смесь смятения и шока. Их Акира чувствовал сердцем как свои собственные, и это лишь подтверждало их подлинность. Этот юноша, назвавшийся Сато Рюичиро, знал его: в этом не было сомнений. Он узнал его с самого начала. Но если так, то почему промолчал? Почему ничего не сказал? Неужто с Акирой связано то, о чем ему лучше не знать, и Сато не хотел это ворошить? А, быть может...

Стоило мысли подкатить к самому вероятному заключению, как его перебил разрезавший слух вопрос. Акира выплыл из дымки и взглянул на юношу. Что он спросил? Он по его лицу попытался понять, о чем шла речь, и, не сумев прочитать на нем мысли, медленно кивнул. Рюичиро, казалось, с облегчением, удалился в уборную. Акира проводил его взглядом и еще немного постоял на месте, смотря на дверь, а затем сел на кровать.

Сердце билось. Билось так, словно пошло на разгон после долгой борьбы с сомнениями. Чувства, что Акира переживал в этот момент, были неописуемы. В их кладовой были и страх, и испуг, и облегчение, и напряжение, и... Акира ждал чего-то, чего-то того, что поможет ему разрешить эти сомнения, что поможет наконец-то успокоиться. Это что-то, что может дать ему только Сато Рюичиро.

Он хватился было встать и наброситься на него с вопросами, но в дверь постучали. В комнате послышался приятный мужской  голос, оповестивший о заказе. Растерявшись, Акира сначала встал, а потом снова сел, засомневавшись, но вспомнив слова Каору-сана о еде, на ватных ногах поднялся и открыл дверь.

- Спасибо, - мягким, но безэмоциональным голосом встретил он коридорного и позволил ему ввезти тележку с горячим ужином в номер. Выждав минуту после его ухода, Акира закрыл дверь и прижался к ней лбом. - Что же я?..

Он сделал глубокий вдох. Не время задаваться вопросами, ответов на которые у него не было. Не время подпускать к голове мысли, что только ухудшат его состояние. Вместо того, чтобы обращать внимание на изменения в его голове и теле, Акира расставил тарелки на столе. Рюичиро Сато все еще был в ванной, оттуда доносился шум воды. Прислушавшись, Акира разобрал его голос. Вода искажала звук, но, казалось, он был напряжен, если не зол. От волны неприятной энергии Акира содрогнулся. Ему тут же явилось смутное воспоминание, связанное, должно быть, с этим импульсом. И вновь что-то напомнило о его прошлом, снова дало сомневаться и бояться. Акира не выдержал.

Медленно, словно боясь спугнуть свою решимость, он подошел и припал щекой к двери уборной и прислушался. Голос стих, но Рюичиро был там. Акира сжал пальцы на гладком дереве и судорожно вздохнул.

- Рюи... - выдавил он на удивление громко, но неуверенно и с запинкой. На глаза навернулись слезы. - Рюичиро-сан... Я же чувствую, что мы знакомы. Я вижу, что Вы знаете меня. Прошу, скажите, что это не так. Скажите, что я ошибаюсь. Ведь если это так... То почему мне так страшно?..

Страх был первым, что Акира познал в этом мире. Второй была боль. Ужас и смятение, неведомость и предчувствие опасности же нахлынули на него все разом, не дав опомниться. Он жил в страхе перед своим прошлым пять лет со дня  пробуждения, не зная, что ему делать и как жить. И теперь страх снова дал знать о себе. Даже дождь, так старательно зашумевший за окном с новой силы, уже бы не смог его прогнать. Не сейчас.
яой - Рюичиро Сато

Возраст: 23 года
Композитор и хореограф трио "L - MD". В свободные время - актерство.

Токио/Середина ноября/Вечер/ Гостиница

Неосознанно Сато все же включил воду, опасаясь, что могут подслушать и наконец-то услышал вместо гудка ожидаемый голос. Было подозрение, что тот кто оставался последним мог захватить его с собой из мелкой пакости или еще чего. Много чего ведь можно натворить на эмоциях. Ведь в таких моментах себя невозможно контролировать, когда все застилает пеленой… Вместо очередного гудка раздался наконец-то голос. Столь ненавистный для него.

- Я, да... - едва не сорвавшись, Рюичиро постарался ответить спокойнее, но все равно получилось напряженно. - У меня мало времени. И не пытайся мне лгать... Брелок... Где он?

«Божеее…. Как ты меня бесишь… Что еще за брелок? Что еще за попытки перевести разговор… - злость накатывала волной. - Так, соберись… Не время для этого...»

Машинально открыв кран на полную, чтобы поток воды все же заглушил его слова заодно и эмоции. Говорят текучая вода имела свойство успокаивать, но что-то здесь не работало. Вдох. Выдох. Сато посмотрел на собственное отражение в зеркале и не узнавал себя. Его взгляд походил на затравленного зверя, преисполненного злостью.

- Ты сам прекрасно знаешь какой брелок! - едва не срываясь в крик, стискивая зубы произнес Рюичиро. - Тот самый, который я все еще не нахожу... Не важно где я.


«За что?.. За что вы так со мной? - так хотелось треснуть кулаком в собственное отражение, но от горячего пара зеркало запотело. - Не зли меня еще сильнее Микуро… Ты сам знаешь о чем я, так к чему эта вся игра? Небось сидит и потешается надо мной...»


- Представь себе искал... Пять чертовых лет искал, сходил с ума. Но какая теперь к чертям разница... - ноты напряжения не ускользали в голосе, но к ним примешалось и раздражение. - И вновь пытаешься сменить тему. Все изворачиваешься... Мне надоело... Надоело это извечное неведение... А впрочем... Сам виноват. Поможете? Я в это не верю…

Все вдруг стихло сменившись мучительной болью в груди и больше не хотелось ничего. Совсем ничего, даже жить. Какой смысл жить, если ничего не меняется. Не видишь ничего, даже хоть малейшей зацепки как жить дальше, только и делаешь, что занимаешься самокопанием, ищешь в себе причину, отчего же пошло не так.


- Верно, важен... - напряжение сменилось горечью. - Этот брелок принадлежал дорогому мне человеку, а ты был последний кто его видел... Так где он?

Разговор начинал дико раздражать своей бессмысленностью и очередными повторениями и поисками правды. Рюичиро понимал, что толком ничего он не добьется. От его расспросов так и будут увиливать как и делать вид, что не видели его страданий и его чувств к Акире. До поры времени и сам в них не хотел признаваться, пока не стало слишком поздно. Когда потерял того, кто был светом для него в этом душном сером мире. Того, ради кого хотелось сиять красками и жить. Надежда практически растаяла как дым на ветру, забрав краски и оставив пустоту. Отстранив от уха телефон, он поднес микрофон к губам, не желая слушать собеседника.


- Ну да, конечно, не знает он… Все ты знаешь… Просто как всегда играешь... - съязвил Рюичиро и отключал вызов.

Напряжение так и повисло в воздухе, хоть разговор уже прекратился. Проведя пальцами по вспотевшему стеклу, он написал «Умри!», а после небрежно стер и выключил воду. Знобило нехило, но понимал, что это все лишь от всего этого напряжения. Душ так и не принял, но по крайней мере хорошо бы укутаться хоть в банный халат, который висел в ванной.

Вздрогнув от громкого голоса, Сато немного растерялся и уставился на дверь. Его не должны были услышать, но… похоже перешел черту. Закусив губу, просто смотрел на дверь не зная, как бы правильнее поступить. Но эта неуверенность, что была в голосе Акиры выбила из колеи и вовсе. Так хотелось что-то сделать, но сам не знал стоило ли… Небрежно стянув с себя остатки одежды до нижнего белья, укутался в халат и наспех высушив волосы, подошел к двери и неуверенно положил пальцы на ручку. Сердце билось как бешенное, а мыслей что сказать как назло не было. Проклиная все и вся, осторожно открыл дверь, чтобы увидеть Его глаза.

- Акира-сан… - видеть этот страх было слишком больно, но Сато продолжал бороться с собой и смотрел на него. - Если вы чувствуете знакомы… То правильно чувствуете. Но почему Вам страшно, мне не ведомо… Я знаю, что допустил большую ошибку в этой жизни и…

Покачав головой, пытался заглушить не только свою боль, но и совесть. Но это было так сложно. Как и говорить с тем, кого столько времени считал мертвым, а теперь вот малейшее доказательство и все летит в Тартары.

- Этот брелок… Он не мог быть где угодно… Он был… - голос предательски охрип, - он принадлежал моему любимому человеку… Который... стоит передо мной. Меня терзали сомнения, быть может он просто был утерян, но теперь понимаю, что нет… И то чувство, что я что-то упускаю, не покидает меня…

И все же отвел взгляд, словно не в силах больше смотреть на Акиру. Сато начал себя ощущать как на суде, не зная что ждет. Напугали ли его слова или все же посеяли сомнения. Но и сам себе бы не поверил, если бы такое сказал. И все же осторожно взглянул на Акиру.
яой - Хиросэ Макото

Возраст: 25
Основатель и лидер группы

Токио/Середина ноября/Вечер/ Пентхаус группы

 Макото буквально кожей ощущал, как накалилась обстановка в комнате после его вопроса. Интуиция отозвалась неприятным звоном на краю сознания, заставив нахмуриться и вглядеться в глаза Микуро. Безумие - вот, что он там увидел. Приговор. Судорожно вдохнув, Хиросэ непроизвольно отступил назад к выходу из комнаты.

 Стоило менеджеру переключить свое внимание на телефонный разговор, как лидер быстрым шагом покинул комнату. На кухне он слишком резким движением закинул запасные ключи обратно в шкафчик и захлопнул дверцы. Руки немного подрагивали, а сердце билось в бешеном темпе. Природу возникшего страха трудно было объяснить даже самому себе. Возможно, роль сыграло то, что он был в напряжении в течение дня. Этот взгляд Микуро... Показалось? Освещение?

 Вздохнув, он потер ладонями лицо, пытаясь унять эмоции. Достав из холодильника гранатовый сок, он налил его в стакан и выпил, чтобы убрать сухость в горле. Что бы это ни было, следовало быть осторожнее, ведь до сих пор не ясно, что случилось когда-то с Акирой.

 Воспоминания отозвались болью в груди, притухшей со временем, но не исчезнувшей. Покинув кухню, он направился к себе, испытав непреодолимое желание побыть в тишине и одиночестве. А, может, даже распахнуть окно, позволяя воздуху с каплями дождя проникать в помещение.
Вы не можете написать пост. Подробнее