Проект

Количество участников: 4

Молодое танцевальное трио - пожалуй, самая лучшая находка молодого и перспективного агентства. Их красивые лица, стильная одежда, гибкие тела, припудренные лоском и пафосом, флюиды любви и страсти моментально завоевали сердца и умы миллионов жителей Земли. Дебют, успех - и вот троица в центре внимания режиссеров, пиар-компаний, рекламных и модельных агентств! Слава во всей красе привела за собой желание знать о звёздах все.

Их праздная жизнь - лишь занавес, закрывающий от мира сего всю трагедию, всю боль и всю ненависть друг к другу, что они трое переживают уже не первый год. Регулярные скандалы, ревность, страсть - и это под одной крышей! И за всем этим кроется давняя трагедия, связанная с бывшим членом некогда трио.

После очередного трудового дня, отсияв и отулыбавшись, по возвращении домой один из них замечает знакомого молодого человека. С ужасом узнав в нем покойного друга, он вдруг понимает, что этот человек не помнит ничего ни о себе, ни о ком-то ещё. Срочно звонить остальным! Возвращение в жизнь троицы призрака человека, убитого ими же, не сулит ничего хорошего!

И как же он прав...

На локации: Токио/Середина ноября/Вечер/ Пентхаус группы
яой - Хиросэ Макото

Возраст: 25
Основатель и лидер группы

Токио/Середина ноября/Вечер/Пентхаус группы

 Сдержав облегченный вздох от того, что Микуро не стал разжигать конфликт, он принялся вникать в аспекты работы, стараясь игнорировать напряженную атмосферу между ними тремя. Определенно, он бы не стал исключать, что кто-нибудь сляжет с нервным срывом такими темпами. Просматривая брошенную товарищем по коллективу бумагу, Макото краем глаза поглядывал на Рюичиро. Спроси кто его, он бы сказал, что знает, кто сдаст первым.

 Грохот стула заставил его поднять взгляд от документа и посмотреть на резко вскочившего Сато.

 - Я ухожу… - бросил тот с арктическим холодом, заставившим чуть сильнее сжать в пальцах края изучаемого листа. Комнату он покинул столь же стремительно, сколь и встал.

 Хиросэ не стал его останавливать, прекрасно чувствуя, что сделает лишь хуже. Каждому из них время от времени было необходимо побыть в одиночестве. Подумать, попытаться собраться... Чтобы в очередной раз провалиться. Невозможно собрать что-то цельное, если в нем не хватает части. Нереально.

 - Микуро-кун, по-моему, ты поспешил с этим, - документ лег на стол преувеличенно плавно и аккуратно, на нем замерли длинные тонкие пальцы. Их обладатель проводил взглядом проходящего мимо двери в направлении выхода Рюичиро. Услышав хлопок двери и на мгновение прикрыв глаза, он серьезно, даже строго, посмотрел на Хигури. - Иногда мне кажется, что ты специально провоцируешь его. Этот конкурс... Ты прекрасно осведомлен о его кризисе в творчестве. Зачем?..

 Иногда ему хотелось сжать пальцы на горле Хигури, почувствовать замирающее биение пульса их кончиками, а ладонями судорожные движения кадыка... Менеджер казался слишком нелепым в общей атмосфере, с тех самых пор, как их осталось трое. Так мог выглядеть шут на похоронах. Что стало виной такому выводу - ненависть ли, сдерживаемое раздражение?.. У Макото не было ответа. Но была выдержка, которой он по праву мог гордиться. Поэтому никогда не перейдет грань. Даже говорил с Микуро лидер спокойно и не повышая голоса.
яой - Микуро Хигури

Возраст: 24
менеджер группы

Токио/Середина ноября/Вечер/Пентхаус группы/Кухня

Хлопок дверью словно вернул в реальность, из которой Микуро ненадолго выпал. Обернувшись в сторону двери и широко улыбнувшись, помахал рукой в пустоту, прощаясь. А в следующее мгновение звонкий голос был прерван, а выражение лица стало серьёзным или, скорее агрессивным, как будто кто-то дёрнул рубильник, меняя личность Хигури на корню.

-Специально? Зачем?- менеджер хмыкнул, говоря тихим хрипловатым, но дрожащим голосом, а голубой глаз начал становиться более ярким и дёргаться,- А сам-то не понимаешь, что ли?- он опустил голову, глубоко выдыхая,- ладно, неважно,- сказал почти шёпотом, после добавляя громкости всё ещё грубому голосу,- Скажи мне вот что, Хиро, а когда у него не было этого чёртово кризиса? ...Может быть, когда шли съёмки последнего клипа? Или может во время концертов по Кюсю? А может, когда был Он?- на лицо налезла улыбка Чеширского кота,- не уверен, знаешь ли ты, но сейчас, совершенно неподходящее время для его депрессий...

Микуро стоял, опираясь руками на стол. Он уже перестал говорить, когда заметил, что те, пройдясь мурашками по коже, начали дрожать. "Чёрт, как же не вовремя."
яой - Дайске Акира

Возраст: 25
Основатель квартета "Project S"

Токио/Середина ноября/Вечер/Улицы Токио

- Обычно люди не теряют память просто так: это ты понимаешь, ведь так? - продолжал свою обеденную лекцию Каору-сан. Акира слушал вполуха, лениво ковыряя свинину. Как оказалось, он ее не любил - вкус не нравился. - Тебя нашли блуждающим в горах с тремя переломами и абсолютной амнезией. Отсюда вы сделали вывод, что ты упал с обрыва. Но вот что не сходится. При тебе кроме именного брелка не было ни документов, ни денег.

- Это значит, что до падения я находился неподалеку, - продолжил лениво Акира. Он знал, к чему вел Каору-сан. Сейчас он предложит вновь обратиться в полицию. А затем задаст вопрос о том, почему ни Акира, ни спасший его старик Вада не сделали этого раньше. И чтобы не отвечать на нежелательный возможный вопрос, Акира, чувствуя нарастающее раздражение и вместе с ним смущение, отложил палочки и вытер пальцы о салфетку. - Я многое помню, но ничего из жизни. Я помню азбуки, каллиграфию, прочитанную за жизнь литературу, пятый закон Ньютона и даже состав атомной бомбы. Мое тело порой заставляет меня делать такие танцевальные па, что я невольно задумываюсь о балетном прошлом. Но как бы то ни было, танцевать я больше не могу, физика и химия мне не помощники, а память о собственном имени долговременная и не утрачивается при амнезии, как в кино и книгах. Каору-сан, вы риелтор, а я изучал психологию. Если я не могу вспомнить свою жизнь, значит, я этого не хочу. Есть барьер и я не решаюсь его преодолеть. Вы ведь понимаете, верно?

Они помолчали. Каору-сан пережевывал суши и слова Акиры, задумчиво постукивая указательным пальцем по палочке. Акира смотрел на него с надеждой на понимание. И сам он понимал, что так ситуацию оставлять нельзя. Прошло почти три года с того дня, как он был найден. Вряд ли кто-то продолжает его ждать. Для Японии естественно не ждать чьего-то возвращения. Но самым удивительным было то, что своего "возвращения" не ждал и Акира. Ему нравилась жизнь со стариком, с его лечащим врачом, работа по дому и богатая библиотека. Рыбалка по выходным, приносящая немало добычи, охота каждые две недели в лесах Хоккайдо стали частью его досуга. Он чувствовал, что ему нравится эта жизнь. И не желал возвращаться к той, что привела его к трагедии.

Вероятно, Каору-сан принимал его за глупца, желающего отказаться от себя истинного в пользу себя другого. А, возможно, искал в молчании способы убедить юношу обратиться к властям. Или же он понимал, что Акира потерял единственного человека в его новой жизни, к которому бы хотел вернуться, и не знал, что ответить? В любом из случаев, Акира не хотел знать, что он ему скажет. Помолчав с минуту, он засобирался.

- Ты куда? - собеседник бросил вопросительный взгляд.

Акира спохватился.

- Я в туалетную комнату.

Каору-сан сщурил глаза, Акира замер, выжидая. На какой-то момент ему показалось, что мужчина сорвется с ним и будет сопровождать каждую следующую секунду, но он вернулся к обеду.

- Только не потеряйся, - сухо бросил риелтор.

Акира кивнул и сорвался с места.

Как он и сказал, он зашел в туалет по первому же зову организма, но надышавшись там чьим-то парфюмом и освежителем воздуха, едва помыв руки и ополоснув лицо, выбрался на улицу, скользя незаметно за спиной спутника. Дождь еще не закончился. Из прозы он переплыл в стих и теперь отбивал рифмы на крышах домов, шифере, подоконниках, припаркованных машинах, и не шумел, как прежде. Но город по-прежнему таял в нем, терял свои очертания и цветность. Акира раз за разом вдыхал новые порции свежего воздуха и оживал буквально на глазах случайных прохожих. Он понимал, что когда-то любил дождь, и эта невинная безвозмедная любовь оставалась с ним по сей день.

За пеленой дождя он чувствовал, что узнает этот район. Все в нем было до ностальгии знакомым: от яркой вывески "Пиона" до безвкусных магазинчиков. Сам собой вспомнился запах из булочной за углом и поманил сквозь года. Ноги послушно последовали на другой конец улицы, через дорогу, мимо блеклых вывесок и неоновых букв, под дождем. "Пион" и Каору-сан в нем остались позади. Следуя за воспоминанием, Акира ощутил укор со стороны совести: не надо так делать. Но иначе поступить он не мог. Его так или иначе к концу дня отведут в полицию на индетификацию, а затем последуют долгие процедуры опознования, поиска, медицинского осмотра. Акира этого всего не желал. Он хотел вернуться на Хоккайдо, в горы, в дом Вады-сана, в охотничьи угодья и к богатому рыбой озеру. За душой ни гроша, знаний о мире багаж, а вот о собственной жизни - хоть выпытывай. Но он все еще помнил булочную за углом, старую пекарню прямиком из двадцатого века, чуть ли не первую в Японии. И увидев снова ее вывеску, вдруг почувствовал, что все налаживается. Здесь его знают - без сомнений.

Но он застыл напротив двери, не решаясь войти. Волосы и одежду можно было уже выжимать. Озноб взял свое и пробил тело до костей. Не то слезы, не то капли воды, не то рыдания, не то холод - здесь Акира и сам растерялся. Он не понимал, что именно его трясет и давит ему на грудь - боль или же холод. Куртка осталась в кафе, разумнее вернуться и привести сюда Каору-сана. И едва рассудок взял верх над чувствами, Акира развернулся и с удивлением обнаружил позади себя человека. В такую-то погоду?
яой - Рюичиро Сато

Возраст: 23 года
Композитор и хореограф трио "L - MD". В свободные время - актерство.

Токио/Середина ноября/Вечер/Улицы Токио

Дождь напевал какой-то свой мотив. Рюичиро беззвучно шевельнул губами, словно пытаясь подобрать нужный ритм и найти нужные слова. Он пытался вспомнить позабытую когда-то им песню, которую когда-то он сочинил в такую вот погоду. Он когда-то был окрылен необычными чувствами, которые согревали его душу, защищая от ненавистного холода. Но память словно издевалась, не давая и хоть часть вспомнить, а значит оставалось импровизировать. В голове прозвучала мелодия, вызвавшую ностальгию о прошлом. О прошлом, которое нужно оставить там, где оно есть, а не ворошить, однако по-другому не получалось.

Маска неприятно впивалась под нос, мешая дышать, да и вообще просто раздражала. Сато тут же ее снял, надеясь, что его не разглядят посреди этого ливня. Все равно дождь рано или поздно закончится и вновь улицы наполнятся людьми, среди которых могут быть и их фанаты. Пройдясь вдоль улицы, свернул направо и направился спокойным шагом до самого перекрестка. Зрение немного подводило, но внутреннее чутье все же спасало от того, чтобы не попасть под колеса автомобиля.

Пелена воды постепенно стихала, возвращая привычную четкость всего, что окружало вокруг. Стержень зонта опустился на плечо, словно рука устала держать нужную хватку. Рискованно, но все же хотелось взглянуть на небо чтобы убедиться, закончился ли этот «потоп».  Протянув ладонь, попытался зачерпнуть последние падающие капли, которые разбивались вместо того, чтобы собраться в лужицу и стечь вниз.

Рюичиро несколько метров не дошел до пешеходного перехода, как его окатили водой. Даже не вовремя соскользнувший с плеча зонт не укрыл от этой напасти. Штаны бедра все было в грязных пятнах, а в кроссах уже хлюпала вода. Попытка хоть как-то отряхнуться не увенчалась успехом. Выругавшись сквозь зубы, Сато направился дальше, в надежде, что этот столп дождя со временем смоет все с ткани. Одно радовало, он не выбирал что-то светлых тонов. Возвращаться совершенно не хотелось, потому и направился дальше по ведомому лишь ему пути. Он уже не перепрыгивал лужи, которые доставали до бордюра. Как-то стало безразлично все.

Еще один поворот, и он был на пути к знакомой булочной. Конечно были сомнения что его в таком виде вообще пустят, но отчего-то хотелось рискнуть. Телефон завибрировал, оповещая о пришедшем сообщении, но открывать его не хотелось, как и знать от кого оно. Невольно задумавшись, он слегка наклонил вперед зонт, тем самым, не замечая, что творилось впереди и смотрел себе под ноги, наблюдая за бегущей водой. Но что-то вдруг заставило остановиться и взглянуть что же впереди. Он заметил силуэт, но все же он не был столь отчетлив, чтобы понять, что это. На всякий случай натянул маску и немного приблизился, в надежде что его не узнают, и он спокойно пройдет.

Но что-то все же заставило остановиться и присмотреться. Рюичиро чуть нахмурился, вглядываясь в эти черты, которые были до боли знакомыми и что-то все же было чужим. Но что? Шаг назад. Сато не понял, как оступился и шлепнулся на собственную пятую точку. Даже невольно упустил из хватки зонт. Ощущалась растерянность и вкупе с недоверием к тому, что видел.
яой - Хиросэ Макото

Возраст: 25
Основатель и лидер группы

Токио/Середина ноября/Вечер/Улицы Токио

 - Микуро-кун... - излишне ласково. - Ты торопишься!.. Он не потерял вдохновения, просто, как обычно, в состоянии кризиса. Зачем ломать его?

 В тишине комнаты резко зазвонил мобильный Макото. Тот дрогнул, отступил от стола как от горящего костра и, сглотнув, вернулся назад, подцепляя аппарат со стола и нажимая нужную кнопку. Разговор был слышен и за динамиком.

 - Долго ты будешь прохлаждаться?! Сроки кончатся!!!

 - Я справлюсь, - резко захолодел парень, будто изображая манекен. - Мне хватит времени.

 - Смотри, а то...

 Договорить мужчина не успел, так как телефон полетел на пол, отключенный и на него опустился тяжелый стилизованный башмак, методично пытающийся ввернуть "игрушку" в пол.

 - Так о чем мы говорили, Ми-ку-ро -кун?... - На удивление, голос был спокоен и тих. Видимо гнев ушел на смартфон. - Ах да. Сколько у нас времени для того, чтобы встряхнуть Сато-сан?..

 Со стола были подхвачены бумаги и полетела чашка, которую Макото чудом перехватил мягким розовым зайцем-тапком, давней насмешкой от лучшего друга и идейного вдохновителя - Акиры. Нет, нельзя о нем вспоминать!

 Стоило лишь представить, увидеть друга, как отчетливо заскрипели зубы, тело шатнулось, как бесящая сиреневая занавеска в тот же момент, и кружка соскользнула, разлетаясь на части. С трудом удержавшись на ногах, Хиросэ почти с ужасом смотрел на осколки зайчиков на зеленом фоне. Все нутро пронзало нехорошее предчувствие. Под ложечкой засосало.

 - Микуро-кун... - Прозвучал хрипло его голос, когда он опустился и стал собирать осколки, через раз царапая подрагивающие пальцы. Как подверженный суевериям, в силу воспитания, он не подумал ни о чем как..

" Что-то не так, - билось в мозгу. - Это знак, не иначе! Эта кружка столько раз падала, но разбилась..." .

 - Срочно позвони Сато!!!
яой - Микуро Хигури

Возраст: 24
менеджер группы

Токио/Середина ноября/Вечер

Что там говорил Макото? Микуро разбирал с трудом. Голова начала сильно кружиться, перед глазами поплыли изображения всего вокруг. Голос казался  каким-то далёким. Чтобы не потерять равновесие танцор с силой сжал края стола, на которые опирался. Он внезапно перестал вникать в происходящее. Всё заглушало шипение, чем-то напоминающие помехи на экране или по радио.

"Что? Когда он успел взять телефон? Ему кто-то звонил..? Не понимаю..."
В голове словно туман. Опустив подбородок на грудь, Хигури ещё старался разобрать, что говорит Хиросэ, но улавливал лишь обрывки.

-А?
"Встряхнуть? Зачем? Кого?" юноша терялся уже в собственных мыслях. Глаза только и успели перенестись на документы на столе. Что потом? От чего-то, отчётливо был слышен звон разбивающейся кружки и просьба, будто отдавались эхом. Быстро вытащив из кармана смартфон, дрожащими пальцами начал набирать номер. Гудки... Они словно длились вечно, хотя это был всего лишь второй.

"Не могу"
Оставив телефон с выходящим вызовом в центре стола, стремительно покинул столовую.

Голова кружилась только сильнее, наполняясь непонятным гулом. Пошатнувшись уже на лестнице, не смог устоять на ногах, падая на ступеньки. Повредил ногу? Микуро даже не заметил. Толком не вставая, как был, на четвереньках, пошатываясь и дрожа всем телом, дополз до своей комнаты, плотно запирая дверь изнутри.

"Чёрт! Как же не во время! Нет! Нет! Нет! Нет! Не хочу!"
Зажавшись в углу, диким зверем, изводил сам себя. Хорошо в комнате было темно. Глаза болели. Голова тоже. Пытаясь хоть как-то отвлечься от внезапной пульсирующей боли, принялся прокусывать собственные губы, по бледной коже потекла дорожка слюны, смешанной с каплями крови. Становилось только хуже. Сердце билось с бешеной скоростью. Пульсация ощущалась даже кончиками пальцев.

"Чё-орт... Я тебя не звал. Убирайся!"
Дыхание было тяжёлым и сбившимся. На лбу и шее выступил пот. От множества резких движений волосы совершенно растрепались и спутались друг с другом. Пересилив себя, увереннее сел на полу, опираясь на стену. Перед глазами словно опустилась стена. Ничего не разобрать, и всё же бессмысленно продолжал бегать глазами по комнате. Голова стала невыносимо тяжёлой и опустилась на плечо, в тот же момент глаза чётко разглядели небольшую стеклянную баночку с синими таблетками внутри, стоящую на комоде.

"Ненавижу"
яой - Дайске Акира

Возраст: 25
Основатель квартета "Project S"

Токио/Середина ноября/Вечер

Следующие мгновения тянулись как в старой кинокомедии с Чарли Чаплином в том кадре, где герой всячески пытается понять происходящее. И Акире казалось, что съемка реальной жизни замедлилась. Едва он обернулся, человек позади него, и Акире не показалось, испугался, а уже через некоторую долю секунды будто бы поспешил уйти подальше, да только о собственные ноги запнулся. Но даже распластавшись в луже он продолжал смотреть на него как на... Призрака?

Этот взгляд Акира ждал долгие годы. От любого человека, в любом месте. Он даже отбросил искажение всего дождем в надежде, что ему не показалось. Ведь этого паренька что угодно могло сбить с ног. Все, что угодно, будь то неожиданная встреча за углом или же человек в тонкой рубашке под ледяным ноябрьским дождем. Что угодно... И смирившись с этим, Акира направился к нему, стараясь улыбаться против пробившего насквозь озноба.

- Ну что вы, не стоило падать в лужу в такую-то погоду, - говорил он, подходя. - Можно было и попросить отойти, если мешаю. Вы как?

Опустившись на корточки перед незнакомцем, Акира с улыбкой протянул ему руку в знак помощи. Между тем он с некой долей сомнения узнал его лицо. Где-то он его видел... И, кажется, совсем недавно. И стоило ему об этом подумать, как память тут же вернула его к экрану с танцующим на нем трио. В этот момент Акира готов был поклясться, что среди него видел именно этого человека. Того из центра, что буквально сошел на залитые водой тротуары и мостовые Токио.

За шумом дождя время шло незаметно, а холод и вовсе заставил забыть о протянутой руке, так и не принятой. Акира смотрел на незнакомца, незнакомец - на него. Чем дольше это длилось, тем сильнее он убеждался в том, что ему знакомы его черты, а его - ему. Они словно бы встретились годы спустя... Как должно было случиться, вернись он вновь в Токио. Но набрасываться на него с расспросами Акира не спешил. Сам не знал, почему. Ему казалось, что все происходящее с ним сейчас - иллюзия, человек примет руку, поднимется и уйдет к своей жизни, а он останется в своей безызвестности. Но... Он продолжал сидеть.

Таким образом поняв, что момент неловкости затянулся, Акира на мгновение опустил благосклонно веки, но руку не убрал.

- Кажется, я видел именно вас на экране полчаса назад. Лицо знакомое. Простите, мы не знакомы? - неловко поинтересовался он.

Ответом ему стал громкий оклик откуда-то со стороны:

- Акира-кун!

Акира поднял голову на звук. С другого конца улицы, прячась под пиджаком, к нему направлялся Каору-сан. Сообразив, что заставил его волноваться своей беспечностью, Акира-таки поднял незнакомца на ноги. Он настолько замерз, что даже не почувствовал прикосновений, но едва тот вырос перед ним, снова посмотрел на него в надежде повторно испытать то иллюзорное ощущение чего-то знакомого.

Каору-сан надвигался на него тенью грозовой тучи. Ему стало вдвойне не по себе, щеки воспылали жаром от стыда за свою выходку. Мало того, что он выбежал на улицы, ничего не сказав, так еще и человека в лужу усадил, пусть и не намеренно. А тут еще и зазвонил телефон незнакомца. Предоставив его самому себе, Акира встретил Каору-сана:

- Простите, - беспечно извинился он, едва мужчина подошел поближе. - Мне казалось, что я знаю это место. Было глупо думать, что я вспомню хоть что-то. Но зато я кое-кого сбил с ног и теперь мне жутко стыдно, ха-ха...

Он неловко рассмеялся, впервые поймав себя в такой ситуации. Временный опекун хмуро посмотрел на него из-под очков, окинул взглядом незнакомца, и только после этого заговорил на удивление спокойно:

- Я опасался, что ты потеряешься. Идем, тебе надо согреться и сменить одежду перед тем, как обратиться в полицию. Если ты заболеешь, я с ума сойду. Я пойду сниму комнату в "Пионе". Не задерживайся тут.

- Благодарю, - мягким кивком проводив риелтора, Акира вновь посмотрел на незнакомца. Неловкая пауза слишком затянулась, пора бы уже что-то сказать. А телефон тем временем продолжал звонить...

- Не хотите присоединиться? Боюсь, это из-за меня, - он с намеком кивнул на промокший зад мужчины. - Я теперь просто обязан загладить свою вину. Если вы, конечно, не заняты.

Акира не знал, стоило ли приглашать незнакомца на чай, да и какие у него самого планы. Он вообще ничего не знал. Ему было холодно, неловко и в какой-то степени страшно. И страх этот становился сильнее с мыслью, что его оставят здесь. Было бы лучше вернуться к единственному, кого он знает - к Каору-сану, и предоставить свою судьбу уже ему. Уйти как можно дальше от дождя, в тепло, в сухую одежду, к вкусному чаю, но и к той же неизвестности. Снова она будет гложить его до тех пор, пока не оставит ничего. А дождь... Он начал давить на него своим однообразием и холодом, да так, что Акира чуть было не возненавидел его, забыв ту безмятежную любовь к нему из прошлого.

И, поддаваясь желанию спрятаться от него, он направился следом за Каору-саном, не дожидаясь ответа.

- Успокойся, Акира, - сказал он сам себе. - Дождь не будет идти вечно.
яой - Рюичиро Сато

Возраст: 23 года
Композитор и хореограф трио "L - MD". В свободные время - актерство.

Токио/Середина ноября/Вечер

Тело от охватившего оцепенения стало словно чужим. Любая попытка даже мало-мальски подняться на ноги была тщетной. Дождь не стихал, и последствия падения в лужу казались какой-то незначительной частью. Все равно уже безнадежно промок. Но что делать с наваждением, что стояло перед глазами, а голос, который столько лет пытался забыть, теперь вновь звучал. Как наваждение… Словно кто-то всерьез решил поиздеваться над Сато.

Глубокий вдох и попытка встряхнуть головой, чтобы отогнать надоедливые прилипшие пряди волос. Все казалось сном, но и от этого не хотелось просыпаться. Все в груди болезненно сжималось. Дышать становилось тяжелее. Нет. Акиры уже давно нет, и не могло быть в этом мире. Рюичиро стянул маску с лица, пытаясь нормально вдохнуть. Эта пелена дождя становилась ненавистной, сильнее, чем когда либо. Протянутая впервые рука заставила с удивлением посмотреть на незнакомца. Внутри что-то заворочалось, будто подсказывая, что-то здесь не так. Стоявший перед ним человек чем-то напоминал погибшего, что-то было в нем знакомое, но все же Рюичиро отдернул себя, стараясь не думать о том, что осталось утерянным в прошлом.

- Знакомы?.. Я не знаю… - тихо прозвучал голос и лишь под конец слегка дрогнул, выдавая неуверенность. Сато не знал, услышат ли его сквозь этот шум. Ухватившись за предложенную руку, поднялся на ноги и тихо поблагодарив, отпустил ее, чтобы подобрать зонт. Прозвучавшее сквозь пелену дождя имя резануло холодом по сердцу, заставляя вновь замереть. Мысленно чертыхнувшись, Сато выругался на самого себя, что излишне вновь вспоминал о нем и за столь короткое время. Всего лишь похожие имена. Мертвого не вернуть. Он сам не понимал, почему до сих пор цеплялся за тот образ, который остался лишь в его памяти.

Приближение еще одного незнакомца заставило вновь спрятать лицо под маской, поскольку кто знает, к каким это последствиям привело б. И как назло раздался звонок. По рингтону Рюичиро определил звонящего, но отвечать, припомнив утренний накал, не хотелось. Сейчас волновало то, что происходило здесь. Сбросив звонок, Сато подумывал отключить звук, чтобы излишне не нервировали и надеялся, что второй раз не начнут трезвонить. Пережитое наваждение оставило неприятный осадок, разбудивший спящее шестое чувство.

Подслушивать не хотелось, но все же невольно желал услышать голос Акиры вновь, чтобы понять, что все это не наваждение и не бред от переутомления и творческого застоя. Странным показалось то, что не помнил этого места это и позволило червячку сомнения грызть еще сильнее, но сомневаться в том, что перед ним тот, кого он знал не было причин. Все же напрягал мужчина, который на него смотрел поверх очков, пытаясь понять замыслов Сато, но на удивление остался спокоен. И вновь звонок. Сжав челюсть, Рюичиро достал звонящий сотовый и нажал на кнопку, чтобы хоть музыка не доставала его сейчас.

- А? Если позволите хотя бы высушиться… - немного недоверчиво произнес он, а после слегка покрутил зонт, не зная стоит ли предлагать. Но похоже ответ от него не ждали. Чуть нахмурившись, Сато стянул порядком надоевшую и мокрую маску и запихнул ее в карман, а после, стараясь быстрыми шагами догнать Акиру. В груди щемило от предчувствия чего-то грядущего, но сам не знал, чем это грозило, да и не хотел знать. Хотелось лишь одно – убедиться в том, что это не иллюзия от натянутых нервов.

- Спасибо за предложение… - тепло произнес Рюичиро, сам не понял, как немного укрыл зонтом от дождя Акиру, мысленно радуясь, что он достаточно большой, чтобы укрыть двоих. Смешанное чувство тревоги и в какой-то мере облегчения не давали все же покоя. Да и прожигало желание понять, почему все случилось именно сейчас. Чьей рукой их пути вновь пересеклись? Оставалось надеяться, что это не подстава потому Сато тихо шел рядом, надеясь, что успеет еще перезвонить своим товарищам.
яой - Хиросэ Макото

Возраст: 25
Основатель и лидер группы

Токио/Середина ноября/Вечер

 Макото собрал осколки и выбросил. Открыв кран и подставив пальцы под струю холодной воды, чтобы смыть капельки крови, он пытался проанализировать свои ощущения. Иррациональная тревога никуда не делась и покидать пока не собиралась. Выключив воду, молодой мужчина вытер руки и спешно прошел в свою комнату, где взял телефон. Пальцы нашли номер Сато почти без участия разума. Вызов.

 Череда гудков, раз за разом. Похоже отвечать ему не собирались, что только добавляло тревог. Хиросэ не отличался паранойей и паническими настроениями, но что-то определенно было не так. Рюичиро мог злиться, замыкаться, как и каждый из них, но чтобы так откровенно игнорировать... Такое количество вызовов и упорство не заметить было просто невозможно.

 В конце концов сдавшись и вздохнув, Макото направился к комнате Хигури, вспомнив мельком, что на кухне тот отчетливо побелел и выглядел нездоровым. Пусть их отношения нельзя были назвать идеальными или чрезмерно близкими, но это был не повод игнорировать состояние товарища. Коротко постучав, он поинтересовался:

 - Микуро-кун, ты в порядке?.. Может принести тебе что-нибудь?.. Воды, например?.. Могу я войти?..

 Рука уже легла на ручку двери и замерла в ожидании ответа и отклика. Если же его не последует... Хиросэ тем более войдет. Мало ли что могло случится?.. Жизнь штука непредсказуемая, а стрессы еще никому не дарили железного здоровья и не шли на пользу. А уж напряжения в их жизни было с избытком.

 Где-то вдалеке прогрохотал гром, заставив слабо вздрогнуть от неожиданности и чуть насмешливо фыркнуть от собственной же реакции. Как ребенок, право слово. Не хватало еще бояться каждого шороха. Сумасшедший вечер.
яой - Микуро Хигури

Возраст: 24
менеджер группы

Токио/Середина ноября/Вечер/Пентхаус группы/Комната Хигури

По беззвучной комнате прокатилась волна смеха. Немного пошатываясь, тело твёрже встало на ноги постепенно обретая равновесие. Дыхание ещё было тяжёлым, но хладнокровная улыбка уже разрезала детское лицо. Глаза, ехидно улыбаясь, смотрели в зеркало, висящие над комодом. Преодолев расстояние за доли секунд, рука коснулась отражающего стекла.

-Ты жалок,- разнёсся по комнате грубый, но звонкий голос,- взаправду думал, что Мне есть дело до твоих желаний? Как наивно!- рука резко дёрнулась и баночка с голубыми пилюлями грохнулась на пол, расходясь трещинами,- Ты никогда не используешь это. Уж я-то знаю. Ты слишком горд для этого. Ты даже меня признать не можешь! Откуда эта абсурдная самоуверенность?- усмешка,- Что же ты притих?

Негромкие шаги. Чуть дрогнувшая ручка.

-Не входи!- оглушительный, озлобленный крик.

-Зачем же так орать? Дверь-то заперта,- усмешка,- Опять умолк?

Щелчок замка. Дверь отпирается. И вновь, наигранная дружелюбная улыбка.

-Извини, Хиро-чиин, я повысил голос не подумав. Со мной всё в порядке. Ты что-то хотел?

Возможно, абсолютно тёмная комната за спиной Хигури и чрезмерно грубая реакция всего полминуты назад не позволяли его словам прозвучать достаточно убедительно. Но не то чтобы это было не правдой. У Этого Микуро действительно всё было хорошо.
Вы не можете написать пост. Подробнее