Котел

Количество участников: 5

О времена, о нравы!
В век новейших технологий и всемирной паутины у людей есть доступ к безграничным знаниям. Курсы на любой вкус и, среди всего этого многообразия, не трудно найти желаемое. Однако на эти занятия попасть совсем не просто, не найти рекламы и не получить в руки зазывающий буклетик. Если они тебе действительно нужны, то ты получишь на мобильный телефон смс. Решиться или струсить и отступить, решать тебе.

На локации: отель\16 этаж\комната 223\11:03
яой - Лин

Возраст: 22



Вход в игру

Ванная комната. Зеркало. Утро. Ну, как "утро", четырнадцать тридцать восемь. Обед. Но, Лин только проснулся, так что данный отрезок времени в отношении парня можно считать "утром". Из крана потекла ледяная вода. Она почти что обжигала сухую кожу длинных тонких пальцев. На виске и около глаза запеклась бордово-коричневая кровь. Кажется, подобное происходит, когда засыпаешь с разбитой бровью. В процессе умывания, по квартире разнеслось болезненное шипение. Прикосновение к нижней челюсти тоже было неприятным, там красовался немаленький синяк. О "маленьких" синяках говорить даже не стоило. В хаотичном порядке они заняли всю площадь туловища, бёдер, плеч и шеи. А спина была разодрана многочисленными царапинами. Всё тело ломило. В таком состоянии Лин просыпался уже который месяц. Руки затекли и поясница болела. Сколько раз они вчера это сделали. Шесть или семь?

Так уж вышло, что после долгих отношений с красавицей, чудовище так и не превратилось в принца, вновь и вновь продолжая истязать своего любовника, не позволяя сбежать. А тот и не хотел. Чтобы с ним не происходило, Лин ещё продолжал чувствовать ту натянутую между ними нить. Красную нить судьбы, связавшую их однажды.

Осторожно проводя по пятнам от удушья на своей шее, юноша смотрел в зеркало с мыслями: "Красивые. У него такие красивые руки. Я не против, чтобы он однажды забрал мою жизнь своими большими тёплыми руками. Есть ли шанс, что он этого не хочет? Раз ещё не сделал, значит не хочет. Я просто буду ждать." На глаза навернулись слёзы. "Как же это, чёрт возьми, больно." Нужно было отвлечься от всего этого. Ещё раз умывшись, парень вернулся в спальню, камнем падая на кровать. "Может в универ пойти? Когда я вообще последний раз там был? Меня наверное уже исключили. Без разницы." Делать что-либо не было ни каких сил, но и спать Лин тоже уже не мог. Так в абсолютном безделии прошло несколько часов. Кое-как собравшись с ощущениями, стащил себя с кровати, подходя к широкому окну. Одно лёгкое движение, и оно настежь открыто. Осталось лишь встать на подоконник и, пролетев шестнадцать этажей, поцеловать асфальт.

Левая нога собиралась было выйти в окно, как её прервал поворот ключа в замочной скважине. Щелчок. В квартиру вошло возлюбленное чудовище. И в мгновение ока спина юноши поздоровалась с деревянным полом. Очередная болезненная пульсация. После которой сразу последовал поток ора из угроз и оскорблений. А юноша только и делал, что извинялся и смотрел в пустоту.

Близилось время ужина. Вновь оставшись один, Лин готовил лёгкую закуску. Всё равно что-то серьёзное сам он не съест, так зачем переводить продукты? На экране смартфона высветился незнакомый номер и, решив его проигнорировать, молодой человек приступил к трапезе. Но, внезапно, откуда-то появился сильный интерес к тому сообщению. Пришлось на время оставить вилку.

[Лимиты всякой веры исчерпали себя? Кажется, что того, что есть не достаточно? Уже нет сил бороться с этой болью? А так ли это? Есть ли шанс, что глубоко внутри теплица надежда на лучше? Вам даётся шанс, выпадающий один на миллион. Нужно лишь прийти по адресу 2-1-1 Нихонобаши, Чуо-ку, Токио, 103-8328 16 этаж, комната 223, завтра в 11:00. Рискните сделать шаг к чему-то новому!]

Возможно, несколько неконкретное сообщение, могло показаться сильно подозрительный, но Лину хватило один раз взглянуть на себя в зеркало, чтобы согласиться на что угодно.

Ночь прошла на удивление тихо. И в назначенное время парень стоял на указанном месте. Дверь в комнату была открыта, так что Лин беспрепятственно вошёл внутрь. В номере двести двадцать три, кроме мебели не было никого и ничего. Ну не развод ли? Место явно внушало недоверие. Окинув помещение взглядом: чуть потрескавшиеся стены, скрипучий пол, деревянная рама на окне, мебель а-ля тысяча восемьсот девяносто третий год, длинные бежевые шторы и огромное потемневшее от времени зеркало, в мыслях всплыли ещё более глубокие подозрения касательно этого места. Только отступать некуда. Пришлось просто расположиться на первом свободном кресле в ожидании неизвестно чего.
яой - Кэйго Асано

Возраст: 23



Вход в игру

В дверь опять барабанили так, будто хотели ее выбить к чертям, опять орали, что найдут даже на том свете и мало не покажется никому, если не найдёт денег. Так, кажется, продолжается уже не первый год, может даже с самого рождения Кэйго. Мать он помнил смутно, но точно знал, что она тогда пила страшно. Что с ней сейчас - не знал, может, умерла, может, просто пропала, но даже если и так, то искать с ней встречи Асано не хотел. Зато отца парень помнил отлично. Помнил и ненавидкл всей душой. Чертов игроман, он постоянно где-то брал деньги на казино, выпивку и шлюх, а потом к ним в старую потрепанную квартиру приходили какие-то люди и устраивали бои. Отца били, а он все равно успешно ходил по подпольным заведениям, свято веря, что однажды ему повезёт. Только везения не было и Кэйго все чаще становился свидетелем драк и разборок, иногда также получая за горе-отца. А потом этот гад взял и пропал, оставив долги сыну, только записку оставил короткую и все.

Сейчас он уже был готов лезть на стену от безысходности. Парень ничего не умел и даже на элементарную работу грузчиком его не возьмут - слишком худой и хрупкий на вид. Единственный выход для него - идти на понель, но кто его такого возьмёт? Он, конечно, приблизительно представляет, что да как, но, кажется, этого будет мало. К тому же вопреки всему он не мог представить себя на месте какой-нибудь шлюхи для какого-нибудь дяденьки. Женщины же этим не увлекаются, шлюхами? Хотя, Кэйго и с ними не знает, как себя вести... А из-за приводившего парней домой отца сомневаться в аудитории не приходится. И что в результате делать Асано? Ничего, его никто не возьмет, а идти в клуб или казино опасно, там могут быть вымогатели...

Старенький, побитый сотню раз телефон пропищал нечто непонятное и отключился. Кэйго никто никогда не писал, только какие-то банки с предложениями о кредитах да просто непонятные личности. Однако, парень этот жест оценил как какой-нибудь хороший знак, из-за которого из рук выпало лезвие. Да, резать вены - не выход, но парень уже просто не знал, что делать. Руки и так дрожали, а стоило взять лезвие - вообще стало до жути страшно, а ещё этот телефон...

Еле включив этот агрегат, посмотрел на пришедшее сообщение и обомлел. "Лимиты всякой веры исчерпали себя? Кажется, что того, что есть не достаточно? Уже нет сил бороться с этой болью? А так ли это? Есть ли шанс, что глубоко внутри теплица надежда на лучше? Вам даётся шанс, выпадающий один на миллион. Нужно лишь прийти по адресу 2-1-1 Нихонобаши, Чуо-ку, Токио, 103-8328 16 этаж, комната 223, завтра в 11:00. Рискните сделать шаг к чему-то новому!" Это выглядело крайне стремно и странно. Да, Кэйго сейчас в ужасном положении, но... Это же странно? И с чего бы... А вдруг те вымогатели?...

Остаток дня на раздумье и вот уже за двадцать минут до назначенного времени Кэйго топчется возле потрепанного здания, не зная, заходить ли вообще. У него, в принципе, выбора-то нет... Протоптавшись ещё пару минут, зашёл в здание. Старое, потрепанное, он совсем не вызывает доверия. Может, лучше будет в нужном номере?...

Нет, лучше не было. Да еще и один человек уже сидел там с таки видом, что стало как-то неловко. Кэйго точно туда пришел? Но делать-то нечего, он уже тут... Встав около второго кресла, не решился садиться, так и стоя рядом с ним и теребя край футболки, ох, зря это все...
яой - Минами Хару

Возраст: 20



Снова еще один день, бесконечно тянущийся под звуки дождя. Снова эти серые краски, что появились, когда этот человек ушел. Словно все потеряло смысл. Многие говорят, что стоит лишь отпустить того, кого ты любил, и все придет в норму. Но говорят это те, которые не попадали в такие сутуации или же по-настоящему не испытовал это чувство. Разве это так легко?...

Минами вновь смотрел в окно, на людей, что бежали куда-то по своим делам под яркими зонтами, но для него они казались серыми и пустыми. Он увидел своих однокурсников и подумал, что уже давно не появлялся в институте. Хотя парень и не хотел туда идти. Вдруг он встретит его?.. Что будет делать? Сбежит или расплачется у всех на глазах? Сможет ли он остаться равнодушным к происходящему?

Минами прогнал эти мысли прочь, думая, что так будет лучше, не вгонять же себя еще в большую депрессию. Да он был мужчиной, но с детства всегда переживал по любому пустяку, да и был похож на девочку. Наверное, женское воспитание дало свои плоды. Все-таки две старшие сестры и мать, от этого порой хотелось сойти с ума. Отец погиб, когда ему было 1 год, он даже лица его не помнил, а когда смотрел на фотографию, не мог запомнить.

Дни тянулись вечно, в голову порой приходили мысли, чтобы покончить жизнь самоубийством. И когда они посещали Хару, то телефон издавал противный звук. Когда уже не осталось сил терпеть, он поднялся с дивана и взял в руки сотовый. Там было смс:

[Лимиты всякой веры исчерпали себя? Кажется, что того, что есть не достаточно? Уже нет сил бороться с этой болью? А так ли это? Есть ли шанс, что глубоко внутри теплица надежда на лучше? Вам даётся шанс, выпадающий один на миллион. Нужно лишь прийти по адресу 2-1-1 Нихонобаши, Чуо-ку, Токио, 103-8328 16 этаж, комната 223, завтра в 11:00. Рискните сделать шаг к чему-то новому!]

Это странно. Очень странно. Вот прям странно-странно. Ведь сообщение пришло практически мистическим образом, именно к нему, который больше не может терпеть эту невыносимую душевную боль.

Но почему-то Минами согласился и пришел к назначенному времени. Чего уж теперь-то? Терять-то нечего, да и ему уже плевать, что с ним сделают.

Здание было обшарпанным, наверное, его забросили несколько лет тому назад. Серые стены и непримечательный вид добавляли ему некой таинственности и опасности. Внутри было еще хуже, интерьер напоминал отель. Вот только отель для приведений. Везде паутина и пыль, могли бы хоть убраться, когда ждут гостя. А может стоит вернуться?...

Минами пошел в комнату 223, что была указана в сообщении. Она находилась на 16 этаже, а лифт не работает. Что за подстава?! Тело у парня было хрупким, а спортом он занимался только в старшей школе, и то лишь потому, что заставляли. Пять этажей... Хару остановился и стал громко дышать. Ступеньки скрипели, и казалось, что с минуты на минуту какая-нибудь то сломается. Немного отдохнув, Минами продолжил свой путь. Боже, сколько еще там этих чертовых ступенек?! Табличка гласила, что он находился на 15 этаже. Почти! Миновав еще один пролет, он оказался на месте.

- Да! Я это сделал! - Хару чуть ли не стал танцевать перед дверью в комнату 223. Открыв ее и зайдя внутрь, парень увидел еще двоих. Они выглядели почти, как он. Такое же хрупкое тело и милая внешность, только во взгляде уже нет той невинности, что могла быть раньше. Их поза и глаза гласили, что они пережили многое, даже Минами почувствовал себя неловко со своей любовью и депрессией после расставания. - Привет.

Парень прошел в комнату и сел на диван, потупив взгляд. Было очень неловко. В комнате находилось зеркало, уже потемневшее от старости, но оно было каким-то притягательным, словно дверь в другой мир. Хотелось шагнуть туда и забыть о всей той боли, но реальность сурова, и часто она разбивает все мечты и ожидания на мелкие кусочки.

яой - Лили Саммерс

Возраст: 21



Вход в игру

- Буэ-э-э… - с громкими плюхами содержимое желудка приземлялось в унитаз, буквально фонтанируя и забрызгивая его внутренние стенки. Бедного человека штормило так сильно, что тот уже стоял на коленях и покчивался на них, в перерывах между рвотными позывами. Попутно, в заднем кармане его брюк надрывался смартфон, в который раз проигрывая мелодию "Hallelujah" .

- Грёбаная жизнь...

° ° °

У всех бывают расставания, недоразумения и прочие радости диссонанса мнений с самыми разными последствиями.  Лили никогда не был исключением из правил, как он считал, хотя его мнение никогда не совпадало со многими другими. Ни тогда, когда он был в школе, пошел по учебе дальше, ни тогда, когда упивался до беспамятства или соглашался на групповые занятия сексом... да много когда, когда речь не заходила об отношениях. Только тогда.

Но если же Саммерс решался завести хоть какие-то отношения, то судьба говорила ему: " Фиаско, братиш!", и слала на толстенный хуй, по дороге к котором его успевали втоптать в грязь, доводя до критической точки невозврата, обвинить во всех грехах земных, а в часности при- и унижая его достоинства как таковые.

В перые пару раз, просто не вылазил из дому, депрессируя по поводу расставаний. Но чем дальше, тем больше! Как на зло, в последствии, ему попадались претенденты один хуже другого, изощренней и изощренний. Будь то женщины или мужчины, каждый перял на мастерство постельное, недостаток внимания или человеческую сущность, наматывая нервы. И это помимо неплохой роботы, на которую устроили родители, и друзей, которые, буквально бурели, когда тот заводил любовника или любовницу.

Итогом стал нервный срыв из-за которого бедолага накинулся на проходящего мимо мужика и начал его кусать … да, пришлось пролежать недельки две рядом с душевнобольными, но ничего. Вскоре жизнь наладилась: родители перестали поминутно мониторить его жизнь, а друзья сьехали из его квартиры.

Но в последствии пострадавшее сознание начало добивать себя само.

° ° °

Шипя маты не хуже гадюки, Лили таки встал на трясущиеся ноги, заглядывая в унитаз.

" Всё-таки не стоило мешать…°, подумал он, созерцая коньяк вперемешку с приличной горстью снотвориного, которое не успело раствориться в его желудке.

- Да блядь!

Опасно развернувшись к раковине он достал гребаный телефон и выключил оповещение и сообщении.

На экране высвечивал неизвестный абонент. Нажав на сообщение, ему выпал следующий текст:

[Лимиты всякой веры исчерпали себя? Кажется, что того, что есть не достаточно? Уже нет сил бороться с этой болью? А так ли это? Есть ли шанс, что глубоко внутри теплица надежда на лучше? Вам даётся шанс, выпадающий один на миллион. Нужно лишь прийти по адресу 2-1-1 Нихонобаши, Чуо-ку, Токио, 103-8328 16 этаж, комната 223, завтра в 11:00. Рискните сделать шаг к чему-то новому!]

После пары минут молчания, квартиру состряс дикий хохот, от которого поганое самочувствие ухудшилось еще больше. Но как бы там ни было, на следующий день он стоял перед дверью, перед выходом приняв сто на грудь, после чего аккуратненько, если можно так выразиться вошел в номер, оглядывая своим мутноватым взором тех, кто пришел о него.
яой - Изао Саито

Возраст: 25

отель\16 этаж\комната 223\11:02

Сизый дым поднимался кверху, наполняя, небольшую темную комнату. В ней почти ничего не было, лишь обшарпанные стены, пульт управления радиостанцией, с помощью которой раньше делали объявления, стул, на крутящейся ножке, пара металлических шкафчиков, да видавший виды диван у самой стены.

- Это снова началось, Юки, - голос мужчины, разлетелся по комнате, отражаясь от стен. Глухой и словно печальный. Сидящий за пультом разжал губы, выпуская изо рта сигарету и потушил ее в переполненной пепельнице. Перед его глазами красовалось огромное окно, за которым нельзя было увидеть деревья, небо, людей спешащих по своим делам, а лишь соседнюю комнату, комнату № 223. Пока что она была пуста, но совсем скоро, тут соберутся будущие ученики. Не все они закончат обучение. Это Изао знал по опыту предыдущих групп. Сколько их было он уже не помнит. Пару десятков может быть. Кто-то сбежит не выдержав стыда, закованный в рамки собственных стереотипов, кто-то решит свою проблему раньше, чем пройдет все до конца, есть и те, кто просто не доживет до того момента, когда смог бы назвать себя отменным любовником. Ведь всех их привело сюда одно. Отчаянье. Оно заставляет людей поступать безрассудно, как и тех, кто сейчас войдет в дверь комнаты, за которой наблюдал Изао.  Он был не в восторге от того, что совсем скоро ему вновь придется исполнять роль наставника. Мужчина считал, что не очень-то подходит на эту роль, но не мог отказаться. Были причины, по которым он вновь и вновь пытался сделать из милых, наивных и и отчаявшихся мальчишек, тех, кто мог бы свести сума своего партнера, простым прикосновением, взмахом ресниц, совершенным, словно случайно, жестом. Понять свое тело, принять его и научиться преподносить так, чтобы нужный им человек не смог забыть его до конца своих дней.


Саито закрыл глаза и сделал глубокий вдох, ощущая, как холодные руки Юки скользнули по его плечам, спускаясь вниз по груди. Они обвили словно лианы, а совсем рядом раздался тихий шепот.

- Я тщательно выбирал их для тебя, Изао.

Мурашки побежали по коже мужчины, а холодный ветерок коснулся мочки уха. Ему совсем не хотелось открывать глаза, но скрип старенькой деревянной двери в комнате №223 вернул к реальности. Взгляд голубых глаз скользнул по вошедшему первым мальчику. Для будущего учителя все те, кто приходил учиться были мальчиками. Редко, когда кто-то из них доходил по возрасту хотя бы до двадцати пяти. Чем ты моложе и неопытней, тем более остро воспринимаешь мир. Со временем, такая чувствительность и эмоциональность начинает мешать тебе жить и организм сам притупляет их. С каждым новым шрамом сердце закаляется и черствеет, заставляя приспосабливаться к реальной жизни, которая жестока и несправедлива. Испытывал ли Изао жалость к своим ученикам? Нет. Не смотря на то, что и сам был не сильно старше них, одно событие, что произошло уже очень давно сделало его жестким, а иногда даже жестоким. Хотя он и раньше был таким, поэтому Юки...


Первый вошедший с пренебрежением осмотрел комнату. Да, это не был дорогой отель, но ведь его цель не поваляться на дорогих шёлковых простынях. Взгляд Лина не задержался на зеркале, ведь для него, это всего лишь предмет интерьера, а для мужчины окно, через которое он может наблюдать за учениками. Вскоре стали подтягиваться и остальные. Они располагались кто где, и пока что никто не намеревался уйти.

- Это все, Юки? - Изао поднялся со стула и закурив еще одну сигарету, бросил взгляд через плечо, в надежде увидеть того, кому адресовал вопрос. - Четверо значит.

Тяжелые шаги отозвались эхом в коридоре, куда вышел будущий учитель и уже через минуту он вошел в комнату №223. Окинув всех присутствующих взглядом, с высоты собственного роста, он присел на край деревянного столика, с резными ножками, стоящего у входа.

- Приветствую. Меня зовут Саито. Вы можете называть меня именно так, если, конечно, останетесь. Ваши имена мне известны, как и причины того, почему вы здесь. Однако, мне это совершенно не важно. Если вы находитесь в этой комнате, значит, сейчас это то, что вам нужно.

Изао сделал паузу и снова скользнул взглядом по мальчишкам собравшимся в номере.

- Тут, вы научитесь доставлять удовольствие и получать его. Соблазнять и раскрепощать, а ваш любовник или любовница будут дрожать от одного упоминания вашего имени, не в силах сдержать желания.

Мужчина поднес к губам дымящуюся сигарету и затянулся, набирая в легкие никотин.

- Оставаться или уйти, решайте здесь и сейчас. Для тех, кто готов к обучению, на этом этаже подготовлены комнаты, где есть все необходимое. А так же, несколько правил, которые вы обязаны будете соблюдать. Никаких звонков друзьям и знакомым. Никто не должен узнать о том, где и чему вы учитесь. Запрещено выходить за пределы территории отеля. Беспрекословное подчинение. Я не потерплю капризов и непослушания. И последнее, - мужчина снова затянулся, - Вы не имеете права прикасаться ко мне, если только я сам не скажу сделать это. Кто не согласен... - Изао кивнул на дверь, - уходите.
яой - Лин

Возраст: 22

отель\16 этаж\комната 223\10:58

Гробовая тишина нагнетала обстановку. Единственное, хоть и большое, окно, расположившееся напротив входной двери, было закрыто на весомый металлический замок, но всё же, должны были быть слышны хоть какие-то звуки: пролетающие мимо птицы, автомобили на дороге, метро, проложенное совсем не далеко от этого отеля. Но совершенно ничего из этого слышно не было. Даже естественный скрип старого прогнившего пола был чем-то заглушён.

Лин сидел на кресле прямо, сложив кисти рук на коленях, словно расположился не в кресле вовсе, а на стуле за хорошо сервированным столом. Склонив голову чуть на бок, разглядывал небо за окном, воочию наблюдая, как его цвет становился всё мрачнее, будто оно заранее готовилось к проливному дождю.

Пока парень любовался природой, в комнату вошёл ещё один человек, а спустя некоторое время ещё двое. Но на них Лин не обратил никакого внимания, продолжая неподвижно сидеть в кресле. Голова юноши повернулась только тогда, когда в коридоре послышались тяжёлые неспешные шаги. В комнату вошёл молодой мужчина, явно отличающийся от уже собравшейся компании. Взгляд Лина скользнул по нему лишь на секунду, подмечая только внешние признаки, после чего переместился куда-то на пол. У юноши не было привычки подолгу смотреть на людей. Точнее, она, возможно, когда-то была, но её буквально выбили из хрупкого тела. Хорошо, что отсутствие визуального контакта не мешало внимательно вслушиваться в слова говорящего.

Как только мужчина закончил свой монолог, в воздухе повисла тишина. Не то чтобы, сказанное было чем-то очень уж неожиданным, но всё таки оставалось много опросов, порождающих сомнения.

-У меня нет прав говорить за всех,- встав с кресла и посмотрев Саито в глаза, начал нарушать молчание Лин,- но раз мы уже здесь, полагаю у нас нет причин отказываться от ваших слов. Или я не прав?- совсем тихо, словно только для себя, озвучил последнее парень, всматриваясь уже в собственное отражение в старом зеркале.
яой - Кэйго Асано

Возраст: 23

отель\16 этаж\комната 223\10:58

Это все было с каждым мигом все сильнее и сильнее похоже на какую-то сложную ловушку, из которой не выбраться. И пришедшие люди, и учитель этот... Кажется, Кэйго нашли все кому должен его отец и решили "подшутить". Вот сейчас он останется тут и его тут же сдадут в сексуальное рабство какому-нибудь жирдяю-извращенцу и остаток своей короткой жизни парень проведёт связанным и с какой-нибудь хренью в заднице, которой точно там быть не должно.

От этих мыслей стало плохо, он знал, что все будет плохо! И все равно пошёл... Почему? Потому что, скорее всего, тот первый парень прав. У него нет иного выхода, иначе его опять найдут и побьют, иначе опять окажется в больнице из-за долгов отца... Нервно сглотнув, Асано кивает словам парня, то и дело мня в руках подол футболки. У него и правда выбор не велик. Либо так, либо он в конечном итоге просто окажется мертвым под первым же забором. Как бы не нравился этот Саито, но лучше так, чем на улице или дома...
яой - Минами Хару

Возраст: 20

отель\16 этаж\комната 223\11:00

Мужчина четко и холодно произносил все это, словно каждый день проговаривал этот монолог перед другими людьми.Он поставил несколько условий: не выходить за пределы отеля, никто не должен знать о том, что здесь будет происходить, беспрекословное подчинение и нельзя к нему прикасаться без его разрешения. Но что же будет если нарушить эти правила? Убьют ли или отдадут в чужие руки, словно какую-то игрушку, не представляющую ценность. Или будут держать здесь, как раба?

Минами боялся, его тело наполнилось дрожью, он не мог это контролировать. Но он понимал, что отсюда невозможно уйти. И не в том смысле, что сбежать куда подальше, а именно уйти. Сейчас. Если он вернется, откуда пришел, то вновь испытает те чувства: грусть, обида и одиночество. Все то, что было раньше. Хару будет вспоминать счастливые моменты и жалеть, что больше нельзя будет их повторить. У него нет выбора, он должен остаться.

Парень поднялся с дивана, вставая в решительную позу. Он посмотрел прямо в глаза мужчины, выражая всю уверенность, на которую был способен, и не отводил взглядп. Возможно, это и не вернет потраченную любовь и не сделает жизнь лучше, но хотя бы избавит от ненужных воспоминаний на некоторое время. Здесь он будет находиться с теми людьми, которых не знает и которых не знает Он.

- Я не уйду, так что обучите меня всему, - Минами поклонился, выражая уважение и покорность. Он одним глазком посмотрел на парня, что первым смог заговорить с Саито, и понял, что он не так прост. - Мне называть вас по имени или сенсей?

Минами сбросил свою жалкую оболочку перед учителем, чтобы не выглядеть маленьким ребенком, боящегося все на свете. Но в душе все клокотало и создавало хаос. Будет ли все в порядке?
яой - Лили Саммерс

Возраст: 21

отель\16 этаж\комната 223\11:03

Плотно сжав губы и немного нахмурив брови, Лили был себе весьма благодарен зато, что успел накатить с утра пораньше. Ведь без алкоголя, его малость воспалённый мозг отказался бы считывать инфу со зрительных нервов, и, как итог, начал бы стопориться и тормозить со страшной силой. Но, доза принята, а ситуация четка.

Стоя довольно рядом возле двери, не рискуя подходить к другим парням, Саммерс тихонечко оглядывал антуражик комнаты. Немного давящая тишина, наверное, качественный замок на закрытом окне и стрёмное зеркале. Не, помимо этого в комнате было еще много чего, но именно энтузиазма "добавляли" именно эти.

" Ох, мать...", пронеслось в голове у парнишки, когда,к как выяснилось позже, их учитель открыл двери и вошел, оглядывая ученничков.

Рассказав об их дальнейшей участи и изрядно надымив, сенсей дал возможность слинять тем, кто трусит или испугался непрозрачности своего будущего, но, таковх не оказалось. Заместь сего, ребята стали уверять что " всё ништяк" и никто не уйдёт.

Решив вставить свои пять копеек, пробубнел:

- Без возражений.
Вы не можете написать пост. Подробнее