Sexy nights

Количество участников: 2

Секс, секс, секс... Сколько можно опробовать, живя друг с другом лишь потому, что так выгодно и финансово, и психологически? Ущемленные в обществе - раскрепощенные наедине друг с другом. И никаких чувств. Никаких чувств?..

На локации: Утро/Начало июня/Париж, Франция
Персонажи на локации:
яой - Эл Джей

Возраст: 26

Утро, начало мая/ Синдзюку, Токио

Громкий, чуть ли не жалобный стон непроизвольно вырвался из Эла, едва плавным движением члена Адриан вошел в него во всю его длину. Больно - это еще мягко сказано. Все тело сковало, в солнечном сплетении забилась истерика, сердце к горлу подскочило и перекрыло дыхание. Эл упал руками на стену и беспомощно опустил голову. Так глубоко они еще не заходили друг в друга. Это было не столько под запретом, сколько и осуждалось самим Джеем. Далеко не эластичные мышцы отозвались неприятным напряжением. Ощущение члена так близко к животу стало для Джея чем-то пугающим.

Продлилось это недолго. Ритм Адриана загладил ошибку. Эл поддавался ему, неумело предсказывая движения. Он уже не мог закрыть рот и перестать хрипеть, то и дело постанывая с самой разной тональностью. Слюна вольно вытекала. Рука то и дело порывалась схватиться за член, но всякий раз, касаясь его, вновь упиралась в стену. Движения любовника были настолько грубыми, что боль и блаженство смешались, размыв границы. Ноги задрожали, а вскоре и вовсе утратили свою силу.

С трудом держась на них, Эл согнулся, упираясь руками в стену над головой, и просто двигал бедрами навстречу члену Адри. Жарко, приятно, больно. Он не мог понять свое тело. Ему хотелось это все. Хотелось еще больше. Шлепок. Эл вскрикнул. Укус в плечо. Он изогнулся, как дракон на его теле, уперся ягодицами в пах Адриана, схватил его за руку и потянул вниз. Он больше не мог стоять. Ватные ноги дрожали и угрожали уронить его, разорвав эту связь.

Он опустился с Адрианом на залитый водой пол, обнимая себя его руками, и просто лег грудью на кафель, выпятив зад так высоко, как только мог. Пусть будет еще больнее и жестче. Член уже истекал спермой, она затекала назад, раздражая анус, текла по ногам, смываясь водой. Грязно.

Стоны сливались. Эл уже знал, как Адриан будет двигаться дальше. Он извивался под его ритмом, с мольбой обращал лицо к потолку, открыв как можно шире рот. Стоны сменили хрипы, горло болело от криков. Но как же мало было ему!

- Еще... Адри... Ад... - с новой волной возбуждения от паха до сердца Эл резко закусил правую кисть, сдерживая крик. Адриан не имеет права останавливаться. Не тогда, когда Джей почувствовал себя беспомощной шлюхой и ему это понравилось.
яой - Адриан Скотт

Возраст: 24

Утро, начало мая/ Синдзюку, Токио

Каким же он был узким. Одно это заставляло Адриана дрожать и желать это тело лишь больше. Да вот только здравый смысл пока не позволял это делать. С ним бы такой трюк прошёл запросто, но не с Элом. Да и тут все было немного по-другому. Черт, как же глубоко он смог войти в него, ощущая с какой силой его сдавливают стенки. Но друга это отчасти напугало, что стало заметно по напряжённым плечами. Ничего. Сейчас он ни о чем думать не сможет.

Начав двигаться в этом желанном теле, Адриан не верил в своё счастье. Да, этой ночью он уже был внутри, но там все было по другому. Там был только секс и страсть. Здесь был слишком большой и даже дикий коктейль из всего на свете. Поэтому парень толком ни о чем не думал. Лишь отчасти с усмешкой смотрел на то, как неумело Джей подмахивает своими бёдрами. "Альфа" же. Стонущий от каждого толчка альфа, следующий приказу-просьбе не трогать себя.

Заметив, как у любовника дрожат ноги, Адриан уже начал думать как зафиксировать его, но стон Джея на шлепок и изгиб его спины выбили все мысли из головы. Это было так сексуально, дерзко, что парень застонал сквозь прикушенные губы и чуть ускорился, покрывшая при этом шею поцелуями. Руки же продолжали почти до синяков выпиваться в бёдра. Но послушно последовали за руками Эла, переходя на его грудь.

Вначале не поняв что к чему, Скотт с ухмылкой опустился вслед за любовником, оставаясь внутри него. Встав на колени позади, он некоторое время любовался этой позой, что никак не подходила ледышке, а после освободив одну руку, оставалось новые шлепки на ягодицах, что разошлись едва заметными на тёмной коже красными пятнами и приятной волной внутри. Шикнув, Адриан продолжил почти вколачиваться в тело, не сдерживая стонов удовольствия, что вторили теперь почти хрипам Эла.

- Какой же ты, мммм, да, на самом деле грязный, мистер сдержанность, - с трудом выпалил парень меж толчками.

Чувствуя,что в скором времени кончит, он упёрся одной рукой в кафельной пол и, немного прижавшись к спине Эла. Вторая же руке, что до этого обнимала сильную грудь и изредка игралась с сосками, опустилась ниже и стала грубо надрачивать, подгоняя к первому финалу. Только первому. Сейчас он так просто его не отпустит. Ни за что на свете.

- Эл. Люблю. Люблю тебя, - проветрил Адриан и, со счастливой улыбкой, запрокинул голову, громко застонав, не думая ни о чем.
яой - Эл Джей

Возраст: 26

Утро, начало мая/ Синдзюку, Токио

Элу казалось, что Адриан из него все органы вытолкает - таков был его напор. Он не мог ни дышать, ни кричать, лишь жалобно постанывать и кусать губы, ни глотать - и слюна стекала по подбородку на шею. Вся энергия, от которой он так хотел избавиться с того момента, как обнял Адри, собралась воедино где-то в солнечном сплетении и теперь ждала шанса высвободиться. Еще немного он позволит рукам Адри сжимать его бедра, а ему самому трахать его, но лишь до тех пор, пока в нем не останется и капли этой безумной энергии. Но оказалось, что это не будет длиться дольше.

- Какой же ты, м-м-м-м, да, на самом деле грязный, мистер сдержанность, - донесся до него сквозь шум воды голос Адриана.

"Г... Грязный?"

- Заткнись, - прорычал, как мог, Эл.

Лицо вспыхнуло. Чего Адриан добивается? Он пытается вывести его из себя? Или намекает на то, что Эл излишне сдержан? Возможно, что так оно и есть, но... Сейчас мысли были лишними.

Стоило Адриану зажать его член в руке, как Эл Джея пробила крепкая дрожь. Он сладостно выдохнул и рухнул грудью на кафель. Теперь он мог только скользить руками по нему и стараться держать расползающиеся колени. Ему впервые за долго время было настолько хорошо. Настолько, что он упрямо поддавался тазом навстречу толчкам. Адриан в нем так глубоко, что становится не по себе. Но чувство дискомфорта сменило блаженство.

- Эл. Люблю. Люблю тебя, - вновь услышал он эти слова.

"Да за что меня-то любить?" - с досадой подумал Эл.

Ритм любовника ускорился и Эл, пронзаемый насквозь подступающим оргазмом, отогнул спину, упервшись руками в плиты, да так, что незаметно для себя оцарапал запястье до крови, и  выгнулся достаточно, чтобы коснуться затылком плеча Адриана. Тело тут же проломило болью в напоминание о долгом отсутствии разминок. Гимнаст он и в Африке гимнаст, без них и тело отвыкает от подобных виражей.

Но он был как нельзя кстати. Вытолкнув из себя остаток эмоций, Эл потек прямо в руку Адриану, попутно пытаясь сосредоточить внимание на втекающую в него где-то внутри его сперму. Волна пролилась и тут же исчезла, оставив влажный след. Тут же накатила усталость и Джей вновь упал грудью на пол.

Восстанавливая дыхание, он постепенно вытащил себя член любовника, явно собравшегося задержаться в нем побольше. Там, куда он его принимал, все горело не то болью, не то удовольствием, и пульсировало. Хотелось продолжать, но Эл не мог. Его терзало некое колкое чувство. Оно напрягало мышцы и заставляло лицо пылать жаром. Чтобы окончательно избавиться от накопленной энергии, Эл как мог развернулся и с размаху проехался кулаком по челюсти Адриана. Поймав его взгляд, Эл  сел, не в силах сдвинуть ноги, и отполз назад. В глазах его играла ярость в смеси с обидой.

- Грязные только шлюхи в подворотне. Не смей меня так называть.

Адриан перешел черту, осознанно или нет. Он же знал, что мать Эла проститутка... Даже произвольно не имел права так говорить о нем.
яой - Адриан Скотт

Возраст: 24

Утро, начало мая/ Синдзюку, Токио

Стоны Эла заводили лишь сильнее. Как и то пьянящее чувство власти, что возникало при виде такого. Правда было ещё кое что. Что Адриан так отчаянно гнал от себя в сторону. Джей не был тем, кто готов подчиниться кому-либо. Ещё никогда он не позволял ему... такого. Вот и сейчас парень прекрасно осознавал, что подобное никогда не повторится. Наверное именно подобное подтолкнуло к этим безумным вещам и проступкам. А особенно словам. Он извиниться. Обязательно извинится. А пока будет наслаждаться этим прекрасным телом в его руках.

Заметив как вздрогнуло тело под ним, стоило прикоснуться к члену, стал усиливать ласку там, понимая, что подобным темпом может приносить дискомфорт. И это начало работать, ведь любовник подавался бёдрами навстречу, отвечал этим самым и давал отчасти надежду. Несмотря на желание уже достичь разрядки, Адриан стал двигаться чуть осторожнее и даже переложил одну руку на грудь давая небольшую опору. И все же он не ожидал столь крутого прогиба назад. Даже побоялся услышать треск костей. Но ничего не случилось. Просто появилась возможность ещё и поцеловать Эла в висок, наблюдая за грацией его тела.

Оргазм накрыл с головой и Адриан,последовав за другом, с громким и довольным стоном излился в тело Джея. Это было так ярко, что он даже не успел спохватится и подставить руки, чтоб придержать его. Благо, что сам успел выставить руку и не упасть следом, придавливая друга к кафелю. Он прекрасно понимал, что не пушинка. И все же после он осторожно прижался к другу, начав покрывать поцелуями его спину и плечи. Сейчас было так хорошо. Да только чутьё подсказывало, что в скором времени это кончится.

Эл сам слез с его члена, что заставило резко выдохнуть, а после, кое-как развернувшись, пропечатал сильный удар по челюсти. Ненадолго даже оглушенный им, Скотт моргал глазами, прижимая руку к прикушенной щеке и сглатывая набегающую кровь. Ему понравилось несколько томительно долгих секунд, чтоб осознать свою ошибку. Боги, что же он посмел ему сказать? Тяжело представить оскорбление для Эла большее, учитывая  его историю. "Нет. Ты не грязный. Грязный тут только я".

Вновь сглотнув кровь, Адриан, пользуясь той слабостью, в коей прибывал Джей, подался вперёд. Перехватив руки други, он облизнулся, словно перед ним вкуснейшее блюдо и, склонив голову, облизнул член друга от головки до основания. Посмотрев после тому в глаза, парень, словно самая настоящая шлюха, ловко подхватил языком головку и начал вырисовывать на чувствительной коже узоры, пошло причмокивая. Увлекаясь процессом, он все увереннее брал все глубже, чувствуя, как от его ласок набухает плоть. Да, ему после влетит. Ну он слишком любил ласкать таким образом Джея, чтобы упустить такую возможность сейчас. Ну и за внезапный утренний подарок точно можно отплатить.
яой - Эл Джей

Возраст: 26

Утро, начало мая/ Синдзюку, Токио

Сволочь. Рыжая, дерзкая шлюха. Его собственная, готовая выполнить любые его капризы. Таким Адриан был много лет. И они оставили свой отпечаток на его сегодняшнем поведении. Его, некогда отличника в глазах людей, испортил Эл Джей. Стоило рыжему плуту прибиться к одиночке, не похожему на остальных ни внешне, ни образом жизни, как он тут же себя сломал. Джей часто наблюдал за ним во сне и думал о том, кем бы стал Адриан, не появись он в его жизни. Он мог уже сто раз его отпустить, но продолжал держать при себе и наглухо запирать с годами зарождающиеся чувства к нему. Джей желал его с каждым днем все сильнее, но желание, направленное на яркие и нежные чувства, он превращал в похоть. Возможно, ему нужно было время их осознать и принять, возможно, время нужно было Адриану. Эл и кольцо купил машинально, а лишь потом подумал о его назначении. А теперь...

Он не мог на него обижаться, долго - нет. Легкомысленный и простой, да еще и невыносимый романтик - в этом он весь. Этим Эл и успокоил себя, заглушил обиду, а Адриан помог ему отвлечься. Джей не стал сопротивляться, когда он опустил голову к его паху и принялся за оральные ласки. Напротив, поддался ему, невольно смущаясь. Столько лет спустя, казалось бы, ничего не стоит подавить смущение, но сейчас их чувства были обнажены и все воспринималось и преподносилось в новом свете. И царапины на спине и плечах уже не болели. Боли вообще уже не было.

Сладострастное наваждение нахлынуло со всей силой от языка Адриана к макушке Эл Джея. Он уперся подрагивающей правой рукой в кафель и закинул голову кверху, чтобы позволить себе насладиться минетом, а левую руку мягко опустил на рыжую макушку. Как кот, просящий извинений, Адриан подлизывался к нему, подходя с самой уязвимой мужской стороны.

- В Риге... - тихо заговорил Джей сквозь участившееся дыхание. - Я часто наблюдал за тем, как ты общаешься с людьми. Мне, одиночке, не понять таких радостей, как простые разговоры в компании, но наблюдая за тобой, я начал улавливать смысл, - член отозвался резкой пульсацией и ударил сквозь пах в живот, Эл склонил голову к Адриану и крепче сжал пальцы на его затылке, а затем вновь откинулся назад. Опорная рука задрожала еще сильнее. - Ты... Твоя улыбка, твой смех... Ах... - Эл на мгновение закусил губу и поддался пахом вперед, упираясь членом в глотку Адриану. - Ты все для меня. В тот момент стал всем...

Это было два года назад. Эл часто брал Адриана с собой за границу. Ему не было жалко денег и времени на него. Тогда он часто думал, что Адриан ему как проститутка, пусть на деле все было куда серьезней, да и друг у друга они были первыми и единственным с самого юношества, и старался подавлять свои желания ради него же самого. Адриан прав, Эл Мистер Сдержанность, и он на самом деле был грязным. В своих мыслях и фантазиях, в мокрых снах он часто практикует на Адриане то, что не рискнул и не рискнет впредь сделать с ним в реальности. Теперь ему помешает любовь.

И вновь все тело бросило в страстный жар. Эл не заметил, как отключился, и теперь был просто телом, охваченным душевным блаженством. Он хватал себя за волосы, Адриана, двигал тазом, лишь бы достичь пика, хрипел и стонал так, будто сбросил с себя цепи. Ничто так не удовлетворяет его, как право доминировать над кем-то. Возможно, Джей делал больно Адриану, а, возможно, ему так только казалось, но остановиться он уже не мог.
яой - Адриан Скотт

Возраст: 24

Утро, начало мая/ Синдзюку, Токио

Мог Адриан подумать в свои 15, что ему будет нравиться... подобное? Нет. В семье с его воспитанием подобное невозможно. Было невозможным. Черт, да они даже толком не знали ничего ни о сексе, ни о презервативах в то время, как одноклассники хвастали кто сколько девушек «завалил». Парень на всю жизнь запомнил, как отец почти высек старшего брата за то, что поймал его на просмотре порно и еще после нашел журналы для взрослых. А ему было уже 18! Интересно, а что бы было с отцом, узнай он, что его сынок не смотрел порно, но зато сам сосал парню в клубе? Хорошо, что тогда он уже не жил дома. Почти не жил. «Готовился с другом к экзаменам». Под скрип кровати.

Вспоминая то и дело все эти осторожные шаги, когда каждому из них было немного страшно совершить ошибку, Адриан хотел и плакать и смеяться. Смеяться от того, что это сейчас казалось таким нелепым и забавным. Плакать же из-за того, что тогда они могли по долгу после разговаривать, целоваться, лежать рядом, даря друг-другу столько нежности, что все эти романы для девушек нервно курят в сторонке. Однако... эта нежность меркла рядом с той, что проскакивала сейчас. Она имела более глубокий смысл. И ценность. Потому что в них была тайна, что приоткрывалась с каждой такой секундой. И что-то внутри подсказывало, что вскоре все станет... ясно. Нужно лишь найти последние ключи. Последние детали пазла, что они так усердно, по частичке, собирали все эти годы, месяцы, недели, дни, часы, минуты, секунды. Собирали, и то и дело разрушали, разбивали в дребезги, разбегаясь по углам и зализывая самостоятельно свои раны. Да вот только эти углы все равно были... рядом. Чтобы не происходило, рамка оставалась целой. Она слишком въелась в их сознание. Не давала отпустить друг-друга, сколь бы эгоистично это не звучало. Просто... они не могли друг без друга. Никак не могли.

Новый кусочек пазла встал на место, когда Скотт увидел румянец на щеках Эла. Это разлилось таким теплом по телу, что ему захотелось доставить как можно больше удовольствия своему другу. Нет. Партнёру. Нет. Любовнику. Нет. Нет нет и еще раз нет. Это все не те слова. Ими нельзя обхватить весь тот спектр чувств, что был внутри. Что пробили небольшую брешь в плотине, что была выстроена уже давно собственными усилиями.  Интересно, как скоро она рухнет?

Улыбнувшись от этих непривычных мыслей, Адриан прикрыл глаза, балдея от того, как набухает во рту плоть, как начинает чуть дрожать тело Эла, как учащается его дыхание. А эта рука, что зарылась в волосы? Парень бы замахал хвостом, если б он у него был. Внутри стучало сердце, грозя разбить ребра. А душа металась как дикая птица, случайно влетевшая в окно квартиры. Когда же Эл заговорил... Чего стоили эти слова. Так много хотелось сказать. Но пока он ничего не мог. А потому лишь расслабил горло, заглатывая как опытная шлюха.  

Скотт помнил каждую их поездку заграницу. Особенно первую, когда он, с огромными от страха глазами, вцепился в руку Джея и чуть ли не молился. Ему было так страшно, что он не смог сомкнуть глаз за почти 8 часов полета из Токио в Дели. А как было потом страшно, когда, закончив свои командировочные дела, они летели на небольшом самолете до Панджи? Зато эти шикарные пляжи и их рассветы в Гоа он никогда не забудет. Как и все то другое и иное, что давал ему Эл. Да, они не всегда были вместе. Порой тогда больше друг пропадал сутками на совещаниях. Адриан же, предоставленный себе, рисовал, гулял и делал быстрые короткие знакомства, которые позволяли им то и дело вытаскивать вип билеты в клубы, посещать необычные выставки, крутые рестораны. Только именно во время таких знакомств, почти торгуя лицом, Скотт понимал, насколько ему было противно от того на него смотрят с желанием другие. Поэтому кутался в свитера , стоило идти на «охоту», но неизменно выбирал одежду с вырезами, когда рядом был Эл. Чтобы каждый видел искусанную и покрытыми засосами шею. Он принадлежал исключительно Элрою. От и до. Лишь ему он мог позволить все и закрыть глаза даже на самые неприятные казусы. Черт, да он ржал после как конь, когда во время бандажа подвело одно крепление и он рухнул на пол, умудрившись сломать себе руку. И никогда обижался  на небольшие ожоги на теле, что оставались после неправильно вылитого воска. Джею он простить даже самую большую жестокость. Только отпустить не сможет. А если отпустит, то сойдёт сума или броситься под поезд.  

Поэтому... Поэтому... Поэтому он был рад, когда рука не давала сделать вдох. Был рад, когда утыкался носом в лобок. Был рад иметь возможность ловить эти стоны, почти крики. Он отдался этим сильным и любимым рукам, кидая преданный взгляд на Эла. Во всяком случае так думал Адриан, не понимая, что смотрит на него, как влюбленный мальчишка. Искренне, страстно, нежно и немного испуганно.

- Ммммм, - простонал Скотт, чувствуя пульсацию члена во рту.

Уже самостоятельно уткнувшись носом в лобок, он выписал восьмерку и с готовностью проглотил все. До самой последней капли. Словно это был деликатес. Хотя, для него это так и было. Прикрыв в довольстве глаза, он осторожно выпустил плоть и привстал, укладывая свою голову на плечо Эла и то и дело закрывая глаза из-за капель воды. А ведь так хотелось не переставая любоваться этим лицом. Особенно когда оно такое... особенное.
яой - Эл Джей

Возраст: 26

Утро, начало мая/ Синдзюку, Токио

Эл очнулся уже тогда, когда похолодало. Звуки и запахи стали отчетливее, было ясно, что он все еще на кафельном полу, заливаемый водой из лейки. Жар спал, и теперь прохлада с балкона холодила тело. Эл смотрел перед собой и видел лицо Адриана. На его губах и подбородке он видел следы спермы, а в глазах - блаженство и покой. Когда они успели закончить? В какой момент Эл уложил его рядом с собой и обнял? Сдавалось, он снова отключился и упустил самые пикантные моменты. Теперь он просто лежал и размытым взором смотрел на своего возлюбленного.

Было спокойно и по-настоящему хорошо. Саднило спину и плечи, болели таз и промежности. Но все это было приятным. Даже если Адриан перестарался, Эл не станет его винить. Он хотел, просил и получил это.  Эл улыбался и водил пальцами по спине Адриана. А затем, ни слова не говоря, согнул открытую ногу в колене и зажал меж ним и бедром его член. Когда страсть отошла на третий план, ее место заняла ласка.

Он приподнялся на локте и поцеловал Адри в губы, не чураясь испачкаться в  собственной сперме. Вместе с тем он повел коленом по еще твердому стволу члена. То немногое, на что он был способен в своем состоянии. Еще чуть-чуть, и сил совсем не останется, и их остатки Эл решительно потратит на петтинг. Им бы стоило позавтракать, но секс после еды - худшее решение. Если бы не тот пожар, вряд ли бы они оказались здесь. Эл Джей бы еще долго скрывал свои чувства от Адриана.

Поцелуи длились долго, Эл даже успел замерзнуть, а его челюсть - устать. Он целовал его неотрывно, с каждым его вздохом все страстнее и напористее, ласкал член и спину, волосы и ягодицы, и чувствовал успокоение. Не противно, не омерзительно, и спрятаться не хочется.

В один момент, когда воздуха перестало хватать, Эл разомкнул губы и сделал то, чего боялся долгое время:

- Я люблю тебя, Адриан Скотт, - горячо выдохнул он ему в губы. - Всегда любил.
яой - Адриан Скотт

Возраст: 24

Утро, начало мая/ Синдзюку, Токио

Как же давно меж ними не было… такого. И тут речь даже не о сексе. Нет. Даже вообще не о нем. Тут больше речь шла о неге и спокойствии. Спокойствии, что не шло из-за усталости и переутомления. Адриану то и дело казалось, что они уже даже разучились вот так вот просто лежать рядом после секса. Провалиться в сон без сил или успеть разойтись по комнатам. Черт, он даже привык, что к нем то и дело относятся как к шлюхе. Использовал и прогнал. Это словно даже стало нормой. Он даже не обижался на подобное до этого. Просто… что-то менялось на протяжении этих месяцев. Менялись едва заметные мелочи, имеющие, как оказалось, огромное значение. Слишком тяжело сейчас было думать. Да и думать в целом не хотелось.

Улыбнувшись, стоило рукам приобнять его, Адриан разморено продолжал смотреть на самого замечательного человека в мире. Такого непостоянного и живого. И только его. Могло поменяться многое, но Эл уже давно принадлежит ему. Весь с потрохами. Потому что они уже давно словно живут или дышат друг за друга. Наверное с тех пор, когда поняли, что им спокойнее засыпать, когда вдохи и выдохи они делают вместе. Интересно, а сердца тоже бьются вместе?

Прикрыв глаза, когда пальцы Эла стали гладить спину, парень не сдержал резкого вдоха, когда его члена коснулось колено. И этот вдох стал на выдохе стоном, что утонул в поцелуи. Губы Эла, вкус его спермы, оставшийся после оральных ласок, снова губы, руки, ласкающие тело член. Словно разбежавшись, Скотт нырнул с головой в омут. Лишь обняв Джея в ответ, он принимал ласку и пил ее, словно пилигрим после долгого пути. Не сдерживая стонов, дрожь тела, Адриан отвечал на каждое прикосновение, плавясь от этого, словно зеленый мальчишка. Как же он скучал по это нежности. Ее хотелось больше. Но даже того, что ему давали уже хватало для того, чтоб вознестись на вершину. И оттого он даже не сразу понял, что именно ему сказали.

Посмотрев еще затуманенными глазами на Эла, Скотт, делая рваные вдохи ртом, долго смотрел на его лицо. Просто… это вдруг стало казаться сном. Он… так давно хотел услышать эти слова. Настолько, что даже успел запретить себе помышлять о подобном! Они же… договорились. И вот тут Джей говорит подобное. Как такое возможно? Как возможно то, что эти 7 слов за мгновение ока перекроили все то, что было до этого? Как.

- Элли.

Имя… возлюбленного сорвалось само по себе. Как и невольно спустилось от уголка правого глаза одинокая слезинка. Слезинка, полная того счастья, что ее бы хватило на долгие годы. Нет. Десятилетия. Зажмурившись, Адриан обнял Джея так сильно, но вместе с тем нежно, что даже слова сейчас были не нужны. Но они сорвались.

- Я запрещал себе даже мечтать об этом. О том, что услышу это. Ты подарил мне целый новый мир. Подарил так много, что вечности не хватит описать все это. Мы… такие дураки. Зачем, зачем запретили себе это? Я… I love you.

Прошептав свое признание на английском языке, Скотт уперся носом в шею Эла и теперь уже не стал сдерживать внезапно выступившие слезы, что текли из глаз под то и дело срывающийся смех. Впервые за эти годы он как самая настоящая баба плакал. И пожалуй впервые за свою жизнь не стыдился этого. Зачем, если это видит тот, кто держит в своих руках его сердце?
яой - Эл Джей

Возраст: 26

Середина мая/ Синдзюку, Токио

С того бурного утра Эл Джея и Адриана прошла неделя. Признавшись в любви своему любовнику, Эл утонул в работе. Отказ от вечеринки и банкета без объяснения причин стоил ему многого. Эйджи-сан пусть и принял отказ спокойно, но щадить своего юриста не стал. Предложив контракт на крупную сумму, он завалил Эла работой в компании. Столкнувшись с весьма значительным иском в ее адрес, Эл Джей с головой ушел в работу. Он рано уходил и поздно возвращался. Порой ему не хватало сил даже дойти до комнаты, и он засыпал на диване, а утром просыпался либо накрытым пледом, либо с Адрианом под боком. Порой, возвращаясь, он заходил к нему в комнату и смотрел на уже спящего так долго, как только мог, и целовал его руки и лицо, опасаясь этим разбудить. Адриан стал всем для него, и потому Эл пообещал закончить работу как можно скорее, чтобы провести с ним отпуск. А для этого пришлось ждать очень долго, утопая постепенно в поиске доказательств и их опровержений.

Свой день рождения в среду он пропустил. Он провел его с ассистентом, всю ночь выкапывая из вороха подозрительных бумаг фирмы-истца то, за что можно зацепиться. И утром четверга не пришел домой. Он боялся разноса, и вернулся домой только в пятницу далеко за полночь. Успев лишь принять душ, Эл пришел в комнату Адриана и уснул там, успокоив себя тем, что осталось всего несколько дней до судебного разбирательства, и все изменится. Они снова будут вместе.

Через несколько часов после секса в душевой Эл почувствовал сильное недомогание. Не сказав Адриану ни слова, он посетил своего врача. Тот, будучи в курсе ориентации пациента, сразу же назначил нужные анализы и осмотр. Полученные во вторник результаты оказались неприятными. Эл неспроста установил ряд правил для их сексуальных отношений, и стоило им нарушить его, как тут же появились последствия. А назначенная операция выпадала на день судебного заседания.

Перед днем икс Эл вернулся с работы раньше обычного, к семи часам вечера. Работа измотала его настолько, что он не стал ни раздеваться, ни душ принимать, а сразу зашел в студию Адриана. Им было необходимо поговорить обо всем. Но возлюбленного, как ни странно, на месте не оказалось. Не дождавшись ответа на телефонный звонок, Эл вновь заснул на его кровати. "Работает, что ли?", - мелькнула сонная мысль.

***

Судебное заседание прошло так, словно и не начиналось. Добившись невиновности своей фирмы, Эл Джей вытянул начальника на разговор. До операции оставалось три часа, и ему было необходимо обсудить некоторые детали, касавшиеся его дальнейшего сотрудничества с фирмой. Забрав свой солидный гонорар, Эл Джей отвел начальника в сторону. За ними наблюдали телохранители. Не обращая на них внимание, Эл заговорил:

- Я благодарен Вам за возможность поработать в новой для себя сфере, но теперь я ухожу, - он говорил тихо, склонившись к уху начальника. - Дело в том, что я собираюсь уехать во Францию и продолжить свою карьеру уже там, но будучи женатым человеком.

Его откровение заметно удивило, а новость огорчила клиента. Уже немолодой и в силу возраста весьма мудрый Эйджи-сан остановил его и с улыбкой заглянул в лицо. В этот момент Эл почувствовал на себе его безмерную любовь к себе.

- Что же, мне стоило ожидать подобного, - признался Эйджи-сан. - Еще в тот день, когда ты отказался от столь важного мероприятия, я понял, что все дело в мужчине.

- В мужчине? - Эл почувствовал, как постепенно леденеет, от низа живота и до пяток. - Я же...

- Женщины, - начальник отмахнулся. - Я видел, какое у тебя к ним отношение. С таким сразу понятно, что на них ты обращаешь внимания не больше, чем на мебель. Да и тот рыжий молодой человек, твой сосед... Главное, что вы любите друг друга.

Эл не знал, что сказать. Он опустил взгляд на сине-черный галстук начальника и ждал его слов. В Японии не принято говорить о том, с кем ты спишь, в светских кругах. Гомосексуальная ориентация здесь не осуждалась, но и не выносилась на всеобщее обозрение, как в той же Европе и в США.  Больше всего Эл Джей переживал из-за того, что Эйджи-сан, человек консервативных взглядов, прознав о его предпочтениях, разорвет все контракты. А они были важны для его карьеры. В конце концов, Эл не только для себя трудился. Будто бы ощутив его смятение, клиент мягко похлопал его по плечу.

- Надеюсь, ты будешь и дальше помогать мне время от времени, Элрой Дженнингс. Ты молод, талантлив, и перспективен. Франция нуждается в таких, как ты. И там тебе будет проще жить, не скрывая своей ориентации.

И Эл опять не знал, как реагировать. Не то улыбнуться, не то рассмеяться, не то сделаться грустнее. Он настолько растерялся, что и не заметил, как его поблагодарили и оставили одного. Все прошло слишком быстро и хорошо, чтобы быть правдой. Но, смотря вслед уже бывшему клиенту, Эл понимал, что то воскресное утро пошло только на пользу и ему, и Адриану.

Постояв столбом немного, Эл засобирался в больницу. Но прежде, чем вызвать такси, позвонил Адриану. Услышав его голос после непродолжительной паузы, он словно бы вернулся в реальность. Они наконец-то смогут быть вместе. Всего пару-тройку дней реабилитации подождать. А пока что им стоит поговорить обо всем, что случилось за неделю, и, в частности, о важном.

- Адри... Ты сможешь приехать в госпиталь доктора Сибаты? Там все объясню.
яой - Адриан Скотт

Возраст: 24

Середина мая/ Синдзюку, Токио

Это было их самое лучшее утро. Самый лучший день. Адриан был счастлив, носился по квартире, как угорелый и не упускал малейшей возможности коснуться Эла. Все это было слишком хорошо, чтоб оказаться правдой.  И все же это случилось. Потому как все в этой жизни требует баланса и после чего-то настолько хорошего должно случиться что-то воистину отвратительное.

Эл словно исчез. Пропадал порой с первыми лучами солнца и не возвращался допоздна. Скотт терпел. Ни говорил ни единого слова. Лишь накрывал заснувшего на диване мужчину пледом. А потом лег рядом, что бы быть хоть немного ближе. Работа... черт бы побрал такую работу! И почему именно сейчас, когда стали важны любые мелочи! Но он терпел. Вплоть до среды. Вплоть до среды, которая стала самым отвратительным днем в его жизни.

Адриан ждал. Ждал до последнего, меняя свечи и гладя заветную коробку с  подарком. Он все же смог купить эти запонки. А еще два билета в парк аттракционов. Чтоб вспомнить беззаботные школьные годы. Как тогда все было просто. А еще сделал сам торт. Ну как сам - подруга помогала. Она кондитер и он когда-то рисовал ей вывеску и значок.  По старой дружбе помогла. Оттого и ждал до последнего. До четверга, не смыкая глаз. А после просто психанул.

Первым пострадал торт, который он выбросил из окна. Потом были разбиты 2 бутылки вина и залит ковер. Потом отрезан рукав дорогой рубашки. Затем были облиты краской простыни. А после он просто ушел из дома. Один звонок, и вот, спустя пару часов, он чуть ли не ревет в плечо одного из друзей-художников, рассказывая о том... насколько сильно любит этого самовлюблённого пиздюка, по имени Элрой. Да, до этого он его лишь материл его. Но под градусом все всплыло наружу. Прочие подшучивали, называли дураком, а Адриан лишь как безумный по новой начинал свою песню. И с улыбкой говорил о том, что ему то и дело сквозь сон казалось, что его касаются любимые руки и губы. Так было вплоть до момента, когда один из новичков в из компании обозвал его шлюхой, а Эла мудаком. Он словно выпал из реальности, а очнулся лишь после того, как ему прописали неплохой такой удар по лицу. Лишь тогда Скотт понял, что чуть ли не задушил этого идиота, вмазав ему перед этим бутылкой по виску. Дело было в квартире, а оттого все замяли.

Скотт ушел сам. Пьяный и с фингалом под глазом, он просто не захотел возвращаться домой. За место этого просто сел в макдаке напротив тату салона и стал ждать, пока откроются двери. Эта идея пришла внезапно. Просто... просто даже сейчас он понимал, что это правда. Потому что как собака, ожидающая что ее вот вот позовет хозяин, смотрел на телефон. Хоть звонок. Хоть смс. Небольшое. Самое маленькое. Нет. Неужели все то, что произошло, было блефом? Раз так, то он больше не позволит ему об этом забыть. Отпустить сейчас было бы слишком легко. Да и рядом теперь были бумага и карандаш, одолженные у персонала.

В салон он зашел с готовым наброском. Адриан перебрал много вариантов, но нашел идеальный. Несмотря на ранний час его пустили, хоть и пришел без записи. Совада был теп человеком, который сделал все его татуировки. А езе тем, кто имел не заявленные рабочие часы для своих.  Да и пришел он с готовым наброском. Несколько браных слов в его адрес, споры, цена, и вот он уже снова под иглой. Привычное жужжание машинки и привычная боль. И тишина. Они не проронили ни слова. Скотт не хотел отвлекать мастера и лишь раз немного поморщился, когда игла коснулась впервые чувствительной кожи на шее, а Совада не лез в душу, оценив состояние клиента. За это его и любили.

Домой захотелось лишь в воскресенье. До этого жил в дешевом мотеле, где и привел в порядок мысли и внешний вид. Телефон уже давно сел, а зарядное устройство не хотелось покупать из принципа. Да, вот такая у него детская обида! Зато купить косяк он смог. И именно его и курил по дороге домой, когда все же попросил одного малолетку зайти в магазин и купить зарядное. Пара томительно долгих минут, и вот телефон уже ожил, показав кучу ненужного. Но за этим не пропало несколько важных оповещений, заставивших замереть. Звонил. Он звонил. А вдруг что-то случилось? Сердце бешено заколотило в груди. Стало страшно до звона в ушах. Ну что же он так... почему повел себя так по детски? А вдруг больше не услышит его голос? Что же он так... Звонок.

- Алло! - резко ответил Скотт и облегченно вздохнул, прижимаясь спиной к стене магазина в подворотне. Ноги ослабели. - Эл... что? Я... жди. Уже там.

Госпиталь? Что-то случилось? Он ранен? Его сбили? Словно сумасшедший Скотт помчался к дороге, выбросив на ходу не докуренную самокрутку. Почти выбежав на дорогу, он остановил такси и наплевав на бронь водителя, сел на пассажирское, назвав адрес и пообещав доплатить. Не выгнали. Потому что все равно ехали в ту сторону. Мысли никак не вязались. Что же произошло? Вся злость и негодование, что были в нем, испарились, стоило увидит одно оповещение. Может это и есть любовь?

Переплатив за эту поездку, Скотт ураганом влетел в госпиталь. Короткие фразы на рецепшене и, взбежав на нужный этаж по лестнице, потому что слишком долго шел лифт, парень быстрым шагом дошел до нужного места. Замер лишь тогда, когда увидел хорошо знакомую фигуру. Все еще в костюме и такой уставший и... любимый. Сжав кулаки, Адриан подбежал к Элу и крепко обнял его. Ему было наплевать сейчас на все. Лишь бы убедиться, что Джей настоящий.

- Эл... прости.

Учитывая то, где они находятся, все было предельно ясно. Какой же он мудак. Ну как он смог допустить такое... Элрой же с ним всегда так аккуратен. Закрыв глаза, Адриан просто замер, вдыхая любимый запах. И было наплевать на все. На то, что могут врезать за отсутствие дома, за внешний вид, за небритость, за запах дури. И в особенности за эту спонтанную надпись, появившуюся над правым ухом. Она шла от виска и после чуть переходила на шею. Потому что была дерзкой, но правдивой. Ведь Скотт уже давно «Property of Elroy Jennings”
Вы не можете написать пост. Подробнее