Сувенир

Количество участников: 2

Что такое крестовый поход? Война, прикрытая пеленой романтизма, тяжелые, удушливые доспехи, не одна смененная лошадь и путь, который не каждому суждено пройти полностью. Не все обещания выполнены, не все случившееся рассказано, но уж точно ни один рыцарь не вернулся домой без добычи. Шелка, кони, закаленная сталь, которая и легче и острее тяжелых мечей, но, вовсе не такой подарок приготовил для своего сына вернувшийся из похода рыцарь, превзойдя все мыслимые ожидания благородного отпрыска. Ведь совсем не такой сувенир с Востока он ожидал увидеть, вернувшись в свои покои по наитию отца.

Персонажи на локации:
яой - Асаль

Возраст: 17



Но господин Уильям, вдруг, предлагает Асалю покататься совсем не по саду. Оказывается, он собрался в город и хочет взять Асаля с собой, хоть тот и не уверен, что справится с лошадью при передвижении на столь большие расстояния.

Или может быть, господин поступит точно так же, как делал его отец по пути   сюда, и просто посадит юношу впереди себя? В принципе, тогда в кольце рук Асалю было даже удобно ехать. Можно было закрыть глаза и расслабиться, зная, что не сползешь под копыта.

Но нет, не похоже, чтобы господин Уильям действительно имел ввиду именно такой способ езды. Придется вспоминать, как стоит двигаться, чтобы уже через пол часа попа не превратилась в сплошной синяк...

 Асаль вспоминает всю дорогу вниз, и не зря. Господин на самом деле приказывает первому же встречному слуге приготовить им двух лошадей... и найти Тома. Странно, но каким-то чудом, отвлеченный господином, Асаль совсем не сообразил, что тому давно пора было бы вернуться. Замок не настолько велик, чтобы до прачечной надо было ходить по пол часа в каждую сторону.

Но пропажа объясняется просто. Стоило помянуть парня, как его веснушчатая физиономия тут же появилась из-за дверей кухни. И физиономия эта, как ни странно, сохраняла вполне безмятежный вид. Куда там до него гаремным мальчикам, которым навык сохранять хотя бы видимость спокойствия прививали годами!..

Впрочем, это не значило, что господин на него не сердился, а Том не пытался оправдаться. И в результате их беседы крайним почему-то оказался Асаль. Непостижимая европейская логика...

- Я не самый лучший наездник, - соглашается он, чтобы дать Тому возможность отступить за стены конюшни, и тут же принимается объяснять господину, как поступили бы с нерасторопным слугой на его родине.

В словах нет ни капли лжи. Наложник (пусть это и не его официальный статус, начать думать о себе, как о ком-то другом, чрезвычайно сложно) не может обманывать своего господина. Но порой достаточно и небольшого умолчания, чтобы перевернуть все с ног на голову.

- На родине Асаля поспешность в наказаниях для слуг не считается благом. Важно вынести истинно справедливое решение, не поддаваясь эмоциям. Потому что, хоть слугу и всегда можно выпороть или казнить, обучить нового на его место может занять порядочно времени...
яой - Уильям

Возраст: 24



- Обучить, говоришь? – взгляд на автомате скользнул за рыжей макушкой, скрывшейся в воротах конюшни. И если раньше у него было только подозрение в сговоре этих двоих против него, то сейчас он в этом практически был убежден. По крайней мере, Асаль явно не хотел подставлять Тома, хотя и был с ним знаком от силы несколько часов. – Не думаю, что его талант в поглощении еды с кухни такой уж уникальный и требует индивидуального обучения.

Монотонно постукивая пальцами по рукоятке меча, Уилл окинул взглядом пока еще полупустой двор, и, сверив положение, только-только показавшегося из-за макушек замка солнца, - прикидывая имеющиеся у них в запасе время, развернулся к Асалю.

- И, возможно, я не так сведущ в плане ваших традиций, но слышал, что к вольности слуг и непослушанию у вас относятся весьма строго. Не знаю, правда, насколько это можно применить к обитателям гаремов.

Собственно, если Уиллу и доводилось встречать упоминание гаремов в записках случайных историков или трудах отошедших от воинских дел рыцарей, то все они как один описывали это место как сокрытый от чужих глаз рай полный удовольствия и прекрасных фурий. Возможно, лишь потому, что самих их туда так ни разу и не пустили, а представить роскошное убранство, в котором отдыхают самые нежные цветки востока в полупрозрачных одеяниях и не назвать его раем просто невозможно. Особенно тому, кому всю жизнь приходилось довольствоваться (официально) всего одной дамой сердца, а не хотя бы несколькими без каких-либо претензий не только к супругу, но и друг другу.

В остальном же, эти записи были весьма подробны, хотя, сам Уильям был практически уверен, что многое из них значительно приукрашено, выставляя далекую страну не в самом лучшем для них свете в оправдание разрушительным грабежам.

Правда, даже среди таких походных очерков, можно было найти что-то действительно стоящее.

- Лошади готовы, - запыхавшийся и чуть покрасневший Том выскочил на улицу, ведя под уздцы парочку ухоженных крепких лошадей.

Один более крупный крепкий вороной жеребец с чуть выцветшей после летнего солнца гривой, несколько прядей которой отдавали в рыжену и чуть меньше в размерах и оттого изящней кобыла светло-соловой расцветки и серебристой гривой.

- Думаю, что с ней справиться даже Асаль, - похлопав лошадь по начищенному крупу, Том подмигнул новому другу, подводя ту к нему. – Она спокойная, не волнуйся.

Оставив лошадь, Том поспешил подвести коня к Уильяму, в очередной раз улавливая на себя недовольный взгляд и лишь после понимая его причину.

- Он был ближе, - тихо буркнул и, поклонившись, искоса посмотрел на хозяина, ожидая дальнейших указаний.

- Нужна помощь? – обратившись в свою очередь к Асалю, Уилл мысленно пообещал разобраться с Томом уже по возвращению. – Тебе с удовольствием предоставят руки помощи…

Кивнув рыжему в сторону мирно стоящей кобылы, Уильям сжал уздцы своего коня и, огладив мощную шею ладонью, легко запрыгивает в его седло, чуть натягивая поводья.

- Смелее..
яой - Асаль

Возраст: 17



В ответ господин вполне ожидаемо уже утверждает, что никаких особых талантов у Томаса нет, а поглощать еду подобно саранче может вообще кто угодно. Асаль с легкостью бы оспорил это утверждение, ведь, например, сам он ни за что не смог бы съесть за день столько, сколько товарищ съел при нем на один только завтрак, но не будет. Господин Уильям вряд ли серьезен сейчас, а выставлять себя дураком лишний раз не хочется никому. Так что он просто кивает и оборачивается на цокот копыт, как раз доносящийся со стороны конюшни.

Лошадь, которую выводят ему, не сделала бы чести воину его родины статью, но настолько необычного цвета, что Асаль замирает в невольном восторге. Он вообще не представлял, что такие кони бывают. Такая светлая грива!..

Жеребец господина, напротив, не блещет особенным цветом - вороной, как сотни его собратьев по всему миру, но настолько хорош очертаниями, что ему тоже стоит отдать дань уважения. Конь для настоящего воина, которому, как и хозяину, палец в рот не клади. Его и хочется погладить, и страшно. И хорошо, что Асалю сейчас не требуется с ним подружиться.

Приняв поводья предназначенной ему лошади, юноша робко гладит ее по морде и, увлекшись, не особенно обращает внимание на то, что происходит по сторонам. Вытаскивает из кармана подаренный дородной кухаркой хлеб и, разломив его на несколько кусочков поменьше, протягивает лошади на раскрытой ладони. Та подношение принимает, но прежде забавно фыркает и поводит носом, обнюхивая угощение и обдавая ладошку жарким дыханием.  

Но раз приняла и съела, значит, они подружатся...

Окрыленный этой мыслью и понуканием господина, Асаль обходит кобылку с боку и со всей доступной ему ловкостью запрыгивает в седло. Движение дается легко, но это только самое начало. Теперь нужно подобать повод, чтобы лошадь чувствовала наездника не только спиной. Потом слегка сжать пятками бока... Есть! Кобылка послушно переступает ногами и везет своего неловкого наездника в сторону уже нетерпеливо переступающего с ноги на ногу жеребца.

- Простите, что заставил вас ждать, - говорит Асаль и, улыбнувшись господину Уильяму, переводит взгляд на так и оставшегося стоять посреди двора Тома. - Прости, кажется, в город мы сходим в другой раз...
яой - Уильям

Возраст: 24



Одобрительно улыбнувшись, наблюдая как легко Асаль вспорхнул в седло, не нуждаясь ни в чьей сторонней помощи, Уилл слегка ослабляет поводья своего коня и не сильно бьет пятками тому в бока, задавая темп и направление. Упрямо фыркнув, тряхнув густой смоляной гривой в ответ на грубоватое поглаживание шеи наездником, животное, тем не менее, послушно направляется в сторону тяжелых ворот в конце двора. Створки, которых чуть скрипнули и начали быстро расширяться, стоило только им немного подъехать ближе.

- Кажется, у вас на сегодня были планы с этим оболтусом?  - кинув взгляд через плечо на Асаля, заодно проверяя, что тот еще пока держится в седле, Уилл даже не пытался скрыть собственного любопытства, искренне удивляясь тому, как все же быстро эти двое нашли общий язык. В то время как их собственное общение состоит из многочисленных противоречий. Впрочем, с Томом они в какой-то степени на равных и разговор вряд ли касается тех тем, что задевают они.

Хотя, Уилл был бы даже не прочь посмотреть на реакцию рыжего, узнай он об истинном назначении Асаля как наложника, а не слуги в том общем понятии, как привык он. И даже если первый и упомянул это вскользь, Том вряд ли бы придал этому особое значение, привычно пропустив всю непонятную ему информацию мимо ушей. Возможно, как раз поэтому, он так легко и сходился с людьми – он просто не лез им в душу, но всячески пытался помочь, как только мог, не слишком задумываясь о последствиях.

- Возможно, ты хотел бы посмотреть что-то определенное? Вы ведь не просо так собирались в город с Томом, верно? – оказавшись за воротами, пустив коня тихим шагом, Уилл слегка оборачивается к Асалю, кидая на того пристальный взгляд.
яой - Асаль

Возраст: 17



Разумеется, предназначенные Тому слова не остаются и без внимания господина. Но если мальчишка только кивает и пожимает плечами, давая понять, что ничего не поделаешь - раз господин изволил привлечь Асаля к другому делу, планы, действительно придется отложить, то сам господин Уильям, стоило им отъехать к воротам, живо интересуется, что такое они собирались делать.

- Да, мы собирались в город, - соглашается Асаль, старательно маневрируя, чтобы провести лошадь между створками и по опущенному сейчас подъемному мосту.

К его великому счастью, лошадка хорошо выезжена и в общем то не нуждается в излишних понуканиях. Сама послушно идет следом за конем Уильяма, видимо, видя в его лице не только товарища по конюшне, но и вожака. Не заставляет лишний раз отвлекаться на себя. И хоть Асаль и сосредоточен на том, чтобы удержаться в седле и не слишком опозориться, у него остается возможность дать более подробные пояснения.

- Утром Асаль обнаружил, что совсем не взял с собой тканей для платков и обустройства собственной комнаты. Том предложил помочь и сводить Асаля в магазины в городе, чтобы Асаль смог продать свои украшения и купить то, что действительно нужно.

Увлекшись и уловив в словах господина приглашение, юноша невольно устремляет на него полный искренней надежды взгляд.

- Если бы господину было это удобно, Асаль бы очень хотел съездить на базар... - чтобы сделать это предложение, ему приходится собрать почти всю свою наглость, но чем шайтаны не шутят, может быть, господин согласится.
яой - Уильям

Возраст: 24



- Раз мы все равно направляемся в город, - задумчиво кивнув на последнюю фразу Асаля, Уилл слегка тянет поводья на себя, ровняя их лошадей. – Думаю, что мы сможем посетить и рынок, раз уж это обычная прогулка, то не имеет значения, где она пройдет. Разве что, задерживаться бы там я не стал.

Не являясь поклонником шумных толп, а в особенности мельтешащих лиц прошаренных торговцев, назойливо сующих под нос свой никчемный товар приукрашивая не только его внешний вид, но и обязательно полезные свойства, Уильям предпочитал ограничиваться короткими визитами к кузнецу, где всегда конкретно знал, что ему нужно, а ему в свою очередь не пытались продать заколку для волос как оружие массового поражения.

- Когда въедем в город – держись ближе, - махнув рукой в сторону показавшегося на горизонте городка, Уилл мягко потрепал коня по гриве, не торопясь прибавлять темп их поездке, а заодно поясняя свои слова, что бы лишний раз не пугать парня, помня еще недавнюю историю с крысами. – Это не опасно, но зато легко заблудиться.

Нет, он ничуть не сомневался в Асале и был уверен, что тот и сам воздержится от сомнительного удовольствия прогулки в одиночестве. Но город, стремительно разросшийся за последние несколько десятков лет, встречая разношерстный люд с разных уголков не только их страны, находился на пересечении сразу нескольких торговых путей, постепенно превращаясь в сплетение лабиринтов улиц и приют для самых ярких особей человечества.

А в остальном…. Город как город, встретивший их привычным для подобных мест шумом и оживленном гвалтом голосов, доносившемся с разных его уголков. Впрочем, если приглядеться, то среди домов и вдоль улиц, можно было разглядеть венки, флаги и украшения из поздних цветов, явно развешенных здесь по случаю какого-то предстоящего праздника.

- Похоже, что сегодня здесь даже люднее, чем обычно, - озвучив свои мысли вслух, Уилл кивнул Асалю в сторону более тихого проулка, предлагая поехать через него.- Через несколько дней пройдет турнир, а такое представление даже крестьяне пропустить не могут. К тому же, это не такое частое событие.
яой - Асаль

Возраст: 17



К счастью, оказывается, что господин все равно собирался в город, а значит, вполне способен удовлетворить желание своего подопечного. И от этого Асалю хочется тоже сделать для него что-нибудь хорошее... и для себя. Станцевать, например. Жаль, верховая езда к этому совсем не располагает.

Приходится следить за собой, чтобы не сжимать бока лошади слишком сильно. Бедра от этого очень скоро начинают ныть. А руки устают от попыток правильно держать повод. Хочется спешиться. Но пока не светит. Хозяин твердо намерен проехать и по городским улицам тоже.

Сверху, с холма, на котором стоит замок, город не выглядел особенно большим. Просто лабиринт пестрых улиц. Но чем ближе они подъезжают, тем больше Асаль убеждается, что хотел бы погулять здесь. Да, грязно. Да, непривычно шумные люди и женщины с открытыми лицам. Но как красиво!

Гирлянды поздних цветов! Полощущиеся на осеннем ветру ткани! Резные вывески возле входов в лавки!.. Все хочется рассмотреть поближе и потрогать руками.

 - Через несколько дней пройдет турнир... - объясняет зрелище господин, но Асалю это ни о чем не говорит и, направив лошадь следом за его жеребцом в узкий проулок, он уточняет значение незнакомого слова:

- А что такое турнир?
яой - Уильям

Возраст: 24



- Турнир? – все же иногда забывая, что Асаль в их краях впервые и многое ему может казаться не только странным, но и непонятным, Уилл на мгновение задумывается, подбирая короткое, но вполне понятное объяснение. – Скажем так, это показательные состязания в воинских навыках.

Проезжая над одним из флагов, вышивкой на котором были изображены два скрещенных меча, Уильям слегка задевает его ладонью, привлекая внимание Асаля.

- Бой на мечах, стрельба и самым главным считается конный турнир, собственно как и самым опасным.

Когда проулок закончился и тот вывел их на оживленную широкую улицу, где помимо лавок были так же и самодельные легкие навесы, под которыми пристроились приезжие или более бедные торгаши, Уилл знаком пригласил Асаля спешиться и спрыгнув на землю, взял обоих лошадей под уздцы.

- Здесь лучше оставить лошадей и дальше идти пешком, - кивнув в сторону одного из зданий, на почерневшей от времени вывески которого проглядывались очертания дракона и, кажется, кролика, мужчина дождался, когда Асаль так же легко, как сел покинет свое седло и слегка улыбнувшись, подвел лошадей к притрактирному стойлу, где тех тут же принял чумазый паренек неопределенного на первый взгляд возраста.

Впрочем, не смотря на свой внешний вид, он явно был осведомлен о том, кто к нему подошел и, почтенно приняв поводья, терпеливо выслушивает короткие указания, наградой за что ему стала одна медная момента, быстро перекочевавшая из рук мужчины в его карман.

- Идем, - положив ладонь на плечо Асаля, слегка сжимая, Уильям неторопливо направляется вдоль лавочек. – Скажи, если что-то заинтересует.
яой - Асаль

Возраст: 17



- Бой на мечах, стрельба и самым главным считается конный турнир, собственно как и самым опасным.

Рука господина задевает так кстати попавшееся полотнище со скрещенными мечами, лучше всяких слов объясняющее, что такое турнир. И теперь Асаль, кажется, понимает. Настолько, насколько вообще мог бы понять человек, ни разу в жизни не видевший ни настоящего, ни показательного боя.

Война хоть и затронула его родину, не забралась за высокие стены дома господина Сабира, и в гарем проникла только в виде новостей о битвах и раненных. И юноша совсем не знаком с искусством владения оружием. Никогда не держал в руках ничего опаснее столового ножа или швейных игл.

Но он совсем не удивлен тому, что в воинском искусстве здесь могут состязаться просто ради потехи. На его родине говорили, что европейские рыцари, закованные с ног до головы в тяжелые латы - опасные противники. Наверняка, они много тренируются. В том числе и на таких вот турнирах...

- А можно Асалю посмотреть на турнир?

 Спешившись вслед за господином и ощущая на своем плече его тяжелую руку в перчатке, Асаль поднимает взгляд на лицо мужчины, добавляя весомости вопросу искренним интересом во взгляде. На дорогу он сейчас не глядит, но это и не требуется - рука держит не крепко, но уверенно. На нее, похоже, можно положиться.

На что положиться нельзя, так это на собственную платежеспособность. Господин с легкостью расплатился с мальчишкой, оставшимся сторожить лошадей, и именно это напоминает Асалю, что в его собственном кармане нет ни гроша.

- И господин, у Асаля пока нет ваших денег. Можно, сначала мы зайдем к... - очередное незнакомое слово, сказанное Томом с утра напрочь вылетело из головы и, запнувшись на середине фразы, Асаль немного отчаянно взмахивает рукой в попытке подобрать синонимы для объяснения, - к человеку, который сможет обменять украшение на деньги?
яой - Уильям

Возраст: 24



- Ты имеешь в виду скупщика? – придержав Асаля за плечо, Уилл не сильно, но настойчиво перетягивает того по другой бок от себя, больше интуитивно, чем осознано отгораживая таким образом его от толпы.

Теперь, когда парень повторил причину своего желания выйти в город и, не придав ей никакого значения ранее, мужчина, тем не менее, абсолютно не горел желанием связываться с такой категорией личностей как скупщик, предпочитая их общество еще меньше, чем любого торгаша в этом городе. Впрочем, за необходимостью информации, тем здесь не было равных, а мелкий хлам лишь хорошее прикрытие и способ добычи этой самой информации, а ее полность зависит лишь от того, сколько ты готов за нее отдать. Стоит ли говорить, что такая яркая личность как Асаль заинтересует их куда больше, чем те побрякушки, что он им принесет, хотя, и те не останутся без пристального внимания. А там где есть одно, значит можно разжиться и другим.

- Разберемся с этим позже, - коротко проговорил, утягивая мальчишку дальше к разношерстным лавкам и рядам со всяким товаром, - Предположим, что я купил твои украшения, поэтому можешь выбирать, что ты хочешь, а если в будущем… - Уилл осекся, хмыкнув. – Впрочем, без если. Я запрещаю обращаться тебе или Тому к этим людям и продавать что-то из своих вещей. Конечно, если ты не хочешь нажить себе лишних неприятностей раньше, чем узнаешь здесь все.

Остановившись под слегка покачивающейся вывеской с изображением мотков тканей, Уильям махнул рукой на дверь, предлагая Асалю войти или идти дальше, если это место его не устраивает. Никак не подкрепляя свои знаки словами, а лишь поясняя ранее сказанное.

- Том, конечно, здесь прекрасно все знает и предложил способ с его стороны самый доступный для того, что бы обзавестись деньгами. Но вряд ли подумал о последствиях, что они могут за собой повлечь. Одного взгляда на его рыжую морду достаточно, что бы понять, что поиметь с него нечего, а вот ты совсем другое дело…. Войдем?
Вы не можете написать пост. Подробнее