Вой красного песка

Количество участников: 2

Борьба сверхдержав за единоличное мировое господство, привела к практически тотальному уничтожению человечества. Осталось несколько крупных городов в наиболее пригодных для жизни районах на значительных расстояниях друг от друга. Между ними — практически безжизненные земли. Почему «почти»? На этих практически непригодных для хрупких человеческих организмов пустынных землях неплохо себя чувствуют мутировавшие под длительным воздействием радиации хищные твари. Самые прекрасные из них — огромные волки, достигающие высоты человеческого роста в холке, что устраивают логова в скальных пещерах и пропитаются более мелкой животиной и, естественно, зазевавшимися путниками. Чемпиона по отвратительности среди многообразия населяющих эти земли видов определить крайне сложно…

яой - Особь Ψ

Возраст: 4 года 3 месяца
Мутант



Зверь проводил ленивым взглядом Эла, а после умостив морду вновь на скрещенные лапы, недовольно замычал. Веки все же норовили опуститься слишком низко застилая экран зрения и лишь слабое подрагивание ими давали понять о его намерении продолжать нести караул, даже если само тело расслабилось. А мелкие природные звуки и вовсе активно старались усыпить бдительность лаская слух волка. Дабы вовсе не потерять концентрацию и всячески не растерять остатки внимания, ловко перевернулся на спину скрючившись в позвоночнике так, чтобы не завалиться на бочину, поджал лапы и посмотрел на мир под другим углом. Теперь же небо казалось внизу, а костер на песчаннике вверх тормашками, и вовсе не норовил свалиться. Все же это тоже могло показаться магией и невозможным тому, у кого интеллект был неизбежно низок. Этой мысли волк усмехнулся и чуть ли не хрюкая, фыркнул.

Ровно в тот момент, когда услышал удивленный ор компаньона, а влага из носа стремительно покидала свое убежище протекая в глотку и щекотала, зверь тут же вывернулся и резко чихнул. Тут же спохватился и не обращая внимание на суетливую кобылу, быстро рванул на протестующие и возмущенные звуки. Даже чуть не врезаясь в стены скал, пока летел спасать от чего непонятного. Звуки явно были странными. Будто отдалялись быстро и так же возвращались. То ли эхом отдавало, то ли человека душили подушкой. То звонкий, то глухой. А то и вперемешку. Словно крики и вовсе из разных мест и времен.

- Р-р... Эл!. - выгавкивая и с рычащими нотами поспешно лютовал на поверхности в поисках друга, то носом внимая запахи на песке, то в воздухе, и добравшись до ямы таким образом, вперился взглядом. - Мудень...

Добавил быстро и уже радостно, так как поиски увенчались успехом. Хвост на фоне веселья активно подметал остатками шерсти, поднимая слегка частицы пыли пустоши, а кое-где и вовсе сметая камешки в дыру, так как зверь лапами переминался на самом выступе пытаясь найти способ спрыгнуть. Но прежде, чем спрыгнуть в неизвестность, рванул назад к костру и аккурат вытащив еще горящую палку оттуда, вернувшись скинул Элу. Снова мотанулся назад за целой веткой и человеческой сумкой, так же скинул в дыру, затем и сам в нее сиганул чуть не треснувшись челюстью об каменный пол. Отряхнулся от неведомой пыли и рыкнул вскользь.

- Надо, так надо. Как иначе, - виляя хвостом двинул вперед, но напоследок добавил, - Долбоеб...

Пока местность не явила себя богатым воображением, если бы здесь кто-то обитал. Но чем дальше они ступали, тем больше пещера перестала походить на таковую. То странные двери из металла себя являли, то непонятные разбитые ящики... с неведомой жижей и разбитыми банками. Чем дальше шагали, тем более все казалось стремным и жутким. Притом, если бы нервы вообще сдавали, то издаваемые сквозняки пугали до усрачки. Но в их случае лишь излишняя настороженность.

Легкий свет пламени озарил перед ними изогнутые когти, словно из стали, а поднимая и освещая все что выше, клыки с перекошенной мохнатой и мокрой словно в слизи - морду. В ступор впали именно в тот момент, когда перед глазами оказались объемные резервуары, в которых плавали непонятные и жуткие существа. Словно волк вновь вернулся в лабораторию человеков...
яой - Элвин Киллиган

Возраст: 25



Резкий удар о дно невесть откуда взявшегося посреди пустыни колодца прервал падение. От неожиданности парень не успел толком сгруппироваться. Боль яркой вспышкой на миг залила глаза, тут же уступив место ещё более глубокой тьме милосердного забвения, нежно окутавшей тело своим мягким одеялом, в которой без остатка потонули все звуки и ощущения...

Знакомое рычание, искажённое многоголосым эхом, расщепляемое на отдельные звуки монотонным звоном в голове, за шкирку выдернуло Эла из небытия. С тихим стоном он подтянул ноющие конечности и, оперевшись рукой о стену, тряхнул головой в надежде избавиться от неприятного гула, но лишь в голос взвыл от резкой боли, пронзившей голову от виска до виска.

– Сам ты мудень, жопа блохастая! – прошипел он, стиснув зубы, – Научил на свою голову... Я виноват, что ли, что кроты в конец охерели, понастроили тут мегаполисы, что Бруснецк отдыхает... Ох... Лучше выбраться б помог! Тащи сюда кобылку с верёвкой...

Но у друга либо было своё видение развития событий, либо просьба не достигла мохнатых ушей... Эл прижался к приятно холодившей голову стене, вглядываясь в более светлый на фоне густой черноты стен «кротовой норы» прямоугольник ночного неба, расписанного звёздными узорами, в ожидании, когда на его фоне вновь появится чёткий силуэт ушастой морды. Парень удивлённо склонил голову набок, когда звёздные дорожки начали блёкнуть в красноватом сиянии, и еле успел поджать ноги, спасая от прилетевшей сверху горящей палки и шмякнувшегося следом рюкзака.

– Да ты охренел, что-ли, Кан? – рявкнул парень, – Я тебе говорю: меня – наверх, а не всё, что наверху, – ко мне! Ещё давай кобылу запихай сюда, прямо жопой мне на голову!

Подарок судьбы в виде падающей с неба кобылы Элу не достался, однако не менее массивная туша самоотверженно сиганула в пропасть, чуть не придавив парня в узком пространстве.

– Вот с последним заявлением согласен на все сто... На кой хер ты сам-то спрыгнул, а? Как мы теперь вылезем?! Или думаешь, что наши ходячие консервы чудесным образом обретут интеллект и вызовут службу спасения? А?

Тяжело вздохнув, Эл поднялся на ноги и подхватил тлеющую палку. Света головёшка почти не давала, но всё же позволяла попривыкшим уже к темноте глазам выхватить их тьмы небольшой ареол, позволяя хоть как-то осмотреться. Стены, покрытые наростами грязи и заросшие вездесущим неприхотливым лишайником, были слишком прямыми, слишком ровными... Не только кроты, ни одно живое существо, кроме двинутого на навязанных канонах никому не нужного совершенства человека, не стало бы возводить такую конструкцию...

Неприятный холодок пробежал по спине. С самым страшным и жестоким хищником, да ещё на его территории встречаться не особо хотелось... Парень прекрасно понимал, что если уж кто-то заморочился настолько, что вырыл дыру метров пять в глубину посреди пустыни, то явно не чтобы как выгребную яму пользовать. Он постучал костяшками пальцев по поверхности. От характерного металлического звука его передёрнуло.

– Ох, друг ты мой плешивый... Попали мы с тобой... – прошептал он, поднимая рюкзак с пола.

Пальцы задели что-то, громко звякнувшее по металлическому полу.

– А это что за херь...

Подсветив пол совсем уже догоревшей веткой, Эл усмехнулся. Ручка от люка, ведущего ещё глубже под землю...

– Ну что, если наверх никак, двинем вниз?

Крышка поддалась довольно легко. Парень тихо спрыгнул вниз, жестом призывая друга следовать за ним. Ещё одно помещение, примерно два на два, кнопки на стене... И двери! Большие железные двери. Палке-факелу нашлось новое назначение. Двери нехотя, со скрипом расползлись в стороны, открыв взору длинный коридор, освещённый ритмичным мерцанием красных аварийных ламп.

– Еба-а-ать... – только и смог выдаваить Элвин.

Проведя детство в трущобах, выбираясь в богатые районы лишь для разбоя, парень даже представить не мог, что люди могут строить подобные сооружения. И тем более – на кой?

– Э... Ну что? Двинули, братюнь? – шепнул он волку и, достав из ножен верный полумесяц, медленно, по стеночке двинулся вперёд.

Ряды запертых дверей оставались позади. Эл не рисковал ломать замки, чтобы не привлечь шумом внимания к двум персонам, которых обитатели этой «кротовой норы» явно в своих владениях не ожидали увидеть...

Коридор, наконец, закончился. Парень застыл перед разбитыми стеклянными дверьми. Торчащие из стального контура острые осколки на концах были окрашены тёмным. Даже в неверном свете мигающих ламп Эл понял, что это запёкшаяся кровь.

Придержав друга за холку, чтобы не метнулся вперёд, очертя голову, парень медленно, осторожно переступил через стеклянные шипы. Внутри просторного зала аварийные лампы сменились ровным светом белых люминесцентных ламп. Хотя представшую взору картину лучше было бы не видеть вовсе или хотя бы в полумраке... Выматерившись, парень присел на корточки. Жизнь готовила его ко всему, но не к такому...

Слева и справа в трёхметровых прозрачных цилиндрах в непонятной полупрозрачной жидкости плавали странные твари... Жизнь, если когда-то и присутствовала, явно давно покинула их тела. И к счастью, подумал парень, ТАКОЕ не должно жить... Искорёженные противоестественные существа, нелепо совмещающие в себе элементы различных животных и людей: мужчина с раздвоенной вараньей головой, женщина, вместо ног которой были длинные синеватые щупальца, волк с руками и ногами человека... Между капсулами в грязных пятнах давно засохшей крови валялись изуродованные человеческие тела. Все в некогда белых халатах...

– Да что за нахуй?! Мы где вообще?



Чуть отойдя от первого шока, Элвин поднялся на ноги. Полумесяц занял своё место на бедре. Тут он уже не напьётся свежей крови. Парень чувствовал только смерть, настолько давнюю, что, если кому-то чудом удалось не отбыть к праотцам в самой чудовищной резне, «счастливчики» давным-давно скончались от потери крови или стали обедом для истинных хозяев здешних земель, если смогли выбраться на поверхность.

Теперь он понял, что за царапины на покрытом запёкшемся песком металле он увидел в шахте лифта, куда по дурости свалился. Не кроты, вовсе нет... Люди. Люди, уже утратившие всё человеческое, обезумевшие от страха, лезли прямо по почти гладким вертикальным стенам, стирая пальцы в мясо, срывая ногти... Лишь для того, чтобы, только раз вдохнув сладких воздух свободы, тотчас встретить смерть в острых зубах или хищных когтях.

Все кусочки паззла начинали складываться. Понятно, откуда здесь взялась огромная стая варанов – рай для Кана. Чёртовы гурманы всему прочему предпочитают изрядно пованивающую изъеденную белёсыми личинками трупачину. Тут для них был настоящий пир. Не одно поколение ящеров вскормилось, наверное, в этих техногенных пещерах.

– Расслабь булки, братюнь. Из живых тут если только ящерку на завтрак поймаешь. Пойдём прогуляемся, что ли... Может, что дельное найдём, да и вряд ли удастся выбраться тем же путём, как сюда попали...

Эл медленно шёл мимо огромных цилиндров с созданиями, образ которых мог породить лишь ночной кошмар маньяка-психопата. Человеческие и животные черты соединялись в них невероятным, а то и совершенно нелепым образом. Некоторые явно не смогли бы прожить и минуты, вытащи их из стеклянного саркофага и отключи от десятков непонятных трубок. Другие с мощными звериными лапами, зубами в несколько рядов и хвостами демонов из сказок могли бы составить достойную конкуренцию пустынным волкам и гиенам.

Картинка прояснялась всё больше... Стайка безумцев напялила белые халаты, начиталась умных книжек и решила поиграть в богов. Только одно не учли – боги сильны, а люди хрупки и смертны. Скорее всего, у них что-то получилось. Какая-то неведомая зверушка, от одного вида которой у любого обывателя сердечко бы разорвалось, а им хорошо, поздравили друг друга, открыли шампанское за успех, собрались всей толпой писать докторские. И кому-то особо одарённому пришла в голову гениальная мысль сфоткаться в обнимку с химерой, за ушком её почесать, а, может, и игристого в мисочку плеснуть. Но зверёк – а, возможно, и не один, – энтузиазма не разделял и злых дядек, который в него долго и упорно иголками тыкали и невесть что ещё творили, решил чуток покусать... Единственный вопрос – где эта тварюшка сейчас? Сдохла? Сбежала? Или поджидает новых жертв за поворотом? Хоть парень и не слышал в стальных коридорах и просторных залах ничего, кроме кладбищенской тишины, хоть не чувствовал ничего, кроме застарелого трупного запаха с мерзкими нотками какой-то химии, но даже малейший шанс встретиться с существом, положившим не один десяток людей, заставила вновь медленно и бесшумно достать полумесяц из ножен.

– Кан... – прошептал он, застыв у одной из прозрачных колонн, – А у тебя братишек не было, а?..

Давно мёртвое и полуразложившееся существо в мутной жидкости, смотрящее на парня утратившими цвет глазами, слишком сильно напоминало его спутника, чтобы не привлечь внимание. Волк с такой же странно деформированной челюстью; чёрный мех покрывал кожу лишь редкими клоками, оставаясь густыми только на голове и внизу живота; задние лапы нормальные, волчьи, а вот передние... Лапами их назвать уже было сложно, фаланги вытянуты и распрямлены, когти уплощились и укоротились. Это были руки, человеческие руки.

– Или... Это ты их тут всех пожрал?
яой - Особь Ψ

Возраст: 4 года 3 месяца
Мутант



Стоило волку только столкнуться с подобной ему образиной и не веря собственным глазам в столь знакомое место, надыбился и зло зарычал. Все волоски шерсти, которые у него еще остались, показали всю свою живость на теле поднимаясь и восставая словно иглы дикобраза. Да столь прямо, что казались и столь же остры. Даже могло показаться, покуда продолжали осыпаться и падать с него, что зверь становился все больше. Темная аура мгновенно хотела высвободиться. За кромкой злости, скрывался и его страх... Он снова вернулся, но не был уверен, что именно здесь его породили. Хотя былое некогда чувство стремительно хотело вырваться и снова причинить прошлый хаос. Но сейчас, именно здесь, итак ничего не осталось. Неужели есть еще кто-то? Такой же как он. Но куда исчез?

Никак не успокаиваясь, особь словно беспокойный зверь в клетке мотался туда и обратно вокруг существа, то и дело ставя лапы на оборудование и принюхиваясь, вновь отталкиваясь и с безумным взглядом оглядываясь, будто ожидал внезапного появления чего-то. Но ничего более не происходило. Лишь обращение Эла выдернул из беспокойства и немного успокоил.

- Прогуляемся... - вдумался Кан и заозирался в поисках хоть какой-то подсказки, - Нет. Все такое же, но другое.

От волнения он зарычал, прикрывая им некое страдание от появившейся боли в области черепа. Вновь деформация давала о себе знать. Но лишь непонятно деформация чего конкретно. Казалось будто мозг мог расщепиться в любую секунду. От внезапного бешенства, зверь разбежался и толкнул резервуар разбивая и роняя существо на ледяной пол. И на него ему хотелось наброситься и сожрать. Лишь бы не видеть перед собой хреновину, так его напоминающую... Это уродство хотелось уничтожить больше всего. Единственное что отталкивало от подобного действа, это отвратительный запах раствора, из которого и вывалилось существо.

- Это - я? И я, и человек. Херовина. Ебучая мерзость... Я тоже как это?

Вперя своим взглядом в глаза Эла, он искал в них отрицание и поддержку. Поддержку товарища зверь разглядел, но никак не первое. Волк медленно задом отходил от напарника не опуская взгляда. Он не хотел более даже секунды обращать на чудовище внимание. Но понимал, что уходить было слишком рано. Тем более не разобравшись конкретно в происходящее. Беспокойство Эла он тоже понимал и хотел другу угодить в любопытстве. Только вот примет себя... ТАКИМ? Отрицать не имело смысла. Ему нужен лишь твердый и здравый рассудок.

Наконец особь отвернулся подходя к неким приборам и столу с записями,которые беспорядочно не только на столе, но и вокруг валялись грязными и под сгнившими от времени. Подобное припомнить он не мог, так как в своем случае убегал в прошлом в спешке. Отчетливо в воспоминаниях яркими красками всплывали лишь кровь и пожар. Детали другого неизвестны.

- Что все это? - более гладко спросил спутника, не глядя на него. - Я был не здесь. Здесь очень много, чего не было... там.

Верно. Все это еще больше вводило в некую злость. От непонимания, а особенно от странных стечений обстоятельств. Он понимал, что все здесь существующее - противоестественное. Значит и он сам не должен был существовать.

- Я живой, а все - нет. Я тоже не должен?

Наблюдая за Элом, далее вопрошал и понимал, что так называемые "компьютеры" не имели право работать спустя столько времени. Остается лишь внимать разбросанным записям. Но если Кан и понял разговорную речь, написанному было невдомек. Остается надежда на знания Эла, а тут уж безусловно - он справится.

Пока единственный тут человек что-то говоря под нос размышлял, Кан принялся изучать местность далее. Принюхиваясь и порой ступая кругами, словно взял чей-то след. Но притом далеко не отходя от Эла. Его внимание привлекла новая неизвестная вещь. По запаху ничего не напоминающая, но сокрытая в небольшом ящике, который выталкивая явил на осмотр человеку. Ломать его зверь не спешил.
яой - Элвин Киллиган

Возраст: 25



Две пары глаз – сиреневые и жёлтые, медленно наливающиеся алым по мере того, как удивление и непонимание их хозяина, нарастают, начинают клубиться яростью, изливая свой огонь сквозь «зеркало души», – не отрывались от неподвижной уродливой туши в помутневшей от времени и разложения давнего трупа жидкости. Ярость достигла своего пика, пропитала мощные мышцы, толкала на буйства, дошла до самых кончиков чёрной шерсти, заставляя волоски вздыбиться хищными иглами, пока, наконец, не достигла виновника.

– Только не жри эту мерзость! Кан! – воскликнул парень, когда зверь навис над зловонным трупом, с мерзким хлюпающим звуком шмякнувшимся на пол в лужу химикатов, в которых плавал, наверное, не один год, – Дристать ведь будешь, дальше, чем видишь! Фу! Брось каку!

Но волк и сам остановился. Отвращение возымело верх над злостью. С яростью Эл мог бы справиться. Простое чувство, понятное, ровное как лезвие ножа. Но от отчаяния в глазах друга, кривой, но такой эмоциональной речи, парень просто растерялся. Утешать он не умел, да и врать верному товарищу не собирался в принципе.

– Слушай... Я вот честно, в душе не ебу, что это за тварь, – пробормотал Элвин, склоняясь над мёртвой тварью.

Плоть прямо на глазах сползала с противоестественно деформированных костей мерзкой жижей, кожа с редкими клочками слипшейся бурой шерсти, трескалась и рассыпалась, лишившись привычной влаги.

– Фу, бля... – парень, казалось, привыкший уже ко всему, с трудом подавил рвотные позывы и отвернулся от стремительно разлагающегося трупа неведомого монстра к монстру вполне ведомому, продолжающему отчаянно бесноваться в лаборатории.

– Братюнь, не психуй раньше времени, а? Ну, не так уж эта херовина и похожа на тебя... – парень снова через плечо кинул взгляд на мёртвую химеру и тяжко вздохнул, – Окей, даже если похожа! Сам же говоришь, что тут не как там. И где это «там», кстати? Ладно, похер. Ты вообще другое дело! Не какая-то дохлая мразота, а дружбан мой! Живой! Я тебе обещал, что мы всё разрулим, – значит разрулим. И тебя вылечим. А пока не мельтеши, от тебя уж башка кружится...

Продолжая ворчать, Эл уселся среди разбросанных по полу бумаг и начал перебирать листки с умным видом. Однако мере изучения материалов вид из умного становился всё более озадаченным и обречённым.

– Да ёбаный в рот! Одни цифры да закорючки страшенные... А то, что текстом, – без пол-литра не разберёшь. Эти херовы гуманоиды белохалатные нормально говорить умели вообще?! Или когда баб своих трахали тоже «субъекту Х выполняли контролируемое введение»?! В жопу...

Парень отбросил бесполезные без учёной степени бумаги и со вздохом откинулся на письменный стол, ища взглядом носившегося туда-сюда на нервах Кана. Но мохнатый сам спешил к нему, пиная перед собой небольшую коробку.

– Чего ещё приволок? – проворчал Эл, крутя в руках находку, – О... Хех! Если эта дрянь работает...

Не закончив фразу, парень всецело увлёкся коробочкой. Не тратя времени на возню с замком, он ловко вскрыл корпус ножом и осторожно извлёк содержимое – небольшие вытянутые кристаллы прямоугольной формы. На наклеенных в нижней части бумажках неровным быстрым почерком нацарапаны буквы и цифры. Толко на одном – понятная надпись «демо». С азартной улыбкой Элвин глянул на волка.

– У тебя попкорна не завалялось, братюнь? – наткнувшись на стену непонимания и взгляд из серии «диагноз – идиот, не лечится», Эл страдальчески закатил глаза, но снизошёл-таки для объяснений, – Эта херовинка – портативный видеорегистратор. Стоит, как чугунный мост, нам только один раз посчастливилось таким разжиться, у какого-то задрота, типа этих, отжали. Так вот. Хер его знает, как, но заряд эта штукенция держит практически бесконечно. Вроде как-то с кристаллами связано, они типа и флешки, и батарейки одновременно. Но как оно именно работает – в душе не ебу. Да и не важно. Смотри...

Парень установил кристалл паз в углу коробочки, нажал сверху, и, как только раздался негромкий характерный щелчок, в воздухе между ними возникла голограмма. Мужчина в белом халате нервно поправил очки, очевидно, пытаясь справиться с нервозностью, затем откашлялся и заговорил:

«Уважаемые коллеги, мы с вами стоим на пороге грандиозного открытия, способного перевернуть, как научный мир, так и жизнь простых граждан. Проект «Анубис» призван сделать мир безопаснее. Если нам удастся его воплотить, а я уверен, что удача нам улыбнётся, на службу человеку придут совершенно новые существа, создаваемые здесь, в этой лаборатории – крупнейшей в стране. Сильные, выносливые, способные к регенерации в определённых рамках, при этом прекрасно контролируемые и лишённые присущей человеку агрессии, алчности, хитрости. Совершенные солдаты! Матерям больше не придётся обливаться слезами, отправляя сыновей на войну, беспредела стражей правопорядка можно будет не страшиться, потому что вместо людей их место займут химеры. Наши химеры!»

Окончательно расчувствовавшись от собственной речи, учёный снял очки и выключил запись.
Не выдержав, Эл заржал, как конь, завалившись на пол.

– А-ха-ха! Он реально такой ёбнутый, или для видушку дурку сыграл?! Да, «мы слепим страхоёбишь с когтями в руку, но они же ня-я-яшки, будут нас, как собачки слушаться и пятки лизать»! А-ха-ха! Интересно, он ту хероту, которая его сожрала, пытался сначала за ушком почесать, успокоить?!

Отсмеявшись, Эл начал перебирать в руках прочие кристаллы. Комбинации букв и цифр казались смутно знакомыми... Откуда вот только? Внезапно его осенило. Резко вскочив, парень кинулся к разбитой капсуле. Точно! В нижней части красовалась металлическая табличка с похожим сочетанием. Те же 8 символов, что значились на кристаллах! Парень стрелой метнулся обратно к оставленной на полу коробочке.

– Юху! – радостно воскликнул он, подняв, наконец, над головой кристалл с тем же кодом, – Иди сюда, лохматый! Смотри в оба!

Сгребя волка в охапку, чтобы тот точно не пропустил ничего из фильма про так похожую на него тварь, парень вставил кристалл в слот и запустил воспроизведение...
яой - Особь Ψ

Возраст: 4 года 3 месяца
Мутант



Волк не был столь воодушевлен, сколь его напарник, но оставался столь же любопытен. Весьма непонятная вещь предстала перед его глазами в руках Эла. Вертел странной херовиной, что, собственно, и произнес вслух, а после наблюдал за установкой. Все что вещали для него мало имело какой либо важности, но реакция партнера все же веселила. Было заметно, как он как можно максимально комментировал с сарказмом то, что недавно вещал призрак. Сам же призрак доверия совершенно не внушал. Пытаясь «наладить контакт» путем сноса башки с плеч голограммы в менее масштабном виде, увы, успехом не увенчалась. Волк занегодовал, но реакция товарища вполне была обычной, будто тот подобного и ожидал. Расчувствовавшись, зверь даже притих, присаживаясь рядом с голограммой и пытаясь вникнуть в хитрожопные схемы. Ясно было одно. Люди мертвы, но воскресать за каким-то хуем умеют. Это настораживало и озадачивало еще больше. Ведь в таком виде загрызть уже не получится… А Эл тоже всегда будет рядом? В таком виде?

Невольно взгляд метнулся на веселящегося человека, что активно продолжал комментировать, стараясь втянуть в это его самого. Если бы все было понятно… Он бы с радостью разделил комедийный дуэт. Но, к сожалению, ничего непонятно. Что вообще веселого в том, что таких как он - используют?

- Их вырастили? Как ты - волчат? - поинтересовался четко, принимая активные тисканья, но сложив их под одну гребенку с собой, сделал свой вывод, - Нет. Не как ты. Более… мерзко.

Пока складывал свои доводы, напарник менял кристалл и воспроизвел следующую запись, что началась не так скоро, но сразу же будто на прерванном моменте.

«…ксидан введенный в клеточную структуру для создания нового образца. Этот новый мутаген должен изменить восприятие особи так, чтобы эмпатия была полностью заблокирована. Таким образом образец RTII полностью подчинится воли ИИ через подсоединенные модули и встроенный имплантат. Если все же образуются неполадки и ИИ без нашего ведома отправит неверный приказ, микрочип, установленный в искусственном мозжечке, подаст сигнал на ликвидацию объекта RTII. Таким образом, мы - даем гарантию на наш совершенный продукт!»

Все время на записи, тот же человек в очках распинался перед неведомыми зрителями, показывая плоды трудов не только в цилиндрических огромных колбах с уродливым зверьем, к которым были подсоединены различные трубки, но отдельные стеклянные банки с мозгами и другим содержимым, что гуще добавляло к словам записи неприязнь даже волку.

- Ебаный псих, - не выдержал зверь, рыча от досады, что так и не смог загрызть призрака-долбонавта.

Особь лапой тыкнул в другой кристалл со сложным закавыристым знаком « Ѱ ». Этот отличался от остальных лишь более кратким названием, что вообще не смущало. Ведь чего еще ожидать от уродов и психов. Но содержимое самой записи, неожиданно отличалось, как и голос говорившего, что вещал тихо и беспокойно, будто в страхе. Это были даже обрывки с разным временным интервалом. Как видео отчет. Картину мотало в разные стороны, будто человек совершенно неумел держать ровно, либо был под препаратами.

«Передаю из места по координатам 155°85′20.916″B и 237°47′3.228″K. На данный момент внедрение группы Анубис прошло успешно. Члены команды активно работают и копируют данные группы Делайта. Они не способны в полной мере понять то, что нужно человечеству. Поэтому мы должны добиться совершенства вместо них, не смотря на то, что приказ о проекте был дан свыше именно им. Слава - Конору!»

- Тухло, - быстро выругался Кан, пока продолжался следующий акт, что первой сценой на него смотрела уже его туша. Но «смотрела» - это еще громко говоря. Ведь глаза были закрыты. Лишь видеофиксация заострила внимание на съемке морды.

«Передаю из группы - Делайт. Даже с их данными нам не удалось продвинуться столь же далеко. Пока Анубис разрабатывает новые способы подчинения особей, группа - Делайт уже внесла коррективы в мыслительную деятельность особи Пси без особых внутренних вмешательств. К сожалению, на самой процедуре по ее видоизменению внедриться не удалось, но это не столь большая тайна оговорила лишь небольшом вмешательстве нейрохирургии профессора Оккмана. Никаких датчиков и имплантатов! Это поразительно… Слава - Коннору!» - последнее не столь радостно, но воодушевленно. Кадры за кадром - продолжал вещать тот же голос. Страх был ощутим даже через видео. Но, также, в следующем, наконец показался молодой рыжий мужчина с небольшим веснушчатым лицом.

«Передаю из группы - Делайт! Неясна причина, но среди своих начинают искать крота. Похоже они догадались о постороннем вмешательстве и слива важной секретной информации. Боюсь, меня быстро рассекретят… Я понимаю, что должен это сделать, но мне страшно. Хотя, мой долг здесь превыше моих страхов. Я должен подавить войну до того, как успеют что-либо предпринять. Я это делал не из-за корысти, как принято считать. Я избавлюсь от особи здесь, приму на себя весь удар, а запись передам через Ничию в ваши владения. Мне достаточно того, что все будут помнить мою отвагу… Слава - Коннору…» - добавил будто на последнем выдохе и скоропостижно закрылся.  
яой - Элвин Киллиган

Возраст: 25



– Да хорош, он же не настоящий! – осадил Элвин друга, под тяжёлыми лапами которого голографическое изображение чуть рябило и тут же возвращалось к исходному, – Смотри...

Волку было тяжело это видеть, осознавать, что ему подобных создали здесь, в стальных холодных коридорах, сконструировали, будто дизайнерскую мебель. Учёные, очевидно, преследовали свои высокие цели, о которых с горящими глазами и пеной у рта распинались в каждом видео, но насколько же мерзко это выглядело... Так относиться к живым существам со своей душой, чувствами, мыслями... Тут Эл не мог не согласиться с другом, только сочувственно потрепал того по холке, не отрывая глаз от голограммы.

– Хах, «продукт», блядь! Козлина очкастый! Хорошо, ты для таких продуктов жрачкой стал! Карма!

Видео закончилось, но Эл всё продолжал смотреть в пустоту на том месте, где только что была голограмма. Гнев внутри него кипел, бурлил, клокотал, жаждая вырваться наружу. Если бы учёный не был бы многие годы мёртв, встречи с парнем он бы точно не пережил, пошёл бы на корм своим драгоценным «объектам». Так было бы честно, справедливо. Из сладких, но несбыточных мечтаний о мести его вырвал ощутимый шлепок хвостом по шее. Парень обернулся на серьёзную, внимательно склонённую морду. Лапа с непригодными («пока что» – невнятно промелькнуло в голове парня, но мысль тут же растворилась в омуте более насущных и тяжёлых) для манипуляций с человечьими игрушками когтями тыкала в новый кристалл.

– Что? У тебя уже свой план просмотров занятного сериальчика? Ну-ка убери культяпки свои, дай вытащу... – глянув на кристалл, Эл перевёл непонимающий взгляд на Кана, – Это ж... Канделябр, как у тебя на шее... Да что за на хуй...

Рука чуть дрогнула, вставляя кристалл в устройство воспроизведения. Парень подсознательно понимал, что будет на записи, но не хотел в это верить, и уж тем более – это видеть. Рядом с ним – его друг, настоящий, верный, за которого он готов любому глотку рвать, а не какой-то абстрактный объект бесчеловечного эксперимента. Видео... Ещё более безумное и фанатичное, чем они просмотрели ранее. Настоящие маньяки, славящие какого-то Коннора... Имя смутно подёргивало что-то в глубинах памяти, но сформировать какой-то чёткий образ не давало. Да и хаотичный трёп умалишённого затерялся, померк на фоне изображения. Это был он. Сомнений быть не могло. Именно таким волк впервые явился в логово. Красивый... Не то что омерзительные мутанты в здешних стеклянных клетках. Эл обнял ругающегося и на волчьем, и на человечьем, нервно подёргивающего ушами друга, понимая, насколько это тяжело. Если бы его безжизненное тело, заключённое в стеклянный кокон в окружении мутноватой тошнотворной жидкости, предстало его взгляду, парень, наверное, умом бы тронулся. Но волк был сильным. Не только физически.

– Это вы там все «пси», психи ёбаные... – ппрошипел он себе под нос, продолжая успокаивающе закапывать пальцы в остатки чёрной шерсти, – Ну что, красавчик, хотели выяснить, что с тобой творится, вот и сложилось... Пиздец, конечно... Только... Это же не здесь, получается? Вторая база. Какие-то сраные цифры... Хуй проссышь! Что, нельзя по-людски говорить?! Ничего, найдём гадов... Расскажут нам всё, как тебя лечить, что у тебя с мордой творится... Когда кишки на кулак наматываешь, все такие общительные становятся, даже не представляешь, хех!

Обещать-то он обещал, но даже не представлял себе, как их искать. Координаты – это, конечно, хорошо, но не имея ни карт, ни рабочих компьютеров, да и толком не умея ими пользоваться, парень мог только гадать, где на бескрайней территории их мира могла находится эта база «Делайт»... Были бы связи, как раньше... Но он давно утратил все контакты, да и сунься он к бывшим товарищам по банде, те тут же сдадут его полиции за нехилое вознаграждение.

«Ссышь, ублюдок?!» – дал он себе мысленно пощёчину, – «Клялся, что жизнь за друга положишь, готов был в город вернуться ради разговора с Акесо, а теперь что? Зассал? Да, от старых знакомых сейчас толку, по ходу, больше будет. Ну так и засунь свой страх себе в жопу! Готов был в город – значит, и пойдём!»

– Найдём! – повторил он уже более решительно, – Эти суки тебе за всё ответят, вот в их кишках поваляться я и сам не прочь буду!

Парень плотоядно оскалился, предвкушая праведную месть. План действий был определён. Тихо проникнуть в город, тихо найти компьютерного гения из прошлой жизни, если тот, конечно, ещё жив и не сидит, тихо выведать всё, что тот сможет узнать о месте «рождения» Кана и главное – местонахождение. И вот там уже будет не тихо... Вот там эти суки пожалеют, что на свет родились! Но первое – выбраться из этого подземного склепа.

– Пошли, – кинул он волку, убирая футляр с кристаллами в рюкзак, – Валим из этой жопы. Нюхаем, откуда ветер дует...

Закрыв глаза, Элвин прислушивался к еле ощутимым движениям воздуха – умение, которому его научили волки, необходимое, когда загоняешь зверье в пещерах, чтобы не заплутать и выбраться с добычей. Бесконечные одинаковые коридоры, стальные, холодные, мрачные, освещаемые лишь всполохами алых аварийных сигналов, словно свежей кровью заливающих стены, пол, потолок... Долгий пусть против еле ощутимого ветра, поворот за поворотом, коридор за коридором. С ужасом Эл осознавал, что под пустыней, которую он, казалось, знал вдоль и поперёк, построен целых подземный город. А сколько их ещё? Сколько действующих? Может, и под самим логовом прямо сейчас психи в белых халатах создают фантастичных тварей... Неприятный холодок пробежал по спине от одной мысли об этом.

Внезапно волк прижал уши и угрожающе зарычал. Парень настороженно глянул на друга и замер, прислушиваясь. Непонятное шипение на грани слышимости, лёгкий, еле заметный шелест чего-то мягкого по стальным поверхностям в гробовой тишине лаборатории звучали оглушающим майским громом. Эл кинул на волка напряжённый, предупреждающий взгляд, говорить вблизи неведомого врага он не решался, и медленно, бесшумно вытащил Полумесяц из ножен. Невесомый шаг назад, прижаться спиной к надёжной стене, медленно перетечь по ней вперёд, к очередному зияющему проходу, лишь на метр вглубь освещаемому неверным красными всполохами. Звук приближался, делился, казалось, разносился со всех сторон сразу. Местное эхо? Или тварей несколько? Вараны выбрались из своих пещер на трапезу или... То, что превратило десятки людей в разрозненные куски гниющей плоти в тёмно-красных изорванных тряпках, некогда бывших белыми халатами, всё ещё живо?
яой - Особь Ψ

Возраст: 4 года 3 месяца
Мутант



Сколько нужно особей, чтобы уничтожить весь этот подземный город? Место, где не просто обитали белые халаты наслаждаясь обычной рабочей суетой. А то, где рождались твари похуже тех, создаваемых ими же самими. Вопрос без ответа. Уж неясно кто всех вырезал, но волк был благодарен. Хотя немного и опечален, что сам не разобрался с этими тварями. Однако недолго искра довольства тлела в его разуме. То, что ощущалось достаточно близко и так стремительно приближалось, заставило его не просто насторожиться, но и принять боевую стойку.

Морда слишком низко припала к земле, будто еще немного и зверь вовсе ляжет плашмя. Стараясь прислушаться издавая рычание как можно тише, что и вторил за Элом, мелкими переступами собственных лап, чуть ли не полз к стене, дабы обзор всей комнаты был лучше. Ощущения опасности сложились иначе. Незнакомый был не только издаваемый кем-то звук, но и относительно неизвестных - аура. Страшным было то, что количество будто прогрессировало и росло в геометрической прогрессии.

- Его слишком много, - произнося достаточно, чтобы человек услышал в полной тишине, поднял голову оглядывая звук сверху и тут же рыкнув отпрыгнул в сторону.

Все еще не очень большой черный провод, упал на то место, где он только был, и заелозил принимая странную стойку. Все что волк понимал - нельзя это существо подпускать ближе. Агрессивные резкие нападки с шипением в его сторону - отпугивали, а, хоть и маленькие, но острые клыки, как полумесяцы Эла - настораживали еще больше. От них шел запах ядреного яда.

- Ебучая тварь... отравлено. Э-эл! - рыча кинулся на человека, так как в тот же самый момент на него сверху посыпались еще твари.

Парочку успел отбить во время полета словно бил по самим проводам. На ощупь кожа была очень плотной словно сталь, но это не помешало одну из них перекусить челюстями. Даже не смотря на то, что чужие клыки сами не впивались в волка, пасть от крови тварей начинала тут же неметь.

- Бергжих! - выблеял напарнику и отхаркнувшись, лапами подтолкнул в сторону, откуда твари ползли.

В иной стороне воздух был более застоявшимся, поэтому надо было бежать в самую гущу. Что есть мочи лапами отшвыривая мелочь в стену, расчищая путь к отступлению. Благо снизу их было не столь много, сколь на трубах под потолком. Волку пока удавалось беречь свои лапы и холку, до коих твари резкими бросками могли добраться, но подозрительная внезапная усталость являла себя недобрым знаком. Надо было быстрее выбираться из этой помойной ямы. Однако, спустя полминуты оба наткнулись на их гнездо, преграждаемое сам выход остатками змей - ростом почти в метр, открытых яиц и... сброшенной кожи змеи, что была не менее пяти метра. Ох, и мерзкие же твари... Но долго скучать, хоть это было не так, неприятности не дали. В этот момент в проход зашла, именно зашла на обоих своих когтистых лапах тварь, что по размерам сброшенной кожи напоминало издали змею. Вид ее был только не столь... ущербным. Напротив же. Ее голову украшала "корона" с шипами, глаза горели золотом ярости, ибо вторженцы находились на ее территории, а остальное туловище с хвостом так и плелся за согнутыми парными лапами, что угрожающе царапали каменный пол и оставляли глубокие следы. Голова ее покачивалась, будто гипнотизируя и вводя в транс, а нижняя часть извивалась и билась оглушительным треском.
яой - Элвин Киллиган

Возраст: 25



Еле слышное шуршание нарастало, казалось, начинало доноситься одновременно со всех сторон, будто сами стены ожили и готовы были поглотить двоих незваных гостей живьём, размолоть в своих недрах в неприглядный фарш, высосать саму душу из растерзанных тел.

Сердце бешено колотилось, адреналин ударил в мозг оглушающим набатом. Такого он не слышал ни разу. Даже когда врагов много, всегда можно приблизительно определить направление движения вражеского полчища. Вспомнилось, как они с волчатами для тренировки загоняли стаю пещерных крыс. Топот сотен маленьких лапок, шуршание сотен хвостов по каменным стенам еле слышный писк, помноженный на бесчисленное количество издающих его ртов, оглушал, просто взрывал мозг, но он всегда знал, где эти мелкие твари находятся – справа или слева, вверху или внизу, а сейчас... Казалось, весь мир вокруг них ожил.

Первые чёрные твари, похожие на гибрид змеи и пиявки переростка, тонкие, юркие и какие-то склизкие на вид, поползли через проём. Увидев, что Кан принял первый удар на себя, Эл обернулся, пытаясь всё же выискать прочие источники опасности. Шипение становилось всё громче, замыкая двоих в смертельное кольцо. Очертания стен искажались, с каждым ярким отсветом красных авариных ламп они становились еле заметно уже, начинали подёргиваться, шевелиться словно гладкая сталь приобретала уродливое неравномерное покрытие.

– Еба-а-ать... – прошипел парень, медленно, но всё же понимая, что происходит.

Их действительно брали в «клещи». Бессчётные извивающиеся твари, неведомо как держащиеся на гладких поверхностях, ползли к ним по коридору с обеих сторон.

Толчок мощных лап сбил его с ног, как нельзя вовремя, клубок мерзких тварей свалился с потолка прямо на то место, где секунду назад находился Элвин. Парень задрал голову. Сиреневые глаза округлились. Враг успел незаметно подобраться ближе, чем они думали, потолок уже начинал чернеть от склизких пиявкообразных тел.

– Ага, валим, валим!

Спорить с другом он не стал, вскочил на ноги и рванул вперёд, наперерез хищным змеям, рассекая особо нахальных особей на бегу, а через минуту – уже практически прорубая путь сквозь обступающую со всех сторон живую смертоносную тьму.

Внезапно простора вокруг стало больше. Эл замедлился в недоумении. Неужели их оставили в покое? Просто забили? Никогда он не видел такого поведения хищников... Будут гнать толпой до полного изнеможения жертвы, соберутся максимальной стаей и бросятся разом, не давая шанса, только если... Только если слабые твари, падальщики, загоняли добычу для более крупного хищника. Или муравьи-рабочие приводили подношение матке...

– Зая моя... – прошептал он волку, – А пиздец-то по ходу только начинается... Будь готов.

Нервно блуждающий из стороны в сторону взгляд выхватил нечто, напоминавшее бы змеиную кожу, если бы не было таких нереальных размеров. И обновившийся хозяин не заставил себя ждать... Огромный чёрный дракон, как со страниц книжки сказок, которую как-то удалось спереть на рынке пятилетнему Элу, выходил из мрака. Его лоснящееся тело, казалось, было соткано из тьмы вокруг, собиралось из него прямо на глазах острыми чешуйками, грозно нависающими шипами на голове. Лишь одна деталь была белой – огромные острые зубы в несколько рядов.

– Ебическая сила... – только и смог вымолвить Элвин, глядя на огромное чудовище, – Не лезь не эту херовину, Кан, брось бяку, валим-валим-валииим!!!

Парень бросился вперёд, словно хотел напасть на монстра, но в последний момент оттолкнулся ногами от шершавого бока и метнулся вперёд, вдоль чёрного тела, еле успев унести пятки от клацнувшей в сантиметрах челюстей. Развернуться тварь в узком проходе так быстро не могла, так что бегство – единственный путь к спасению, такую свиноматку им даже вдвоём не завалить...

Тварь взревела, не получив такой близкой добычи, но парень уже не слушал, он, согнувшись в три погибели нёсся в узком просвете между бесконечном телом дракона и потолком, молясь всем богам, старым и новым, чтобы Кан понял его манёвр и не вздумал вступать в неравный бой, а рвал бы когти с другой стороны в том же направлении.

– Ка-а-а-н!!! Не смей сосиску-переростка трогать, а тебе в городе потом куплю. Хоро-о-о-шую!!! Жареную! Только эту бяку брось! Вали-и-и-им!!!
– неистово орал он на бегу, боясь даже представить, что друг мог остаться там, перед этой рогатой головой, один на один с верной смертью.

Хвост, наконец, закончился, и он спрыгнул на грубый гранит, внезапно возникший вместо гладкого пола лаборатории. Очевидно, твари прорыли туннель в варановые норы. Порыв свежего воздуха, по-настоящему свежего ночного ветра с поверхности был слаще мёда. Выход был совсем близко! Но без верного друга Эл не мог рвануть к спасению...

– Ка-а-а-ан! – срывая связки, крикнул он, готовый, если любимая облезлая голова не появится в ближайшие минуты, двинуться в обратный путь спасать друга.


яой - Особь Ψ

Возраст: 4 года 3 месяца
Мутант



Будучи практически загипнотизированным этой тварью, ибо ранее попавший яд через глотку просочился по его каналам все глубже в организм поражая и далее, волк и сам в такт начал покачиваться, словно попавший в западню щенок. Подсознание било тревогу, словно эти самые катакомбы под землей красным отблеском, а тело совершенно не хотело слушать импульсы получаемые от головного мозга, будто был поставлен нерушимый барьер. Был бы волк человеком или человеко-подобной тварью, наверняка запел прощальные молитвы и готовился отбыть в адово загробный мир. Ибо с тварью перед собой никакой другой мир больше не светит. Только боль, страх и мучения.

Пока Кан занимался самореализацией и восстановлением рабочих функций организма, его напарник начал действовать, что в том момент и спасло его. Тут же перезапустил ПК мозга четвероногого и пока тот одуплялся, Эла и свет простыл! Оглядываться вообще времени не было, что и делал этот змей-переросток. Так внезапно разорвалась связь любви между мохнатым и чешуйчатым, что и сам мохнатик опешил. Но медлить более нельзя. Тут же, совершенно позабыв об отраве, вдавил мощным толчком и пулей влетел через кольцо тела хищного гиганта, который не ожидал второго подвоха. Пока бежал по чужому тельцу, что становилась пещера все уже к выходу, шерсть встала дыбом словно наэлектризованная. Того гляди и током обдаст обоих. Но гиганто не собиралось просто так сдаваться. Хоть вспять повернуть не могла, телом извиваясь пыталась давить зверя словно надоедливого клеща, которые не знал куда и как бы куснуть между чешуйками. Не то, чтобы волк специально пытался это сделать... Но, нет. Все же специально. А как ни крути, просто дать деру было стыдно. Поэтому теперь же уклонение стало первостепенной задачей. Словно прыжки через скакалку. Эдакий квест для малолеток.

Тоннель тянулся до невообразимости как-то долго. Стало бы похоже, что уж завернул куда-то не туда. Хотя то может была другая нора. Странное стечение обстоятельств? Злая шутка? Но Кан вообще не чувствовал запаха своего человека. А куда делся чешуйчатый? И тут пришло понимание, что сам же во время прыжка запрыгнул выше. Но долго тоже плутать не пришлось. Небольшое одиночное приключение подошло к концу и волк вышел на воздух до конца лапами прорыв маленькое отверстие в так называемой стене. А выкарабкавшись расчихался и принюхался. Другое дело! Эл был совсем рядом.

Не теряя секунды, волк в пару рывков преодолел столь неощутимое расстояние и спрыгнул к человеку с небольшого выступа.  

- Куда прешь, - скорее проблеял, но уже навеселе. - Я не псих. Псих - человек.

По какой ли причине, но тварь почему-то совершенно их не преследовала наружу. Может боится света дня. Дня? Волк заозирался. Чепуха какая-то! Совсем недавно было не так светло.

Фыркая на ситуэшн, махнул мордой указывая направление к оставленному транспорту. А сейчас он его и за мили учует. Голод всегда обостряет все чувства.
Вы не можете написать пост. Подробнее