Восточные мотивы

Количество участников: 2

Палящее солнце, обжигающий ветер и свист хлыста над головой под акконимент ругательств на неизвестном языке. Не так, ох, не так представлялось это лето!

На локации: Полдень
яой - Мокото Тачибана

Возраст: 25
Избитый раб

Утро

Аббас вновь поклонился своему повелителю и подняв на руки Мокото, тихо спросил:

- Отнести его в телегу и пригласить лекаря?

Наемнику было стыдно, что пойдя на эмоциях, обвинил напрасно человека, суровый нрав не позволял просить прощения у раба, поэтому будет, более снисходителен по отношению к нему.

Мокото непонимающе осмотрелся вокруг, утолив немного жажду, кивнул головой Хозяину и снова прикрыл глаза. Лежать на руках мужчины было непривычно странно, очень неудобно, бока "горели", парень постарался сам встать на ноги, но эту попытку бдительный страж сразу пресек.

- Глупому Мокото нужен отдых.

"Сам ты глупый, Козел!", - Тачибана поморщился, - "сейчас избили думая, что я вор, а дальше что? Не они, так будущий хозяин прибьет. Нужно улучить момент и сбежать!"

Рабы содрогнулись в ужасе, улучив момент двое выбежали вперед и наперебой снова начали доказывать невиновность:

- Господин, смилуйтесь, с самого начала Курбан невзлюбил белокожего раба, ведь он занял место вашего любимца! Помните, совсем недавно, он начал драку с Мокото?

- Под предлогом убраться в телеге, после уборки навоза, он зашел к  вашему любимцу и... и...видно тогда подложил улику. Разве, Ваше милость, допустит, чтобы невиновные страдали?

-Они врут, господин! - Вторил им Курбан, лебезя у ног Хозяина, - они - сыны шакала! Разве я врал вам? Драку же я начал, во имя обучения новенького, я к нему отношусь, словно к младшему брату, покарайте виновных!

- Врет он! Врет он! - вторили ему мужчины, - спросите любого Курбан, с самого начала, невзлюбил Мокото! Обыщите нас всех, украл единожды - вор навсегда! Нам нечего скрывать!!!
яой - Наиль Фриас

Работорговец

Утро

Чем плохо иметь любимчика? В подобной ситуации - наличием завистников. Ставший в первый же день в числе лучших Мокото явно имел за спиной пару-тройку завистников и это было, в принципе, довольно предсказуемо. Наилю даже повезло, что это всего-лишь Курбан и два черновых работника. Зрелище жалкое, но хотя бы Наилю не придется слушать жалкое верещание большего количества людей.

В мире, где каждый сам за себя помощь другим... Скажем так, не ценится. Фриас приучал каждого раба в своем караване действовать и отвечать только за себя и весьма этим гордился - ему хотя бы не приходилось выслушивать ворчание стражи о том, что кто-то стащил чью-то тряпку и их пришлось разнимать. Когда у каждого есть свое место - это замечательно, верно?  А к Мокото он, помнится, приказал никому не соваться и ни за что не помогать, только если полумертвым упадет на песок. К счастью, таких случаев еще не было.

- Разве я не говорил, чтобы никто не подходил к телеге Мокото? - задумчиво изрек Наиль, обрадовавшись, что рабы таки заткнулись, от их болтовни начала болеть голова. - Что ж, видимо, мне придется придумать еще одно наказание, - и уже громче, чтобы слышали и остальные в караване. - Если кто-то из вас видит, как другой совершает преступление: крадет или подкидывает чужие вещи другому, то сообщайте охране. Вас двоих, - Наиль обратился к двум стоявшим напротив рабам. - По три удара плетью за то, что довели до такого, каждый поступок имеет свою цену. А тебе, Курбан, - Наиль многозначительно замолчал, смерив светлоглазого раба разочарованным взглядом. - Ты подавал большие надежды и после Мокото я хотел пристроить тебя какому-нибудь знатному человеку, но... Ты меня разочаровал. Готовьте верблюдов и веревки.

Наиль махнул рукой страже и до того, как Курбан начал оправдываться, те его уже потащили в другой конец каравана. Наиль мог бы и догадаться, кроме этого раба с Мокото никто не вступал ни в какие расприи и максимум, что было - кто-то стащит у того яблоко. Стоило ли заниматься ими обоими сразу, чтобы не допустить такой потери? Честно говоря, это все очень печально - четвертовать раба из-за подложенного украшения. Но все же Аббас - ценный работник, а Наиль просто хороший работодатель, который беспокоится о качестве работы и жизни своих людей. А Мокото - не менее ценный раб, за которого хочется получить кругленькую сумму где-то раз в пять больше, чем затраченную.

- Нет, - обратился уже к Аббасу. - Пусть Мокото видит, какие последствия несет за собой предательство. Пусть все это видят. Позаботься об этом, а потом отнеси ко мне и пригласи лекаря. А что касается тебя... - Наиль тяжело вздохнул, отчасти и он сам виноват. Хоть его злость и имеет место быть. - Следующие три жалования ты получишь меньше.

Наиль же даже так достаточно добр, чтобы сократить жалование Аббаса всего на пару монет, в конце концов тот отреагировал так, как и положено в подобной ситуации. Да и по-своему его жалко, так долго планировать свою свадьбу и отодвигать это событие...
яой - Мокото Тачибана

Возраст: 25
Избитый раб

Полдень

Аббас склонил голову, в знак согласия с наказанием. Но Мокото побелел, осознав, что предстоит увидеть, он вновь предпринил попытку вырваться из крепких "объятий" стража.

- Наиль, -выкрикнул он, стараясь схватить за рукав Владельца каравана, - не нужно... остановись! Это бесчеловечно!

Аббас, поставил на ноги раба и, схватив за подбородок, повернул его голову, чтобы парень мог увидеть саму казнь.

- Закон пустыни суров, но справедлив! Хозяин приказал тебе лицезреть кару грешного сына шакала! Пойми раз и навсегда это - теперь твоя жизнь! Слабые подчиняются сильным! Твоя задача слушаться господина Фриаса, стать хорошим рабом, а потом предано служить своему новому господину, что пошлют тебе звезды.

Стража согнала всех рабов в круг и поставила на колени, в середину пинками вытащили двух провинившихся и сняли верхнею одежду. После каждого удара палкой эти люди поднимались и кланялись своему господину, без устали в унисон повторяя:

- Благодарим господина Фриаса за мудрость! Ваши рабы запомнили урок!

Вторую часть с поклоном повторили все рабы, стараясь как можно громче прокричать. В караване всегда существовали незыблемые правила, нарушивших устои прилюдно казнили. Заставляя рабов помнить своё место и страшится наказания. Ещё никогда из каравана молодого господина никто не убегал.

Аббас не сильно надавил на спину Тачибаны, заставляя его согнуться со всеми. На глазах парня появились слезы, прекрасно понимая, что на месте Курбана мог стоять и он. Аббас помог встать своему подопечному, стараясь успокоить похлопал по плечу.

- Как только казнь завершится тебя отведут в шатер господина Фриаса, лекарь - настоящий мастер своего дела! Ты живо поправится, а потом Аббас попросит учить Мокото танцам с оружием. Вечером, когда ты отдохнешь я принесу несколько замечательных фиников.

Мокото ужаснулся ещё сильнее местным нравам, сейчас будут казнить человека, а его собеседник как ни в чем не бывало. Парень потер ушибленный бок, опуская глаза, боль приходила наплывами. Тело немного потряхивало от страха, который ещё сильнее сковал всё тело "раба". Аббас достал фляжку и вновь дал напиться.

Курбана привязали за конечности, рот рабу закрывать не стали, крики раздавались по пустыни: жалобы на несправедливось, мольбы - всё это было проигнорировано. А потом Мокото как мог зажмурил глаза, молясь, чтобы это закончилось как можно быстрее. Раздался нечеловеческий крик и белокожий раб, обмяг вновь, падая в обморок.
яой - Наиль Фриас

Работорговец

Полдень

Пустыня - жестокое место, где нет места жалости. Смерть и грабеж тут постоянно следуют за каждым и единственный верный и надежный способ выжить - не оставаться одному. Так тяжело и страшно, даже самый захудалый работорговец сцапает к себе и тут уж никакая сила воли тебе не поможет. В караванах с "живым товаром" не брезгуют издевательствами и побоями, там не кормят и не дают нормально жить, Наиль и сам мог заставить своих подчиненных гнать караван несколько ночей подряд или не давать им еды вечером - просто потому что хочется. Люди здесь - рабы и они должны привыкнуть к этому.

Хотя, ладно, Наиль старается держать рабов в более-менее человеческом виде, памятуя о том, что он их все же продать хочет, а не побаловаться взял. Лишение еды и слишком долгие поездки только в экстренных случаях, трупы и мятежники ему не нужны от слова "совсем". Как и воры с жалкими лгунами и дело даже не столько в том, что сам он не переносит лжи или кражи, но как правильно сказал один из рабов: один раз вор - вор навсегда. Солгав единожды, начнешь пользоваться этим до конца, потому Наиль делал все возможное, чтобы пресечь любое "непригодное" качество раба. Пусть даже ради этого и приходится расставаться с таким замечательным товаром.

Курбан был неплох. Имел будущие евнуха или на худой конец музыканта - у него был великолепных слух! Наиль даже планировал когда-нибудь порадовать раба дешевенькой флейтой... А теперь Курбан кормит падальщиков и паразитов. Словами не передать разочарования Наиля!

-  Отнеси его в мой шатер, - кинул Аббасу через плечо Наиль, подходя к еще дергавшимся останкам Курбана. - И вели лекарю принести мой раствор.

Еще в самом детстве Наиль возымел странную привычку коллекционировать. Жуков, ножи, монеты... Спустя много-много разных увлечений и интересов Наиль приобрел какую-то больную тягу к медицине, а в особенности к посмертной. Все то, что можно сделать с уже мертвым... Восхищало. И, пожалуй, больше всего был рад "консервации". Смешав определенные жидкости возможно увековечить целого человека, но, честно говоря, особую страсть лично Наиль питал к глазам и кистям рук, а в его коллекции уже числилось порядка десяти пар глаз и двадцати (иногда пар, иногда отдельных рук) кистей, отрубленных не дальше, чем по локоть.

Пришедший сначала к Наилю, лекарь быстро отдал ему и смесь, и банку (товар, между прочим редкий, а от того очень ценный!), а затем ретировался приводить в чувство Мокото да рану его осматривать. И когда хозяин каравана вернулся с маленькой баночкой с глазами, раб был уже вроде как в сознании.

- Очнулся? - как бы для приличия поинтересовался Наиль, раскидывая ворох подушек в углу. - Надеюсь, все не так уж плохо? - спросил уже у лекаря, который тут же подскочил к нему с влажной тряпкой в руках - вытереть руки и кинжал. Поставив банку и избавившись от пятен (Наиль достаточно аккуратен, чтобы не запачкать одежду), ободряюще глянул на раба, мол, чего испугался? - Не волнуйся, ты быстро поправишься.
яой - Мокото Тачибана

Возраст: 25
Раб

Ближе к вечеру


Мокото нехотя приоткрыл глаза и осмотрелся, наконец он смог сфокусировать зрение и огляделся. Слишком знакомый вид прекрасных ковров и подушек был очень знаком молодому человеку. Тачибана сжал кулаки, почти впившись ногтями в собственную плоть, стараясь не смотреть на своего господина опустил ещё сильнее голову и присев ответил.

- Ваш раб благодарит господина за оказанную заботу, мне уже гораздо лучше, - собрав все силы парень встал, но что за приватности судьбы? Именно когда он почти поднял голову, что взгляд вцепился в банку с человеческими останками. К горлу подошел комок желчи, сам молодой человек уже не мог контролировать подкосившиеся ноги и упал, благо везде были мягкие подушки и лекарь, хорошо знавший дело вовремя поднес чашу и рвотные массы не обрызгали всё убранство.

Лекарь ещё покачал головой и сунул под нос рабу мешочек с благовониями, чтобы предотвратить дальнейшие позывы нечистот. Потом перевернул больного на живот и сняв верхний наряд начал омывать теплой водой след от кнута, затем нанес прохладную мазь и перевязал.

- Этому рабу нельзя появляться на солнце минимум 2 недели, иначе на спине останется рубец, нельзя ни греть и чрезмерно охлаждать рану. Господин Фриас, должен быть спокоен ваш покорный слуга, сделает все возможное, чтобы цена не упала.

Мокото же вжался в подушку как можно сильнее, он прекрасно понял замысел Наиля - показать, что могло стать с ним! Этот бесчеловечный способ покарать поистине ужасал, парень не смог сдержать слез.

"Нужно как можно быстрее убраться! Я сделаю всё возможное, но сбегу!" - так решил он для себя и стал наблюдать.

Дни шли и вот настало время вернутся в свою телегу, на самом деле Мокото не возражал, надоело видеть лицо этого тирана, да и склонять голову и прикидываться тихоней тоже.  Со дня казни Курбана много чего изменилось: одежду Мокото отныне стирали другие, еда заметно стало лучше, возможно Аббас специально делился своей долей, а вместо физической нагрузки парень стал изучать основы танца с оружием. Ему выстригали небольшой меч: длина с руку взрослого мужчины, гладкий и хорошо ложился в руку. Пока попаданец освоил принцип подбрасывания и ловли, да и то не высоко. Время текло Мокото искал возможность для побега.
яой - Наиль Фриас

Работорговец

Полдень

Работой лекаря Наиль был восхищен, из него самого врач был немного... Легкомысленный. Недосмотреть или наоборот - слишком опекать, честно говоря, меры Наиль не знал вообще. В этом караване лекарь был чуть ли не единственным человеком, которого слушали. Работал он и правда замечательно, поставить на ноги Мокото за какие-то две недели сам Наиль не смог бы так. А зная себя, сделал бы даже хуже.

Две недели прошли тихо, больше не было никаких происшествий и даже никаких прибавлений в караване не появилось, обучение Мокото шло своим чередом. Даже скучно, хотя, на сколько хорошо знал своих людей Наиль, полная тишина будет длиться еще как минимум неделю. Как бы печально это ни было, но посте показательных казней люди, как рабы, так и работники, начинали вести себя тише воды и ниже травы - лишь бы не получить от злого хозяина.

Хотя это было скорее ужасное раздражение, чем злоба - терять людей Наиль просто терпеть не мог, даже если это дети или старики. Согласитесь, терять даже маленький источник дохода мало кто захочет, а Наиль умел продать даже самого страшного и слабого раба. Правда, такие в основном и жили тут нормально - они никуда не лезли и не пытались строить из себя что-то. Тех, кого планировали продать дороже из-за лица слишком часто вели себя немного наглее, чем положено.

- Хозяин! - влетел в шатер один из охранников. - Впереди показался чужой караван, кажется, на них напали.
яой - Кубик Судьбы

Неудачи по всем фронтам, кроме финансовых и сексуальных. Мокото Тачибана двигайтесь в этом направлении
* предсказание распространяется минимум на один пост. переиграть его нельзя!
яой - Мокото Тачибана

Возраст: 25
Раб

Полдень

"Сегодня", - сказал себе Мокото и аккуратно спрятал сверток с сушеными фруктами под одеялом. Провиант для побега был необходим. Замысел довольно простым, уйти ночью и спрятаться, переждать несколько часов и двинуться к ближайшему оазису, а от туда попытаться вернутся на место вброса в эту реальность.

Было много нерешенных вопросов и шанс казался не больше одной сотой: большой шанс - погибнуть заблудившись в пустыне или угодить снова в караван рабом, но оставаться здесь и стать живой игрушкой для какого-нибудь богатея было выше сил. Благодаря Аббасу Мокото научился основам танца: правильно держать деревянный меч и подбрасывая его ловить, музыку он еще не мог до конца прочувствовать, но двигаться более плавно у него стало получатся.

Из подслушанных разговоров стало ясно, что скоро караван прибудет в очередной оазис, где собирался пополнить запасы, поэтому хорошей идей было спрятаться не далеко и дождавшись ухода Фриаса с его людьми, прийти в "островок изобилия", такое название он получил у местных жителей. Надзиратель после происшествия стал давать больше сушеных фруктов и различных сахарных сладостей, поэтому "убирать" остатки на день Х было просто.

Как гром среди ясного неба Тачибана получил удар в спину и рухнул на постель.

- Оставайся в повозке! - скомандовал начальник охраны и по совместительству его личный страж, быстро покинул "покои"белого раба и скрылся, под непонимающий взгляд "подопечного".

Вскочив на верблюда Аббас помчался по лагерю попутно раздавая приказы:

- Не копайтесь, черепахи! Рабов в центр, повозки расставьте кругом! К оружию!!!

Первое - необходимо было создать барьер, второе защитить повелителя и его товар. Лучники находились на позициях, когда пустые повозки расставили вокруг лагеря. Достигнув шатра хозяина страж спрыгнул на песок и встав на колено произнес:

- Господин, Фриас! Очень похоже на засаду, поэтому предлагаю не вмешиваться в бой.
Вы не можете написать пост. Подробнее