Укрощение строптивого

Количество участников: 2

Полиция устроила облаву на предполагаемого преступника, она гнала его через горы, через лес... Но вот на пути его попался коттеджный поселок. Кажущийся пустым дом, обман сигнализации на воротах во двор, взлом на входной двери, только за порог... и все только чтобы получить выстрел в упор. Из дробовика. Солью.

На локации: около 10 утра
яой - Такеру

Возраст 21

Зима. Вечер. Уже стемнело.

- А вдруг хочу? О моих предпочтениях у нас, кажется, не было времени поговорить.

Огрызнувшись, втянув в себя живот, в который уперся край аптечки - единственной вещи, что еще сохраняло между ним и Сугитой, хоть какое-то подобие расстояния, Такеру поерзал голым задом по двери, выискивая наиболее выгодное положение.

Не нашел, остался стоять как был, продолжая упираться в лицо своего "мучителя" рукой. Почему-то так казалось намного надежней и безопасней, хотя и совсем необоснованно. Ситуация вообще была тупиковой и если бы не наручники на ногах и руках, то еще неизвестно в чью сторону был бы перевес.

- Что дальше?

Взгляд опустился к содержимому аптечки.
яой - Томокадзу Сугита

Возраст 28
Брюки, рубашка, свитер, легкая куртка

Зима. Вечер. Уже стемнело.

Когда Сугита дернул за поводок вниз, убирая чужую руку со своего лица, а потом бухнулся лбом в дверь прямо над плечом у пленника - звук вышел довольно звонким. Да еще и аптечка сильнее врезалась в живот. Радовало, что не ему одному, но мужчина все же отстранился. Места было только чтобы сесть обратно или отойти чуть в сторону. Сугита выбрал последнее и, ставив аптечку на ящике,пошел раздеваться.

Но первое же движение подсказало, как он наивен. Во-первых, вопрос на миллион: как снять с себя свитер, при этом не отпуская поводок? И тут же вдогонку следующий - как отлепить от себя всю эту пропитавшуюся кровью одежду и не потерять сознание от боли, пронизывающей плечо и спину даже при небольшом движении руки?

Если чуток подумать, то резонно предположить, что если он отпустит поводок - ничего катастрофического не случится. Это касательно первого. А вот со вторым так просто не разберешься. Но он попробовал. Размотав хлыст с запястья, дал ему свободно упасть. И, сцепив зубы, потянул край свитера вверх здоровой конечностью. Нет, такой пластикой он не обладает, да и свитер, будь даже на десяток размеров больше, все равно прилип к телу. Кто хоть раз намокал в одежде, знает, что она становится не просто тяжелой, но и практически влитой в тело. Снять с себя мокрую одежду, будучи неспособным поднять левую руку...

Жаль, конечно...

Повернувшись лицом к пленнику, Сугита пригвоздил его взглядом к стене.

- Отойди.

Как ни смешно, но сам он протиснуться и выйти не сможет. Дверь не заперта, стоит повернуть ручку и все. Но до нее нужно добраться. А места слишком мало, да еще не хотелось бы прижиматься к стене плечом. Пытаясь снять свитер, мужчина уже вдоволь ощутил всю прелесть своего положения и вдруг отчаянно возжелал больше никогда не прикасаться к раненному плечу. Вообще.
яой - Такеру

Возраст 21

Зима. Вечер. Уже стемнело.

Используя дверь как опору, до сих пор помогающую ему ровно стоять на ногах и поддерживать обессилевшее тело, Такеру не сразу смог отодрать его от гладкой поверхности, к которой уже успел прилипнуть и уж тем более перенести его в другую часть замкнутого пространства.

Во-первых, места было слишком мало, а во-вторых, сил совсем не осталось, но одна мысль остаться хоть на несколько минут с самим собой была слишком заманчива, что бы хоть как-то отреагировать на приказной тон.
А что касается самого Сугиты, то его ему не было жаль, отчего в голове даже не возникло мысли, что бы помочь, наоборот, Такеру с интересом наблюдал за его попыткой избавиться от свитера, хоть вид раны и вызывал внутри странное противоречивое чувство, которое он старательно пытался в себе задавить.

- с удовольствием.

Хмыкнув, по стеночке отходя вбок, ближе с проходу к самой ванной, рыжий на мгновение поравнялся с Сугитой, но тут же поторопился и из последних сил нырнул в проход, замерев на границе между предбанником и парилкой, предоставляя блондину полную свободу действия.

К тому же, здесь было значительно теплее и рыжий испытал не мало удовольствия подставив голый зад под пар от горячей воды, превозмогая желание занырнуть туда.
яой - Томокадзу Сугита

Возраст 28
Брюки, рубашка, свитер, легкая куртка

Зима. Вечер. Уже стемнело.

"С миру - по нитке, с человека - по капле... крови", - пронеслось в голове.

- Мелкий засранец.

Качнуло. Едва не шмякнулся плечом об стену, но умудрился остановить падение головой. Вот кто как падает. Кто-то руки вперед выставляет, а Сугита - лоб. Ну или не лоб, а висок... не велика разница.

Дверь покрылась мелкими капельками влаги, а он и не заметил, что внутри уже так потеплело. Или это снаружи похолодало? Зима все-таки, снег... Но как же офигительно!


Затворив за собой дверь, мужчина прислонился к ней спиной и... почувствовал, как из него вытекают силы. Словно держался только из-за рыжего недоразумения. А боль в спине стала не такой уж и важной, когда ноги подогнулись и тело съехало вниз... да, а ведь могло и мешком упасть.

- Ах...

"Блаженство".

Ему было жарко, очень жарко там, внутри. Здесь же от наспех поставленной двери несло прохладой. Выйти бы наружу, подставить разгоряченное тело ветру, упасть в снег, оставляя оплавленный след.

Прошла минута. Сугита все не решался встать. Но холод негаданно прокрался под одежду, схватил за голые яйца и принялся выбивать зубами чечетку.

А может, тут и не холодно, может, ему кажется. Или вообще - озноб. Но прежде чем поддаться соблазну и вернуться в тепло, где уже наверняка набралась полная ванная горячей воды, Сугита пошел в комнату. Не совсем тот глагол... Если описывать процесс, то начался он с упора на руку, продолжился перебирании ногами по полу. И только осознание, что человеку не сподручно передвигаться на трех конечностях, сподвигло на возвращение в вертикальное положение.

Томокадзу, попав в гостиную, принялся искать ножницы. Но не он ли попрятал все колющее-режущее? Или не прятал? Дело не в том, что он забыл, просто память отказывалась отвечать на любые вопросы.

- Издеваетесь? - уставился на маникюрное надоразумение с маленькими изогнутыми лезвиями, покрытыми местами ржавчиной.

Но выбирать не из чего. Искать еще? Увольте. Зажав в зубах оказавшиеся под рукой сменные трусы, Сугита взялся раненной рукой за низ свитера, стараясь натянуть ткань, а правой разрезать. Резать не вышло, скорее вспарывать, разрывать. Натуральная шерсть, сухая и почти чистая спереди, поддавалась легко. Потом пришел черед рубашки. А его уже трясло. Эта мелкая, не проходящая дрожь раздражала и замедляла дело. Даже колени - и те вели себя странно, не желая просто поддерживать стоячее положение. А боль... он думал о чем угодно, лишь бы отвлечься. Например, представлял, что ножницы кромсают человеческую кожу, а не хлопок рубашки.

Вообще, рубашку можно было бы и расстегнуть. Но для этого пришлось бы обе руки сгибать, и поднимать... Но подумал он об этом уже потом, когда обе части верхней одежды оказались распахнуты. Вот теперь можно было их аккуратно снять, сначала освободить от рукава правую руку, извиваясь всем телом и стараясь не тревожить раненную половину тела. А потом взяться за казавшееся самым сложным...

Сколько это длилось? Сколько продлится еще? В аптечке были обезболивающие, ну почему он не потрудился подумать и выпить сначала их?

Брюки остались в подвале. В одних носках на ногах и трусами в зубах Сугита потопал обратно.
яой - Такеру

Возраст 21

Зима. Вечер. Уже стемнело.

Один. Пусть не на долго или и вовсе на мгновение, но Такеру испытал неописуемое удовольствие и облегчение оказавшись в тишине, нарушаемой только лишь плеском воды у себя за спиной. Тихим и таким заманчивым, что ноги сами подкосились, а он почти рухнул в нее с головой. Остановило лишь одно, то, что никак не давало ему покоя и мерзко тянуло вниз - рука. Открытая рана щипала, резала, болела и кажется, начинала неметь, рассеивая крупинки паники в сознании парня.

Аптечка. Блондин ее не забрал,  значит ей можно было воспользоваться и продезинфицировать рану прежде, чем инфекция основательно там поселится и если ему повезет будет еще не поздно и он обойдется без последствий.

- Посмотрим, - прикусив кончик языка, примастив свой зад на освободившееся место на бачке для грязного белья, Такеру уткнулся в коробку с медикаментами, перерывая содержимое. Жаль, конечно, что он так мало в этом понимал, единственное, что оказалось ему знакомо помимо бинтов, йода и зеленки это перекись водорода, которой он и поспешил залить свою ладонь, наблюдая за короткой химической реакцией с мини спецэффектами в виде шипящих пузырьков. Не слишком много, но лучше, чем ничего. Еще бы обезболивающее какое найти, но он ничерта не понимал в этих названиях, а инструкции к ним не было.

- Ну и хрен с ними, - смахнув остатки капель с ладони, зачем-то принюхавшись к ним, рыжий устало вздохнул и поднявшись, кое-как добрался до бадье, плюхнувшись в нее прямо в наручниках, но руки и голову стараясь держать на поверхности. Поэтому, когда Сугита вернулся он мог наблюдать только торчащую рыжую макушку из воды, полностью игнорирующую его появление.
яой - Томокадзу Сугита

Возраст 28
Брюки, рубашка, свитер, легкая куртка

Зима. Вечер. Уже стемнело.

Узник изволил отмокать. Сугита обвел взглядом ванную и понял, что тот даже не потрудился смыть с себя грязь, прежде чем лезть в чистую воду.

- Хей, как водичка?

Отложив трусы на ящик, переступил порог предбанника и остановился у стены с душем. Поворот вентиля и поток воды быстро нагревается. Сугита добавляет холодной, ибо теперь та кажется просто обжигающей, и направляет струю себе в грудь. Вода достает до некоторых мест, где засохла стекавшая с плеча и размазанная одеждой кровь, и розовеет. Мужчина поднимает душ выше, микро-струйки колют ключицы, и вот поток омывает плечо. Грязи там быть не должно, а горячая вода только помешает свертыванию, но рана слишком глубокая, кровь до сих пор не остановилась, так что максимум - он потеряет ее чуть больше.

От этого же не умирают?

Озноб отступает, начинает хотеться есть. Бросив душ на пол, Сугита шлепает мокрыми ногами обратно в предбанник, ищет таблетки. Обезболивающие и противовоспалительные. От них скоро начнет клонить в сон, хотя уже сейчас, после душа, хочется закрыть глаза и просто отключиться. Но у него теперь есть питомец, и он просто обязан о нем позаботиться.

Но сначала - о себе.

Сначала - промокнуть рану бумажным полотенцем. Высушить кожу вокруг нее. Пол постепенно усеивают пропитанные красным, смятые обрывки. Кровь не желает останавливаться, а голова продолжает кружиться все сильнее. В конце концов, плюнув на все, Сугита кидает через плечо на рану несколько слоев бинта, потом, придерживая пальцами, прикладывает кусок ваты, и сверху слова бинт. Приходиться наклониться, чтобы все это не упало. Остается последнее - пластырь. Отмотав и оторвав зубами полоску, мужчина перекидывает через плечо поверх бинтов и ее. Прижав край у шеи, и не давая съехать, разгибается. И прижимается спиной к стене. Длинный край пластыря приклеивается возле лопатки. Если не считать стегнувшую левую руку боль, успех. Еще несколько таких упражнений и на плече держится довольно сносная повязка. Правда, тело ломит, а перед глазами уже какие-то красно-белые точки роятся в воздухе.

Мокрые носки остаются на полу, да и окровавленные полотенца собирать нет сил. Но трусы он все-таки на себя натягивает. Волосы он не мочил, тело высохло. Теперь достать из шкафа халат... а его нет. В стирку отдал? Хрен с ним.

- Водные процедуры окончены, - заявил, появляясь в проеме предбанника. - А теперь плата.. Так, посмотрим.. Я позволил тебе помыться, так что за тобой ужин. Готовить умеешь?

Хотелось бы, чтобы голос звучал громче, но он устал. Слишком устал. Даже голод кажется чем-то далеким и не важным.
яой - Такеру

Возраст 21

Зима. Вечер. Уже стемнело.

Пробулькав что-то невразумительное в ответ, сверкая взглядом над водой, как подводная лодка перископом над просторами тихого океана, Такеру в очередной раз переметил свою тушку в дальний угол ванны, откуда открывался более выгодный ракурс на вставшего под душ мужчину. И не из большого желания пялиться на его голый зад, а лишь потому, что интуитивно или по хорошо усвоенному опыту, ждал очередного подвоха как в словах так и действиях.

Не дождался. Вызвав вопросительный бульк и два сомнительных, когда ему озвучили первое желание. Не то, что бы он не умел готовить, но и супер кулинарными способностями не обладал. Чисто мужской набор: омлет, яичница, сварить или пожарить сосиски и закинуть рис в рисоварку. Ну густо, но ему этого вполне хватало. А в холостяцкой жизни особо привередничать не приходилось, да и кому какая разница, если его самого все устраивало?

- Яйца есть? – показавшись на сантиметре выше из воды, как тушканчик осматривавший открывшееся пространство и выискивая предположительную опасность, Такеру отфыркнул попавшую в нос воду и вопросительно уставился на Сугиту.

Выходить из воды совсем не хотелось, тем более, когда в ней было так тепло и спокойно, будто горячее плотное одеяло укрыло тебя от неприятностей, оберегая и защищая. Но таковым оно будет не долго и совсем скоро вода остынет и все же придется выползти наружу, в очередной раз светя всеми частями тела. Он это понимал, но придумать ничего не мог, только пробовать просить, а этого делать совсем не хотелось. Это как сдаться, признавая свое поражение и полную капитуляцию.

Но что такое гордость перед соблазном чистой и сухой одеждой?

- И во что одеться.... - окончательно показав голову из воды, рыжий пристроил подбородок на краю ванной, пристально смотря на мужчину сверху вниз.- Сухое и не простыню.
яой - Томокадзу Сугита

Возраст 28
Брюки, рубашка, свитер, легкая куртка

Зима. Вечер. Уже стемнело.

- Яйца? - подавив с зародыше желание посмотреть вниз и утвердительно кивнуть, Сугита скосил глаза вверх и влево, - Не думаю, что покупал что-то подобное... Есть пицца и микроволновка.

Ну не привык Сугита уделять много времени готовке. Так что лично его вершина мастерства маячила где-то в районе "достать из упаковки и смешать в тарелке, разогреть". Но при этом у него было много разных солений. Ключевое слово - было. Вряд ли в подвале осталась хоть одна целая банка. Ведь знал же, что не стоит покупать в стекле.

Кстати, если принюхаться, от него все еще несет солеными груздями и томатным соком. Ах, завтра еще стекло убирать... Кажется чудом, что во время их кувырканий, никто не умудрился серьезно пораниться. Осколками. Ну разве что один идиот, решивший использовать кусок стекла в качестве оружие, и другой идиот, позволивший эту штуку в себя воткнуть. А так - ничего серьезного. Вообще.

- Вылезай, - нахмурился. - В темпе.
яой - Такеру

Возраст 21

Зима. Вечер. Уже стемнело.

- Сначала одежда.

Упрямо заявило мокрое рыжее нечто из воды, которая после его купания приобрела грязновато-розоватый оттенок, но которая в тоже время еще пока хранила тепло, создавая вокруг тела иллюзию защищенности. Пусть даже такую зыбкую.

- Тогда вылезу, - коротко подытожил,мотнул рыжей влажной шевелюрой и прижавшись спиной к дальнему бортику ванной, хмуро уставился на своего мучителя. Все равно силой вытащить он его не сможет, а если попытается, то скорее всего сам навернется в воду. Вариантов не много и все они для Сугиты сейчас были практически неисполнимы. По крайней мере, сам Такеру на это рассчитывал, отчего смело и гнул свое. Да и нельзя сказать, что его просьбы были так уж неоправданны, в доме все же достаточно прохладно, а он и так уже отморозил все, что только можно было... кроме мозгов, те у него похоже с рождения атрофированы, раз он еще пытается вести диалог.
яой - Томокадзу Сугита

Возраст 28
Брюки, рубашка, свитер, легкая куртка

Зима. Вечер. Уже стемнело.

у Сугиты бы получился эффектный фэйспалм, если бы не тотальная усталость. Но этот паршивец знал, как придать ему сил. Мужчине даже показалось, что он не прочь сходить за шокером и показать одной рыжей мокрой морде, что бывает со слишком зарвавшимися петушками. Но вместо этого Сугита привалился к косяку здоровым плечом и вздохнул, пережидая, когда ярость схлынет. Разозлиться становилось все проще, несколько лет затворничества - коту под хвост. Таким макаром еще не хватало опять в психушку загреметь.

- Ты. Сейчас. Вытаскиваешь свой зад из воды. И топаешь. Сам выбираешь себе одежду. Иначе я просто оставлю тебя здесь до утра. Выбирай.
Вы не можете написать пост. Подробнее